home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Третья картина

У Пети. Небольшая комната, в которой стоят диван, шкаф, обеденный и письменный столы. На подоконнике лежит мясорубка. На обеденном столе — бутылка с фруктовой водой, на бумажках — сардельки, хлеб, селедка, пачка мороженого. Петя ходит по комнате; в одной руке у него задачник по алгебре, в другой — сарделька. Теплый летний вечер. За окном — звездное небо.

Петя (откусывая сардельку). Значит, так… «Живой вес коровы в килограммах определяется по формуле: длина спины коровы от холки (бьет себя по шее) до хвоста (бьет себя по крестцу), умноженная на обхват около лопаток и деленная на пятьдесят». А где у коровы лопатки? Ага, ясно! (Обхватывает себя руками.) «Живой вес от холки до хвоста…» А ну ее к черту, эту корову! (Бросает задачник на стол, ложится на диван и вздыхает. Запевает скучным голосом.) «…Помирать нам рановато, есть у нас еще дома дела!» Да-а, дела! А вот какие дела? (Вздыхает и снова поет.) «…Помирать нам рановато, есть еще у нас дома дела!» (Мечтательно.) А что вот, если взять и вбить в нашу планету здоровый кол и привязать к нему длинный-длинный трос? А другой конец троса привязать к хвосту ракеты и запустить ее на Луну. Она воткнется в Луну, и тогда между Луной и Землей будет установлена прямая связь. (Вскакивает с дивана.) Во! Ну и идейка меня осенила! Наверное, из ученых до этого еще никто не додумался! (Мечтательно.) А по этому тросу хоть людей в кабинах посылай, хоть продукты! Уй, вот красота! (Загоревшись.) А ну-ка, сделаем чертеж. (Переносит все продукты с обеденного на письменный столик, снимает с обеденного стола квадратную крышку и устанавливает ее как чертежную доску на стуле. Накалывает на доску лист ватмана. Во время перестановки бормочет.) А моя идейка — это да-а! В тыщу раз лучше Генкиного аппарата. (Полемизирует с невидимым Генкой.) Подумаешь, силы земного притяжения! Вот ты додумайся до канатной дороги между Луной и Землей. Да у тебя же кишка тонка будет! Горе-физик! (Чертит два круга — Землю и Луну. Соединяет их прямой линией. Бормочет.) До Луны триста восемьдесят четыре тысячи километров… Когда Луна будет опускаться за горизонт, то моя кабина с Земли будет сама катиться по тросу к Луне, а когда Луна будет подниматься над горизонтом, то тогда тележка будет катиться с Луны на Землю. Вот и не надо будет никаких моторов! Ой, гениальное открытие! Ну и утрем же мы нос этому Геночке! (Пишет на чертеже.) Значит, на Земле — это я, назову себя «икс», на Луне будет Мишка — это «игрек», а посередке будет Люська — это «зет». Контрольный пункт.


Девчонки и мальчишки

Стук в дверь.

(Лихорадочно хватает скатерть и закрывает ею свой чертеж. Потом хватает одной рукой селедку, другой — мороженое.) А ну, попробуйте!

Входит Люся, она с удивлением смотрит на Петькины руки.

Люся, здорово! Проходи! Ты мои письма разослала?

Люся. Разослала.

Петя. И в газету и на «Мосфильм»?

Люся. Да и туда и туда отправила. Я все аккуратненько переписала и отнесла на почту. Вот, думаю, попадет какому-нибудь главному режиссеру, ухватятся они за тебя и сделают фильм, который прославит тебя на весь мир.

Петя. Я главному режиссеру скажу, чтобы и вас вместе со мной снимали. Ты исполнишь эту самую… как ее… «Лунную сонату».

Люся. Что ж, неплохо будет. (Смотрит на правую руку Пети.) Это что у тебя?

Петя (невинно). Мороженое.

Люся (смотрит на левую руку). А это что?

Петя (невинно). Селедка. Атлантическая. Пятнадцать рублей сорок копеек… кило!

Люся. Это твой обед?

Петя. И еще какой — королевский! (Галантно.) Хотите, я вас угощу яблочным сидром?

Люся. Нет, спасибо. Ну кто же так питается?

Петя. Я! А разве плохо? Ах, это ты про тарелки и вилочки и про разные вторые, третьи? Чепуха! Тут у меня своя теория. Человечество, я считаю, только зря тратит время, раскладывая блюда на первое, второе, третье. Там, в желудке, ведь все равно все перемешивается? Перемешивается. А я прямо на столе перемешиваю. Вот и все! Время выиграно, а калорийность та же!

Люся. А как твой папа на эту теорию смотрит?

Петя. Как папа? Папа ушел на каланчу, оставил записку: «Свари суп, пропусти через мясорубку мясо». Охота была мне с этим возиться! В общем я уже поел, и слава аллаху! Можем приступать. (Берет половую щетку, стучит в боковую стену. Слышен ответный стук.)

Люся. Ты задачку про корову решил? (Смотрит на обеденный стол.) А где у тебя крышка?

Петя. Крышка? Да она у меня теперь для других целей предназначена. А ты вот садись за письменный стол.

Люся наводит на письменном столе порядок, раскрывает учебник и тетради. Петя садится рядом с ней и делает умное лицо.

Люся. Так ты, значит, задачу про корову решил?

Петя. Ага, решал. Только я решал-решал, а потом даже разозлился: ну, при чем тут корова? Тут такие гениальные мысли в голову лезут, а ты: «Решай про корову!» Вот я книжечку недавно прочитал — «Занимательная астрономия»! Вот это занимательная штука! Про планеты, про Луну, про Галактику. Вот здорово написано! Но до одной штуки еще никто не додумался…

Люся. Ладно, Петя! Это потом. Сейчас мы с тобой займемся повторением. Скажи мне, в чем заключается закон Архимеда.

Петя (вздохнув, на память). «Тело, погруженное в жидкость, выталкивается вверх с силой, равной весу жидкости, вытесненной телом».

Люся. А как ты понимаешь этот закон?

В комнату входит Миша.

Миша (Пете). Явился по вашему вызову!

Петя (кивает на диван). Садись и молчи!

Миша. А вы занимаетесь?

Люся (сердито). А ты сам не видишь?

Миша (идет на цыпочках к дивану). Вижу. Вы занимайтесь, занимайтесь, я вам мешать не буду. Да, Петь, один вопросик: у нас будет сегодня заседание?

Петя. Будет. Важнейшее! Вот сейчас мы тут решим задачку и начнем тренироваться в ходьбе, а потом…

Люся (удивленно). А для чего эта ходьба?

Петя (возмущенно). Ходьба для чего? Да это ведь самый лучший вид спорта! Он развивает общую мускулатуру и опорно-двигательный аппарат. (Выскакивает из-за письменного стола и начинает ходить по комнате.) На Луне человек весит в шесть раз меньше, чем на Земле. И там он будет прыгать вот такими огромными прыжками. (Показывает.) А если научиться ходить вот так (показывает, семеня ногами), то мы будем ходить, как по Земле. А потом это еще неизвестно как нас марсиане встретят. А вдруг у них все некультурные, и какой-нибудь пьяный марсианин схватит тебя за шиворот и захочет обратно в космос выбросить, а? Что тогда? А ты включишь свой опорно-двигательный аппарат, и от него ножками, ножками, ножками… (Семенит ногами, убегая от мнимого марсианина.) Мишка! Подключайся! Повторяй за мной движения! Люся, и ты подключайся! (Ребята друг за дружкой семенят вокруг стола.) Ну, на первый раз достаточно. У вас успехи есть. Все!

Люся. Как все?

Петя. А с коровой мы кончили! На первый план надо общественное, а не личное. Знаете, я уже ответ из настоящей обсерватории получил. Вот смотрите. (Достает из ящика стола письмо.)

Миша (с интересом). Давай почитаем!

Люся (Пете). Что там написано?

Петя. Подождите, не торопитесь. Мы его еще обсудим. Но в свете одного открытия, Люсь, у тебя хочу спросить от чего зависит длина пути тела при движении по наклонной плоскости?

Люся. Я этого не знаю. Это проходят в восьмом классе.

Петя. А у кого бы это узнать?

Люся. У Гены, мне кажется. Он ведь уже сейчас изучает физику за восьмой класс.

Петя. У Гены? (Грозит Люсе пальцем.) Ты мне эти штучки брось! Вот Мишка тогда мне на физическом кружке про Луну подсказывал, а я и сам все знал. Только не хотел свои знания перед Генкой открывать, не хотел его обогащать. А я вам сегодня такое научное сообщение сделаю, что все эти ваши Геночки от зависти лопнут. Моя лекция будет называться «Что думает Петр Махрютин о вселенной».

Миша. А что ты думаешь о ней?

Петя достает из письменного стола театральный бинокль и подходит к окну.

Петя. Мишка, погаси свет.

Миша гасит свет.

Я думаю о вселенной, что мы, то есть человечество, уже можем начинать ее завоевывать. Для этого нам только надо достать больше электронно-счетных машин, и все. Они будут считать и думать, а мы будем летать.

Миша. И мы больше ничего не будем делать? Ни учиться, ни работать?

Петя. Нет!

Люся. А кто же по дому родителям будет помогать?

Петя. По дому будут помогать автоматы. А мы, я повторяю, будем только летать. На Марс так на Марс! На Ньютон так на Ньютон! Пожалуйста, куда хочешь!

Миша. А разве есть такая планета — Ньютон?

Петя. Есть! Читал «Занимательную астрономию», а сам не помнит! Это планета в честь древнегреческого ученого названа, который придумал всемирное тяготение.

Люся. Петя, ты тут что-то путаешь. Есть планета Плутон, а не Ньютон. Такой планеты нет. А потом великий физик Ньютон был не греком, а англичанином. И закон всемирного тяготения он не придумывал, а открыл его. Вот хоть у Гены спроси.

Петя (взорвавшись). Ну при чем тут Генка! Ты что, мне не доверяешь? Сеешь смуту среди своих братьев лунатиков?

Миша. Да подожди ты, Петька… Она тебя просто поправила, а ты уже в бутылку лезешь.

Петя (Мише). Ах, и ты против меня? Бунт? А где же ваша клятва? «Мы, юные лунатики… Мы не будем драться и ругаться». Клятвопреступники! Вот и верь вам после этого!

Люся. Но ведь теоретические споры в нашем клубе вести можно?

Петя (с апломбом). Теоретические — можно, а со мной спорить нельзя! (С горечью.) Я так готовился к этой лекции, которая связана с моим новым изобретением, все звездное небо изучил: я знаю, где созвездие Рака, и где Гончие Псы, и где Скорпионы водятся, а вы? Позор вам на всю Европу! Не буду больше лекцию читать. (Хочет спрятать бинокль.)

Люся (примирительно). Ну ладно, Петь, успокойся! Я тебя лично прошу, успокойся!

Петя (довольный). Лично?

Люся. Да!

Петя (сменяя гнев на милость). Ну, это другое дело! А для этого бы (кивает на Мишу) я бы и пальцем не пошевелил. Пусть один в звездах плутает. Может, об какую-нибудь башкой стукнется!

Миша (гасит свет, заискивающе). Слушай, где же все-таки Раки водятся?

Петя (передает Мише бинокль). Во-он, по небу ползают! Вон, видишь, задом наперед ползет! Э-эх ты, темнота! Раки в речках ползают, а на небе созвездие Рака!

Люся. А где эти Собаки?.. Как ты сказал, Гончие! Дай посмотреть.

Петя (отнимает бинокль у Миши). Я и сам их поищу. Где-то вот тут были. (Смотрит в бинокль на небо.)

В комнату никем не замеченный входит Шурик.

В общем лучше сейчас прямо перейдем к Луне, нашей ближайшей соседке. Вы все, конечно, каждый вечер видите это небесное тело, которое своим серебристым светом заливает необозримые просторы. Бросим же взгляд на нее и убедимся в правоте моих слов. Подождите, где же Луна? Вчера я сам лично видел, а сейчас нет!


Девчонки и мальчишки

Миша (прыскает в кулак). Гончие Псы ею подзакусили.

Люся. Слушай, Петя, а может, нам попросить у Андрея Петровича еще какие-нибудь книжки по астрономии и всем вместе почитать? Или с Генкой посоветоваться?

Петя (возмущенно). Но, но! Генку — только через мой труп. Разве это изобретатель? Вы вот на мой чертеж взгляните. (Откидывает одеяло с чертежной доски.)

Миша зажигает свет.

Миша (замечая Шурика). Полундра! Спасайся кто может!

Петя замечает Шурика и быстро закрывает одеялом свой чертеж.

Петя (с насмешкой). А-а… Уголовный розыск пришел! Ты что пожаловал?

Шурик (с деланной робостью). Я… я… к вам… сюда. (Поглядывает на чертежную доску.)

Петя. А куда сюда?

Шурик. Ну вот сюда. (Делает круг рукой.) В ваш круг. (Показывает пальцем на Петю, Мишу, Люсю.)

Петя (с издевкой). Ах, в наш семейный круг, так сказать! Завидно стало? А что ж ты раньше думал, когда со своим Геночкой (смотрит на Люсю) связывался?

Шурик (подыгрывает, робко). Я — я заблуждался.

Миша (с деланной жалостью). Ах ты, бедненькая овечка!

Петя (строго). А теперь что?

Шурик. У меня открылись глаза. (Смотрит на чертежную доску.)

Миша (радостно). Ребята, я понял! Если он сюда пришел, значит мы у широких масс уже начинаем завоевывать авторитет.

Петя (хитро подмигивая Мишке, к Шурику). Ну ладно! Мы тебя принимаем. Только надо тебе сначала пройти испытания.

Шурик (решительно). Я готов на любое!


Девчонки и мальчишки

Петя завязывает Шурику глаза, подводит его к дивану и, вскочив на диван, бьет Шурика подушкой по голове. Шурик падает на четвереньки. Петя соскакивает с дивана и осматривает Шуркину стойку.

Петя. Так. Не приподнимайся, я сейчас посмотрю. Кажется, хорошо прилунился. На все четыре точки. А теперь акт приема пищи в невесомом состоянии. Встань вверх ногами к стене. (Шурик встает.) И укуси этот хлеб. (Подносит Шурику хлеб.)

Шурик откусывает и жует его.

Куда, чувствуешь, хлеб идет? Вверх или вниз?

Шурик. Обратно, вниз.

Петя (сокрушенно). Э-э! Плохо дело. Ну мы сейчас узнаем, что насчет этого нам скажет электронно-счетная машина. (Берет с подоконника мясорубку, привинчивает ее к письменному столу, потом пишет что-то на бумажке.) Заполняем все данные, закладываем в агрегат (засовывает бумажку в мясорубку) и включаем агрегат. (Крутит мясорубку. Из нее вылезает бумажка. Петя берет ее в руки.) М-да… Электронно-счетная машина дает отрицательный отзыв.

Шурик. Как отрицательный?

Петя. Да очень просто! Тебя нельзя вносить в наш список, вот и все. Кибернетика не врет!

Шурик. Тоже мне кибернетика! Вы что, с Луны свалились?

Миша (тихо). Петька, а он не намекает?

Петя (серьезно). Слушай, Шурик-мурик, ты что сюда пришел? Ты что же, хочешь выведать у нас, какую я, например, важную бумажку получил или что другое?

Шурик. А какую ты бумажку получил?

Миша (испуганно, Пете). Про космический институт больше ни слова!

Петя (Мише). Я ничего не говорил про космос!

Шурик (обрадованно). Нет, говорил!

Петя. Ну и что ж такого, что говорил? (Пауза.) А что, товарищи? (Весело.) Может быть, все-таки примем к нам этого Шурика-мурика?

Шурик (умоляюще). Ой, примите, а? Я вместе с вами буду!

Петя. Гм… Ну что ж, я думаю, что мы, пожалуй, сможем принять тебя (торжественно) в наш «Клуб юных лунатиков»! (Испуганно затыкает себе рот и смотрит на своих единомышленников.)

Люся. Ага, Петька, сам проговорился! Э-эх, ты! Мне запрещал, а сам?

Шурик (обрадованно). Значит, у вас «Клуб юных лунатиков»!

Миша. Да что ты придумал? Какой дурак тебе это сказал?

Шурик (пятясь к двери). Не-ет, номер не прошел, товарищи лунатики, ха-ха-ха! (Мефистофельский смех.) Лунатики!

Петя (схватив Шурика). Ах ты, змея подколодная! Собрался к своему Геночке бежать? Разузнал и бежать? А ты… ты у нас еще ни бельмеса не узнал!

Миша (предупреждающе). Петька!

Петя (Мише). Ничего, ничего, не волнуйся. Я сейчас ему сам все скажу и покажу. (Вытаскивает из кармана заветную бумажку из космического института. Шурику.) Вот читай, читай вслух, чтоб все знали.

Шурик (с иронической улыбкой берет в руки письмо). Печатный штамп! Исходящий номер! Кажется, все в порядке… Здо-о-рово документик оформлен! (Читает.) «Здравствуй, дорогой Петя! Научно-исследовательский институт по космическим полетам…» О-го! «Полетам»! «Ставит тебя в известность, что ты зачислен в кандидаты для полета на другую планету!» Уй-юй! Петя! А мы-то и не знали, что с нами такой человек учится! «Директор института… академик…» (К Пете, придирчиво.) А почему подпись неразборчива?

Петя. А тебе уж хочется, чтоб он, как ты, писал, по буквочке! Ака-де-мик (поднимая палец в воздух), ты понимаешь? А теперь — вот это… это прочитай. (Протягивает Шурику новое письмо.) И вы (к Люсе и Мише) слушайте.

Шурик (берет в руки письмо, взволнованно разглядывает). Тоже штамп… Красная печать… Учреждение! (Читает.) «Уважаемый Петя Махрютин! Мы прочли в нашей обсерватории твое письмо, в котором ты сообщаешь о своем желании уже сейчас готовиться к полетам в космос. Мы думаем, что у нас с вашим клубом будет настоящая творческая дружба, и мы уверены, что ты побываешь у нас в гостях».

Люся (восторженно). Ой, Петя, как интересно!

Миша. Молодец, Петька, я всегда знал, что ты настоящий организатор!

Петя (Шурику). А? Видал? А теперь можешь выкатываться к своему Геночке. (Вырывает у Шурика письмо и толкает его.)

Шурка отлетает к дверям. В этот момент появляется Гена, и Шурик сталкивается с ним.

Гена (Шурику, взволнованно). Шурка, ты жив? Я так беспокоился! Что они с тобой тут делали?

Шурик (радостно). Я все узнал! У них клуб лунатиков! Ха-ха! Они готовятся для полета в космос!

Гена (иронически). Клуб лунатиков? И ты, Люся, с ними?

Люся молчит.

Петя (гордо). С нами!

Гена (Пете, иронически). И далеко ли вы собрались лететь?

Петя. Не твоего ума дело!

Гена (с издевкой). А на чем же вы полетите, на примусе или на керосинке? (К Люсе.) Они тебя опутали, идем отсюда. (Тянет ее за собой.)

Петя (с усмешкой, к Гене). Да? Опутали? (К Люсе.) Люська, а это? (Показывает бумажку из космического института.)

Люся делает шаг к Пете.

Гена (тянет Люсю). Люся, уходи немедленно отсюда. Я тебе обещаю, мы тебе все расскажем.

Петя (к Гене). Да что вы там расскажете! (К Люсе, строго.) Люська! А клятва?

Люся вырывает у Гены свою руку.

Люся (к Гене). Что ты меня тянешь? Вы забыли, как вы со мной разговаривали?

Шурик (взволнованно). Остаешься?

Люся. Да! Остаюсь! Навеки!

Гена (мрачно). Ладно. Не заплачем. (Подняв голову, решительно.) Но знай, твой Петька — это не Петька, а барон Мюнхгаузен.

Петя (потрясенный). Кто? Барон?!

Гена (решительно). Да, брехун.

Петя (вскипев). Что ты сказал? Я брехун?

Гена. Вот именно!

Петя (хватает Гену за «грудки»). Ну, я тебе сейчас покажу! Оскорбление личности! А ну-ка, пикни еще, кто я!

Шурик (Пете). Барон Мюнхгаузен!

Петя кидается к Шурику. Шурик убегает от него. Его хватает Миша. На помощь Шурику бросается Гена. Петька хватает Генку. В комнате беготня, возня. Люся, стоя на диване, пытается урезонить дерущихся ребят, бьет их подушкой по голове.

Люся (кричит). Мальчики, прекратите! Мальчики, вы оба хорошие!

Петя (валит Гену на пол и садится на него верхом). Проси прощение!

Гена (хрипит). Барон Мюнхгаузен!

Петя. Ну, прощайся с жизнью, рычаг второго рода!

Гена. А ты двоечник! Раззвонил по всему свету! Переписку с учеными завел!

Петя. Да, завел!

Гена. А у тебя нет морального права писать в Академию наук. У тебя нет права быть председателем астрономов!

Петя. Ах, нет права? Нет права? (Не слезая с Генки, вынимает из кармана драгоценную бумажку.) А это видел?

Гена (хрипло). А это? Это мы написали!


Девчонки и мальчишки

Петя. Вы лжецы! Вот штамп из космического института!

Шурик. Не из космического, а из косметического.

Петя. Что? Из косметического? Я вам сейчас устрою массаж лица!

Шурик. Да моя мама в косметическом институте работает! Она там на всех женщин красоту наводит.

Гена (лежа на полу). Ты посмотри: здесь штамп «Косметический институт», а мы зачеркнули две буквы — «е» и «т», — и получился «Космический». А? Ясно?

Драматическая пауза.

Шурик (освобождаясь от Мишки, Пете). Позор тебе, лунатик!

Гена (спихивая с себя обалдевшего Петьку). Барон Мюнхгаузен! (Глядит на Люсю.) Ну, что? Поняла? Чучело!

Гена и Шурик уходят.

Петя (потрясенный, рассматривает бумажку). Не может быть! Не может быть!

Миша. Эх ты! А чего не может быть? Вот смотри «е» и «т» зачеркнуты.

Люся (к Пете). Ой, знала бы, что тут такое, я бы никогда в сундуке не сидела. Говорил: «Со мной не пропадете!» Ну куда ты смотрел, когда читал эту бумажку? Все! Я ухожу!

Миша (растерянно). Я тоже домой пойду. (Хлопает себя по лбу, в сторону.) А я-то куда смотрел?

Петя (трагически). Что? Уже уходите? Бежите, как крысы с тонущего корабля? А где же ваша клятва: «Будем вечно дружить, как Галилей и Ньютон»?

Миша (оправдываясь). Ну, если бы ты был Галилей…

Петя. Ах, я, значит, теперь уже не Галилей?

Люся. Мне это совершенно безразлично! (Идет к двери.)

Петя (как утопающий, схватившийся за соломинку). Стойте! Вы еще ничего не знаете! Я вам еще докажу! Я вам еще ничего не показывал! Смотрите! (Раскрывает свой чертеж.) Вот эта буква икс — это Земля, буква игрек — это Луна, а зет — это Люська! Контрольный пункт. Понятно вам?


Девчонки и мальчишки

Люся (удивленно). Нет! Миша. Непонятно.

Петя. Но я вам сейчас все объясню. Вот мой проект для космического института. До этого еще никто не додумался! Идите ко мне ближе. (С горечью.) Но только мне нужно одну формулу достать! Вот так она мне нужна! (Проводит пальцем по горлу.) Позарез!

Занавес


Вторая картина | Девчонки и мальчишки | Четвертая картина