home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



АВТОМАТНАЯ ОЧЕРЕДЬ

Капитан идет по следу

— Я никому, кажется, не насолил в жизни и не понимаю этой ночной стрельбы, — хмуро проговорил Генкузен. — Деньги я в чулок не прячу. Кому нужна моя смерть? Тут черт знает что!

— Что-нибудь да есть, Андрей Андреич, — вслух соображал Смолин, вглядываясь в посетителя. — Мы разберемся.

Вскоре сыщик в сопровождении старого художника уже поднимался на второй этаж большого каменного дома.

Окна квартиры, в которую они вошли, глядели в широкий мощеный двор, на противоположной стороне которого находился почти такой же четырехэтажный дом.

Смолин долго и молча стоял у одного из окон, пропоротого наискось пулями. Две из них пробили стекло, третья — раму.

Генкузен с мрачным любопытством наблюдал за сыщиком. Капитан, как казалось старику, уныло и рассеянно оглядывал двор и окна на той стороне.

Закончив осмотр, Смолин несколько минут ходил по комнате. Он оглядел стены и дверь, ведущую в смежную комнату, зачем-то пошарил у себя в карманах. Внезапно попросил старика:

— Дайте нитки или бечевку.

Получив моток, Смолин снова подошел к окну.

Он стоял несколько минут, прищурив глаза, и Генкузен понял: сыщик осмотрелся и теперь что-то прикидывает в уме.

— Скажите, — повернулся капитан к старику, — когда раздались выстрелы, вы стояли, сидели, лежали?

— Лежал.

— Покажите, где?.. Любопытно, — пожал плечами Смолин, когда художник поднялся с кушетки, — тахта стоит вдали от окна. В стене добрых полметра. Ее не пробить. Выходит, стрелявший не видел вас и палил наугад.

— Не знаю.

— Еще один вопрос. В то время квартира была закрыта? Мог в нее попасть преступник, если бы он, ну, скажем, убил вас?

— Нет, не попал бы. Дверь была на двух замках. Может, был расчет забраться через окно по веревке или лестнице. Впрочем, какой дурак станет это делать после стрельбы? На глазах у всего дома?

— Очень интересно! — потер руки Смолин. — Ну, давайте осмотрим как следует квартиру. Может, окна и стены скажут нам что-нибудь.

Капитан нашел в стене, против окна, след от первой пули. Она ушла в кирпич, и, Смолин, покопавшись, вскоре достал из отверстия сплющенный кусочек металла.

Вторая пуля пробила жестяной колпак над лампой и через дверь влетела в смежную комнату. На излете она ткнулась в стену и упала на письменный стол.

Третья пуля, угодив в топор, случайно лежавший на подоконнике, разлетелась мелкими брызгами.

Осмотрев находки и сложив их в пустую спичечную коробку, Смолин подвел старика к окну.

— Давайте потолкуем немножко, — сказал капитан, распахивая раму и забираясь на подоконник. — Не возражаете?

— Нет, — покосился Генкузен, с любопытством поглядывая на этого, кажется, благодушного и разговорчивого человека.

— Пуля попав в сталь, скажем, — негромко заговорил Смолин, — отлетит от нее — и делу конец. Не по зубам орех. Но если преграда не очень тверда и плотна, пуля сожмет ее, выгнет и выбьет ее частицы вперед.

Это — азбука. Но она нужна нам, чтоб разобраться в следах стрельбы.

Художник кивнул головой:

— Я слушаю.

— Несведущий человек легко запутается в пробоинах. Одна и та же пуля оставляет в преградах разные следы. Все дело в том: из чего преграда?

В дереве дырка обычно кругла и примерно равна диаметру пули. При выходе можно найти отщепы. Это очень важно: тогда нетрудно узнать, откуда и куда стреляли.

А вот если смерить дырку от пули в раме, видно: отверстие уже пули. Почему же? Дерево сырое. Оттого и стянуло немного края.

Подойдите к лампе, взгляните на жестяной колпак. Дырка в нем круглая и равна диаметру пули.

А пробоины в стекле? Тут можно прочесть целый рассказ. Как ведет себя пуля, попав в стекло? Она выгибает его, сеет трещины и прошибает дырку, выталкивая частицы стекла вперед.

В нашей практике бывает всякое. Преступник, путая сыск, иногда посыпает осколками окно с противоположной стороны.

Но это — зряшное дело. След от пули в стекле имеет внятный язык. Дырка немножко больше диаметра пули. Об этом следует помнить, чтоб не сбиться в калибре. Но сейчас важно другое. След от пули в стекле похож на воронку. Она уже у входа и шире у выхода.

Взгляните через лупу на пробоины. Можно твердо сказать: стреляли не из комнаты во двор, а со двора — сюда.

— Погодите! — оторопел старик. — Вы что ж, полагаете, что я симулирую?

— Боже упаси! — засмеялся Смолин. — Я просто копаюсь в фактах и рассуждаю.

Итак: стреляли со стороны двора. Взгляните еще сюда. В стекле, возле пробоин, трещины. Обратите внимание: они неодинаковы. Одни расходятся от дырок в стороны. Это — радиальные трещины. Другие идут поперек радиальным, соединяют их, что ли.

Так вот, чем меньше радиальных и больше мелких — концентрических трещин — тем скорее пуля прошла стекло.

Это существенно для нас. Осмотрев трещины, мы можем сказать, как быстро шла пуля. Иными словами — вблизи или издалека стрелял преступник.

Вы видите, сколько мелких концентрических трещинок у пробоины. Стрелявший находился рядом, метрах, вероятно, в двадцати от окна…

Художник нахмурился:

— Выходит, капитан, в меня стреляли с той стороны двора? Из квартиры?

— Пока не знаю. Сейчас постараемся выяснить.

Спрыгнув с подоконника и закрыв окно, Смолин подошел к столу, на котором лежал коробок с пулями.

— Это девятимиллиметровка, — сказал он, взвешивая на ладони пулю, уцелевшую лучше других. — У нас нет такого калибра. Это, видно, немецкие пули. Преступник стрелял очередью. Он бил из автомата или пистолета. Вернее всего — из «Борхарда — Люгера 08». Вы слышали о таком пистолете? Иначе он называется «Парабеллум».

— Выходит, у того и у другого одинаковый калибр?

— Да. Следовательно, кое-что мы уже знаем. Теперь остается главное. Выяснить, откуда стрелял преступник, кто он такой и зачем стрелял?

— И вы полагаете, мы узнаем это?

— Будем надеяться. Посидите пока, отдохните. А я немного поброжу по комнате.

Смолин достал моток с нитками, распустил его и одну часть с помощью спички закрепил в верхнем пулевом отверстии окна. Второй конец нитки он протянул к пробоине в стене.

Забравшись на стул, капитан зажмурил один глаз и посмотрел вдоль нитки через окно. То же самое он сделал и со второй парой пробоин.

В обоих случаях взгляд капитана упирался в окно на той стороне двора. Окно это тоже было на втором этаже.

— Вы не знаете, кто живет напротив вас? — спросил капитан старика.

Генкузен ответил не сразу. Он молчал несколько секунд, стараясь, видимо, понять, к чему вопрос, и внезапно рассмеялся:

— Там живет вдова, милая и тихая женщина, со своим сыном. Мальчишке всего девять лет.

Этот ответ, кажется, озадачил сыщика. Он потер лоб и растерянно спросил:

— Когда и где умер ее муж?

— На фронте. В сорок четвертом году он приезжал на побывку. Пробыл неделю и уехал. И не вернулся.

— Вот как! — почему-то кивнул головой Смолин. — Это существенно.

Художник досадливо поморщился:

— Я не люблю загадок, капитан. Не тот возраст.

— Это вовсе не шутка. Вы не знаете, дома ли сейчас вдова?

— Вероятно. Она работает в ночной смене.

— Пойдемте к ней в гости.

Старик пожал плечами и накинул на себя пиджак. Они спустились во двор и вошли в подъезд на той стороне. Капитан позвонил.

За дверью раздался голос мальчишки, щелкнул замок и на пороге вырос обитатель квартиры.

— Вам кого?

— Мама дома?

— Дома.

В прихожую вышла женщина. Увидев художника, она вдруг сильно побледнела, но, поборов себя, кивнула на дверь в комнату:

— Входите, ради бога.

Смолин быстро прошел к окну, поглядел через него на окна художника и также быстро подошел к мальчику.

Присев возле него на корточки, он заглянул малышу в глаза и серьезно спросил:

— Ты зачем во двор стрелял, а?

— Он сам выстрелил, — нахмурился мальчишка. — Я только нажал, а он сам выстрелил.

— Кто он?

— Автомат.

— А где он сейчас?

— Мама в речку сразу выбросила. И сказала — нас арестуют. А я ревел, а она все равно выбросила.

Несколько секунд все молчали. Потом Смолин попросил у хозяйки разрешения закурить, и женщина по его тону поняла: люди эти пришли сюда без злобы.

Утирая слезы, она рассказала, что муж с фронта привез автомат и велел его беречь. Он говорил: это память о поединке с немцем.

Прошлой ночью, когда она была на работе, Вовка достал автомат из сундука, уставил его в открытое окно и нажал на спуск. Еще хорошо, что в диске было всего три патрона.

Она первый раз в жизни побила сына. Если ее арестуют, как будет жить ее мальчик?

Составив протокол, Смолин простился с женщиной.

Художник спускался по лестнице, тяжело дыша и дергая бровью.

Внезапно он предложил:

— Зайдемте ко мне, капитан. Выпьем по рюмке. За спасение души.

Выпив свой стаканчик, Генкузен спросил:

— Как это вы решили, что стрелял мальчишка?

Смолин пожал плечами:

— По следам было ясно: стреляли напротив и без всякого смысла. Это была случайная пальба. Женщина работала. Непонятно было одно: откуда малыш достал оружие. Потом стало светлее — автомат мог привезти с фронта отец…

Внезапно старик сказал дрогнувшим голосом:

— Не надо трогать вдову, капитан. Простите ее. Эта война и без того обрушила на нас столько горя! Я прошу простить ее, эту женщину!

Капитан идет по следу


ДОРОЖКА СЛЕДОВ | Капитан идет по следу | ЧЕМ МЕНЬШЕ ТУМАНА…