home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ТРОЕ СУТОК ВЫДЕРЖКИ

В чистом прохладном небе лениво перемещается луна. Безжизненные ее лучи тускло отражаются в трясине.

Земля вспухла от воды. Мутные потоки покачивают бурую зелень болота, распирают берега ручьев, оголяют могучие, узловатые корни сосен.

На мягкую, будто губка, кочку, на краю зыбуна, выползает змея, покачивается, тянется вверх.

Рядом с приплюснутой, узкоглазой головой появляется расщепленный прут. Небольшая палочка, вставленная между его концами, вылетает от удара ножом. Гадюка, схваченная за горло, повисает в воздухе.

Раздается хриплый, приглушенный шепот:

— Со всякой иной сволочью — так же!

Швед вставляет нож в чехол и снова ложится на оседающий под его телом кочкарник.

Неподалеку от зыбуна, у подошвы высоток, чернеют сутулые дзоты, тускло мерцает колючка на кольях.

Вторые сутки лежат перед пулеметными гнездами врага Смолин, Намоконов и Швед. В стороне, чуть сзади, таится в чахлом, угнетенном кустарнике Степан Бядуля, пожилой усатый крестьянин с Полтавщины, только что прибывший в полк с пополнением. Рядом с ним мается Степан Зарян, красивый, отлично сложенный парень, родом из Шоржи, на берегу Севана. Зарян уже обстрелян, но от болот его мутит, как и много недель назад. Трудно представить себе более разнохарактерных людей, чем эти два бойца. И тем не менее рассудительность и даже флегматичность первого отлично уживаются с горячностью второго. Впрочем, и украинец уже намучился до последней степени и ворчит, правда, про себя: «Чи пан, чи пропав — двичи не вмыраты!»

Разведчики вымокли до нитки, изглоданы комарами. Их покрасневшие глаза слезятся от постоянного напряжения.

Швед несколько раз подползает к старшине. Мелко стучит зубами и шепчет быстро и раздраженно:

— Саша, сколько можно? Надо пошевелить немцев... А?

— Нет, сержант.

Швед вздыхает, тихонько сплевывает клейкую слюну и возвращается на свое место.

Смолин почти безотрывно наблюдает за дзотом, выбранным для нападения. Этот блиндаж врыт в землю в стороне от остальных, к нему есть сухие подходы, и разведчики лежат под самым носом немцев, разглядывая чужую жизнь, чужие порядки и нравы, чужое, ненавистное спокойствие траншей.

Ничего, все должно кончиться, это кончится, и врагу станет худо, будь он проклят, пришедший с мечом и злобой на нашу землю и заливший ее кровью и слезами жертв.

Но для того, чтоб оккупанты здесь взвыли, разведка должна многое увидеть, услышать, узнать.

Враг не день и не месяц занимает тут оборону, он глубоко врылся в землю, и мощь его инженерных сооружений, мощь его огня — не пустяк и не игрушка. И Смолин не покинет трясину и не позволит никому из своих людей уйти из нее до тех пор, пока группа не выполнит задание. Он будет лежать в болоте сутки или десять, — но узнает все, что надо знать человеку, которому поручена разведка боем.

11-я армия генерал-лейтенанта Морозова готовится к атаке. Дивизии, в которой служит Смолин, необходимо уточнить огневую систему полков «СС» — «Мертвая голова». Штабные карты стрелковых частей испещрены условными значками: ромбики, подковки, пунктиры, овалы и многое другое. Это танки, пехота, траншеи врага, высоты и топи, пушки и дзоты. Однако такие сведения быстро устаревают. Командование обеих сторон отлично знает, что существуют войсковая разведка, агентура, аэрофотосъемка, — и стараются сбить с толку противника, дополняя или меняя огневую систему.

Разведка боем всегда рискованна, редко обходится без жертв, но это зачастую — лучший способ получить точные сведения.

Для нападения выбран трехамбразурный дзот на левом фланге «Мертвой головы». Между огневой точкой и траншеями соседней дивизии противника — топь, и это на руку нашим — не ударят сбоку.

Двадцать шесть часов лежит разведка перед окопами врага, наблюдая за сменой постов, за методическим огнем пушек и гаубиц, за проволочными заграждениями и минным полем, за едой и отдыхом солдат там, в чужом лагере.

Нетерпеливому Шведу кажется, что все уже давно ясно в немецкой обороне — и пора действовать. Однако даже он понимает: стрельба ничего или почти ничего не даст. У немцев огромный военный опыт, и их полки не ответят на жидкий огонь русских залпами пушек и тяжелых минометов. Не запустят моторы танков и самоходок. Нет, не сделают этого. Смолин прав.

Решение, которое принял взводный, не сулит легкой жизни, но это, пожалуй, единственный шанс спровоцировать врага и заставить его показать свою огневую систему.

План нападения, неоднократно обсуждавшийся в штабе полка, сложен и смел. Надо во что бы то ни стало незаметно пробраться к дзоту, бесшумно уничтожить дежурного солдата и тогда открыть огонь по немцам. В этом случае успех почти обеспечен: враг решит, что русские пробились на его левый фланг и захватили блиндаж.

Прошлой ночью ясно светила луна, и Смолин отчетливо видел, как ровно в двадцать четыре ноль-ноль три солдата, даже не спускаясь в траншею, отправились в тыл. Вероятно, их в это время отводили на отдых, может — на поздний ужин. Во всяком случае, внутри дзота тогда или никого не осталось, или, что вернее, находился один часовой.

Если так случится и этой ночью, Смолин наконец даст сигнал нападения.

Внезапно луну затягивают облака, и начинает уныло бубнить дождь.

Старшину беспокоит состояние людей. Теперь, он полагает, можно наведать их.

Извиваясь в кочкарнике, Смолин ползет к Заряну и Бядуле, старательно огибая заплаты сочной и яркой зелени, — «окна», — в которые проваливаются на тот свет.

Услышав тихий свист старшины, бойцы опускают автоматы.

— Есть работа? — обрадованно спрашивает вконец продрогший армянин.

— Нет, Степан. Рано.

— Понятно, — вздыхает Зарян. — Осторожность — тетя храбрости.

— Если умен — не считай врага дураком, парень, — сухо замечает взводный. — Как у вас дела?

Бядуля усмехается.

— Гарна болотюга...

— Ничего, Степан Анисимович, терпи — казак будешь.

— Ага...

Смолин расспрашивает солдат, что видели, что слышали, — и огорчается. Молодые бойцы еще не отточили зрение и слух, не умеют сравнивать, сопоставлять, делать выводы.

Днем рядом с одним из ориентиров — группой берез — несколько раз поднимались птицы. И Зарян, и Бядуля заметили беспокойство пернатых, однако никак не связали его с врагом.

— Надо было глядеть как следует, Степан Анисимович. Птицы зря пугаться не станут. Может, там рыли окопы?

Солдат смущенно молчит.

Где-то в глубине немецкой обороны раздается орудийный выстрел. Снаряд, шурша, пролетает над головами разведчиков и разрывается далеко,на юге.

— Гармата... — отмечает новичок. — Нехай их черт...

— Это не пушка. Гаубица.

Бядуля теребит щетинистые прокуренные усы.

— Хто знаеть?

— Нет, отчего же? Тут все ясно, как божий день. Снаряд пушки летит быстрей звука, снаряд гаубицы — медленней. Сначала мы услышали выстрел, потом пролетел снаряд. Значит, гаубица. А коли по тебе бьет пушка, сперва рвется снаряд, и лишь затем слышишь, как звук подвывает в небе.

— Если после разрыва еще что-нибудь сможешь услышать, тезка, — ухмыляется Зарян.

Смолин не укоряет его за это. Шутка на войне, пусть и грубоватая, — тоже оружие. Самое надежное, никогда не дающее осечек.

Несколько секунд все молчат. Изредка где-то на левом фланге раздаются пулеметные очереди, — вероятно, немцы все-таки беспокоятся за стык. Там — лишь минное поле и колючая проволока в три ряда, но нет ни окопов, ни солдат.

Вскоре все обращают внимание на неяркую вспышку в ближнем тылу врага. Короткое зарево густого красного цвета на секунду загорается у южного ската высоты и гаснет.

— Миномет, — верно определяет Зарян. — Пушка или гаубица — те посильней светят. И говорят погромче...

Беседуя шепотом, Смолин не отрывает взгляда от дзота. Пулеметы этой огневой точки за всю ночь не выстрелили ни разу, и взводному хочется думать, что она, может статься, пуста. Но старшина знает, как опасно верить догадкам, если трижды не проверил их.

Пометив на своей карте расположение гаубицы и миномета, Смолин молча пожимает руки товарищам и ползет на свое место.

Вскоре он уже лежит на влажных кочках, пытаясь справиться с дремотой и отчетливо понимая, что для этого у него не хватит сил.

...Просыпается старшина от легкого толчка. Рядом лежит Швед, шепчет на ухо взводному горячо и торопливо:

— Двадцать четыре ноль-ноль, Саша. Немцы — в дзоте. Давай встряхнем их. Нет терпежа...

Смолин молчит в смущении. Он заснул в самое неподходящее время и не может себе это простить. Немного придя в себя, отрицательно качает головой.

— Будем ждать, Арон.

Швед что-то ворчит под нос, потом советует:

— Пошли Бядулю и Заряна расчистить минное поле и вырезать проход в проволоке. Завтра ночью меньше работы. Я сам пойду с ними, если прикажешь.

— Не ерунди, сержант, — сердится Смолин. — Утром немцы увидят проход и поднимут тревогу.

...Днем находиться в болоте нечеловечески трудно. Приходится лежать почти без движения за камышами и кустами, не спускать глаз с линии немецкой обороны. Самая малая оплошность или случайность — кашель, луч, упавший на бинокль, болотный лунь, взмывший над кочкой в испуге, — и немцы заподозрят неладное, иссекут заросли многослойным огнем — и все кончено.

Но еще хуже, чем враг, — комары. Они гудят над головой, лезут под плащ-палатки и ватники, втискиваются в уши, в глаза, в рот. И нельзя покурить, чтоб отогнать эту гадость дымом, нельзя отхлестать себя ладонями по лицу и шее, давя гнуса!

И все-таки разведчики умудряются даже немного подремать, чтобы хоть частично восстановить силы. Они спят, положив пальцы на спусковые крючки автоматов, злые даже во сне, готовые ко всему. И во сне бессознательно работает их слух и натянуты их нервы.

Идет к концу третий день болотной жизни. Исчезают редкие птицы, становится прохладнее. Медленно крадется ночь по старорусским кочкарникам и ржавцам, заливая чернилами огромную унылую равнину.

После нелегкой внутренней борьбы Смолин наконец решает послать солдат к немецкому стыку. Намоконов, Зарян и Бядуля проделают проходы в минном поле и колючей проволоке — и это означает, что нынче ночью разведчики нанесут удар. Если немцы не покинут дзота, придется пускать в ход ножи.

Получив приказ, облегченно вздыхает даже флегматичный полтавчанин: «Смилывый наскок — половина спасиння!»

На горизонте появляется тоненький желтый месяц, чем-то удивительно напоминающий цыпленка, — не то цветом, не то глупым и милым младенчеством своим.

Разведчики подтягиваются ближе к стыку, вблизи которого чернеет дзот.

С этой секунды Смолин весь превращается в слух: группа разграждения должна подать сигнал, что дорога открыта.

Томительно течет время.

Старшина изредка взглядывает на часы. Рядом с ними, на руке, компас и секундомер, привязанный проволочками к запястью.

Сигнала все нет. Впрочем, чему ж тут удивляться? Разграждение — нелегкое, опасное дело, и за четверть часа с ним не справиться.

Смолин осматривает небо над головой. Серп немного переместился, но по-прежнему сияет без помех. Облака от него далеко на западе.

Взводный думает о том, что месяц для солдата — тоже военная обстановка. Иногда позарез необходим он в бою, в другой раз ждешь — не дождешься какой-нибудь малой тучки, чтоб закрыла она бесстрастную рожу этого соглядатая.

Обе стрелки на часах Смолина сошлись. Полночь, а сигнала все еще нет. Тихо и у дзота, намеченного для нападения. Неужели и сегодня его маленький гарнизон не уйдет в тыл?

Старшина еще размышляет об этом, когда слышит негромкий крик болотного луня. Проходит несколько секунд, и сигнал повторяется.

Значит, проход очищен, и разведка может втянуться на передовые позиции врага.

Швед, лежащий чуть впереди, оборачивается, и старшина понимает смысл этого движения. Но он молчит. Надо ждать.

Без четверти час. Возле дзота раздаются приглушенные слова немцев.

Разведчики видят черные на темном фоне фигуры солдат, идущих в свой ближний тыл. Тают тихие звуки шагов.

Почти мгновенно Смолин ощущает прилив сил, то состояние, которое обостряет чувства бойца, мобилизует его волю, внимание, решимость.

Трижды звучит крик болотного луня.

Бядуля и Зарян лежат теперь между минным полем и колючей проволокой. Бойцы протянули за собой веревки, обозначив ими коридор, проделанный в опасной зоне.

Намоконов, мелко стукаясь подбородком об автомат, пластается по проходу, стараясь как можно скорее достичь траншеи. Оттуда удобнее всего без шороха и звука добраться до намеченной огневой точки.

Швед, напротив, ползет к дзоту кружным путем. Он должен очутиться за спиной у часового, охраняющего блиндаж. Как только Намоконов окажется вблизи немца, Арон отвлечет внимание солдата каким-нибудь звуком — и тогда... тогда, пожалуй, все пойдет благополучно.

Бядуля и Зарян, пропустив своих в траншею, расползаются в разные стороны и тоже спускаются в ход сообщения. Теперь они находятся на флангах атакующей группы и охраняют их.

Намоконов вплотную подползает к часовому. Немец стоит, привалившись к блиндажу, в стороне от амбразур, и черный на черном фоне почти сливается с ночью.

Позади дзота раздается тихий кашель и в ход сообщения валятся комки земли. Часовой вздрагивает, вскидывает винтовку, вытягивает шею, пытаясь рассмотреть, кто у него за спиной.

И в ту же секунду Иван выпрыгивает из траншеи, накидывает на голову немца тряпку, сдавливает ему рот. Мгновенно рядом оказывается Арон. Он заламывает часовому руки назад, стягивает их петлей «набросом» и тащит солдата к колючей проволоке, подальше от блиндажа. Здесь стаскивает с немца тряпку, всовывает ему кляп в рот и передает пленного Смолину. Затем возвращается назад.


Засада. Двойное дно

Выждав несколько секунд и убедившись, что вокруг все спокойно, Арон поднимается на сосновые накаты дзота и, зарядив гранату, спускает ее в дымоход. Взрыва почти не слышно. /

Швед быстро сползает к двери, тянет ее на себя и вбегает в блиндаж.

В укреплении, у амбразур, стоят пулеметы. В углу, в нише, плюется копотью светильник, устроенный из гильзы снаряда. Резко пахнет взрывчаткой.

На земляном полу тяжело ворочается дежурный солдат, задетый взрывом.

...Через секунду все кончено.

Намоконов входит в блиндаж, склоняется к немцу и, убедившись, что тот не дышит, кивает на один из пулеметов.

Это универсальное германское оружие «МГ-39». Разведчики достаточно хорошо знают его.

Швед вырывает пулемет из амбразуры, навешивает на себя металлические ленты с патронами и выходит наружу. За ним, задув лампадку, выбирается эвенк.

Вдвоем они быстро устанавливают пулемет на бревнах перекрытия, и Швед отползает к Смолину.

Намоконов неторопливо и точно готовит оружие к стрельбе. Тщательно вставляет ленту в приемник, тихо опускает крышку магазинной коробки. Проверяет на ощупь, плотно ли ползун шатуна прилег к левой стороне крышки. Убедившись, что все сделано как следует, прижимает приклад к плечу и кладет палец на нижний спуск.

Сейчас он ударит по немцам длинными очередями, и это фланкирование должно напугать и сбить с толку врага. Неужели немцы не клюнут на приманку? Неужели не ответят огнем на огонь, а бросят к блиндажу отделение, роту, взвод, чтобы раздавить прорвавшуюся в их расположение группу?

За все трое суток разведки Иван не проронил ни одного слова, и теперь, словно вознаграждая себя за долгое и тяжкое молчание, кричит сам себе во всю силу легких:

— Огонь!

И резко нажимает на спуск.

Длинная трассирующая очередь распарывает тьму ночи, и пули уходят туда, где в светлую пору суток были засечены пушки, минометы, окопы врага.

Почти одновременно начинают стучать автоматы остальных бойцов. Молчит лишь Смолин.

Наступает главная минута всей операции, тяжкой, рискованной, бесконечно долгой. Переполошится враг или найдет в себе силы справиться с паникой, естественной в этих условиях? Начнут стрелять пушки или не начнут?

Немцы безмолвствуют. Они не стреляют, черт бы их побрал! Нет, не такие они простаки, чтоб им пусто было на том и на этом свете!

Оглушенные своей стрельбой, разведчики даже не слышат первых залпов и первых пулеметных очередей. И лишь тогда, когда вблизи дзота рвется мина, окатывая Намоконова брызгами глины, солдаты вздыхают облегченно. Клюнули, конечно же, клюнули! Не такие уж они мыслители, не шибко-то они храбрецы, эти наглые роты блицкрига.

Через несколько минут дышит огнем вся линия немецкой обороны. Бьют скорострельные пушки, тявкают минометы, рвутся гаубичные снаряды.

Значит, враг поверил: русские прорвались на левый фланг полка, стык в опасности, и именно оттуда 11-я армия может просочиться в тылы фон Буша и расчленить его оборону.

Смолин уже с трудом различает залпы, пулеметные очереди, выстрелы минометов. В воздухе стоит беспрерывный гул. Зато отчетливо видны вспышки на огневых позициях артиллеристов, удары танковых и самоходных орудий. Из дальних блиндажей бьют сразу по нескольку пулеметов, а из рощицы частят противотанковые пушки и минометы.

И старшина лихорадочно работает, может быть, впервые в жизни в таких дозах занимаясь арифметикой и геометрией.

Освещая фонариком карту, он то и дело наносит на нее расположение крупных огневых точек. Заметив всплеск пушечного выстрела и затем поймав его звук, он немедля производит в уме несложные подсчеты и достаточно верно определяет нахождение батарей и орудий. Звук проносится со скоростью триста сорок метров в секунду. Между вспышкой и звуком — три секунды. Триста сорок, умноженные на три, — тысяча двести метров.

Танки бьют все время с одного места, и Смолин решает, что машины врыты в землю, — на Северо-Западе противник часто поступает так.

Старшине удается нанести на карту довольно много значков, когда справа вспыхивает сигнал опасности: дважды мигает красным светом ручной фонарь Заряна.

Огонь немцев ослабевает, пушки и танки замолкли, стреляет только пехота. Офицеры «Мертвой головы» разобрались в обстановке, поняли, что русских немного, прошел испуг.

Зарян снова мигает фонарем. Впрочем, в этом уже нет большой надобности. Смолин и так видит на гребне высоток черные фигурки немцев, перебегающих от укрытия к укрытию.

Вытянув из противогаза ракетницу, старшина стреляет в сторону своих позиций, и разведка, прихватив пленного, начинает отход.

Она уже на полпути к своим, когда рядом с передними бойцами рвется гаубичный снаряд. Пушкари врага пытаются отрезать русским дорогу к себе.

Услышав приказ взводного, замыкающего цепочку, к месту разрыва ползет Бядуля.

Смолин то и дело останавливается. Не исключена погоня, и старшина готов прикрыть огнем отход своих.

Наконец он подползает к Бядуле. Тот лежит меж кочек, обессиленно уронив голову.

— Что с тобой, Степан? Ранен?

— Не.

— А Зарян?

— Нема Заряна. Оба — наповал.

— Кто «оба»? — мрачнеет Смолин.

— Та кто ж — тезка мой, Степа, и тот, немец...

Старшина сплевывает густую, соленую слюну.

— Черт с ним, с пленным! Вынеси Заряна. Быстро!

У проволочных заграждений разведчиков окатывает грязью разрыва. Смолину кажется — у него подломились колени, и взводный медленно валится на бок. Тотчас рядом вырастают Швед и Намоконов.

— Саша... Саня! — трясет его за плечи Арон. — Ну же!

Внезапно одессит вскакивает на ноги, поворачивается к немцам, кричит с остервенением и злобой:

— Сволочи! Гады!

Но тут его дергает за ногу Намоконов.

— Однако, жив взводный, Арон.

Смолин открывает глаза, смотрит мутным, бессмысленным взглядом куда-то мимо товарищей.

Бядуля гладит старшину по голове, говорит, как ребенку:

— Вийна людей исть, а кровью запывае, голубчик... Ничо... ничо...

Намоконов пытается затащить взводного себе на спину.

— Не надо, Ваня, — слабо возражает Смолин. — Я сам.

Он вяло усмехается.

— Взрывная волна. Ткнуло немного.

Навстречу разведке уже ползут стрелки.

На востоке чуть брезжит солнце. Начинается еще один будничный солдатский день.

В Ставку из штаба фронта уходит очередная сводка: «За истекшую ночь серьезных столкновений с противником не было. На ряде участков шла перестрелка и проводилась разведка боем...»


* * * | Засада. Двойное дно | ОБ ОГНЯХ-ПОЖАРИЩАХ, О ДРУЗЬЯХ-ТОВАРИЩАХ