home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ЯЗЫК ВЕЩЕЙ

Капитан идет по следу

— Это третий случай за неделю, — хмуро сказал Крестов, прижигая новую папиросу от окурка. — Что удалось выяснить?

— Немного. Кража совершена точно так же, как и первые две. Мошенник разобрал крышу вагона, взял товар и выбрался через пролом. Заметая следы, он зашил дыру листом кровельного железа. Вот почти все факты…

— А кроме фактов?

— Кроме?.. У жулика, видимо, превосходные нервы. И силой бог не обидел.

— Любопытно. Объясни.

Крестов кивнул на стул и подвинул капитану коробку с папиросами.

— Во всех трех случаях вор появлялся на станции поздней ночью или незадолго до рассвета. Приходил один, это видно по следам. Вагоны, о которых шла речь, стояли на станции по три-четыре часа. О первой и второй кражах нам сообщили немедля после рассвета. Выходит, вор ломал крыши и исчезал с добычей перед зарей.

Смолин встал и несколько раз прошелся по кабинету.

— Станция — не глухой переулок. У вагона всегда могут оказаться люди. Вор должен был ждать своей минуты. В первый раз он стоял возле вагона примерно четверть часа. Я нашел там два окурка. Это — его окурки.

Заметив, что Крестов пожал плечами, капитан предупредил вопрос.

— Курить в таком положении может и неврастеник, конечно. Я сделал вывод по другим следам. Во второй и третий раз я нашел вблизи вагона недоеденный сыр. На обоих кусках — оттиски похожих зубов. Те же следы — на окурках. Отметим — во рту у преступника не хватает резца.

Крестов прищурился, и капитан решил, что полковник заметил эту немаловажную деталь.

— После первой кражи осталось мало следов. И я сделал тогда, пожалуй, промашку. Мне показалось: вор служит в товарной конторе и хорошо знает, что в вагонах. Сыск вел по этой догадке. Найдя сыр, я понял: не то…

Докурив вторую папиросу, Смолин посмотрел на полковника, махнул рукой и достал трубку.

Крестов кивнул:

— Дыми, дыми, табакур.

— Вы сами учили меня, Григорий Карпыч, у вещей точный язык. Вот о чем мог рассказать сыр. Знает вор, где нужный вагон, рассчитает время для кражи. Зачем же брать с собой еду? Мог закусить и перед «делом». Значит — не знал. Значит, вприглядку определял, по виду. А это — небыстрое дело.

На вторую кражу он пришел с сыром. Наметив вагон и выжидая, мошенник спокойно начинал закусывать. Для такой трапезы нужны крепкие нервы.

— Вероятно. Но, может, аппетит здесь не при чем? Может, сыр был нужен для маскировки? Кончил человек работу и закусывает. Кто придерется?

— Нет. Не думаю. Он доедал почти весь сыр. Я по себе знаю: взвинченный человек ест плохо, неохотно.

— Пожалуй.

— Так вот, заметив, что вокруг никого, что пришло время действовать, преступник бросал недоеденные куски и взбирался на крышу.

— Допустим. А что можно сказать об его одежде?

Смолин понимающе кивнул:

— Будь он в неподходящем костюме, его быстро заметили бы железнодорожники и охрана. Выходит, он был одет так, что мог сойти, скажем, за работника пункта технического осмотра или сцепщика.

— Может, он и в самом деле — вагонник или сцепщик?

— Едва ли. Час-два нужны, чтоб найти вагон, взломать крышу, заделать пролом и убраться в спокойное место. Человек, трижды исчезавший с работы, не мог не вызвать подозрений.

— А не крал ли он в свободное время?

— Сомнительно. Могли встретить сослуживцы, это его едва ли устраивало. Пока можно сказать: вор все же имеет или имел какое-то отношение к станции. Совсем чужому было бы трудно.

— Итак?

— Все три взлома совершил один человек. Время, способы кражи и заделки крыш, сходные следы на кусках сыра и папиросах — все говорит об этом. И еще: у мошенника железные мускулы — каждый раз он уносил от шести до семи пудов груза.

Капитан несколько раз затянулся из трубки и достал из кармана связанный узелком платок. Развязав его, Смолин высыпал на стол восемь гвоздей.

Крестов молча ждал объяснений.

— Вот этим вор прибивал жесть к крышам очищенных вагонов. В первом и третьем случаях он потратил по три штуки, во второй раз — две. Неврастеник едва ли стал бы заниматься этим. Но я пока — о другом. Экспертиза исследовала гвозди и установила: абсолютно сходны.

Смолин спрятал платок в карман.

— Значит, мы можем уже кое-что сказать о воре. О его характере и силе, о его зубах, его одежде и особенностях гвоздей. Такие же гвозди, полагаю, можно найти у него дома.

— Ну что ж, тут верный путь, пожалуй. Как поступишь?

— Вор был у вагона шесть часов назад. Уходя, он обронил кусок шелка. Сегодня нет ни дождя, ни ветра. Следы сохранятся. Я вызвал из питомника Рустамова с Дези.

— Работай, — поднялся Крестов со стула.

На станции Смолин быстро отыскал нужный вагон. Поздоровавшись с милиционером, капитан закурил, но тут же сунул трубку в карман: вдали показался Рустамов с овчаркой.

Проводник пожал руку Смолину и что-то ласково сказал собаке. Затем он дал Дези понюхать кусок шелка, оброненный вором у вагона, и ослабил поводок.

Овчарка бросилась вперед, вернулась к вагону, потащила проводника по путям. Вскоре она оказалась на старом месте и, подняв на Рустамова глаза, жалобно взвизгнула.

— Ищи, Дези, голубушка! — тихо сказал проводник.

Дези несколько раз прихватывала след, но сбивалась. Наконец, она взяла его нижним чутьем и, сильно натягивая шнур, вышла на площадь.

Смолин поспешил к машине и вскоре почти догнал Рустамова.

Медленно следуя за проводником, «Победа» добралась до небольшого железнодорожного поселка.

У крайнего дома Дези резко рванула поводок, залаяла и потянула Рустамова на крыльцо.

«Победа» мгновенно увеличила скорость, пронеслась вперед и скрылась из глаз.

Дези заметалась у крыльца, ничего не понимая: проводник уводил ее от следа.

Через несколько минут машина вернулась и замерла вблизи замеченного дома. Смолин одернул на себе пиджак, переложил пистолет в карман и вышел из «Победы».

Шофер тоже выбрался из машины, приготовил оружие и облокотился на капот мотора.

Неподалеку Рустамов прикармливал Дези и зорко посматривал на капитана.

Смолин постучал в дверь.

Никто не ответил на стук.

Капитан ударил сильнее.

Послышались старческие шаги. Кто-то, не открывая дверь, спросил:

— Кого надо?

— Откройте, бабушка…

— Надо, говорю, кого?

— Напиться найдете?

Дверь немного приоткрыли, и стало видно женское морщинистое лицо.

Разглядев Смолина, старуха сняла цепочку.

— Пожалуйте, батюшка.

В прихожей стоял полумрак. Старушка медленно пошла вперед. Смолин держался почти вплотную к ней: преступник, если он здесь, не станет стрелять — побоится попасть в хозяйку.

Подойдя к ведру с водой, старуха загремела ковшиком и сказала:

— Включи лампочку, голубь. Я-то к темноте привыкла — все одно слепая, а тебе неспособно будет.

Щелкнув выключателем, Смолин быстро огляделся. Прихожая была пуста. На стене, на большом крюке, висела промасленная одежда железнодорожника.

Словно перехватив взгляд Смолина, старуха прошамкала:

— Не испачкайся, батюшка. Сын у меня — шофер, грузовик водит.

«Не очень-то она слепая!» — отметил про себя Смолин.

— Отдохнешь, может? С дороги, видать?

— Посижу немного, — согласился гость.

Старуха оказалась словоохотливой. Она сообщила, что сын ее — Пантелей — первейший в поселке шофер, но притом забияка и лихач.

— Конечно, — поспешила она сгладить впечатление, — дело молодое, не всякое лыко в строку.

— Пожалуй, — неопределенно откликнулся Смолин.

— Сын для матери всегда ребенок, батюшка, — вздыхая, сказала старуха. — Подрался как-то, бог знает где, зуб-то передний ему и высадили. Поверишь — неделю не спала. Он мне потом уж признался: уволили его со станции за драку. В артели стал робить. А так, шофер — лучше некуда. Верно говорю.

Видно было: старой женщине не с кем поделиться горем, и она открывает душу случайному человеку.

— Сын дома? — поинтересовался Смолин.

— Шатается невесть где, — огорченно промолвила старуха. — В отпуске он. Сутками пропадает. Так-то уж мне это не нравится, батюшка, слов нет.

Узнав у хозяйки, что к вечеру Пантелей сулился прийти домой, Смолин уехал.

За его спиной щелкнул дверной замок и загремела цепочка.

Вечером у того же домика остановился грузовик. Водитель вылез из кабины и забрался в кузов. Что-то осмотрев там, он стал замысловато ругаться.

Мальчишки, немедля сбившиеся у машины, поняли из слов водителя: встречная полуторка задела грузовик за борт и сорвала две верхних доски.

В домике открылось окно, из него высунулась лохматая голова парня.

— Что скрипишь? — спросил он у шофера, пьяно ухмыляясь. — Борт оборвали, сам и есть дурак.

— Не тычь пальцем, обломишь! — отозвался водитель, осматривая покалеченные доски.

— Обожди, — беззлобно пробурчал парень. — Выйду.

Появившись на улице, Пантелей осмотрел кузов и усмехнулся:

— Зацепили тебя по всей форме. Не вешай носа, однако. Сейчас я тебе гвозди и молоток дам. Заколотишь.

Вскоре Пантелей вернулся с большой деревянной коробкой.

Шофер посмотрел на гвозди, поскреб в затылке:

— А других у тебя никаких нет?

— Эти — в самый раз. Других нет.

Водитель кое-как приколотил доски, поблагодарил Пантелея и полез в кабину.

Через полчаса шофер грузовика был у Кичиги. Здесь же сидел Смолин.

— Быстро, Павел! — живо сказал Смолин.

— Старый ворон мимо не каркнет! — похвалился Павел. — Вот гвозди. Я их только что из досок выдернул.

Смолин хотел дождаться заключения экспертов, но Кичига выпроводил товарища:

— Утро вечера мудренее. Исчезни.

Утром Смолин энергично вошел в кабинет Кичиги и… нахмурился. По лицу майора понял: экспертиза обманула ожидания. Значит, снова ищи следы преступника, опять сопоставляй факты и доводы, все начинай сначала.

— Видишь ли, — сообщив о неудаче и задумчиво пожевывая папиросу, сказал Кичига, — на всяких гвоздях остаются отпечатки гвоздильной машины. Вот, погляди через лупу. Это — следы от молотка, которым штампуют шляпки. Это — от зубильца, подающего проволоку. Здесь — следы от ножей, обрезающих острие. И, наконец, эти насечки на стержнях — следы от зажимных колодок.

Гвозди преступника имеют две особицы: на остриях — следы от неисправности ножа; от острия к шляпкам идут царапины.

Кичига пожал плечами и заключил:

— На гвоздях, привезенных Павлом, нет и намека на это. Твой Пантелей ни при чем, пожалуй.

Днем, занимаясь другими делами, Смолин размышлял о неудаче.

«В чем дело? Может, Пантелей догадался и умышленно запутал Павла, сказав, что других гвоздей у него нет? Ведь все следы ведут в этот дом! Неужто и появление Дези у крыльца, и нехватка зуба у Пантелея, и промасленная одежда в прихожей — только случайные совпадения? Не может же быть!»

— Вот ехал и завернул на огонек, — появившись вечером у старухи и втайне надеясь отыскать нужные гвозди, сказал Смолин. — И вода у вас славная.

— Попей, попей, батюшка! — засуетилась старуха. — У меня все пьют.

— Как все? — не понял Смолин.

— Домик крайний, потому и заходят, — пояснила старуха. — Вот как-то на заре, считай, парень зашел. Упрел, бедный. Большой мешок тащил. А то еще…

— Ох, черт! Когда ж это было? — воскликнул Смолин, но, спохватившись, сделал безучастное лицо.

— А в тот день, видно, когда и ты был… Попил, отдохнул, а тут и попутная машина подоспела. Уехал…

Расспросив у старухи, каков собой парень и получив самые общие сведения, капитан простился с хозяйкой.

«Невысок, широкоплеч, лоб немного скошен назад» — запомнил Смолин приметы, сообщенные старухой.

Приехав к себе, Смолин позвонил в районные отделения. Ничего нового. Преступник замел следы.

Было отчего заскучать! Но унынье — плохой помощник в деле. Надо подумать о том, что обнадеживает.

Что же есть в активе?

Вор постарается скорее освободиться от добра. Это ясно. Как? В городе он может сделать это через подставных лиц. Но может и куда-нибудь уехать.

Свои люди на вокзале и рынке предупреждены. Однако ждать, сложа руки, не дело. Что же предпринять?

…Незадолго до темноты из ресторана «Север» вышел небогато одетый человек. Широкоплечий и невысокий, он то и дело потирал рукой лоб, немного скошенный назад, и вглядывался в дорогу. Увидев проходящее такси, решительно сошел с тротуара и поднял руку.

Заскрипели тормоза. Шофер открыл дверцу и сказал хмуровато:

— Кончил смену.

Человек пьяно рассмеялся и полез в карман. Вытащил пачку денег, поднес ее к глазам шофера:

— Бери. Я гуляю.

Водитель живо нашелся:

— Абросим не просит, а дадут — не бросит. Пожалуйте.

Машина умчалась.

Тогда от стены ресторана отделился человек очень большого роста, с подвижным скуластым лицом, на котором там и сям темнели веснушки. Он был бы, вероятно, красив, если б не эти совершенно ребячьи веснушки, которые, как крупный песок, рассыпались от подбородка до лба. Когда он наклонял голову, рыжеватые мягкие волосы падали ему на глаза.

Человек достал блокнот и сделал короткую запись.

В те же часы в зубопротезную лабораторию железнодорожной клиники явился инспектор. Выписав фамилии и адреса пациентов, вставлявших себе искусственные резцы, он удалился.

…Совсем стемнело, когда в один из таксомоторных парков города пришла машина АБ-02-29.

Здесь ее ожидал Смолин.

Шофер понял: капитан знает о его поездке с пьянчужкой, и не стал отпираться. Да, он получил от пассажира пачку денег. Сто двадцать рублей. Да, отвез его домой.

Прибрежная, двадцать восемь. Есть ли во дворе коровник? Нет — надворье пустое. Может, при доме есть сад или огород? И этого нет.

— Деньги отдадите кассиру, — предложил в заключение Смолин. — Идите.

— Будет сделано! — повеселел шофер, поняв, что ему не грозят крупные неприятности.

Около половины следующего дня капитан посвятил заочному знакомству с владельцем дома на Прибрежной улице. Им оказался Альберт Нелин, грузчик железнодорожного узла. Ветхий домик в одну комнату достался ему по наследству. Получая небольшую зарплату, Нелин жил скромно и ни в чем плохом замечен не был. Ходили слухи — пьет. Но пьет дома, один. Изредка посещала его вдова Клавдия Гавриловна Давиденко.

Вернувшись из отдела кадров узла, Смолин просмотрел записи, доставленные агентом из зубопротезной лаборатории. Среди пациентов, вставлявших резцы, Нелина не было.

Смолин позвонил в лаборатории других ведомств, в городскую поликлинику. Нелин не обращался ни в одну из них.

«Странно, — думал Смолин, — Бахметьев возле ресторана видел отчетливо: у Нелина — все зубы. Если Нелин и преступник — одно лицо, то грузчик не мог обойтись без протезистов».

Несколько дней капитан почти не появлялся в управлении. Он объехал все отделения города, побывал в ресторане и поговорил с официантками, познакомился с вдовой Давиденко, за которой ухаживал грузчик.

Давиденко сообщила, что Альберта не видела несколько дней. Да, у него, действительно, есть искусственный зуб из пластмассы. Давно ли он его вставил? Около года назад. Да, он обещал жениться и недавно подарил ей шерстяное платье и часы. Откуда деньги на подарок? Странный вопрос. Она не спрашивала. Может, скопил или выиграл по займу. Да, верно, огорода и сада у Нелина нет, коровы тоже. Деньги на подарок не от продажи продуктов, понятно.

Поблагодарив Давиденко, капитан приказал Павлу ехать на Прибрежную.

Оставив машину в начале улицы, Смолин прошел к дому двадцать восемь.

Сотрудники уголовного розыска в штатском прогуливались неподалеку или лежали на траве.

Смолин еще издали увидел крупную фигуру Бахметьева, сидевшего со скучающим видом на крыльце.

Сыщики ничего не сказали друг другу. Но капитану показалось, что веснушки на лице у Бахметьева стали светлее: вероятно, этот сильный и спокойный человек все-таки волновался.

Смолин постучал. Почти тотчас Нелин открыл дверь, и оба капитана с понятыми вошли в дом.

Смолин показал ордер на обыск. Грузчик, сверкнув зубами, широко улыбнулся:

— Милости прошу.

Он спокойно наблюдал за действиями работников милиции и беззлобно пожал плечами, когда они закончили безрезультатный осмотр.

— Кладовка на замке? — спросил Бахметьев.

— Понятно.

— Где ключ?

— Сейчас.

Нелин быстро направился в прихожую. Бахметьев поспешил ему наперерез.

Нелин обернулся, вырвал из кармана револьвер и, не целясь, выстрелил в Бахметьева. Потом метнулся к окну, ударом кулака вышиб раму вместе со стеклом.

Но выскочить грузчик не успел. Смолин ударил его рукояткой пистолета. Нелин тяжело охнул и стал медленно оседать на пол.

Смолин еще раз ударил его рукояткой пистолета по голове и передал обмякшее тело подоспевшим работникам милиции. Бахметьев сидел на полу, прижавшись спиной к деревянному дивану.

— Куда, Егор Авдеич? — тихо спросил Смолин.

— Грудь поцарапало. Ничего страшного, — слабо улыбаясь, ответил Бахметьев.

Павел помог раненому пройти к машине.

Нелин быстро оправился.

— Где ключ от кладовой?

— Ищите и обрящете! — усмехнулся Нелин.

С кладовой сорвали замок. В сарайчике ничего не оказалось, кроме слесарного инструмента и банки с гвоздями.

На следующее утро эксперты сообщили: гвозди с мест преступлений и гвозди из кладовой Нелина сделаны в одно время на одной гвоздильной машине.

Смолин с двумя милиционерами отправился на Прибрежную.

Набрав в колодце воды, милиционеры полили земляной пол кладовки. Увидев, что в одном из углов сарая вода быстро уходит в землю, капитан посоветовал:

— Копайте здесь.

Вскоре раздался короткий глуховатый звук — лопаты споткнулись о дерево. Смолин удовлетворенно кивнул головой.

В огромном ящике, вытащенном из ямы, оказались почти все похищенные товары.

«Тысяч на пять не хватает», — подумал Смолин, заканчивая составление протокола.

Утром, отправляясь на допрос Нелина, капитан завернул к Кичиге.

— Неожиданная новость, — поднимаясь навстречу товарищу, проговорил майор. — Мы восстановили спиленный номер на револьвере Нелина и…

— Вот как! Любопытно… Кстати, как это делается?

— В другой раз как-нибудь… Так вот: у Нелина оказался револьвер старшины Пояркова, убитого в прошлом году на окраине города. Видимо, тогда, борясь за жизнь, Поярков и выбил Нелину передний зуб…

На допросе Смолин поинтересовался:

— Год назад, Нелин, вы вставили себе искусственный резец вместо зуба, который вам выбил Поярков, и две коронки. Вы убили старшину, взяли его револьвер и спилили на нем штамп. Но меня занимает сейчас другое. Во время второй и третьей краж вы были без переднего зуба. Через три дня наш работник видел вас у ресторана уже с протезом. К врачам вы не обращались. Где вы вставили резец?

— Зуб у меня тогда заболел под коронкой, — вяло ответил Нелин. — На время я снимал протез, пломбировал дупло. У частного зубного техника.

Следователь нажал кнопку звонка и сказал милиционеру:

— Уведите. Больше вопросов к арестованному у меня нет.

Капитан идет по следу


АНОНИМКА | Капитан идет по следу | ДВА С ПОЛОВИНОЙ ВЫСТРЕЛА