home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава восьмая

Прошло более половины месяца, прежде чем ответ от Эсмонда Морнбери достиг Уайлдмарш Мэйнор. Две недели самой зловещей погоды в мрачном Котсуолде, какую Магда когда-либо видела. Снежная буря за снежной бурей обрушивалась на их дом, пока наконец огромные сугробы почти совсем не занесли старые унылые стены особняка. Ледяные вихри стучали ставнями, налетая на дом, а пронизывающий холод хватал его обитателей за горло.

Все члены семьи и слуги передвигались по комнатам мрачными тенями, одетыми в верхнюю одежду с накидками и капюшонами. Даже резвость шумливых мальчиков поутихла. Они, так же как и остальные, шатались по коридорам понуро, надрываясь кашлем, А в это время к их матери медленно, очень медленно, возвращались жизненные силы, пока она жила в уединении в своей спальне под присмотром ухаживающей за ней преданной Тамми.

Для Магды это были ужасные дни. И хотя ее кормили теперь лучше других и проявляли по отношению к ней снисхождение, которого девушка не знала с детства, ей было тяжко. Она чувствовала на себе постоянный, настороженный взгляд отчима. Он следил за всеми ее передвижениями по дому, ходил за ней тенью, словно привидение, без его ведома нельзя было шагу ступить. Словно охотник, он выслеживал свою жертву. Неожиданно появляясь перед ней, он одобрительно произносил:

— А ты уже немного поправилась. Ну-ка, повернись! Да, пожалуй, твои формы начинают приобретать округлость. Тебе, как женщине, это только на пользу, я в этом знаю толк. Не думаю, что ты будешь со всех сторон неприятна его светлости. Ешь больше. И тогда нам не стыдно будет за невесту, которую мы пошлем в Морнбери Холл!

Эта его бесконечная забота заставляла Магду затыкать обеими руками уши. Она из последних сил старалась сдержать рвавшиеся наружу пронзительные стоны безумного раздражения.

А потом вдруг пришло в Уайлдмарш Мэйнор первое после долгого перерыва ясное утро. Весь дом осветился лучами солнца и, казалось, пробудился от спячки. Сосульки стали стремительно таять и срываться с карнизов. За ночь сильный ветер разогнал штормовые облака. С необыкновенной быстротой небо очистилось. Белоснежный, яркий мир занял место мрачного кошмара, и еще до полудня возобновилось движение по грязным и слякотным окрестным дорогам. До дома долетел звон колокольчиков с фермерских повозок. А через сорок восемь часов в Фенбридж с почтовой каретой наконец-то пришло письмо для сквайра.

Магда как раз сидела возле кровати матери и вышивала, когда в комнату ворвался отчим. По его виду легко было догадаться, что у него хорошие новости. Не в силах сдержать волнение, он радостно потирал руки.

— Если мне не изменяет зрение, то, похоже, моей дражайшей Джейн сегодня намного лучше… — с неожиданной для него церемонностью проговорил он и поклонился жене.

Леди Конгрейл кинула на него кислый взгляд и пробормотала ответ. Тогда он повернулся к Магде. В ту же секунду она уже знала, что он сейчас скажет.

Сэр Адам отвесил ей еще более церемонный поклон.

— Мои приветствия будущей графине! Поздравляю, моя дорогая!

От волнения Магда смяла вышивку. Игла впилась в большой палец, и она от неожиданности и боли вскочила со стула и сунула пораненный палец, на котором выступила капелька крови, в рот. Побледнев почти до оттенка выцветшего муслинового чепца, девушка своими огромными глазами уставилась на отчима.

— Граф дал ответ? — еле слышно спросила она.

Сэр Адам выхватил из кармана письмо.

— И в весьма восторженных тонах, моя милая! На, смотри сама!

Магда ослабевшей рукой взяла лист бумаги, исписанный знакомым почерком. Послание было недельной давности, на что указывала проставленная внизу дата, и было послано, как и прошлое, из Морнбери Холла.

«Взглянув на ваш портрет, я отметил миловидность и невинность, которые напомнили мне о моей Доротее и пробудили во мне нежность. И поэтому я официально прошу у вас, сэр Адам, руки вашей дочери Магды. Дав согласие на брак, она сможет до конца своей жизни рассчитывать на привязанность, которую к своей законной супруге должен питать законный супруг. Узнав, что ваш дом поражен болезнью и что леди Конгрейл не встает с постели, я решил, что, с моей стороны, было бы непростительной глупостью подвергаться риску заболеть, и поэтому выражаю желание, чтобы Магда приехала в Морнбери Холл, где в домашней церкви и будет освящен наш союз…»

Вместе с письмом граф прислал кольцо с фамильным гербом. Улыбаясь, отчим передал его Магде, добавив, что оно уже само по себе является символом некоего обязательства со стороны графа.

Письмо выпало из дрожащих пальцев Магды.

Она бросилась к высокому зеркалу, висевшему в комнате матери. Диким взором несчастная уставилась на ту часть своего лица, которая была исполосована и искорежена рубцами и шрамами. Затем девушка сорвала чепец и позволила длинным темным волосам свободно упасть на плечи. Она снова увидела белую седую прядь, падавшую на бровь.

— Я не могу!.. Не могу!.. — крикнула она, тяжело дыша. — Посмотрите на меня! Какое сходство может быть между мной и портретом моей матери?! Какое право я имею совершать столь злостный обман?!

— Будет, дорогая, — угрожающе спокойно отозвался за ее спиной сэр Адам. — Только не надо закатывать представлений! За последние недели мы достаточно поспорили по этому поводу и закончим на этом. Дальнейшего обсуждения этой темы я не потерплю. Ты выйдешь замуж, или, клянусь, я запру вас всех в этой комнате и подожгу Уайлдмарш!

С этими словами он так дьявольски хохотнул, что привел в ужас Магду и старую няньку. Из кровати послышался сдавленный вопль:

— Сжалься над нами, дочка! Он убьет нас, я знаю! Это же сумасшедший! Он подпалит нас всех и потом скажет людям, что это был несчастный случай!

Пытаясь сдержать дрожь, Магда отвернулась от собственного отражения в зеркале и спрятала лицо в ладонях.

— Когда Эсмонд увидит меня, он отошлет меня обратно, — простонала она. — Я этого не вынесу!

— Когда он увидит тебя, будет уже поздно! — рявкнул сэр Адам. — Граф уже дал свое слово и прислал нам обручальное кольцо. И как человек чести он не сможет отвергнуть тебя только лишь по причине того, что ты физически отвратительна!

«Физически отвратительна!» Подобные слова ни одной девушке на свете не добавят мужества. Она подумала о том, через что ей предстоит теперь пройти, и ужаснулась.

Девушка почувствовала руку отчима на своем плече и вздрогнула, как загнанный в угол зверек. Теперь он уже не улыбался, а смотрел на нее прищурившись, и демоническая ненависть блестела в этом взгляде.

— Ну? — прошипел он. — Ты едешь со мной в Морнбери?

— Ради всего святого, Магда… — хрипло заговорила леди Конгрейл. — Даже вскрыв обман, лорд Морнбери все еще может оставить тебя у себя. В любом случае та жизнь будет лучше той, которую ты знаешь здесь. И потом ты спасешь всех нас.

Вдруг она решилась.

— Я поеду в Морнбери, решительно произнесла Магда и сжала руку в кулак.

Отчим тут же подскочил к ней и попытался обнять. Магда лягнула его кончиком туфли в голень.

— Сатана! Прочь от меня, или я никуда не поеду, а сойду в могилу. Клянусь, я убью себя!

Услышав ее клятву, сэр Адам снова расхохотался, отвесил еще один поклон и, довольно потирая руки, сказал, что немедленно пошлет в Лондон за портными и лучшими материями для предстоящего торжества. А ей лучше пройти сейчас к себе и написать ответ графу Морнбери, подтвердив получение его предложения и дав ему свое личное согласие. С этих пор она будет жить как принцесса вплоть до того дня, когда они отправятся к жениху, а это произойдет спустя неделю после Рождества.

Он хлопнул в ладоши и распорядился принести еще дров в спальню своей жены, затем приказал зажечь камин в библиотеке, где Магда будет читать или вышивать в свое удовольствие и куда никому не будет дано права входить.

— Это великий день для всех нас, — смачно чмокнув губами, закончил сэр Адам. — Начиная с этой минуты, в наших судьбах осуществляется большой перелом. Наша милая и благородная дочь даст нам богатство. Да приободрит ее своей божественной улыбкой Всемогущий!

После этих елейных слов он ушел.

А Магда упала на колени возле кровати матери и дала волю рвавшимся наружу рыданиям.


Глава седьмая | Желанный обман | Глава девятая