home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 24

Иоланта нетерпеливо пыхтела.

На первый взгляд, замок Спящей красавицы находился не слишком далеко от поляны, но добираться туда пешком оказалось долго, даже если бежать изо всех сил. К тому же она и так уже много времени потеряла в поисках надежного укрытия для Горнила, волнуясь, как бы оно вновь не закровоточило. Хорошо еще осознала, что в столь поздний час из книги может вылиться хоть ведро крови – никто ее в высокой траве не заметит.

Однако по мере приближения к замку нетерпение перерастало в страх. От одной только мысли о встрече с вивернами Иоланте делалось дурно. А единственная луна в небе безжалостно напоминала, что все это не понарошку.

И все-таки нужно достать средство передвижения. Иначе придется целый день топать до Черного Бастиона.

В зарослях терновника Иоланта увидела туннель, оставленный принцем. Значит, он здесь проходил. Он тоже взял виверну?

Иола неслась вперед. Ее не встречали ни ревом, ни потоками пламени. Даже воняло слабее, чем обычно. И в конце туннеля стало понятно почему. Огромных куролисков на месте не обнаружилось, опоры, к которым крепились их цепи, были сломаны. Иоланта замешкалась на мгновение, а потом ринулась дальше. Двери большого зала оказались распахнуты настежь. Она вбежала внутрь, заклинанием возводя перед собой щиты, но никто на нее не набросился. Внутри, растянувшись на мраморном полу, лежала всего одна виверна. Грудь ее поднималась и опадала. Дракон или спал, или, скорее всего, его оглушил принц.

Иоланта вздохнула с облегчением.

Теперь пора волноваться о том, как выжить в Черном Бастионе.


* * *


Ошеломленный, Тит только через мгновение понял, что произошло.

– Tempus congelet, – пробормотал он останавливающее время заклинание.

Во всей Цитадели скачки невозможны. В связи с исчезновением Хейвуда библиотеку обыщут сверху донизу. Нужно немедленно убираться отсюда.

Тит бросился бежать. Быстро. Еще быстрее. И все равно слишком медленно, будто убегая от монстров в кошмарном сне. И вот он уже выскочил из укрытия прямо к замершим в странных позах магам.

На бегу Тит направил волшебную палочку на инквизитора:

Mens omnino vastetur!

Самое сильное, самое запрещенное разрушающее мозг заклятье, какое ему только удалось отыскать – но не заклинание казни. Возможно, потом Тит пожалеет о своей мягкости, но он не убийца. Пока еще не убийца.

Резко остановившись рядом с подставкой, на которой лежала местная копия Горнила, Тит оказался всего лишь в шаге от Лиходея. Маг выглядел лет на пятьдесят, но уж точно не на двести. Черты его лица отличались уверенностью, привлекательностью и странным образом казались знакомыми.

Произносить стандартный длинный пароль времени не осталось. К счастью, это и без надобности, когда Горнило уже открыто.

– Я наследник дома Элберона, и я в смертельной опасности.

В следующее мгновение Тит очутился на поляне. Ночное небо стремительно затягивали тучи, на холме перед ним сиял странным холодным светом замок Спящей красавицы.

Тит облегченно вздохнул. Но тут же скривился – сильно воняло. Кровью. Тихо произнеся заклинание света, он почти сразу увидел вытянутый из земли острый колышек с обрывком цепи на нем. Тот самый, к которому была привязана виверна Хельгиры.

Усилив яркость, Тит расширил круг света. На траве лежало что-то темное. Он помчался было к находке, но резко замер. Желудок скрутило. Это оказалась даже не виверна целиком, а лишь одно ее крыло, окровавленное и смятое словно старый пиджак.

Виверны – невероятно активные существа с подвижным телом и разумом. У них жуткие зубы, смертоносные челюсти и острейшие шипы; они способны лететь часами на скорости свыше ста миль в час, ускоряясь до ста пятидесяти. Тит и представить себе не мог чудище достаточно быстрое и жестокое, чтобы охотиться на виверн.

Но кто-то нашелся.

Тит помчался к замку.

Необходимо немедленно обзавестись новым средством передвижения. Из-за исчезновения Хейвуда Атлантида, скорее всего, не станет дожидаться наступления утра и явится за принцем прямо сейчас. Надо как можно быстрее попасть в школу, рассказать о произошедшем Фэрфакс, вручить ей Горнило и самому в нем спрятаться, покуда не найдется место получше.

Оставалось только молиться, что в его собственной копии Горнила не так опасно находиться, как в этой.

Тит уже взбегал на холм, упорно стараясь не сбавлять скорости. Ноги противились такому насилию, да и легкие тоже. И в практически кромешной тьме густой, насыщенный запах драконьей крови продолжал бить в нос, вызывая тошноту.

Наступив на что-то одновременно мягкое и твердое, Тит инстинктивно отскочил в сторону. Запах крови усилился. Бег распалил тело, но теперь вдруг резко стало холодно – по шее побежали выступившие от страха капельки пота.

Тит достал волшебную палочку. Вспыхнул свет, озаряя лежащую на траве черную конечность – нижнюю часть ноги виверны.

Со стороны замка донесся жуткий рев. Земля задрожала – Тит ногами почувствовал ее вибрацию. Сердце колотилось так, будто стремилось выпрыгнуть из груди, а шумное дыхание заглушало все прочие звуки ночи.

Будь Тит в Горниле на обычной тренировке, поспешил бы выяснить, что за страшная тварь засела в замке. Но сейчас все по-настоящему. Не до роскоши оказаться разбросанным клочками по полю.

На пути от Черного Бастиона к лугу Тит миновал торговый городок, лежащий чуть севернее, – место действия сказки «Лилия, умный вор», если он не ошибся.

Он уже много лет там не упражнялся, но помнил, что начинается история с нападения на город дикой виверны. Не совсем то, что Титу хотелось бы в настоящий момент, но, как говорят немаги, «из двух зол выбирай меньшее».


* * *


Виверна так и не пришла в себя.

Иоланта поднялась в костюмерную рядом с танцевальным залом, нашла там белое платье, подобное тем, что носили в древние времена, и натянула его поверх своей немагической одежды. Затем вытащила из-под спящего Мастера над париками черный парик и надела на себя, от души применив приклеивающие чары, дабы волосы не сорвались во время полета.

Иола читала «Битву за Черный Бастион» и знала, что Хельгира в свое время обращалась за помощью. Так что нужно просто притвориться магом, прибывшим ее поддержать.

В готовом уже образе Иоланта с предельной осторожностью приблизилась к виверне и, запрыгнув на нее, обхватила тощую драконью шею, ожидая, что сейчас будет яростно сброшена вниз.

Но виверна только чуть пустила слюну.

К такой проблеме Иоланта оказалась не готова. С одной стороны, она была признательна принцу за то, что он применил сильнейшие заклинания. С другой – Иоланта столкнулась с неподвижным драконом, в то время как ей нужен живенький, способный мчаться достаточно быстро, чтобы любые парики, кроме самых скрупулезно приклеенных, слетали с головы.

– Revisce.

Никакой реакции.

– Revisce forte.

Опять ничего.

– Revisce omnino!

По-прежнему ни движения. Последнее заклинание относилось к тем, что и мертвеца поднимут.

Иоланта хлопнула себя ладонью по лбу. В то же мгновение виверна пронзительно завизжала и взмыла в воздух. Иола закричала и вцепилась в чешуйчатую шею.

Дракон понесся по большому залу – то ли заклинание принца его так травмировало, то ли чудище под весом седока обезумело. В любом случае оно пыталось сделать все возможное, чтобы сбросить болтающуюся на его шее Иоланту.

Она закинула ногу виверне на спину. Дракон перевернулся вверх тормашками. Иоланта завопила и потеряла равновесие.

Виверны свирепы и умны. Тварь наверняка заметила, что на особо крутых виражах ноги Иоланты соскальзывают. И потому понеслась прямо на колонну, лишь в последнюю секунду свернув и избежав столкновения. Чтобы не впечататься в мрамор, Иоле пришлось резко притянуть колени к груди, ослабив при этом хватку.

Виверна опять попыталась ее скинуть. Иоланта сжалась в клубок и пронеслась в каком-то миллиметре от колонны. И тут вдруг вспомнила, что теперь умеет управлять воздухом. Как можно было о таком забыть? Пора дать достойный отпор этой твари!

Иоланта вызвала порыв встречного ветра. Не ожидавшую подвоха виверну откинуло назад, почти в вертикальное положение с широко распахнутыми крыльями.

Иоланта ногами обхватила туловище дракона и наконец-то устроилась поудобней. А теперь… как бы провести его через двери без помощи вожжей?

«Что ж, принц продолжает называть меня величайшим магом стихий своего времени. Пора бы оправдать его доверие».

И вот, когда виверна выровнялась, а Иоланта убедилась, что сидит устойчиво, она ударила животное хлестким воздушным потоком, заставляя накрениться влево. А потом направляла потоками с трех сторон, подталкивая в сторону главных дверей зала.

И немного промахнулась. Они действительно направились к выходу, но вместо дверей вылетели сквозь большое круглое окно, покинув замок в ливне древесных щепок и осколков разбитого стекла.

Да уж, грязная это работенка, принцев спасать.


* * *


Наверное, он просто устал после семи верст бегом, да еще и за день удалось перехватить лишь пригоршню печений – иначе как еще оправдать то, что за четверть часа сражения Тит так и не одолел виверну?

Он свернул в переулок. Дело дрянь. Вместо того чтобы биться с драконом, Тит от него бежал. «Только чтобы перевести дух», – убеждал он себя. Не может быть, чтобы он боялся. Боялся глупо погибнуть зря. Боялся никогда больше не увидеть Фэрфакс.

Тит крался вдоль переулка. Местные жители словно затаились, и от виверны не исходило и звука. Тит вытянул руку, дальше двигаясь на ощупь – небо полностью затянуло облаками, глухая ночь, – и уперся пальцами в другую стену.

Тупик.

Тит едва успел выставить щит, как в него ударил поток огня. Виверна заманила его в ловушку. Принц выругался. Таких ошибок он не допускал лет с тринадцати – чуть ли не целую вечность.

– Aura circumvallet!

Виверна снова изрыгнула пламя, но заклинание Тита сработало как заслонка. Он ударил двумя огненными струями дракону в живот. И пусть магия тонких сфер не способна по силе сравниться со стихийной, зато принц неплохо ею владел.

Виверна взлетела, уклоняясь от атаки. Тит помчался вперед, но чудовище вновь преградило ему дорогу. Он выстрелил двумя залпами огня. На сей раз виверна была готова к нападению и приняла удар на внешнюю сторону крыльев. Только драконье пламя способно их опалить, а вот обычному мощи не хватит.

Тит нырнул под одно из крыльев. Шипастый хвост виверны последовал за ним. Принц бросился на землю и откатился в сторону, но его все равно зацепило – кончиком шипа пропороло бок.

Тит взвыл от боли. И вместе с ней ощутил прилив гневной энергии:

– Flamma caerula!

Голубое пламя выстрелило из его палочки в живот виверны. Дракон дернулся и взревел. К принцу вернулось преимущество. И уже через несколько минут виверна несла его в сторону Черного Бастиона, а Тит тем временем накладывал на рану целебную мазь, останавливающую кровотечение.

Лучше было бы обойтись без травм. «Если тебя ранят, пойдет кровь», – вот что когда-то сказала ему Гесперия в своей учебной комнате. Титу оставалось только надеяться, что его кровь не течет из цитадельной копии Горнила. В библиотеке сейчас столько магов, ищущих причину исчезновения Хейвуда, что они точно обратят внимание на кровоточащую книгу.

Быстрее бы летела виверна! Тит постоянно оглядывался, нет ли погони. Теоретически причин волноваться не было: знание о том, что Горнило может использоваться как портал, передавалось по прямой линии наследования. Но порою и другие члены семьи постигали эту тайну – хитростью или случайно. Среди таких самым известным был Узурпатор.

Погода ухудшалась. Резкие порывы ветра мотали виверну из стороны в сторону. А последний оказался столь сильным, что дракон едва не перевернулся в воздухе.

Тит спустился пониже, надеясь, что там поспокойнее. Напрасно. И выше то же самое. Длинное заковыристое ругательство сорвалось с уст и тут же утонуло в реве, сотрясшем каждую косточку в его теле – реве, из-за которого Тит сбежал из замка Спящей красавицы.

Виверна закричала. И ускорилась, несмотря на несговорчивые ветра, словно подгоняемая внезапным ужасом. Тит натянул капюшон туники на голову, прикрыв большую часть лица тканью, и обернулся.

Ночное небо было пустым, за исключением светящейся точки. Принц произнес заклинание дальнозоркости и тут же увидел крылатого монстра – настолько огромного, что рядом с ним и гигантские куролиски показались бы воробьями. И будто ради большей абсурдности картины он еще и мерцал на фоне бушующих небес.

Призрачное чудище, боевой конь ангелов.

Вот они, внесенные принцем Гаем изменения!

Призрачных чудищ не существует. Еще в давние века выяснили, что легендарное страшилище порождено воображением испуганных магов, впервые узревших куролисков. Но когда используешь Горнило в качестве портала, здесь все становится реальным.

Тит развеял заклинание. Призрачное чудище вновь стало лишь точкой в небе, многие версты позади.

Опять раздался рев. Создания с самыми большими крыльями не всегда летают быстрее всех. Но, судя по звуку, призрачное чудище нагоняло Тита так быстро, словно он двигался пешком.

Он повернулся, стараясь разглядеть, есть ли на монстре седок.

К чудищу было привязано существо размером поменьше – крупный сапсан, который рядом со своим соседом казался блохой. Вот этот сапсан совершенно точно нес седока. И в призрачном сиянии чудища глаза этого седока казались совершенно бесцветными.

Инквизитор!

А на огромной голове чудища сидел почему-то будто знакомый в лицо красавец – не кто иной, как сам Лиходей.


* * *


Иоланта и сама не поняла, как ей удалось загнать виверну на посадочную платформу Черного Бастиона и не разбиться. Но вот она уже стоит на твердом каменном полу, а пара грумов умело уводит дракона, и их действия не вызывают у него желания сжечь всех и вся на сто шагов вокруг.

Иола ожидала, что ее тотчас же схватят, но все на площадке, кроме занятых с виверной грумов, преклонили колени, бормоча: «Миледи».

Кто ж знал, что в Черном Бастионе настолько требуется помощь?

Иоланта спустилась во двор замка. И там еще больше людей выразили ей свое почтение. И еще больше рухнуло на колени, когда она проходила по главному залу. Интересно, за кого они ее приняли? За саму Хельгиру?

Иоланта продолжила двигаться вглубь крепости. И каждый раз, сталкиваясь с выбором дальнейшего пути, поворачивала в коридор, выглядевший побогаче.

С сопротивлением она столкнулась лишь единожды, в лице неприметной горничной. Стоило Иоланте войти в роскошные покои Хельгиры, как служанка закричала:

– Это не наша госпожа!

– Нет? – Иоланта удивленно вскинула бровь. Щелкнула пальцами и за окном вспыхнула молния.

Горничная жутко смутилась.

Иоланта снова щелкнула пальцами, и небеса прорезала молния еще ярче.

– Простите меня, моя госпожа. – Горничная, дрожа, опустилась на колени.

Не обращая на нее внимания, Иоланта направилась в опочивальню, и там прошла через молельный альков в Черный Бастион, находящийся в цитадельной копии Горнила.

В этой версии Бастиона было спокойнее, и его обитатели готовились скорее ко сну, чем к войне. Иоланта подумала, что хозяйки в замке нет, но потом заметила стоящую у окна женщину, чьи длинные черные волосы развевались от сильного ветра.

Хельгира.

В военное время надо бы быть бдительнее. Иоланта могла оказаться укрывающимся в тенях наемным убийцей. Хельгира же чужого присутствия не замечала, ее дыхание вырывалось судорожными вздохами.

– Ангел!.. Это благословение. Я благословлена…

Вероятно, она в религиозном экстазе. Но из любопытства Иоланта применила заклинание дальнозоркости и выглянула в окно.

Ступни вдруг начало покалывать. Призрачное чудище. Неудивительно, что Хельгира потрясена. Во всех церквях и соборах, которые посещала Иоланта, в росписи потолков были призрачные чудища – скакуны ангелов.

Вот только... Чуток поближе к крепости, в нескольких верстах от чудища летела виверна, и виверна эта была под седоком. Иоланта усилила заклинание. Лицо наездника разглядеть не удалость, но она узнала серую тунику с капюшоном, которую принцесса Ариадна описывала в своем видении.

Тит.


* * *


Потребовалось несколько мгновений, чтобы вспомнить: он применил к инквизитору заклятье разрушения мозга в тот момент, когда она находилось под чарами, останавливающими время. А маги под их воздействием защищены от большинства атакующих заклинаний. И нечего тогда удивляться, что инквизитор оказалась в достаточно хорошей физической форме, чтобы сопровождать своего господина в погоне за Титом.

Он заставил виверну лететь еще быстрее, жалея, что не захватил защитные очки. Глаза горели от встречного ветра, уши болели.

В следующее мгновение боль обернулась пыткой, будто в голову вонзили иглу. Тит закричал. А потом возникло странное ощущение, словно кто-то пальцем тыкает внутри его черепа, потирая все выступы и складочки мозга.

Не об этом ли говорили инквизитор и Лиходей, как о лучшем применении ее способностей? Какое непотребство!

И еще Тита испугало, что инквизитор способна творить подобное, находясь в нескольких верстах от жертвы. Не только ее здоровье улучшилось после поездки в Атлантиду – ее магия тоже стала сильнее.

Наверняка сейчас она пытается не раскопать его секреты, а всего лишь понять, кто он – лица его они не видели. Но как только инквизитор узнает принца, что удержит ее от того, чтобы сразу же забраться в его голову поглубже и выжать его полностью?

Медлить нельзя.

Тит дважды ударил по ладони своей волшебной палочкой, расчехляя клинок – насчет палочки-клинка он не лгал. Затем прикрыл ее рукавом так, чтобы не был виден свет корон, и повернулся, свободной рукой придерживая капюшон.

Заклинания слетали с губ, словно хвала ангелам, слоги срывались со смертоносной красотой. Вблизи такие чары бесполезны, все равно что перышком махать. Но когда Тит выровнял руку и прицелился, с его палочки сорвался ветерок, который начал набирать силу и скорость, пока не превратился в непреодолимую силу, за счет своей невидимости еще более смертоносную.

Тит обхватил рукой шею виверны. И вовремя – налетевший вихрь перевернул ее верх тормашками. Дракон пронзительно закричал. Принц с трудом смог удержаться и повис; пальцы соскальзывали с гладкой чешуи. Казалось, виверна падала целую вечность, но потом все-таки выровняла полет. Обоих – и седока, и животное – трясло от испуга.

И тут прямо у них на пути вырос смерч.

Погода тут ни при чем. Это дело рук невероятно могущественного мага стихий.

Лиходей.

Почему же Тит не знал, что Лиходей сам является стихийником?

Тит дернул виверну влево, и тут же появился еще один вихрь, и тоже слева. Принц выругался. Повернул дракона направо, чтобы они смогли протиснуться меж двумя воронками, и наклонился, когда каменная глыба пронеслась лишь в нескольких дюймах над головой.

Фэрфакс, может, и станет величайшим магом стихий в мире, но пока этот титул принадлежит Лиходею, который в данный момент с наслаждением забавлялся игрой с Титом.

Ощущение ковыряющего в голове пальца внезапно пропало. Создав новое заклинание дальнозоркости, Тит оглянулся через плечо как раз вовремя, чтобы увидеть падающую с огромного сапсана инквизитора.

Рот Лиходея округлился в крике. Тело инквизитора прекратило свое падение и вместо этого поднялось прямо в его руки. А потом исчезло.

«Что случится, если ты умрешь, используя Горнило в качестве портала? Останется ли твое тело гнить внутри, если ты не сможешь выбраться?» – спросил Тит как-то Гесперию в учебных стансах.

«Мертвым нет места в Горниле, – ответила Гесперия. – Оно выбросит тело наружу».

И снова видение его матери оказалось истинным. В библиотеке Цитадели солдаты Атлантиды окружат тело инквизитора, а Алект с леди Калистой будут потрясенно говорить о ее смерти.

Тит все-таки это сделал. Убил инквизитора в конце концов. Он выпрямился. Внутри разлились дурнота вперемешку с облегчением. К горлу подступали то ли слезы, то ли тошнота.

За спиной раздался какой-то грохот, свистящий и трещащий, заставив забыть и об облегчении, и о рвотных позывах. Тит погнал виверну вверх и с трудом увернулся от огненной струи шириной с тракт.

Призрачное чудище все еще отставало на версту. Ни один настоящий дракон не способен изрыгать огонь так далеко и так быстро. Но в этом и преимущество мифических созданий – они существуют по собственным законам.

Огонь обрушился метеоритным дождем. Луг внизу загорелся. Поднимающийся дым облаком укутывал Тита, заставляя глаза слезиться. И только благодаря слуху он смог увернуться от очередного смерча, и только благодаря дыбом вставшим на затылке волосам ускользнул от бесшумного, незаметно подкравшегося языка пламени.

И перед виверной принца, и по обе стороны от них взвились стены из вихрей, неистово завывая. А за спиной уже ревела гора из пламени, и его было так много, словно от солнца отломили кусок.

Те самые – огонь, дым, драконы? Тит упадет и погибнет, как и предвидела мама?

Он сделал все, что должен. Значит, прожил достаточно.

«Будь в безопасности, Фэрфакс. Живи вечно».


* * *


Вот это пламя у призрачного чудища! Огромное. Красивое. Великолепное. Иоланта – истинный ценитель огня – никогда не видела прекрасней. Так ей казалось, пока она не осознала, что огонь нацелен на Тита, на ее Тита! Виверна принца скользила между яростными лавинами, каждый раз лишь на волосок ускользая от опасности.

Хельгира опустилась на колени.

– Это счастье лицезреть исполнение воли ангелов, – прошептала она.

«Ах ты дурочка древняя! Это не ангел, а Атлантида!»

Не промолвив ни слова, Иоланта подняла палочку, чтобы оглушить Хельгиру.

«Покуда дышу, я не дам тебе погибнуть».

Но принца заслонили вставшие огромными утесами вихри. Призрачное чудище рыкнуло так громко, что в оконных рамах задребезжали стекла, и изрыгнуло вперед струю огня достаточной мощи, чтобы расплавить Багряную гору.

Иоланта вышла на террасу из опочивальни Хельгиры и подняла руки. И вся клокочущая в ней энергия устремилась к кончикам пальцев.


* * *


Огонь сожжет крылья виверны, это верная смерть. Смерчи? Тоже верная смерть, но в ураганах люди, случалось, выживали.

Тит направил виверну вперед. А вдруг у них получится найти лазейку.

Или же нет – вихри слились в нерушимый барьер.

Но вдруг этот барьер стал уже не столь нерушимым. Один из смерчей ослаб, а потом и вовсе развеялся, оставив после себя облако падающего мусора.

Тит направил дракона в появившийся просвет.

«Нет, не успеем проскочить».

И тут их с виверной подхватил попутный ветер, причем настолько сильный, что Тита чуть не сдуло с драконьей спины, и этот ветер швырнул их сквозь прореху в стене смерчей.

Еще один стихийный маг вступил в игру.

Хельгира.

Тит обновил заклинание дальнозоркости. Вот она, стоит в длинном белом платье на террасе Бастиона, черные волосы треплет ветер. И в свете крепостных факелов она так похожа на Фэрфакс.

Тит направил виверну к Хельгире.

Воздух наполнился свистом. На принца понеслись валуны размером с дом. Они должны быть уже у подножья Багряной горы, осталось совсем немного.

Валуны сыпались беспрестанно, порывы ураганного ветра налетали со всех сторон. Тит правил виверной вслепую, полагаясь больше на интуицию, чем на зрение.

«Я совсем близко. Помоги!»

Что-то попало виверне в голову – небольшой камень, но этого хватило, чтобы она начала падать, и Тит вместе с ней.


* * *


«Я не дам тебе упасть!»

Она не даст. У Иоланты получилось удержать виверну в воздухе и толкнуть вперед с таким попутным ветром, которым бы и ангелы могли гордиться.

Что же до призрачного чудища и сидящего на нем потенциального убийцы – поиграли и хватит!

Она подняла руку вверх, к обложенному небу. Тучи начали потрескивать, потом вспыхивать голубым. От самого горизонта энергия понеслась к Багряной горе, собралась прямо над ними, бурля, клокоча. Ожидая приказа.

Иоланта указала на призрачное чудище.

Молния ударила, прекрасная и могучая.

Все камни рухнули вниз. Рухнуло призрачное чудище, содрогнулась от удара земля, тряхнуло Иоланту.

Через минуту стойкая маленькая виверна пришла в себя и, осознав, что все еще находится в воздухе, опять принялась махать крыльями.


* * *


Тит приземлился на террасу, чмокнул дракона в чешуйчатую шею и слез. Хельгира, тяжело дыша, взирала на него одновременно нежно и яростно. Тит сразу понял, что перед ним и не Хельгира вовсе, а Фэрфакс. Она пришла, его несгибаемый друг, и спасла его.

Принц шагнул вперед и обнял ее.

– Спасибо. Спасибо. Спасибо. Я думал, что именно этой ночью исполнится пророчество.

– Нет, не сегодня. – Одной рукой Фэрфакс запуталась в его волосах, другой очертила линию его подбородка. – И никогда, если у меня получится. Но уж точно не сегодня.

Тит не мог описать собственных ощущений. Он жив, спасен и находится тут, рядом с ней…

Его губы застыли в дюйме от ее рта, их дыхание смешалось.

– Любовь сделает тебя слабым и нерешительным, помнишь? – прошептала Фэрфакс.

Каким же дураком он был. Только с любовью ему достанет силы справиться с их задачей.

– Больше никогда не слушай идиота вроде меня.

– Договорились. Думаю, это не будет считаться, если произойдет в Горниле.

И с этими словами Фэрфакс притянула Тита к себе и поцеловала. Слезы обожгли уголки его глаз. Он выжил. Они выжили. Он крепко прижался к ней, да и просто к самой жизни.


* * *


Титу хотелось простоять так вечность, ну или хотя бы еще немного побыть в этом мире радостной близости.

Но Фэрфакс со вздохом отодвинулась:

– Я там ребят заставила бегать по всему Итону, наши следы заметать. Нужно вернуться и отправить их спать.

Тит убедился, что оставил браслет Хельгиры. А когда они вернулись в Черный Бастион в принадлежащей ему копии Горнила, на всякий случай запечатал портал: даже рискуя жизнью, он предпочитал перестраховаться.

Здесь, после поднятого им раньше переполоха, его возвращение встретили сначала с испугом, а потом с изумлением, когда Фэрфакс взобралась на виверну за его спиной. Хорошо, что ее принимали за громовержицу-хозяйку Бастиона – ни перед кем не нужно было объясняться.

Еще лучше, что, стоило им взлететь, она обняла Тита и положила голову ему на плечо.

Так значит, вот оно какое – счастье?

Фэрфакс объяснила, как ей удалось предстать перед инквизитором и не попасться, и что Кашкари оказался тем самым скорпионом. Тит в свою очередь рассказал, что видел и слышал в Цитадели, в том числе о загадочном исчезновении Горацио Хейвуда.

– Спасибо. – Фэрфакс обняла его еще крепче.

– За что?

– За то, что был готов спасать моего опекуна.

– Но мы теперь не знаем, где он.

– Мы все выясним, – заявила Фэрфакс хриплым от усталости голосом и взлохматила Титу волосы. – Как ты – тебе же пришлось убить инквизитора?

– Я бы предпочел, чтобы кто-нибудь другой забрал ее жизнь. Но жалеть о ней не буду.

Они слезли с виверны на лугу перед замком Спящей красавицы. Фэрфакс сбросила позаимствованные парик и платье и снова превратилась в стройного бойкого юношу.

Тит притянул ее к себе и прижался щекой к ее волосам.

– А правда, что все, что происходит в Горниле – не считается?

Фэрфакс обняла его в ответ:

– Моя спасательная операция, мои правила.

Тит поцеловал раковину ее уха:

– Тогда позволь мне кое-что тебе сказать. Я живу ради тебя, ради тебя одной.


Считается, что золотой век магии стихий закончился около тысячи лет назад – со смертью Леопольда Сидорова и Манами Канеширо, которые спустили свои карьеры на враждебное соперничество. Оба они погибли на дуэли, заодно угробив оказавшихся поблизости незадачливых зрителей.

С тех пор миновали столетия, но больше ни одного действительно великого стихийника так и не появилось. Все думали, что и не появится, как вдруг раскрылись способности Гесперии Величественной – величайшей среди великих.

Посему мы лелеем надежду, что и на наш век придется явление необычайно сильного мага стихий.

Из книги «Жизнь и деяния великих магов стихий»


Глава 23 | Пылающие небеса | Глава 25