home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



III

Кто-то вернувшийся не то из Антарктики, не то с верховьев Амазонки или из пустыни Сахары, — проносилось в голове Лидии. Она разыскивала в толпе грузного широкоплечего молодого человека, загорелого или обветренного с грубыми чертами лица и, скорее всего, обладающего низким голосом, так приятно вибрировавшим по телефону.

На ее плечо опустилась чья-то рука.

— Лидия? Красивая младшая сестра?

Она повернулась и увидела перед собой худощавое бледное лицо безупречно элегантного молодого человека, одежда которого была приобретена явно на Савил-Роуд, а манеры говорили о том, что он окончил одну из самых старинных привилегированных частных школ.

— Неужели вы Филип? Быть не может!

— Почему же? — Глаза у него были ярко-синие, и их цвет особенно оттеняли светлые брови. Его внешность была обманчиво-хрупкой. Когда он улыбался, кожа на его худых щеках собиралась в складки.

— А как же это вяжется с крокодилами? Ну, а где загар, обретенный в пустыне или где там еще?

— Я должен иметь внешность человека, высохшего от малярии, — вы это хотите сказать? Мне очень жаль, но я всегда остаюсь бело-розовым, как очаровательнейшие английские дебютантки — аристократические девицы, только что начавшие выезжать в свет. Вы разочарованы? Если да, то позвольте заметить, что и вы не совсем такая, какой описали себя.

— В таком случае как вы меня узнали?

— Сам не знаю. Каким же образом это получилось? — Он слегка нахмурился.

На какую-то секунду в голове Лидии пронеслось: «Да, он любит этак вот небрежно пошутить». Ей показалось, что глаза его потемнели, и опять, как тогда, во время разговора по телефону, ее охватила дрожь.

— Ну что ж, я был прав — не так ли? Сказал, что найду, и нашел.

Она кивнула. Внезапно ей ужасно захотелось, чтобы он сказал, что на самом деле она гораздо привлекательнее, чем пыталась ему внушить по телефону. Однако он никак не комментировал ее внешность. Филип был очень высокого роста, так что на нее он смотрел сверху вниз. Она пригладила волосы, остро ощущая, что взгляд его ярких проницательных глаз устремлен на них.

Да, это не какой-нибудь месье Бертран с толстыми губами, пускающий в ход руки, дабы заявить о своих намерениях. Она поспешно напомнила себе: это — Филип Нэш, жених твоей сестры.

— Авроры здесь нет? — вежливо осведомилась она.

— Нет, Наверное, я ее уже не застал. Мы договорились встретиться на платформе номер 15, а если я не успею прибыть вовремя, то я должен был отправиться в Липхэм позднее. Я изо всех сил старался успеть, но меня все время что-то задерживало. Я подумал, может, и ее тоже что-то задержало, и именно поэтому решил: попробую-ка квартиру.

— И попробовали?

— Я туда позвонил, — сказал он, пристально глядя на нее. — Вы мне ответили. Не помните разве?

— Что вы! Конечно, помню. Просто дело в том, что…

— В чем? Говорите же!

— Ах, не важно, — сказала Лидия, подумав про себя: не рассказывать же ему, в самом деле, про незапертую дверь — ведь посетителем квартиры мог быть, как на то намекала Джун Берч, другой любовник. Но неужели Аврора из таких? Кто знает…

— Давайте купим билеты и отыщем наш поезд, — предложил Филип. — А потом вы сможете мне все рассказать.

Она надеялась, что он позабудет о столь мелком инциденте, и поначалу казалось, он и в самом деле о нем забыл. Они отыскали пустое купе и удобно устроились лицом друг к другу. Лидия чувствовала себя очень уютно, у нее было хорошо на душе, и куда-то улетучилась усталость, сковавшая ее после путешествия из Парижа в Лондон. У нее еще не было задушевной беседы с Авророй, из которой она могла бы узнать о событиях, происшедших в жизни сестры после того, как они виделись в последний раз, но, во всяком случае, Филип, успевший узнать Аврору настолько хорошо, чтобы захотеть на ней жениться, мог кое-что о ней рассказать.

— Я буду жить в гостинице «Уитшиф», — сообщил Филип. — Мы решили, что так будет лучше всего на то время, пока Аврора будет поглощена хлопотами, связанными с венчанием. Я-то вначале думал, что мне удастся избежать всей этой чепуховины, но, говорят, в жизни молодой женщины это очень важный день и ей хочется, чтобы рядом с ней были ее родные.

— Да, — неуверенно заметила Лидия.

— Кстати, вы можете не стараться соблюдать осторожность. Я полностью в курсе дела насчет временного разрыва дипломатических отношений Авроры с семьей. Глупый жест, подумал я тогда, Авроре давно пора вернуться домой, пусть ее как следует отшлепают по попке.

— Так, выходит, она благодаря вам поехала домой?

— Нет. Это была ее собственная идея — от начала до конца. Но я был всецело «за». Странно как-то, понимаете ли…

— Что вы имеете в виду?

Он посмотрел на нее вроде бы лениво, но взгляд его был пронизывающим. Лидию больше всего выводило из себя, что по глазам его нельзя было ничего прочитать. Он находит ее слишком уж некрасивой. А впрочем, обращает ли он вообще какое-либо внимание на ее внешность?

— То, что она игнорировала не только мать и отчима, но и свою младшую сестру.

— Видите ли, я не думаю, что она меня забыла, — сказала Лидия, ощущая при этом некоторую неловкость. — Дело в том, что поссорилась она с моими родителями. Папа — человек, с которым нелегко иметь дело даже мне, его собственной дочери, ну а в роли отчима он, пожалуй, еще труднее переносим. Аврора же довольно вспыльчива и темпераментна. Думаю, вы и сами в этом убедились, разве что она сильно изменилась с тех пор, как ушла из дома.

— Аврора, — пробормотал он. — Спящая принцесса. Но она не спящая, отнюдь нет. — И тут он вернулся к щекотливой теме: — Так что же странного вы нашли в ее квартире?

— Странного?

— Мне показалось, вы подумали, что там, возможно, побывал я.

— Нет, ничего подобного! Дело было так: соседка, живущая этажом ниже — ее зовут Джун Берч, — имела ключ от квартиры, она-то и впустила меня. На столе лежала разорванная газета. Меня… меня удивило, почему Аврора пыталась сложить порванные клочки.

— Давайте спросим ее, когда увидим, идет? — Филип поправил узел галстука и смахнул пылинку с лацкана пиджака. — Занятно и интригующе, — пробормотал он. — Ну-с, Лидия, каково это вдруг заполучить…

Он намеревался произнести: «брата». В этом Лидия была твердо уверена. Но он, не меняя интонации, невозмутимо закончил фразу так: «Заполучить назад собственную сестру?»

Отчего же он вдруг сказал не то, что собирался вначале сказать? Лидия с величайшей досадой почувствовала, что сердце ее без всяких на то оснований сильно заколотилось.

— А она все еще такая же красивая?

Он откинулся назад, сузил глаза:

— Рассказать вам, при каких обстоятельствах я впервые ее увидел? Вошел в ресторан на улице Кингс-Роуд. В этот день утром я прибыл в Англию после двухлетнего отсутствия. Эти два года я провел преимущественно в джунглях, в окружении темнокожих красоток, а Аврора была… в общем, ее наружность полностью соответствовала ее имени. У меня было такое чувство, словно я только что пробился через чертополох и терновник, и вот передо мной предстала она, словно богиня.

— Извините за придирку, — ядовито произнесла Лидия, — но минуту назад вы назвали ее принцессой.

— Принцесса, богиня… — Он продолжал говорить добродушным тоном. — Ну не все ли равно? Шел дождь, щеки у нее были мокрые и очень яркие, и она была одна. Так вот и вошла — в великолепном одиночестве. Но самым поразительным и чудесным было то, что на пальцах ее не было колец.

— Она проспала несколько лет, — заметила Лидия, запретив себе думать о кольце, которое теперь сверкает на пальце Авроры.

— Да, похоже, что проспала. Никакого другого объяснения я найти не могу.

— Но вы ее разбудили.

— Да, вот именно, — так ведь получается? — Голос его звучал, пожалуй что, вопросительно. На какое-то мгновение Лидия позабыла о своем отчаянии. В ней пробудилось любопытство.

— Вы как-то так говорите — разве сами вы не уверены в этом?

— Ах, ну да, конечно. Но женщина должна обязательно окружать себя какой-то тайной. Да? Она почти ничего не рассказала мне о себе.

— Вы даже не знаете, где она работает? — удивленно спросила Лидия.

— Знаю, что в какой-то юридической фирме в Сити. У какого-то Арманда. Она все говорила про Арманда и его тетку. Наверное, он по происхождению француз.

— Француз! — воскликнула Лидия, и перед ее мысленным взором тут же возник месье Бертран, из-за которого у нее возникло неоправданно отрицательное отношение ко всем французам. Что же удивительного могло быть в том, что Аврора с такой готовностью кинулась в объятия Филипа?!

Он смотрел на нее с улыбкой.

— Вы произнесли это слово — «француз» — с интонацией, типичной для женщины из центральных графств Англии.

— Я только что приехала из Парижа, — сказала Лидия, пытаясь защититься.

— Неужели? А какого цвета ваши глаза, Лидия?

— Вы что, не видите?

— Не вижу. Они все время меняются. Как вода. Или как драгоценные камни при изменяющемся освещении.

Лидия вздернула подбородок:

— Приберегите это для вашей спящей принцессы.

— Не могу. Черные глаза всегда остаются черными. Поищем, нельзя ли здесь, в поезде, где-нибудь выпить рюмочку?

— Нервничать начинаете?

— Самым жалким образом. Я ведь еще не знаком с родственниками будущей жены.

Если он и нервничает, размышляла Лидия, глядя на его красивый аскетический профиль, то не из-за предстоящей встречи с Миллисент и Джефри, а из-за Авроры и из-за того, что ему не совсем ясно, какие чувства она к нему испытывает.

А может быть, и какие чувства сам он питает к ней…


предыдущая глава | Спящая невеста | cледующая глава