home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ТРИДЦАТЬ ДЕВЯТЬ НИЖЕ НУЛЯ

Низко над окопами, шипя и подвывая, пролетел снаряд. Недалеко в лесу раздался резкий визг, и куски рваной зазубренной стали пропороли воздух, мочаля скованные стужей стволы сосен.

Над глубокой неровной воронкой несколько секунд висело облако снега, смешанного с мерзлым песком, истолченным в мелкую пыль. Прошли две или три минуты, и облако осело, покрыв мертвенным, бело-серым налетом обнаженные корни деревьев.

Смолин окинул взглядом своих людей и, заметив, что новички втянули головы в плечи, сказал огорченно:

— Каждому снаряду кланяться — спину сломаешь, парни... Так на чем мы остановились?

— На морозе, лейтенант, — подсказал Намоконов.

Смолин еще не привык к своему новому званию, и ему постоянно казалось, что «лейтенант» — не он, и обращаются к кому-то другому.

Фронт есть фронт, и время на передовой течет не по законам мирного быта. Жизнь рядом со смертью, и события, громоздящиеся на события, уплотняют ее до предела. И очередные, и внеочередные воинские звания присваиваются людям быстро, значительно скорее, чем в спокойные годы труда и учений. Смолин сам представлял к новым чинам Намоконова, Горкина, Макара Кунаха. И все же приказ о его собственном офицерском звании был для него полной неожиданностью. Тем паче, что старшину произвели в лейтенанты, минуя звание «младший лейтенант».

Комдив 180-й Иван Ильич Миссан, человек далеко не разговорчивый, пожимая руку Смолину, только и сказал:

— Не стану заваливать словами, разведчик. Ты и сам знаешь, что и как должно делать на войне. Будь счастлив и удачлив, Александр Романович!

— Мы остановились на морозе, взводный, — еще раз напомнил Намоконов, заметив необычную рассеянность Смолина.

— Хорошо, продолжим, — согласно кивнул лейтенант. — Итак, о холоде. Вот что я хочу сказать вам, солдаты. Мороз — не только ртутный столбик, упавший ниже нуля. Что же еще? А вот что. В шинели ты или в полушубке? Давно на воздухе или только-только из теплого блиндажа? Молод или стар, хвор или здоров? Твердый ли ты человек или хнычешь по каждому поводу? И, наконец, какое у тебя дело и как ты к нему относишься?

Произнеся эту речь, Смолин еще раз оглядел бойцов, среди которых почти половина были новички.

Взвод потерял в осенних и первых зимних боях треть состава, и теперь полк выделил из свежего пополнения десять солдат для разведки.

Молодежь грудилась на окаменевших от мороза бревнах и почтительно слушала командира.

Рядом, храня уважительное молчание, стояли старослужащие.

— Не думайте, — снова заговорил взводный, — что эти прописи — одним новичкам. И ветеранам об этом не мешает помнить. Ибо обмороженные руки — ничем не лучше тех, что изуродованы осколками и пулями.

И еще об одном не могу не сказать. На этот раз, верно, — пополнению.

Есть такие слова — радость победы. Это хорошие слова. Но, согласитесь со мной: право на праздник у того, кто добывает его. Тот, кто хочет радоваться успеху, добытому чужим горбом, может идти в кухонщики.

Лейтенант встал с лапника, отряхнул шинель.

— А теперь, отделенные, помучайте новобранцев, чтоб им потом не пришлось платить головой за свои промахи.

Команда Намоконова сорвала его отделение с бревен и сбила в шеренгу.

Вероятно, невоенный человек, попавший в это время в ближний тыл полка, сильно удивился бы, услышав и увидев, чем занимаются разведчики.

Люди учились наматывать портянки — сначала летние, потом — газетную бумагу, затем зимние. Натирали сапоги мазью. Косясь друг на друга, мазали жиром лица, руки, ноги.

Стреляли холостыми очередями на бегу, зарывались в снег, узнавали, почему разведчику не годится нож с блестящей наборной рукояткой или начищенная пряжка ремня.

— Иди сюда, Филипп Терновой, — и вот тебе задача, — говорил Намоконов, с надеждой посматривая на высокого рукастого новобранца, совсем недавно закончившего инфак университета. — Думай, не торопись. Мы в тылу у немца. Только-только была оттепель, и лед на реке ослаб. Ты в головном дозоре — и ты подполз к реке. Мелкая она или глубокая? Как узнать, хотя дна не видно. Соображай...

Терновой стоял перед отделенным, переступал с ноги на ногу и, словно наливаясь свекольным соком, молчал.

— Не знаешь, Филипп. Я не виню тебя, хотя ответ прост. Смотри на лед: в него вросла трава, чьи корни на дне. Трава — не длинное дерево. Значит, мелка речка. Раз неглубоко — лед крепкий. Смело ступай на лед.

Нет, ничего удивительного в этих пестрых, на первый взгляд, занятиях не было. Бой беспощаден, и солдату иной раз за сутки надо узнать все, что необходимо для схватки и для того, чтобы выжить в ней.

И поэтому разведчики с жадным вниманием слушали ветерана. Приемы ночной войны, значение звуков и шорохов, следы пехоты врага и распорядок жизни врага изучались в этой нелегкой школе, где за все плата — жизнь, своя или чужая.

Намоконов говорил:

— Варакушкин, ты не здесь, не с нами, — ты идешь один, в густом лесу, за линией фронта. Твой путь к врагу, но ты обязан вернуться, и тебе нужны приметы, чтобы не сбиться на долгом обратном пути. Думайте все, как создать их самим, приметы.

Так отделение узнавало о заломленных сучьях, о зарубках на стволе, о горках камней, о черте, проведенной палкой на снегу, о пучках старой хвои, подвешенных к соснам.

— Наш путь — азимут компаса, — говорит Намоконов, — ибо наш день это ночь, и наши тропы — лес и целина болот.

И отделение училось прокладывать на бланковках азимуты, ведущие к цели, и снова, оставив лыжи, ползало в снегу.

...Рядом, на просеке, занималось отделение Горкина. В один из перерывов краснощекий отделенный усадил своих людей в кружок у костра.

— Я хочу кое-что почитать и рассказать, ребята. Не холодно?

Красные, распаренные разведчики усмехались.

— Рубашки впору выжимать, старший сержант.

Андрей достал из планшета лист бумаги.

— Недавно мы наведались к немцам. В четыреста пятнадцатый пехотный и сто двадцать третий артиллерийский полки врага. Ночь и гранаты пособили устроить добрую панику в штабах и разжиться документами. У пехотинцев взят приказ номер восемь дробь сорок два, у пушкарей — мешок с письмами. Бумаги переведены, и я кое-что выписал из них.

Он аккуратно расправил изрядно помятый листок.

— Вот что пишет вахмистр Ганс Шмидт из второй батареи артполка Марианне Лизегант в Геринц: «Здесь все кругом кишит русскими разведчиками. Что означает слово «мороз», я правильно понял лишь тут — на фронте, в России...»

Обратите внимание на эти строки: разведка и холод.

А вот приказ командира четыреста пятнадцатого пехотного полка полковника Ноак. Он тоже жалуется на нас: нарушаем немецкие коммуникации и уничтожаем солдат. Полковник запрещает своим людям ходить в одиночку: могут попасть в руки русских или обморозиться. И здесь, как видите, лазутчики и стужа.

Следующая выписка — приказ командира второго армейского корпуса, генерала от инфантерии, графа Брокдорфа. И там — то же самое... Я мог бы прочесть вам и приказную дрожь начальника сто двадцать третьей пехотной дивизии генерала Рауха, и заклинания штаба десятого армейского корпуса, но, полагаю, хватит... У нас еще есть в запасе четверть часа, пойдемте, послушаем, о чем толкует старшина Намоконов со своим отделением.

Эвенк почему-то хмурил брови и вяло рассматривал язычки огня, трепетавшие в хворосте.

— Я не люблю говорить о том, — проворчал он наконец. — Но если вы просите — скажу. Солдат имеет право все знать о своем командире.

Он набил трубку махоркой, покатал в ладонях раскаленный уголек, закурил.

— Я рожден женой зверобоя, за Нижней Тунгуской, и Дарасун Нижний Стан — моя родина. Эвенки из племени хамниганов — знаете ли? — умеют читать снег и понимать слова ветра. В десять лет я мог попасть белке в глаз. В пятнадцать — бил только в глаз. Ефрейтор Мгеладзе, дай мне твой автомат. У тебя есть спички. Подкинь коробок... Нет, выше... Вот так. Стреляю. Дырку вы посмотрите потом, когда кончим речь.

Теперь знаете мою жизнь, и я кое-что вам скажу.

Наш полк — великий полк. Раненые не уходят. Те, кого задело сильнее, лечатся и возвращаются назад в свою роту и в свой взвод.

Лейтенант был ранен два раза. Он — здесь. Только что подошел старший сержант Горкин. Он сам бинтовал себя, и он — мой друг, и я ему — друг, что еще можно добавить?

С нами нет Шведа. Он погиб и оставил нам свою славу. Вместо него — Макар Кунах. Сильный человек.

Намоконов вздохнул.

— Я не люблю вранья. У войны желудок без дна. Но трус умирает раньше смерти. Ленивый тоже умирает до срока.

Не только на пашне и в тайге — на войне тоже есть черная работа. Пот запечется на твоих губах, кости станут скрипеть под тяжестью ноши, и никто не скажет тебе громких

Намоконов стер рукавицей пот со лба и вдруг улыбнулся.

— Я говорю сегодня много, однако.

И снова занимались отделения, и люди делали черную работу войны. Они учились одолевать жажду, стрелять с лыж и разбираться в следах.

Неисправимый Мгеладзе ворчал:

— Я ехал воевать, старшина. А меня учат дышать через нос. Почему от привала до привала — пятьдесят минут, а сам привал — пять? Бой сам покажет, что делать.

Намоконов отозвался почти весело:

— В книгах о подвигах, Шота, много вранья. Без пота ничего нет. Ты знаешь это — и не сбивай с ума молодых.

И опять — стреляли на бегу и стоя, заметали следы, ставили на лыжне мины. Ходили по азимуту, по звездам, тащились на высотки, скатывались вниз, копали укрытия в сугробах.

Почти все это время Смолин пропадал в штабе полка. Возвращаясь оттуда, подолгу рассматривал карту-километровку, испещренную значками: позиции пехоты и артиллерии, минометные батареи, тылы врага, иностранные легионы.

В верхней части склеенных листов голубел большой неправильный треугольник — озеро Ильмень. С севера на юг шли оборонительные позиции испанцев, 22-го и 321-го батальонов полевой жандармерии, 410-го, 551-го, 174-го и других немецких полков.

В штабе Миссана была задумана операция, риск и ответственность которой были понятны всем. Готовился глубокий рейд взвода в тылы 329-й пехотной дивизии. На этот раз разведке предстояло поработать и за себя, и за истребительный отряд.

В глубине обороны врага, в десяти верстах от передовой, находился огромный каменный сарай, превращенный немцами в артиллерийскую крепость. Ее пушки и гаубицы постоянно держали под огнем рокадные дороги русских, методически били по их окопам, обстреливали штабы полков. В сейфах цитадели хранились многие документы 16-й армии немцев, — фон Буш полагал, что там они под надежным замком.

Миссан утвердил план полка, решившего разгромить форт. Пройти к нему прямо не представлялось возможным: район был густо насыщен частями врага. Избрали обходный путь, через леса и болота.

И теперь, разглядывая карту, лейтенант думает о каждой версте этой тяжкой дороги. Придется форсировать по льду реки Редью, Парусью, Полисть. Сразу за Полистью, у деревушки Плеватицы, — крепость. Сложно не только добраться к ней. Еще мудренее — уничтожить ее гарнизон, взять документы, разрушить форт. Приказано, если представится возможность, захватить начальника крепости и привести его с собой.

Смолин не строит иллюзий. Взвод может не вернуться из немецкого тыла, шансы на удачу невелики, но они есть, и эта рискованная игра стоит свеч.

Наблюдая за учением своих людей, лейтенант пытался представить себе любого из них там, в чужом, ненавистном мире врага. Взводный, разумеется, переговорит с каждым разведчиком, идущим в рейд, каждому объяснит его задачу, попытается предусмотреть все, что может ожидать их в деле. Но все же знает: неожиданности будут, никто не в силах полностью угадать их.

— Конец! — как-то сказал Смолин взводу. — Сутки отдыха. Завтра идем.

И, пережив эти сутки, они ушли во тьму, захватив компасы, гранаты, ножи, карты-бланковки, фляжки со спиртом.

Двое суток их не было на своих позициях. Через сорок восемь часов они вернулись к себе, измотанные до предела, почти валившиеся с ног.

Смолин приказал отоспаться и затем, собрав разведку, сказал:

— Бойцы! Не гневайтесь на меня. Я таскал вас не в тыл немцев — в свой тыл. Сказать раньше об этом не мог. Благодарю за службу!

И сконфуженные новички нестройно прокричали:

— Служим Советскому Союзу!

Ветераны взвода стояли в строю строго, но глаза их смеялись и подбадривали новобранцев.

Все понимали: была генеральная репетиция, и без нее едва ли следовало идти на ту, настоящую крепость.

Но даже и теперь подготовка не была закончена. То один, то другой новичок, под приглядом старослужащих, уходил в ночь: на линию фронта, на артиллерийские наблюдательные пункты, в ближние немецкие тылы.

И люди обретали уверенность, ибо только дело есть почва, на которой укореняется вера. Так говорили командиры, и так утверждали ветераны, и это была истина.

Наконец наступил день, которого ждал взвод. Смолин собрал людей, чтобы еще раз условиться обо всем и проверить все.

Затем разведка сдала в штаб полка переписку, документы, ордена — все, что могло попасть в руки врага и выдать полк.

Смолин велел людям отдыхать до вечера. Он наблюдал за ними все это время, — и видел характеры людей, их суть, их нравы и привычки.

Шота Мгеладзе добыл где-то камень-голыш и точил нож. Намоконов свирепо стирал портянки и пропотевший насквозь подшлемник. Макар Кунах мирно похрапывал на лежанке, отсыпаясь впрок. Терновой соорудил себе из пустой гильзы светильник и читал подряд все, что удалось достать о разведке.

В середине дня рация дивизии приняла кодированную телеграмму из партизанского отряда. Знаменитый на все фронты Партизанский край Северо-Запада держал тесную связь с Валдаем, и редкая операция войсковых частей обходилась без помощи народных мстителей.

Здесь, на стыке Новгородской и Псковской областей, юго-западнее Ильменя, прочно стояла на ногах Советская лесная республика. Первая в тылу вражеских войск. Нет и не могло быть ничего подобного ни в одном другом государстве, кроме нашего.

Десять тысяч квадратных километров за спиной немцев — Ашевский, Белебелковский, Дедовичский и Дновский районы — жили под флагом партии и своей власти. Четыреста деревень сеяли колхозный хлеб и били немцев в затылок, выпускали свои, красные газеты и рвали мосты.

Нет, разумеется, немцы не были в восторге от такого соседства! Почти правильный четырехугольник, ограниченный Старой Руссой и Дном на севере, Бежаницами и Холмом на юге, подвергался ожесточенным бомбежкам и артобстрелам. Двадцать тысяч солдат и офицеров были сняты с передовой и противостояли партизанам. Танки с крестами и мотопехота врывались в села, выжигали и утюжили их, но Республика жила, и были сельсоветы, и колхозы, и кино, и почта с Большой земли.

Потом, когда подсчитают цифры этой борьбы, окажется: партизаны за год уничтожат двадцать шесть тысяч захватчиков, пустят под откос сто пятьдесят девять воинских эшелонов и два бронепоезда, подобьют и уничтожат пятьдесят девять танков, двадцать два самолета, около тысячи автомашин, взорвут сто пятьдесят восемь мостов, более семидесяти складов, разгромят двадцать восемь гарнизонов врага.

Пока же это дело только приобретало размах, и 1-я Партизанская бригада Никиты Петровича Буйнова пособляла 11-й армии генерала Морозова, чем и как могла.

И вот теперь взводу Смолина должен был помочь в налете один из отрядов бригады. Командовал им учитель из деревни Заболотье, фамилию которого солдатам не сообщили.

К вечеру началась метель. Она сорвала снег с деревьев, сдернула его с бугров, выскребла из кустарников — и со свистом и воем понесла в мерзлые болота, в серое низкое

Новички зябко ежились, сосали зажатые в кулаки папиросы и кляли пургу.

Смолин с искренним изумлением взирал на молодежь. Он видел: новобранцы приуныли, и понял, как много и трудно надо с ними еще работать, чтоб сделать хозяевами войны, умеющими извлекать выгоду из полезного, но внешне неприглядного обстоятельства.

— Товарищи! — сказал он взводу. — Никогда еще бог так не старался в нашу пользу. Вы платите ему черной неблагодарностью, вешая носы и ругая метель. Как же так? Чем холоднее, чем сильней пурга, тем легче нам в рейде: нас не увидят, не услышат, не заметят нашей лыжни.

Да, нам будет несладко, не стану врать. Но немцу-то — хуже! Хуже, черт его дери, ведь это наш мороз и наша метель, или я не ясно говорю?

Люди согласно кивали, но Смолин видел: все сдержанны и молчаливы.

Филипп Терновой придвинулся к лейтенанту, заглянул ему в глаза.

— Если меня ранят или убьют — тогда что?

Смолин понял солдата.

— Мы никого не оставляем у немцев, Филипп.

— Спасибо, — сказал новичок и вздохнул.

...Метель бесновалась и выла над зачерствевшими болотами. Казалось, не снег, а ледяная каменноугольная пыль хлестала в лицо, когда Смолин выводил людей с передовой. Ни луны, ни первых звезд, ни ракет, ни вспышек, ни пушечных выстрелов. Тьма.

Перед рейдом лейтенант еще раз уточнил прогноз погоды. Метеорологи утверждали: вьюга будет мести всю неделю. Этого срока вполне хватит на оба конца, если не случится худого. Впрочем, в пути еще раз можно запросить погоду: в тыл с разведчиками отправлялся радист.

Со всех сторон разведку охраняли дозоры. В центре ядра медленно скользил на лыжах Смолин. Изредка он бросал взгляд на компас. Взвод, не сбиваясь, двигался по верным азимутам.

Линию фронта переходили по замерзшему озерцу, в стыке между 181-м саперным батальоном и лыжной ротой испанцев, потерявших к этому времени три четверти состава.

Те взводы «Голубой дивизии», что оборонялись на фланге, имели всего сто тридцать штыков.

Из агентурных источников и показаний пленных было известно, что командир дивизии Грандес вылетел в Берлин для доклада Гитлеру, и посиневшие от мороза франкисты окончательно пали духом.

Озерцо переходили цепочкой. Иногда виднелись искры, вылетавшие из печных труб над блиндажами. Сквозь шумы метели пробивалось завывание немецких тягачей, подвозивших к передовой снаряды и горючее.

Испанцы маскировались плохо, и почти весь их передний край мерцал во тьме бледно-розовой полосой.

Разведчики шли между немцами и испанцами, стараясь не пропустить ни одного звука, ни одного чужого слова.

Пусть каждый боец однажды или много раз пробирался в тыл врага, пусть в упор видел там смерть и пережил неизбежные тяготы, — все равно любой новый рейд за линию фронта взвинчивает нервы и напрягает тело. Не только потому, что такой переход опасен сам по себе. Еще и оттого, что это — черта, за которой кончается один мир и одна жизнь, — и наступает другая.

Миновав озерцо, Смолин сменил направление, резко повернув на северо-запад, к Ильменю. Надо было обойти один из опорных пунктов врага и снова двигаться на юго-запад.

Вскоре втянулись в редкий, угнетенный лес. Здесь уже могли быть мелкие немецкие подразделения на отдыхе или на марше.

Смолин обогнал своих. В лесу было темнее, но тише, чем на озере и в болотах. Метель шла где-то над головами, покачивая кривые стволы деревьев.

Минуты исчезали из жизни, похожие одна на другую, точно патроны в пулеметных лентах.

Через два часа выбрались на заметенную полевую дорогу, дошли по ней до развилки, и Смолин остановил взвод.

Рядом с лейтенантом чернели фигуры его связных.

— Варакушкин... — тихо позвал взводный.

— Здесь, лейтенант.

— К головному дозору!.. Поищи полевой стан.

Варакушкин исчез, а люди стояли недвижно и слушали гудение ночи. Садиться на снег было запрещено: немцы потом, по вмятинам, могли подсчитать число бойцов и раскрыть разведку.

Минуло четверть часа. Наконец заскрипел снег и возле Смолина вырос Варакушкин.

— Стан рядом. Нас ждут.

Дом, куда направился Смолин, состоял из двух больших комнат, в которых когда-то отдыхали и варили пищу колхозники.

Постройка была в сильном запустении, стекла в окнах выбиты, рамы порублены на топливо. Взводный приказал завесить проемы плащ-палатками, разрешил людям немного попить из фляг.

И только тогда включил фонарь. На печи, в которую был вмазан большой чугунный котел, сидел человек в обмятом дубленом полушубке, поверх которого тускло мерцал немецкий автомат. Черная борода партизана, как показалось Смолину, была влажна, вероятно, от растаявшего снега.

— С благополучным прибытием, — сказал он, вставая, и от этих спокойных, почти мирных слов всем стало как-то по-домашнему тепло и уютно. — Очень нам большая радость — ваше появление.

— Спасибо, — отозвался Смолин. — Вы не устали?

— Нет, отчего же?

— Тогда, пожалуй, пойдем.

— Да, конечно.

Проводник из партизанского отряда был местный человек и, кажется, профессиональный охотник. Даже лыжи у него были не городские, не армейские, а охотничьи — широкие и короткие. Он шел впереди ядра, в головном дозоре, и Филипп Терновой, шагавший за ним, вдруг подумал, что нет никакой войны, а идут просто два человека по своей земле, чтобы на зорьке потропить зайцев.

Взвод продвигался всю ночь. По лесам и болотам, без дорог, ощущая, как под меховыми жилетами мокнут от пота рубахи.

Перед самым рассветом проводник назначил привал. Он был неразговорчив, этот человек, взявшийся за оружие, чтобы выжечь врагов со своей земли, и Смолин благодарил его в душе за это: и за молчание, и за безмолвную верность Отечеству.

Все подымили самокрутками, спрятанными в кулаки, аккуратно загасили окурки, спрятали их — кто в коробок, кто в карман — и снова заскользили вперед.

Утро пришло внезапно. Метель стихла, будто разбушевавшийся пьяница, истощивший все силы.

«Вот тебе и прогноз!» — невесело подумал Смолин и усмехнулся.

Резко сияло солнце и, отраженное снегом, било в глаза. Не было слышно ни единого звука. На десятки верст окрест, кажется, — ни одного живого существа.

Новобранцы беспокойно переглядывались.

Смолин обменялся с проводником короткими фразами. Тот считал, что опасаться здесь особенно нечего — впереди заболоченная пустынная равнина. Кроме того, было известно: небольшие летучие группы партизанского отряда движутся на некотором удалении от разведки, охраняя ее фланги.

Лейтенант наметил новые азимуты, к чему проводник отнесся с некоторой иронией, так как достаточно хорошо знал дорогу, — и взвод вытянулся в две цепочки.

Кунах и Горкин, замыкавшие строй, срубили каждый по маленькой елочке, привязали их шнурами к поясам — и заметали лыжню.

Дозоры, бежавшие теперь в двухстах метрах впереди и по бокам, молчали: путь чист.

Еще час истек без всяких происшествий.

Но вот Варакушкин, посланный Смолиным в правый дозор, внезапно остановился, несколько мгновений рассматривал снег и быстро направился к взводному.

— Лейтенант, — сказал он шепотом, — там — следы. Два десятка немцев прошли впереди нас полчаса назад.

— Ты убежден в этом? — пристально взглянул на солдата Смолин, и молоденькому разведчику показалось, что ему не верят. — Давай посмотрим вместе.

— Вы сомневаетесь, лейтенант? — с еле приметной обидой спросил дозорный, его длинные заиндевевшие ресницы по-детски вздрогнули.

— Нет, отчего же? — подъезжая к чужим следам, покачал головой взводный. — Но я все-таки хочу знать, почему два десятка, и почему впереди нас, и почему полчаса назад?

— А-а, это можно... — облегченно вздохнул разведчик. — Я помню, чему вы нас учили, Александр Романович. Глядите: ровный, накатанный оттиск, и много следов от палок. Один немец не проложит такую лыжню. Отпечаток одиночки неровен и осыпан с боков. Два-три человека дадут след поровнее, но только десять лыжников и больше так укатают снег. И еще: я подсчитал дыры от штырей.

— Как определил направление?

— По штырям и кольцам палок. Кольцо оставляет полукруглый отпечаток сзади и разорванный — спереди. Если кто-то обгоняет колонну, он делает это с правой стороны. Все обгонные следы — справа от лыжни.

Варакушкин взглянул на Смолина и не увидел на его лице даже признаков волнения. Солдату снова показалось, что лейтенант не верит ни единому его слову. И торопливо заключил:

— Давность следов легко видна. Острые их края держатся час, а то и два. Потом осыпаются. Тут резкая, свежая лыжня, и ее поверхность рыхлится без усилий. Но ведь я не видел немцев, и никто не заметил их. Значит, прошли, думаю, за полчаса до нас.

Смолин взглянул в синие глаза солдата, сказал ласково:

— Ну, хорошо. Иди. Спасибо.

Варакушкин растерянно потоптался на месте.

— Мы не наткнемся на немцев, товарищ лейтенант?

Взводный отрицательно покачал головой.

— Это не германцы, и не испанцы, Алеша. Прошли партизаны. Они помогают нам.

И добавил после короткой паузы:

— У них на палках самодельные кольца. Из толстой сыромятной кожи. Ты не заметил эту мелочь... Ну, иди...

...Снег... Метровый слой снега. Сплошная, огромная пуховая постель. Не дай бог, когда-нибудь заснуть в ней! Все сильнее и сильнее мороз. Длинная и гибкая, как соболь, бежит по равнине разведка. Белая на белом. Встречный ветер чуть шевелит полы маскировочных халатов.

Смолин почти автоматически передвигает ноги и думает — о враге и холоде.

Немцы застряли в лесах и болотах Северо-Запада, как и на других фронтах, вовсе не из-за низкой температуры.

Нет, не холод, не леса, не болота, не тысячи верст наших пространств спутали карты злобного и наглого маньяка из имперской канцелярии. Гитлер знал, куда и на что шел. И шел лихо, забивая эфир криками о победе и неистовством барабанного боя.

Смолин помнит первые атаки германцев: засученные рукава, сигаретки в зубах, автоматы, картинно прижатые к брюху. Взводный не забыл немецких пилотов, гонявшихся чуть не за каждым «красным» автомобилем.

Это было сначала. На границе. В Риге. У Пскова. Потом пришло возмездие, и войска в серо-зеленых шинелях испытали здесь такие тяготы и лишения, понесли такие потери, каких не знала никогда дотоле ни одна армия мира. Искореженные бомбами пушки и танки, трупы полков и дивизий, пожары, налеты партизан, кровь, огонь и ненависть России, Украины, Белоруссии, Прибалтики — что мог знать обо всем этом Гитлер, начиная войну?

Теперь он кричит, эта бесноватая бестия, убийца народов, о русских холодах, о «генерале Морозе».

Смолин вспомнил командующего своей армией Василия Ивановича Морозова и усмехнулся. Оккупанты уже кажется, принимают обоих генералов за одного.. Во всяком случае, и тот, и другой звучат в их листовках почти одинаково.

Высшие немецкие офицеры, воюющие на Северо-Западе — Буш, Брокдорф, Раух, Эйке, испанец Грандес, — вполне сумели убедиться, что Россия — не Франция и не Голландия, и война на земле Советов — далеко не легкая танковая прогулка.

Огромные потери захватчиков быстро сказались на их ближнем тылу. Почти все резервы вытянуты в окопы, и жидкие гарнизоны за этой линией содрогаются от страха, холода и бомбежек.

И Смолин, и проводник помнят это. И они ведут разведку к каменному форту немцев, зная, что не встретят на своем пути сильных подразделений врага.

К исходу дня взвод резко повернул на юг, к переднему краю фронта. Шли по опушке леса, готовые в любой миг скрыться за соснами и елями. Дважды над головой проносились «Ме-109», под самый вечер проплыл «Хейнкель-125», корректировщик, который все называли «костылем» из-за его несуразного вида. Разведка замирала, вдавливала лыжи в снег или ложилась на них. Поднималась с огромным трудом, качаясь от усталости: сутки марша!

Уже совсем стемнело, когда проводник воткнул палки в сугроб на густой опушке и прохрипел:

— Все, лейтенант. Мы в двух верстах от объекта. Где ваша карта?

Они долго рассматривали изображение местности в сетке квадратов, уточняя пути подхода к крепости и способы нападения на нее. Наконец Смолин потушил фонарь.

До войны в длинном здании, сложенном из гранитных глыб, был склад бензина, нефти, масел. Немцы разделили его на семь казематов, пробили амбразуры для дальнобойных пушек. За глухим забором из плитняка укрывалось около пятидесяти артиллеристов, охрана, солдаты обслуживания.

Весь район форта был обнесен колючей проволокой, соединенной со сложной системой сигнализации. Две попытки партизан проникнуть за ограждение и взорвать пушки не принесли успеха: немцы оба раза поднимали тревогу, вызывали подкрепления, и партизаны с боем и потерями отходили в леса. Теперь налет был еще более затруднен: напуганные захватчики ночами не смыкали глаз. Спали они с рассвета до обеда.

Бомбежка и артиллерийские нападения на форт почти не причиняли ему вреда. Прочно построенный, он к тому же был умело замаскирован плитами прессованного снега.

Немного передохнув, проводник отправился в отряд, сосредоточенный неподалеку.

Смолин приказал взводу немедля укладываться на ночь.

Разведчики хорошо знали, как это делается. Уйдя в глубину леса, они расчистили от снега полтора десятка площадок, каждая — для трех душ. На дно снеговой ямы набрасывалась хвоя, затем стелили плащ-палатку. На нее укладывались два бойца. Третий накрывал их двумя оставшимися плащ-палатками, заваливал яму снегом, а затем протискивался в нее сам. Вскоре люди согревали убежище своим дыханием и мгновенно засыпали.

Солдаты, охранявшие покой товарищей, на всякий случай замели ветками лыжню взвода. И наконец застыли на опушке.

Кроме часовых, не спал взводный, поджидая партизана.

Тот вскоре вернулся с командиром отряда.

— Знакомься, — сказал проводник. — Наш главный.

Офицеры советовались недолго. Обо всем было условлено заранее, еще до выхода разведки в немецкий тыл. Сейчас лишь обменялись последними данными и еще раз условились о связи.

Партизаны, выполняя свою часть задачи, перекрыли обе дороги, ведущие к форту. Отряд был убежден, что не пропустит ни одного немца к укреплению. В узких местах дорог подпилили деревья, чтобы обрушить их на землю, коли в том будет нужда. У завалов должны были тотчас очутиться небольшие группы автоматчиков. Кроме того, отряд заминировал мосты и заложил взрывчатку на своей лыжне.

Командир отряда, сравнительно молодой человек, уверенный и порывистый, прощаясь, похлопал Смолина по плечу, сказал весело:

— Живая, однако рискованная работа, но — ты ж понимаешь! — надо — так надо, браток!

План разгрома крепости, на первый взгляд, и в самом деле, был безрассуден. Нападение планировалось утром, при полном свете, почти в открытую.

И все-таки это был, пожалуй, единственный реальный план.

Немцам и в голову не придет ждать удара в такое время суток. Кроме того, хорошо известно: артиллеристы в эти часы спят, и, если часовых удастся убрать мгновенно, разведка выполнит задачу. Должна выполнить!

Проводив партизан, Смолин быстро устроил себе яму, велел забросать ее снегом и тотчас уснул.

Часовой разбудил его за четверть часа до зари.

Воспаленными, красными глазами всматривался лейтенант в черные контуры крепости. Что там сейчас за ее стенами, в казематах, где жарко топятся чугунные «буржуйки» и горят керосиновые лампы?

Перед самой зарей проводник привез в одноконной кошеве тол. Смолин приказал разбудить взвод.

Наконец восточная сторона неба стала светлеть. Лейтенант достал из вещмешка немецкую офицерскую фуражку с высокой тульей, аккуратно надел ее, повесил поверх маскхалата тонкий трофейный автомат.

Почти так же были экипированы Намоконов и Кунах.

В морозном утреннем воздухе отчетливо слышались звуки медленного боя на передовой. Изредка лениво постреливали пушки.

Через несколько минут Смолин взглянул на часы и, ощутив какое-то веселое ожесточение, которое приходило к нему всякий раз, когда опасность становилась особенно близка, кивнул разведчикам.

Кунах быстро вывел лошадь из леса, все уселись в сани, и Макар взмахнул вожжами.

У ворот, ведущих в крепость, стояли нахохлившиеся часовые, громоздкие и несуразные. Вероятно, под обмундированием у них были надеты меховые жилеты или кофты. На ногах топорщились аршинные соломенные сапоги — жалкое подобие валенок.

Лошадь медленно понесла сани к крепости. Смолин сбросил с фуражки капюшон халата, чтоб виден был орел на околыше, закурил сигарету.

Немцы на посту приплясывали от холода, впрочем, не спуская взгляда с саней.

Остановились в десятке шагов от ворот, и трое разведчиков направились к часовым. Смолин шел впереди.

— Хальт! — приказал немец и вскинул винтовку.

Смолин продолжал путь. Намоконов и Кунах не отставали от него ни на шаг.

Поднял винтовку и второй часовой.

Но, различив на подходившем офицерскую фуражку, оба замялись.

Разведчик приблизился вплотную к немцам и стал доставать из кармана документы.

И в то же мгновение Кунах рванул одного из часовых к себе, зажал ему рот и взмахнул ножом. Намоконов ударил второго прикладом.

Бесчувственных солдат затащили в будку, и Смолин приказал заткнуть им рты кляпами.

Макар снял с оглушенного немца шапку, соломенные сапоги, напялил их на себя.

Смолин тихо засвистел. Через минуту в дежурку вбежали Горкин и Мгеладзе.

Дверь каменного сарая отсюда, от ворот, не была видна. Но, со слов партизан, разведчики знали: там тоже дежурит часовой. Справиться с ним будет, пожалуй, нетрудно, если люди Смолина не наткнутся на артиллеристов.

Разведка, по сигналу взводного, быстро вошла в ворота.

Все медленно двинулись к крепости.


Засада. Двойное дно

Дойдя до угла, Смолин остановился и бросил взгляд на дверь.

У входа переминался с ноги на ногу часовой. Он был так же огромен и неуклюж, как и те, что теперь лежат без движения в будке.

Из-за укрытия вышел в немецких одежках Кунах. Он медленно заковылял к часовому, трудно переставляя свои соломенные ходули.

Разведчик был уже в шаге от немца, когда тот увидел чужое, застывшее от напряжения лицо. Попытался вскинуть винтовку к плечу — и не успел. Железные пальцы Макара сдавили его горло. Через минуту разведчик опустил обмякшее тело на землю и выпрямился.

В тихом морозном воздухе раздался еле слышный тоскливый крик домового сычика: «Ку-ку-вит... Ку-вить...»

И тотчас от угла сарая к двери кинулась группа захвата.

Бойцы обеспечения залегли за бревнами во дворе, у крепостных ворот, за небольшими хозяйственными постройками.

Наконец все было готово, и лейтенант махнул рукой.

Намоконов мягко толкнул дверь.

В длинном узком коридоре тускло горела керосиновая лампа. На южной стороне прохода темнели семь металлических дверей.

У каждой из них стали по три бойца. Макар скинул не только немецкие шапку и «чесанки», но и собственную шинель. Сейчас будет жарко, и лишние одежки ни к чему.

Взводный прислушался. Было тихо, будто в могиле.

Лейтенант взглянул на Ивана, на солдат, подбадривая их взглядом, и снова взмахнул рукой.

Люди разом вытянули ножи из чехлов, открыли двери, вошли в казематы. И затворили за собой стальные щиты.

Смолин остался в коридоре, положил палец на спусковой крючок автомата. Рядом — Варакушкин и Бядуля. Терновой направился в конец прохода и застыл у маленькой деревянной двери. Там — комната с двумя сейфами, жилье офицера. Они — тоже цель рейда.

Смолин знал, что начальник крепости, баварец Энцерот Даус, опытный и безбоязненный человек. По сведениям партизан, солдаты форта зовут его «майстер тодт» — мастер смерти. Ну, что ж, посмотрим, кто на этот раз обвенчается со старой каргой, «майстер»!

За стальными щитами дверей сначала было тихо, но вот все громче и громче стали раздаваться приглушенные ругательства, короткие хриплые крики, звуки ударов.

Внезапно дверь одного из казематов раскрылась, и оттуда выполз, волоча на себе задыхающегося Мгеладзе, немец.

— Святая Мария, спаси! — захрипел артиллерист почему-то по-русски и ткнулся головой в цементный пол.

Шота снова кинулся за дверь.

Бядуля, увидев, что немец на полу еще шевелится, покосился на Смолина: «Добить?»

Взводный махнул рукой: «И без нас отправится к богу!»

Однако артиллерист внезапно вскочил на ноги и, пошатываясь, кинулся к русскому.

— А, щоб на тоби шкура загорилась! — обозлился Бядуля и, взмахнув автоматом, опустил ложе на голову немца.

Тот, будто у него отрубили ноги, рухнул на пол.

Стремительно мчались секунды.

Звуки схватки затихали. Теперь в коридор доносился лишь стук металла по металлу. Разведка выводила из строя орудия крепости.

Один за другим из каменных мешков выбегали бойцы, скрещенными ладонями показывая взводному, что дело сделано.

Поручив Намоконову и Бядуле обойти казематы, Смолин направился с частью разведчиков к офицерской комнате. Она была закрыта изнутри. Возле нее дежурил с автоматом наготове Терновой.

Смолин кивнул солдату.

Филипп постучал.

Никто не ответил.

Разведчик постучал еще раз.

За дверью раздалось ворчание.

— Ви шпэт ист эс?[2]

Терновой оглянулся на Смолина: «Отвечать?»

Взводный утвердительно покачал головой.

— Нойн ур моргэнс, хэр офицер...[3]

— Гляйхь...[4]

Раздался звук поворачиваемого ключа, и на пороге вырос начальник крепости.

Увидев направленные на него автоматы, Даус метнулся к столику, схватил парабеллум.

Кунах вывернул офицеру руку, вырвал пистолет, передал Смолину.

Обыскали пленного, стол, портфель, — ключей от сейфов нигде не было.

— Переведи, Филипп, — покосился Смолин на Тернового. — Мы пришли сюда не с визитом вежливости. Спроси, где ключи?

Терновой перевел.

Немец покачал головой, сказал, морщась:

— Ихь фэрштэе нихьт.[5]

Смолин кинул Мгеладзе:

— Проведи его по казематам, Шота. Быстро!

Баварец и Мгеладзе вернулись почти тотчас. У Дауса мелко тряслись губы, и бледная синева заливала лицо. Он обессиленно опустился на стул и что-то забормотал.

— Что там еще, Филипп?

— Он говорит, у него присяга, лейтенант.

— Скажи ему, это меня не касается. У меня — своя присяга.

Даус выслушал перевод, исподлобья посмотрел на русского, пожал плечами.

— Ну, вот что, Филипп: переведи, у меня нет времени на дебаты. Через минуту будет поздно. Я его расстреляю.

Немец внезапно вскочил на ноги, отстранил Тернового, вытянулся перед Смолиным, прохрипел:

— Яволь, герр оберст![6] — и уронил голову.

Он попросил разрешения одеться, достал из тайника в стене ключи, передал русскому офицеру.

— Скажи ему, пусть напялит на себя все, что есть теплое, — распорядился Смолин. — Пойдет с нами. По морозу. И еще втолкуй, Филипп: мы не свяжем его и не заткнем рот. Но за первое же громкое слово — на тот свет.

Пока лейтенант выгребал бумаги из сейфа и завертывал их в простыню, несколько бойцов заложили в казематы тол.

Во взводе оказалось несколько раненых, в том числе — тяжело. Теперь разведчики перевязывались — и сами, или с помощью товарищей, выходили во двор.

...Взвод уже был в лесу, когда за его спиной ударили взрывы.

Группа обеспечения предупредила партизан, и они немедля исчезли с дорог. Вернув проводнику лошадь с кошевой, взяв у него волокуши и пару лыж, разведка тотчас углубилась в лес.

Пленного поставили на лыжи. Но он постоянно спотыкался и падал, задерживая движение. Пришлось посадить его в волокуши, на которых лежали простыня с документами и часть трофейного оружия.

— Только этого не хватало, — ворчал Мгеладзе, — тащить эту пакость, этого паршивого фашиста. У меня и без него в голове черт знает что такое!

Смолин торопился как можно скорее отвести людей от крепости. Он шел, тяжело передвигая ноги, щурил воспаленные глаза и думал о том, что изморозь уже, вероятно, покрыла обугленные стены казематов, и генерал-полковник фон Буш, бывший начальник русского отдела генерального штаба, обещавший Гитлеру без труда вбить клин между Москвой и Ленинградом, вынужден будет теперь написать еще один приказ о русских разведчиках и русской стуже.

То один, то другой солдат отрывались от колонны, рисовали лыжами на снегу замысловатые узоры, заметали ветками следы взвода. Все понимали: погоня будет, и надо сделать все возможное, чтоб сбить с толку преследование.

Совершенно неожиданно для всех Мгеладзе, тащивший сани с офицером, ничком повалился в снег.

Кунах разжал ему рот, приставил к губам фляжку со спиртом.

К упавшему подъехал Смолин, спросил Макара:

— Что с ним?

— Измотался, небось.

Шота открыл глаза, покосился на могучего Кунаха, вспылил:

— Это ты измотался, медведь. У меня в плече — дырки от ножа.

Разведчика перевязали. Он потерял много крови, очень ослабел, и пришлось соорудить для него подобие санок из лыж.

На первом же большом привале радист развернул «Северок» и передал в штадив шифровку. Командир взвода разведки докладывал о выполнении задания. Он также просил к исходу ночи открыть ложный огонь по северному берегу озерца, через которое взвод уходил в тыл немцев. Противник будет, вероятно, ждать разведку именно там. Пусть ждет. Взводный уведет своих людей новой дорогой.

Раненые очень осложняли движение. Один из них, проколотый в грудь широким немецким штыком, скончался без единого звука. Его завернули в плащ-палатку, привязали к лыжам и тоже потащили за собой. Остальные брели сами, но темп марша сильно упал.

Это позволило немцам почти нагнать взвод. На снежной равнине появилось около сорока точек, и они стали медленно увеличиваться в размерах.

Может быть, погоня была связана с разгромом крепости, а может, кто-то случайно заметил колонну и решил проверить подозрения.

На землю уже спускались сумерки, и Смолин хотел верить, что его люди уцелеют в неминуемой перепалке с врагом.

— Задержишь немцев, Андрей. Оставь с собой Бядулю, — сказал он Горкину.

Старший сержант молча кивнул головой.

Взвод ускорил движение и направился к лесу.

Горкин оглянулся. Противник был еще далеко.

— Давай мины, Степан Анисимович.

Разведчики быстро раскопали на лыжне снег. Бядуля вытянул из мешка мину, ввернул в двурогую трубку взрыватели, приладил к ним тонкую проволочку и опустил заряд в ямку. Закидав ее снегом, разведчики прикрепили проволоку к кусту и кинулись вслед за взводом.

Они еще не успели догнать своих, когда раздался взрыв.

— Теперь немцы не пойдут по лыжне, — сказал Намоконов Смолину. — Предупреди людей, чтоб смотрели как надо.

Быстро темнело.

Филипп Терновой, шедший в правом дозоре, увидел неподалеку от себя двух лыжников. Они легко скользили по целине. Полагая, что это свои, неопытный разведчик спокойно продолжал движение.

Лыжники приблизились к дозорному почти вплотную и разом ударили из автоматов.

Солдат беззвучно упал на снег.

От ядра взвода отделились две фигуры и кинулись к немцам.

Издалека казалось, что враг спокойно ожидает приближения русских. Но вот германцы начали медленно поднимать оружие, и в тот же миг оба разведчика, будто их ветром разнесло, помчались в разные стороны.

Одновременно ударили четыре автомата.

Взвод, уходивший на юг, тревожно вслушивался в звуки перестрелки.

После длинной очереди Смолина один из немцев зашатался и упал. Тогда второй, не целясь, выстрелил по лейтенанту и, резко повернувшись, ударил в Намоконова. Эвенк повалился в снег и затих. Но прежде, чем он коснулся земли, согнулся в три погибели второй немец, задетый огнем Смолина.

Лейтенант кинулся к старшине.

— Я — живой, — успокоил его Намоконов, поднимаясь со снега. — Иди за взводом. Возьму Филиппа.

Еще некоторое время отходили перекатами: пока одни передвигались, другие прикрывали их огнем. Но вскоре все стихло: немцы отстали или побоялись углубляться в лес.

Шли теперь совсем медленно. Смолин брел вслед за Иваном, тащившим на лыжах тело Тернового.

Как-то, обернувшись, старшина увидел, что лейтенант стоит, широко расставив ноги и опустив голову. Решив, что взводный прислушивается к звукам за спиной, Намоконов усмехнулся.

— Немцы не пойдут за нами. Побоятся ночи, однако.

Смолин ничего не ответил.

— Что с тобой? — забеспокоился старшина.

— Ничего, Иван... Ничего... Пошли.

В полночь приблизились к линии фронта. Связные передали приказ командира: всем зарыться в снег. К исходу темноты по соседнему участку ударят русские пушки, чтоб отвлечь внимание немцев. Сигнальщик в окопах стрелков выстрелит двумя красными ракетами, ориентируя разведку на свои позиции. И тогда взвод начнет одолевать самую тяжелую тысячу метров. Тысячу метров к себе, к жизни, к новым боям и надеждам. Тысячу метров по заснеженному болоту и Ловати.

И вот люди лежат в сугробах, и время тащится с поразительной ленью, и пот, кажется, примерзает к спине.

— Ех, якбы пич на кони, а я на ний, — добрый козак був бы! — бормочет Бядуля, околевая от холода.

Смолин хрипло шепчет Намоконову:

— Накинь что-нибудь на немца, Иван. Неровен час — замерзнет до смерти. Глупо.

Укрыть посиневшего Дауса нечем, и Намоконов снимает шинель с мертвого Филиппа: «Прости, товарищ, больше она тебе не нужна...»

Господи, какой собачий холодина! Нет, это нельзя вытерпеть, это выше человеческих сил! Но это надо вытерпеть, будьте вы все прокляты — Гитлер, Муссолини, Франко!

Смолину кажется, что последнее тепло уходит из тела, и он все чаще роняет голову на снег.

В пяти километрах отсюда, там, где взвод пересекал озерцо, уходя в рейд, начинают рваться снаряды. Смолин поднимает голову, прислушивается и весь радостно напрягается.

Разрывы сливаются в гул, он бьет, бьет в барабанные перепонки бойцов: «Наши! Наши! Наши!»

И в туже минуту над русской передовой взлетают две красные ракеты.

— Пошли! — командует Смолин.

И лыжники один за другим выволакивают себя из снежных ям, неловко скользят к реке.

Они бредут, волоча за собой санки с убитыми и ранеными, волокуши с документами, оружием и полумертвым от холода Даусом, и шалый ветер тычется людям в задубевшие лица.

Они бредут, и Намоконов не может понять, — снег это скрипит под ногами, или, может, хрустят зубы у взводного? Или промокшие и застывшие полы халатов трещат в ночи? Кто знает? Да и не время думать об этом теперь, когда нервы натянуты и пальцы, в которых зажато оружие, побелели от напряжения.

Каждый сугроб может грозить смертью. Каждая тень может оказаться врагом и полоснуть в лицо автоматной очередью.

Пот заливает Смолину глаза, течет по груди.

«Странно, почему такой горячий пот, почему болит грудь? — вяло соображает взводный. — Ах, да, я, кажется, ранен... Ну, ничего... как-нибудь...»

Варакушкин перекинул руку командира себе на шею, шепчет сухим ртом:

— Немного... Еще немного... Потерпите, очень прошу... Вот мы и дома.

Смолин идет, деревянно переставляя ноги, и вдруг видит, что он уже не двигается, а стоит, и перед ним тоже стоят два человека. Один высокий, стройный, с красивым интеллигентным лицом. Второй — могучий, голубоглазый, весь олицетворение мужества и силы.

— Товарищ командующий армией... — вытягивается Смолин перед Морозовым.

— Не надо, потом... — перебивает генерал.

— Смолин, мужик дорогой, дай я тебя расцелую!

Это — Миссан, тут не ошибешься.

Смолин говорит: «Отогрейте немца... помрет, сукин сын...», — и валится на руки командира дивизии.

— Водки! — приказывает полковник.

Адъютант, суетясь, отстегивает от ремня флягу и льет спирт в рот взводному.

Смолин открывает глаза.

— Ранен? — волнуется Морозов.

— Да.

Внезапно Смолин спрашивает Миссана:

— Сколько теперь на дворе?

— Что «сколько», Саша?

— Сколько теперь градусов, Иван Ильич?

— Тридцать девять ниже нуля, — подсказывает адъютант.

— Тридцать девять... — усмехается Смолин и поворачивается к Морозову. — А ведь жарко! Немцу, я говорю, жарко, товарищ генерал-лейтенант!


ПУТЕШЕСТВИЕ В СВОЕ ПРОШЛОЕ | Засада. Двойное дно | СТУЧИТ НА СТЫКАХ СОСТАВ...