home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



ГЛАВА ШЕСТАЯ

Синди встала рано, она плохо спала ночью. Быстро натянув футболку и джинсы, она вышла на улицу. Столовая еще не открылась, но Синди заглянула внутрь и спросила повара — высокого чернобрового и черноволосого мужчину, больше похожего на ковбоя, — не может ли он дать ей чашку кофе и булочку.

Взглянув на девушку, повар вытер руки о фартук.

— Конечно, могу, — улыбнулся он.

Через несколько минут Синди шла по тропинке вдоль реки. Кофе прекрасно пах, булочка была горячей. Внезапно девушка услышала конское ржанье. Свернув с тропинки, она заглянула во двор конюшни.

Мальчик-конюх седлал лошадей.

— Привет, — поздоровалась Синди.

— Привет, — ответил мальчик.

— А можно мне немного покататься? — спросила она.

— Не знаю, — замялся он. — Я не могу распоряжаться без Руди или Этана.

— Ну, пожалуйста! — Синди улыбнулась. — Я немного проедусь вокруг конюшни.

— Хорошо, возьмите Джилли. Она маленькая, но спокойная, и шаг у нее легкий.

— Спасибо.

Мальчик-ковбой оказался прав. Кобыла выглядела неказисто, но у нее были очень умные глаза и ровный шаг. Синди проехала пару раз вокруг конюшен, и вскоре ей стало скучно. Она уже собиралась вернуться назад, когда увидела ту самую тропу, по которой они ездили вчера. Маршрут был легким, для новичков, и девушка подумала, что ничего не случится, если она немного по нему проедет.

Стояло тихое ясное утро, пение птиц нарушалось лишь стуком копыт. Синди вспомнила о своем доме, но отогнала от себя эти мысли — они наводили на нее уныние — и решила наслаждаться поездкой.

Когда Синди подъехала к развилке, она вспомнила: вчера в этом месте они повернули направо.

— Что ты скажешь, Джилли? — спросила она, поворачивая лошадь налево. — Может, мы увидим нечто новенькое?

Лошадь двинулась по тропинке, и Синди утратила ощущение времени. В ветвях деревьев резвились белки и бурундуки, небо было чистым и ясным, дышалось легко. Тропинка поворачивала то вправо, то влево, полого поднималась вверх, углублялась в густые заросли.

Постепенно все мысли Синди занял Этан. Когда Салли сказала ей по телефону о его предстоящей женитьбе, она испытала шок. Пробормотав какие-то извинения, Синди повесила трубку. Сейчас ей пришло в голову, что он, возможно, разведен. Мысль о его жене — реальной или нереальной — наполняла сердце девушки ревностью.

Этан явно не хочет говорить о своем прошлом. И все-таки, почему он сидел в тюрьме?

Вскоре Синди с удивлением обнаружила: становится темно. Не может быть, чтобы она так долго каталась! Взглянув на небо, Синди увидела черные тучи, вдали послышались раскаты грома. Тут же над ее головой вспыхнула молния, раздался оглушительный грохот.

Синди хотела повернуть Джилли обратно, к ранчо, но вдруг поняла: грезя об Этане, она потеряла дорогу. Остановив кобылу, девушка огляделась по сторонам, но не смогла вспомнить, где находится ранчо.

Небо становилось все чернее, и внезапно хлынул дождь. Он был таким сильным, что в один момент Синди промокла до нитки.

В воздухе запахло озоном, еще раз ударила молния, и дерево рядом с Синди мгновенно охватило пламенем. Джилли заржала, встала на дыбы и помчалась во весь опор. Синди пыталась натянуть поводья, но ничего не помогало. Кобыла, закусив удила, неслась по прерии. Ветер и дождь заливали глаза Синди, волосы хлестали ее по лицу. Шляпу девушки унесло порывом ветра.

Синди снова натянула поводья, но безрезультатно. Уцепившись за луку седла, словно за спасительную соломинку, она стала молиться о том, чтобы кобыла сама нашла дорогу домой.

Впереди виднелся поросший кустами склон. Приближаясь к нему, лошадь оступилась, и Синди, не удержавшись в седле, свалилась на землю. Голова ее стукнулась о поваленную ветку. Девушка вскрикнула от боли. Кобыла, осев на задние ноги, снова поднялась и помчалась прочь.

Какое-то время Синди лежала, не в силах двинуться, ее голова гудела. Постепенно девушка стала ощущать острую боль в правой лодыжке. Едва сдерживая приступ тошноты, она приподнялась на локтях и дотронулась до головы, затем взглянула на руки — пальцы ее были испачканы кровью.


Этан проснулся поздно, в плохом настроении. Он оделся и отправился на кухню. В холодильнике ничего не оказалось. Оглядевшись вокруг, Этан решил пойти в столовую и выпить чашку крепкого кофе.

Надвигалась гроза.

Погода соответствует моему настроению.

В столовой Этан занял крайний столик возле окна. К нему подошла Милли Браун.

— Сегодня у нас бекон и яйца, — сказала она, наливая ему кофе.

Милли — симпатичная девушка с рыжими волосами, карими глазами и приятной улыбкой. Всем на ранчо известно, что она неравнодушна к Этану, но до сих пор он почему-то не решается пригласить ее на танцы или в кафе.

Сидя за столиком, Этан думал о Синди: где она, чем сейчас занимается? Он оглядел столовую. Здесь ее не было. Бросив взгляд в окно, Этан заметил, что небо потемнело. Вдали то и дело вспыхивали молнии. К нему подошла Доротея.

— Привет! — произнесла она, присаживаясь рядом с ним. — Тебя что-то беспокоит, племянник?

Он улыбнулся ей.

— Нет, почему ты так думаешь?

За окном пошел дождь, по стеклу громко застучали первые капли.

Дороти покачала головой. Она управляла ранчо с тех пор, как два года назад умер ее муж, дядя Этана, и прекрасно разбиралась в людях.

— Не лги мне, молодой человек. Я знаю о тебе все. Что тебя беспокоит? — Она внимательно посмотрела на него, но Этан молчал. — Могут быть только две вещи: деньги или женщина. Я думаю, причина во втором.

Он тихо выругался. Его тетушка слишком многое замечает.

К их столику подошла Милли.

— Вам принести что-нибудь, миссис Доннован?

— Нет, спасибо, Милли. — Дороти подождала, пока официантка уйдет, и обратилась к племяннику: — Тебе надо на что-то решиться, Этан. Почему бы тебе не поухаживать за Милли?

— Дороти…

— Ты — мой родственник, — прервала она его. — И это дает мне право вмешиваться. Ты все время один, такое положение вещей мне не нравится. Если тебя не устраивает Милли, почему бы тебе не приударить за этой хорошенькой мисс Вагнер?

При упоминании Синди Этан чуть не поперхнулся кофе.

— Я знаю, она скоро уедет, — добавила Дороти, — но разве ты не можешь пригласить ее на ужин или в кино?

— А ты еще не видела ее сегодня?

— Нет, — ответила Дороти, улыбнувшись. — Наверное, еще спит. Пригласи ее в кино, слышишь?

Подавив раздраженный вздох, Этан поднялся из-за стола. В свахах он не нуждался.

— Увидимся позже.

Дождь становился все сильнее. Этан, втянув голову в плечи, быстро прошел через двор.

Ведь Синди ясно дала понять, что не нуждается в моем обществе, так зачем мне теперь стоять под дождем и стучать в ее дверь?

Он подождал секунду, затем снова постучал, уже громче.

Неужели она до сих пор в постели? Уже двенадцатый час…

Нахмурившись, Этан повернул дверную ручку и заглянул внутрь.

— Синди? — окликнул он и мгновенно понял: в доме никого нет.

Этан обошел весь дом, зашел в бильярдную, затем в прачечную — девушки нигде не оказалось. Тогда он направился к конюшням.

Руди оторвал взгляд от лошади, которую чистил.

— Привет, Этан! Наверное, мы сегодня никуда не поедем.

— Нет, не поедем. Ты видел мисс Вагнер?

— Со вчерашнего дня — нет. Эй, Алекс, а ты не видел мисс Вагнер?

Подросток, нанятый на работу на летний сезон, отозвался из глубины конюшни:

— Я не знаю ее имени, но какая-то леди взяла сегодня лошадь покататься.

— Как она выглядела?

Алекс улыбнулся.

— Такая красивая, сдлинными черными волосами и…

— И ты позволил ей поехать одной? — резко спросил Этан.

— Она сказала, что хорошо сидит в седле… и проедется только вокруг конюшен, не дальше… поэтому я…

Этан взглянул на часы.

— И когда она уехала?

Алекс пожал плечами.

— Часа два назад.

Этан тихо выругался.

— Вы думаете, с ней что-то случилось? — спросил Руди.

— Я не знаю…

Услышав отдаленный стук копыт, Этан замолчал. В конюшенный двор вбежала Джилли. Этан схватил кобылу за поводья.

— Тихо, девочка.

Он внимательно осмотрел лошадь на предмет повреждений.

— Она в порядке, — сказал Руди.

— Послушай, Руди, — произнес Этан, — распорядись, чтобы мне собрали еду дня на два, раздобудь пару одеял и аптечку. И ничего не говори Дороти.

Этан оседлал мерина Техаса и поскакал к своему дому. Он достал теплую куртку, сменил мокасины на сапоги, взял спички и винтовку. Когда он вышел на улицу, Волк тихо заворчал.

— Пойдем, парень, — позвал его Этан.

В конюшенном дворе его уже ждали Руди и Алекс. Он взял приготовленную ими сумку и прикрепил ее к седлу. Перед тем как отправиться в путь, он зашел в домик Синди, взял одну из ее футболок и дал ее понюхать Волку.

— Найди ее мне, — приказал Этан псу, а затем, не сдержавшись, зарылся лицом в мягкую ткань.

Выйдя на улицу, он вскочил в седло. Техас потряс головой и легкой рысью тронулся навстречу поднимающемуся ветру. Волк побежал следом.

Этан надеялся встретить Синди, возвращающуюся домой пешком, на тропе, но надежда его скоро стала таять. Что-то случилось, понял он. Какой дьявол заставил ее отправиться на прогулку в одиночестве? Ведь она не так глупа, чтобы заехать в непогоду так далеко. С каждой милей ощущение беды усиливалось. Синди могла упасть, ударится о камень и сломать шею. Ее могла укусить змея, мог загрызть медведь…

Этан почувствовал, как внутри у него все похолодело, когда он увидел смятую шляпу Синди, лежащую на земле. Это плохой знак, подумал он.


Синди присела на бревно, потирая ушибленную лодыжку. Она промокла до нитки и продрогла до костей. Она попыталась немного пройтись, но у нее ничего не вышло. Синди еле стола на ногах. Кроме того, она не знала, в какую сторону идти. Девушка вспомнила: она где-то читала: если вы потерялись в лесу, надо сидеть на месте и ждать помощи. И сейчас, когда у нее жутко болит голова и невозможно пошевелить ногой, этот совет оказался весьма кстати.

Только бы дождь прекратился! Синди съежилась, ее била дрожь. Она еще никогда не чувствовала себя такой несчастной.

А если никто меня не хватится?

Синди тотчас же отогнала от себя эти мысли. Кто-нибудь обязательно отправится на поиски…

Этан мне поможет.

Сколько сейчас времени? Синди подняла голову, надеясь увидеть солнце, но все было бесполезно. А что, если ей придется ночевать тут? Ведь в этой части страны водятся дикие звери: волки, койоты, медведи. И змеи.

Внезапно ей послышался звук, похожий на волчий вой. И в то же время в ней возникло странное ощущение: Этан где-то рядом. Прищурившись, она пристально вглядывалась сквозь дождевую завесу и вдруг увидела: он едет на лошади прямо к ней, рядом бежит его огромный пес.

— Синди! — Этан соскочил с лошади и бросился к ней.

Такого счастья она не испытывала никогда в жизни.

Он опустился рядом с ней на колени.

— С тобой все в порядке?

Она кивнула, слезы текли по ее щекам.

— Пойдем. — Этан взял ее за руку и поднял на ноги. Синди вскрикнула от боли.

— В чем дело? — встревоженно спросил он.

— Боюсь, когда Джилли меня скинула, я потянула ногу.

Этан внимательно ее осмотрел.

— А что еще ты ушибла?

— Голову. Вот здесь.

Он бережно ощупал огромную шишку на затылке Синди, затем взял девушку на руки, посадил в седло, а сам уселся позади нее. Взяв поводья, он пришпорил лошадь. Синди откинулась назад, положив голову на его плечо.

Этан приехал за мной, теперь мне нечего бояться.

Она погрузилась в забытье. Внезапно она почувствовала, как лошадь остановилась. Открыв глаза, она огляделась вокруг.

— Где мы? — спросила Синди. Этан спрыгнул с лошади, отвязал сумку с двумя одеялами, затем снял с седла девушку.

— Мы останемся здесь, пока не закончится гроза.

— Здесь? Где здесь? — спросила она, а затем увидела маленький домик, скрытый за ветвями деревьев. Дверь громко скрипнула, когда Этан ее открыл.

— Волк, на место!

Пес тихо заворчал и лег на крыльцо. Внеся Синди в комнату, Этан закрыл за собой дверь.

— Неужели твоя собака останется на улице, там же дождь! — спросила девушка.

— Волк всегда живет на улице.

— А что это задом?

— Он принадлежит ранчо. Мы используем его во время охотничьего сезона.

— О…

Этан опустил Синди на стоящую в углу кровать и разжег огонь в камине.

— Давай сюда твою мокрую одежду, — произнес он.

Какой бы промокшей и озябшей она ни была, перед ним она раздеваться не желала.

— Вот. — Этан достал из кармана своей куртки ее футболку, затем вытащил из дорожной сумки теплую фланелевую рубашку и шерстяные носки. — Ты можешь надеть это. — Он развернул одно одеяло. — И завернись в одеяло.

Синди молча смотрела на него.

— Не волнуйся, ты можешь переодеться, а я пока пойду поставлю в сарай лошадь.

Техас стоял под дождем, понурив голову. Этан отвел его на задний двор и поставил под навес, расседлал и вытер досуха старым полотенцем. Затем пошел обратно к дому. Волк везде следовал за ним.

Этан подошел к двери и, сделав глубокий вдох, вошел внутрь. Синди уже переоделась и теперь сидела на кровати, накинув на плечи одеяло. Она казалась очень привлекательной. Ее стройные ноги едва прикрывала рубашка. Этан заметил, что она повесила свою мокрую одежду на спинку стула, поставленного перед камином.

Он снял шляпу, кинул ее на крючок возле двери, затем сбросил куртку и положил ее на другой стул.

Синди смотрела на Этана, гадая, снимет ли он футболку и джинсы? Он снял сапоги, носки и футболку, но остался в джинсах.

Взглянув краем глаза на девушку и заметив облегчение на ее лице, Этан чуть не рассмеялся. Открыв сумку, он достал термос с кофе, налил напиток в чашку и передал ее Синди. Она сделала глоток, и мгновенно по всему ее телу разлилось тепло.

— Давай я посмотрю твою ногу, — предложил Этан.

— Изображаешь из себя доктора?

— Большого знатока медицины, — усмехнувшись, ответил он.

Пока он осматривал ее ступню и лодыжку, Синди кусала нижнюю губу.

— Я не специалист, но думаю, кость цела, — подытожил Этан. — А вот связки растянуты.

Когда он стал ощупывать ее ушибленную голову, она прикрыла глаза.

Этан тихо хмыкнул.

— У тебя, возможно, сотрясение.

— Голова жутко болит.

— Это неудивительно. — Он снова залез в свою сумку, достал оттуда аптечку и, порывшись внутри, извлек аспирин.

Этан положил две таблетки на ладонь Синди, затем вытащил из сумки бутылку с водой. После того, как она выпила таблетки, он достал из бокового кармана эластичный бинт и перевязал ей ногу.

— Ты голодна?

Синди кивнула, и Этан вытащил из сумки пару сэндвичей. Он дал ей один сэндвич, а сам встал возле камина, надеясь высушить свои джинсы. Они ели молча, передавая друг другу чашку с кофе.

Синди огляделась вокруг. Обстановка была скромной. Возле кровати стоял стул, около стены — старый шкаф, посреди комнаты — маленький квадратный стол, над камином висела запыленная голова лося.

Когда девушка закончила есть, глаза у нее слипались.

— Наверное, ты хочешь спать? — нахмурившись, спросил Этан.

— Я так устала! — Она вытянулась на кровати. — Только немножко вздремну…

Секунду спустя Синди уже крепко спала.

Этан накрыл ее вторым одеялом, затем подвинул стул поближе к кровати и сел рядом. Может быть, она на самом деле устала, но, возможно, этот ушиб серьезнее, чем он предполагает.

Этан беспокоился о Синди больше, чем ему хотелось. Подойдя к окну, он взглянул на сгущающуюся тьму. Минуту он раздумывал, стоит ли возвращаться домой, но затем решил остаться. Все еще шел дождь. Тропа теперь, должно быть, очень скользкая, особенно возле излучины реки.

Ругнувшись про себя, Этан отвернулся от окна. Лучше остаться здесь. В доме тепло и сухо, и им хватит еды на два дня.

Этан снова сел на стул, и взгляд его устремился на лицо Синди. Черт возьми, ведь она стала еще красивее с тех пор, как он видел ее в последний раз. Нагнувшись, он потряс ее за плечо.

— Синди, просыпайся.

Глаза ее с трудом раскрылись.

— Что случилось?

— Ты знаешь, как тебя зовут?

— Что?

— Твое имя. Скажи мне свое имя.

Она нахмурилась, затем прикоснулась рукой к голове.

— Ты сошел сума?

— Черт!..

— Меня зовут Синди, я живу в Монтане, а ты ведешь себя смешно.

Этан что-то тихо проворчал про себя, затем улыбнулся ей.

— Я где-то прочитал: если кто-нибудь получит сотрясение мозга, его надо будить каждый час.

— Каждый час? — простонала она. — Это несерьезно!

Нагнувшись, он положил руку на ее лоб.

Синди поняла, что он всего лишь хочет проверить, нет ли у нее жара, но по ее спине побежали предательские мурашки.

— Почему ты сбежала от него?

— От кого? А, от Пола… — Она вздохнула. — Он слишком богат и слишком меня подавляет. Он точная копия моего отца.

И он — не ты.

— Я не знаю, как это — быть слишком богатым, — пробормотал Этан. — Но я знаю, как это — быть слишком бедным. — Он внимательно посмотрел на нее. — И ты действительно сбежала от него, не дойдя до алтаря?

— Да. Я не знаю, почему я позволила этому так далеко зайти. Мне нет никаких оправданий. На самом деле… — Привстав, Синди подложила под спину подушку. — Я думаю, легче было бы ему уступить.

— Ты окончила колледж?

— Да, — ответила она, затем удивленно приподняла одну бровь. — Откуда ты знаешь, что-я там училась?

Этан отвел взгляд.

— Салли об этом упоминала.

— Ты говорил с ней обо мне? — спросила Синди, обрадовавшись.

Он пожал плечами.

— Время от времени.

Она кивнула.

— Салли, должно быть, часами висит на телефоне.

— Да, — улыбнулся Этан. Салли никогда не говорила ему о том, что Синди им интересуется. Почему? И как бы он повел себя, если бы узнал об этом?

— Мы хорошо проводили время, да?

— Да.

Их взгляды встретились. Но сейчас совсем некстати вспоминать прошлое, с горечью подумал Этан, но не смог совладать с собой.

— Ты помнишь, как Салли захлопнула дверь дома, а затем не могла войти, потому что забыла ключ?

— Да. — Синди усмехнулась. — А ты залез по пожарной лестнице и пролез в ее спальню через окно.

— Да, так и было.

— Ты чуть не сломал лестницу, а заодно и шею.

— Я помог ей вернуться домой, а родители ее ничего не заметили.

— Мой герой. — Голос Синди звучал ровно, но в ее глазах бурлила масса эмоций.

Этан опустил глаза в пол.

Помнит ли она тот день, когда назвала меня так впервые? Мы гуляли в лесу и нашли вывалившегося из гнезда птенца, жалобно звавшего мать. Я залез на дерево и вернул малыша на место. Именно тогда она и назвала меня «мой герой».

Между ними словно прошел электрический разряд. Хорошо, что Синди ушиблась, подумал Этан, иначе я бы не выдержал и лег в постель рядом с ней.

Нас всегда притягивала друг к другу какая-то неведомая сила.

Он откашлялся.

— Как ты себя чувствуешь? Голова еще болит?

— Немного, — она зевнула, прикрыв рот рукой.

— Тогда еще поспи.

— Я так и сделаю. — Синди завернулась в одеяло. — Ты тоже ложись спать.

— Не беспокойся обо мне.

Их взгляды встретились. Она хотела сказать, что думала о нем, мечтала все эти долгие пять лет, но не была уверена, что это разумно.

Синди закрыла глаза, стараясь избежать взгляда Этана, но ощущала: он по-прежнему смотрит на нее, как кот на мышиную нору.

Она заснула, но и тогда не смогла от него скрыться. Ее сны были наполнены образами обнаженного по пояс воина из племени Лакота, который хватает ее и куда-то увозит на своем большом гнедом жеребце.


ГЛАВА ПЯТАЯ | Полет орла | ГЛАВА СЕДЬМАЯ