home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 6

По дороге в Белый замок


Сигурд гнал своего жеребца без остановок уже вторую ночь подряд. Королю сильно повезло с ним, поскольку конь являлся очень выносливым, таких на Равнине называют двужильными. Время от времени он видел скачущего за ним всадника, признавая в преследователе свободного эльфа. Обладая скверным и вспыльчивым характером, монарх не пожелал ехать с Малитилом рядом, максимально ускоряясь, каждый раз, когда уроженец Небесного царства приближался к нему на расстояние меньше двухсот метров. Окружавшая Сигурда местность была ему хорошо знакома, он рассчитывал, что уже через тридцать с небольшим километров доберётся до столицы королевства Пяти Камней. Оставалось лишь проехать небольшой лесок, и сразу же за ним покажутся родные стены и башни Тааффеита.

— Эгиль, мой маленький сын, — без перерыва шептал король уставшим голосом.

Если бы кто-нибудь увидел его лицо со стороны, то посчитал бы монарха обезумевшим, настолько сильно оно отличалось от благородного лика Сигурда Эллингтона, который привыкли видеть подданные. За время скачки Сигурд всего лишь несколько раз прильнул к фляге с водой, он просто забыл, что её нужно время от времени пить, ведь все мысли короля были связаны только с Эгилем.

Тёмный лес принял Сигурда враждебно. Услышав волчий вой, уставший конь начал нервно дергаться под всадником, испугавшись грозных обитателей леса. Это молниеносно вернуло Сигурда в реальность из полу бредового состояния. Король резко натянул поводья, пытаясь успокоить боязливое животное, но когда жеребец стал на дыбы, Сигурд увидел шестерых крупных волков, непонятно, сколько времени преследовавших его по пятам. Голодные звери начали обходить жертву со всех сторон. Пришпорив коня, Сигурд свободной рукой достал меч, он понимал, что ему придётся вступить в ближайшие минуты в бой с волками, или он потеряет скакуна и, в итоге, неминуемо погибнет.

Увидев впереди поляну с небольшой горкой, Сигурд Суровый быстро рванул к ней, его клыкастый конвой старался не отставать ни на шаг. Два грозных зверя весь путь до поляны пытались укусить скакуна за задние ноги и хвост, но им не удалось помешать Сигурду осуществить задуманное. Если бы на месте монарха оказался менее опытный воин, то при виде светящихся в темноте глаз и неустанного воя у бедняги бы случился припадок, и волки бы с ним легко расправились, но бесстрашный Сигурд был не из робкого десятка. Очутившись на средине поляны, он мог хорошенько рассмотреть нападавших, чистое небо с полным месяцем неплохо освещали это место. Король резко повернулся и ловким движением, спрыгнув с коня, ударил по не ожидавшему такого поворота событий волку. Зверь громко завыл от боли, ещё одно короткое движение и он умолк навсегда. Сигурд уже нащупал и кинжал за поясом, когда самый крупный из стаи бросился на него в прыжке. Повалив одноногого короля, волк выбил меч и пытался добраться до его шеи, но руки умелого воина знали своё дело, кинжал уже вспорол брюхо противника, а наручи приняли основной удар страшных клыков, серый лишь немного прокусил их, слегка расцарапав кожу. Скидывая окровавленную тушу, Сигурд попытался подняться, но не успел, один из четвёрки вцепился в его деревянную ногу, вырвав её за секунды. Опрокинутый на землю, он отмахивался вслепую подхваченным с сухой травы мечом, стараясь встать хотя бы на колени, что ему и удалось сделать довольно быстро. Перед Сигурдом оказались три брюзжащих слюной во все стороны пасти волков, грозно рычащих и хлопающих острыми клыками. Когда он понял, что не хватает ещё одного волка, стало слишком поздно, зверь вцепился ему в плечо, обойдя сзади, Сигурд из неудобного положения ударил животное клинком, но зубы лишь сильнее сомкнулись на его плоти. Остальные трое уже собрались кинуться на короля, чтобы растерзать тело воина, но не успели, молния рассекла воздух, опрокидывая одного из них на землю. Волк умер мгновенно. Те двое, что находились рядом с ним рванули со страха перед магом наутёк, оставив своего вожака сражаться в одиночку. Малитилу хватило одной попытки, чтобы убить волка, который отшвырнул потерявшего сознание Сигурда и кинулся на речного эльфа. Бесстрашный остроухий перегнулся в седле, прижимаясь к нему ногами, и на полном скаку разрубил зверя пополам, не оставив серому ни единого шанса на успех. Убедившись, что парочка уцелевших скрылась в листве отдалённых деревьев, Малитил спустился к Сигурду, тот не приходил в себя. Найдя пару сухих веток на краю поляны, черноволосый эльф сложил их в метре от Сигурда. Малитил направил на них огненную сферу, чтобы распалить костёр — нужен был свет для осмотра ран короля. От мышц плеча и трапеции осталась одна лишь рвань, Малитил поспешил воспользоваться магией, чтобы остановить сильное кровотечение и хоть немного затянуть страшную рану. Он больше часа потратил, усердно колдуя над изувеченным телом правителя королевства Пяти Камней.

— Эгиль, сын мой, — простонал Сигурд, придя в себя.

— Ты потерял много крови, — сказал Малитил, нагнувшись над королём.

— А это ты, Малитил, а я думал, что меня Тенебрис встречает, всегда считал, что он как речной эльф выглядит. Темнота, огонь, именно так я представлял его царство мёртвых.

— Пока нет, но если не поторопимся, то скоро ты там обязательно окажешься. Ты сможешь ехать верхом?

— Боль невыносимая, но если ты меня посадишь на коня или найдёшь мою проклятую деревяшку, чтобы я сам залез в седло, то смогу, — уверенно ответил король, сплёвывая запёкшуюся во рту кровь.

Порыскав по земле, эльф обнаружил перекусанный на несколько частей костыль, который мог пригодиться теперь лишь для распалки костра.

— Не беда, — откинув деревяшку в сторону, решил неунывающий Малитил. — Сейчас помогу тебе забраться на моего скакуна.

— Подожди, эльф, — попросил король и, сев на пятую точку, громко свистнул, — а вдруг он ушел от клыкастых тварей, — объяснил он свой поступок.

На удивление, так и оказалось, двужильный питомец Сигурда прискакал через минуту к ним и громко заржал, выражая, таким образом, радость при встрече с уцелевшим хозяином.

— Мне несказанно везёт, — с сарказмом в голосе произнёс Сигурд Эллингтон. — Хотя я, как обычно, сам заварил эту кашу.

— Могло быть и хуже.

Подведя коня как можно ближе к раненому королю, эльф аккуратно помог ему забраться в седло. От таких усилий, слабое тело вновь покинуло сознание и Малитилу пришлось крепко привязывать Сигурда к седлу, чтобы тот не вывалился из него. Закончив с этим остроухий залез на своего скакуна и, держа двое поводьев, не спеша направился в сторону Тааффеита.

Перепуганные предсмертными воплями волков лесные звери не смели показываться на пути, так что речной эльф вывез короля без дальнейших происшествий. Малитил старался не гнать, понимая, что раненому короля и такая нагрузка не пойдёт на пользу. Когда стало светать они оказались у ворот славного Тааффеита.

— Отворяй врата! — громко закричал свободный эльф стражникам, дежурившим на башне.

— После семи утра откроем, распоряжение короля. А пока погуляй со своим дружком здесь или где-нибудь ещё, — грубо ответил один из солдат.

— Отворяй говорю, со мной едет правитель королевства Пяти Камней Сигурд Суровый, ему нужна срочно помощь.

— Угу, спешу, аж спотыкаюсь! А ты, стало быть, владыка Нумидал? Да, остроухий? Его Величество с огромной армией путешествует, понятно тебе? В следующий раз постарайся придумать что-то более правдоподобное.

— Не мешайся бродяга, а то вообще вас двоих не пустим, даже после семи, — пригрозил второй.

— Быстро отворили, не то сегодня же к закату солнца будете болтаться на виселице, клянусь Создателем! — грозно рявкнул Малитил, доставая клинок.

После коротких совещаний стражники исчезли, они либо испугались угроз Малитила, либо решили проучить наглеца, посмевшего разговаривать с ними в таком непочтительном тоне. Но, так или иначе, а через пару минут массивные ворота начали отворять. Как только в проезде стала свободно помещаться лошадь, эльф въехал в город, двое стражей разговаривавших с ним до этого уже были здесь с серьёзным подкреплением и пиками наперевес.

— И вправду король Сигурд Суровый, — бледнея до неузнаваемости, прошептал один из солдат.

— Что рты разинули? Срочно найдите повозку с сеном, чтобы переложить его. Никому ни слова, а то расскажу ему, как вы нас не впускали в его же город — быстро подохнете от топора палача! Услышали меня?

— Слушаюсь, — заторопились стражи.

Через полчаса Сигурд уже лежал на мягкой постели в королевской опочивальне, а Малитил сидел рядом, охраняя его покой.


***


Пятьдесят вооруженных до зубов конников сопровождали карету леди Моники Невилл из Алмаза в Белый замок. Пускай их передвижение и нельзя было никоим образом назвать скорым, но зато старая матрона ехала с относительным комфортом в компании хорошенькой служанки по имени Тильда и уроженца Речного царства эльфов Арголаса. Они долго беседовали между собой, чтобы скоротать время, болтая на совершенно разные темы, к огромному удивлению остроухого, который по первой встрече посчитал Монику грубой, чванливой и твердолобой старушенцией.

— Совсем скоро мы будем в Белом замке, мой друг, — сказала эльфу леди Моника, — потерпи ещё несколько дней эту маленькую клетку с ворчливой старухой.

— Ох, леди Моника, зря ты так говоришь о себе, путешествие в твоём обществе мне приносит намного больше радости, чем бесполезное просиживание штанов в Алмазе, — заверял Арголас приветливым тоном. — Я благодарен тебе и Эндрю за предоставленное мне убежище и безопасность.

— Рада это слышать. Мне бы хотелось утолить свое любопытство, ты ведь не против, Арголас? — не дожидаясь ответа эльфа, она продолжила. — Я хоть и дряхлая старуха, но всё же намного младше тебя, не так ли, а?

— Да, это правда, — подтвердил эльф, немного смутившись. — К сожалению, люди столько не живут, мне почти двести лет. Для моей расы это совсем небольшой возраст.

— Сколько? — не удержалась сидевшая до этого довольно скромно служанка. — Такой старый и при этом такой молодой! Вот так чудеса! Почему я не эльфийка, а всего лишь человек!?

— Тильда, не нужно смущать нашего гостя, где твои манеры? — улыбаясь, пожурила недалёкую девушку леди Моника. — Эльфы ведь живут намного дольше, чем мы с тобой, хотя, так же как и люди легко умирают от тяжелых болезней и вражеских клинков.

— А-а-а! — пытаясь создать подобие умного вида, вымолвила Тильда. — Я просто об этом ничего не знала, леди Моника.

— Прости её, Арголас, она впервые оказалась за пределами Белого замка, а у нас там провинция, новые люди бывают очень редко. Как служанке ей цены нет, но вот собеседник из неё сам видишь. В этом нет её греха, не каждому суждено родиться в знатном роду, к тому же, в нашем диком мире женщине намного сложнее получить хорошее образование, чем мужчине. Всё приходится выгрызать, да что-то доказывать окружающим и себе.

Леди Моника с неким превосходством посмотрела на Тильду, девушка опустила глаза вниз, ей было стыдно за свою необразованность.

— В Речном царстве владыки Нумидала дела обстоят совсем по-другому, — вспоминая о родине, сказал Арголас, — женщины получают образование наравне с мужчинами. Каждый сам выбирает, по какому пути ему развиваться, одни больше склонны к боевой магии, другие изучают природу, сливаясь с ней воедино. Конечно, эльфийки стараются избежать насилия и выбрать магию природы, но далеко не все.

— Да, это всё замечательно, но власть передаётся лишь по мужской линии, — возразила старая леди, не соглашаясь с Арголасом, — если у одного из трёх владык будут лишь дочери, то после кончины его место займёт брат или племянник?

— Я не знаю, — честно признался эльф, — как бы парадоксально это ни звучало, но у правящих поколение назад лидеров не было дочерей, лишь мальчишки. У владыки Асерласа Мирас и Вилос, а Саевела лишь Левеас, ну а у Лилусолела, которого я не застал, Нумидал и Арминас. Возможно, в былые времена рождались и девочки, но я не уверен.

— Это действительно звучит странно, да Тильда? — решила спросить мнение расстроенной девушки Моника.

— Да, госпожа, очень странно звучит.

— А знаешь, что ещё тяжело осуществить, Арголас? — важным тоном, спросила пожилая дама.

— Что же, леди Моника? — готовясь к серьёзной теме, поинтересовался остроухий.

— Найти моему тупоголовому сыну Эндрю Невиллу пару, хоть какую-нибудь! — издав несколько ехидных смешков, произнесла она.

— Почему же так сложно? — улыбнулся в ответ речной эльф.

— Ох, даже не представляю с чего начать. Он рос странным ребёнком, всегда сам себе на уме, при этом развивался намного быстрее других сверстников, а потом как-то затих в один момент.

— Ты имеешь в виду, что он физически развивался быстрее? — вспоминая огромный рост и ширину плеч лорда Эндрю, решил уточнить Арголас.

— Нет, конечно, умственно. Он даже обучался в Тааффеите магии у самого Каарга, ты ведь знаком с ним?

— Да, мне довелось встречаться с ним в Сапфире, — вспоминая о том, как его допрашивали самые могущественные представители Равнины, ответил Арголас.

— Так вот, являясь одним из лучших, он потерял свои способности, когда прошел год после выпуска, но это ещё что, он просто начал тупеть с годами, утратив интерес почти ко всему. Стал закрываться на целые дни в одной из башен Белого замка. Даже по сей день его в жизни совсем ничего не волнует, я вообще сильно удивилась, что он захотел пожить в Алмазе.

— А что-то происходило тогда с ним, может какое-то несчастье?

— Не без этого, — подтвердила разоткровенничавшаяся леди Моника, — мой любимый муж и его отец лорд Двай Невилл ушел в другой мир, получив невыносимо сильное отравление, от которого не смогли спасти ни лекари, ни маги. Они были очень близки с Эндрю, мне частенько казалось, что я лишняя, когда они были вместе. После кончины мужа я обращалась с сыном к тем же врачевателям, но ни один из них не мог объяснить, почему он лишился дара. Мой мальчик ушел в себя и до сих пор не вернулся оттуда, а какие же у меня с Дваем были на него планы. Думала даже, что он сможет занять место Каарга или Альмира, когда чародеи уйдут на покой. Я до сих пор считаю, что кто-то проклял мой род, но никто не находит никакого заклятья.

— Ты меня извини за недоверие, леди Моника, — деликатно перебил Арголас, — но я впервые слышу об исчезновении магических способностей.

— А что же ты думаешь произошло на самом деле с ним? — оживлённо поинтересовалась женщина, внимательно смотря в глаза своему собеседнику.

По какой-то причине они перестали двигаться дальше и в карету от души постучались, отвлекая их от разговора. Дверцу приоткрыл начальник охраны и объявил:

— Впереди лежит несколько поваленных деревьев, карета никак не проедет. Вы пока можете размять кости, а мы с ребятами управимся с мешающимися поленьями. Думаю, за двадцать минут мы точно закончим.

Не дожидаясь ответа Моники, солдат закрыл дверцу.

— Такой грубый и неотёсанный этот ваш Клуд! Просто сущий хам! — сказала служанка, отодвинув занавеску и уставившись на крепкую фигуру солдата.

— Возможно, но зато он прекрасный воин и командир, к тому же верен моему дому, а это для меня в выборе начальника личной охраны самое важное.

— Согласен с тобой, леди Моника, — поддакнул Арголас. — Так что же, мы с вами выйдем на свежий воздух прогуляться?

— Вы идите, а я посижу здесь одна, подумаю о великом. Левая нога болит пуще прежнего, — решительно отказалась пожилая дама, объясняя причину.

— Может, я взгляну на неё, — предложил речной эльф, — я изучал целительную магию и медицину, сколько себя помню.

— Я думала, что ты лишь некромантией занимаешься, — усмехнулась леди Моника, напоминая речному эльфу причину его скитаний, — ну если тебе не противно взглянуть на ноги дряхлой старухи, то, пожалуйста, осмотри их.

Сидевшая напротив него женщина медленно подняла больную ногу, помогая себе при этом обеими руками, и аккуратно положила её на лавку рядом с эльфом.

— Тильда, будь добра, закатай чулок на ноге, — вежливо попросила служанку женщина.

Девушка послушно выполнила просьбу, Арголас начал водить руками вдоль повреждённого колена и икры с множеством выступающих сине-серых вен.

— Констрингенди Винцулум, — прошептал эльф, синее свечение медленно потекло от его пальцев к ноге, впитываясь вовнутрь.

— Это ведь безопасно? — выпучив глаза от увиденного колдовства, поинтересовалась служанка.

— Да, вполне, — ответил ей Арголас, продолжая сосредоточенно работать над коленом старухи.

Около пяти минут остроухий занимался ногой, вены постепенно начали прятаться под кожу, а колено еле заметно, но всё же поменяло свою форму.

— Удивительно, — щупая исцелённую ногу, произнесла леди Моника, — боль ушла, и я чувствую себя гораздо лучше, хвала Создателю! Ты настоящий волшебник, Арголас.

— Не стоит похвал, — засмущался черноволосый эльф, на его лице появилась широкая улыбка, — я всего лишь почистил сосуды на травмированной ноге и чуть-чуть нарастил хрящ на коленной чашечке.

— Я ничего не поняла из твоих слов, но всё равно огромное спасибо. Тильда, будем выходить сейчас, проверим мою теперь уже здоровую ногу в действии.

Одновременно с открытием дверцы кареты начальник стражи Клуд осматривал сваленные на дорогу деревья. Подозрения закрались в его душу, но следов топора он не видел, так же как и дырок в земле. Клуд всё никак не мог понять: откуда с корнем вырвало массивные деревья.

— Квиг, — обратился он к одному из стоявших рядом солдат, — разве были сильные ветра в последнее время?

— Никак нет, я вчера общался с нашими торговцами, приехавшими из Белого замка в Алмаз. Они утверждали, что когда ехали в город, то погода стояла отличная. Ты ведь меня попросил узнать, я же всё тебе доложил ещё до выезда из Алмаза, — удивился вопросу солдат.

— Засада! — во всю глотку крикнул Клуд, обнажая стальной меч.

Тильда хотела спуститься на землю, но не успела — арбалетный болт пробил ей грудь, откинув её вовнутрь кареты.

— Леди Моника, — прошептала она последние слова, с непониманием смотря на хозяйку.

— Невинное дитя! — закрывая Тильде глаза, прошептала Моника.

Через мгновение голова девушки повернулась на бок, алая струйка крови стекла изо рта. Старая дама с сожалением посмотрела на убитую служанку, но терять времени не собиралась, Моника подняла сиденье и достала из-под него арбалет с болтами и длинный кинжал.

— Чего сидишь как истукан? — спросила она у Арголаса, пристёгивая кинжал к поясу. — Кто-то нас с тобой предал! Скорее всего, изменником является проклятый лорд Силиан, хотя может и кто-нибудь из твоих дружков. Залезай на коня и скачи отсюда прочь, они же не за мной охотятся, а за тобой, некромант!

Храбрая женщина выбралась из кареты и разрядила арбалет в бегущего вдалеке вражеского бойца. До того, как прикончить воина, она увидела, что на лице у него была черная маска, прикрывающая его нижнюю часть. Вначале её людей атаковали с расстояния, но опытные солдаты и сами неплохо владели луками и арбалетами, вскоре враг, превосходивший отряд леди Моники, пошёл в рукопашную, началась кровавая бойня. Среди нападавших воинов было несколько человек в черных мантиях, они швыряли молнии и огненные сферы, поражая смело отбивающихся солдат Моники Невилл.

Покинув карету вслед за Моникой, Арголас вскочил на стоявшего рядом с ней коня и, полоснув по голове клинком ближайшего противника в черной маске, пришпорил животное. Но, к большому сожалению речного эльфа, он не смог промчать и двадцати метров — ледяная стрела точно ударила скакуна в две передние ноги, послышался громкий треск разлетевшейся ледышки и одновременно с ним хруст костей. Скакун перевернулся, придавив всем весом не успевшего соскочить наездника. Арголас, сильно ударившись головой о землю, потерял сознание.

— Вот и не ушел, — задорно рассмеялся высокий колдун, потирая руки. Именно этот маг поразил коня, использую стихию воды.

Количество обороняющихся быстро сокращалось, Клуд, защищающий свою госпожу, уже пал в драке с пятью противниками. Не прошло и десяти минут, как попавшие в засаду люди были побеждены и безжалостно убиты. Тяжело дыша, раненная в живот леди Моника ползла в направлении арбалета, лежавшего рядом. Двое магов гильдии подошли к ней. Тот, что был пониже, отшвырнул от руки женщины оружие, а высокий перевернул её на спину, пнув со всей силы ногой.

— Вы? — захлёбываясь кровью, возмутилась она, получив возможность рассмотреть лица под капюшонами.

— Мы, — засмеялся здоровяк и, не раздумывая, ударил её мечом в грудь, он провернул его с каким-то особым наслаждением.

Второй, приказав своим людям добить раненых, направился к Арголасу.

— Что с речным эльфом, Ураган? — спросил у мага высокий член гильдии.

— Жить будет, он сейчас просто в отключке, Смерч, — довольным тоном ответил Ураган.

— Вяжите эльфа в адамант, — обратился Смерч к ожидающим его указаний воинам и немногочисленным магам гильдии, — для хорошего некроманта у нас всегда отыщется работёнка. Трупы спалить в куче вместе с каретой, а тело старой карги прибить к дереву мечами. Пускай они знают, что леди Моника мертва. И ещё, Ураган, не забудь подарочек от нашего не убиваемого Гурапа оставить, — с этими словами он достал нож для метания и подал собеседнику.


***


Лишь к вечеру Сигурд Эллингтон приоткрыл глаза, но совсем ненадолго, он был слишком слаб после стычки с волками и сильно бредил. Пока король находился по несколько секунд в сознании, он негромко звал своего сына Эгиля, но Малитил делал вид, что совершенно не слышит Сигурда. Эльф уже узнал об отбытии принца по торговым делам в столицу Островного королевства Дориндол к Фагору.

Днём прибыли солдаты, отправленные Кааргом вдогонку за правителем королевства Пяти Камней, основную же часть войска ожидали увидеть в Тааффеите лишь на следующий день, ближе к его окончанию.

Малитил направился к выходу из покоев монарха, среагировав на короткое и тихое постукивание, которое он без проблем услышал, поскольку представители его расы обладают более совершенным слухом, чем люди и другие обитатели Равнины. Речной эльф бесшумно вышел и увидел перед собой Морта Лори, они уже успели сегодня утром познакомиться, когда Малитил доставлял короля во дворец.

— Как он себя чувствует? — взволнованно спросил прихрамывающий Морт у Малитила, не подпускавшего никого к Сигурду Суровому.

— Поправится, лорд, — обнадёживающе отвечал речной эльф, — это всё, что ты хотел? Если да, то отправляйся спать! Надеюсь, завтра Сигурд будет в состоянии разговаривать, и ты сможешь обсудить с ним все важные для королевства темы.

— У меня для него плохие вести, — огорченно произнёс советник.

— Насколько плохие? — расстроено выдохнул Малитил.

— Очень плохие, эльф. Я хочу их сказать ему лично.

— Что ещё случилось? Рассказывай мне, Сигурд всё равно тебя не поймёт в таком состоянии. Говори же скорее, во имя Создателя, мне можно доверять, я спас твоему королю жизнь, не забывай об этом!

— К нам только что прибыл корабль Тигора прямо из Островного королевства, — доложил лорд после коротких раздумий.

— Не вижу в этом ничего плохого, островитяне одумались и желают помириться с более сильным соседом. Ты говорил мне днём, что принц Эгиль отправился к ним договариваться о возобновлении торгового союза, он вернулся вместе с Тигором?

— Нет, не вернулся, — покачал головой Морт, — Тигор сильно удивился, когда я спросил его об Эгиле.

— Как удивился? Ты хочешь сказать, что сын Сигурда Сурового не доплыл до Острова? — решил на всякий случай уточнить Малитил.

— Именно так я и говорю, — подтвердил догадки эльфа ветеран, — Тигор приплыл к нам по тому же вопросу, что собирался решать принц Эгиль с королём Фагором.

— В случайности я не верю, кто-то подстроил это! У тебя уже есть хоть какие-то догадки, кто это мог сделать? Только конкретно, а не в общем.

— Да, недавно местный купец, который пришёл с просьбой поговорить о торговле с островитянами.

— Где он сейчас находится? — спросил свободный эльф.

— Я приказал страже найти его и доставить в темницу, прошло около часа. Если он у себя дома, то они уже должны были справиться.

— Значит, пойдём сейчас в темницу. Распорядись, чтобы у дверей поставили людей, только из тех, что прибыли после меня в Тааффеит, другим я не доверяю. Поторопись, Морт, я пока останусь здесь до твоего возвращения.

Немного прихрамывая, советник побежал исполнять данное поручение, петляя по многочисленным коридорам и лестницам огромного дворца. Через пятнадцать минут он привёл десяток крепких солдат, одетых в адамант. Малитил видел, как минимум, шестерых из них в Сапфире и был уверен, что и остальные там воевали за короля Сигурда Эллингтона.

Морт Лори повёл эльфа в городскую темницу, расположенную рядом с казармами солдат Тааффеита. Им повезло, купец находился в этот вечер дома с детьми и женой и без сопротивления отправился с солдатами, которые вежливо попросили его пройти с ним по срочному государственному делу. Его отвели в мрачную комнату для допросов, хотя наивный Грихор всю дорогу думал, что они идут во дворец, где принц ему объявит, что торговый союз восстановлен и щедро отблагодарит за полученную ранее новость, признав, что позабыл об этом при первой встрече. Каково же было велико разочарование мужчины, когда стража потащила его в совершенно другую сторону, он что-то пытался им объяснить, но крепкие руки солдат сжали купца с двух сторон, а голоса приказали заткнуться, от прежней дружелюбности не осталось и следа. И вот он сидел на подгнившей лавке со связанными руками, дрожа всем телом в ожидании своего будущего.

— Вот он! — открыв дверь, громко объявил страж, пропуская в комнату для допросов эльфа и лорда.

— Что я сделал, господа? — испуганно спросил купец. — Я ведь законопослушный житель Тааффеита и ни в чем не виноват!

— Помнишь, ты был несколько дней назад на приёме у Его Высочества? — спросил Морт, сложив руки на груди.

— Конечно, а потом я с тобой беседовал, господин, — кивая головой, произнёс Грихор, — я тебе данные о военном корабле островитян давал и о месте, где купеческое судно на них натолкнулось.

Эльф покосился на лорда, но заговорил с Грихором:

— Скажи, купец, — подходя на расстоянии метра к бедолаге, начал Малитил, — а много ли твоих товарищей сможет подтвердить, что ты плавал тогда с ними на торговом судне?

— Конечно, много, — торопился с ответом купец, — если нужно, то я всех до единого приведу, у нас же целое общество. Могу хоть сейчас назвать их имена, капитана корабля и нескольких матросов в придачу.

— Не в нём дело, — повернувшись к Морту, высказал своё мнение Малитил.

— Вижу, но мы всё равно должны быть в этом уверены, — сказал лорд Морт, строго взглянув на купца.

Когда они вышли из комнаты, советник приказал стражам начать проверку Грихора, объяснив им, что нужно удостовериться в его пребывании на торговом судне через подтверждение сведений названными людьми, а пока этого не произойдёт, купца не отпускать и никого к нему не приводить.

— Был ещё кто-то во дворце у принца связанный с рекой? — идя обратно во дворец, решил узнать Малитил.

— Нет, никого, лишь девушка, потерявшая отца-рыбака, но те посетители без меня приходили. Мне телохранитель принца Ларс Гиббз говорил, что Эгиль от неё без ума, но это всё не то.

— Продолжай, Морт, нужно обсуждать всё, возможно, я увижу то, что не заметил ты и наоборот.

— Хорошо, — согласился бывший вояка, — Ларс ещё сказал, что принц решил оплатить её большие долги ростовщику, которому она задолжала. Он считал, что весть разнесётся по всему Тааффеиту со скоростью ветра, но ни один бедняк не приходил с подобной просьбой, а я ведь с ними разговариваю каждый день, выслушивая их прошения пока нет короля Сигурда или принца Эгиля.

— Новость действительно должна была разнестись по городу, сомневаюсь, что человек удержится не похвастать перед другими, а здесь таких, как минимум, двое. Ростовщик-то тоже оказался не в накладе. Говоришь, что Эгилю девушка сильно понравилась?

— По словам Ларса очень.

— Разыщи её, как можно скорее, я хочу потолковать с ней с глазу на глаз. Возможно, они виделись тем вечером или на рассвете при отплытии.

— Сейчас отправлю людей, а что нам с принцем Тигором делать?

— Я лично займусь им, где его разместили во дворце? — спросил Малитил.

— По идее, он на втором этаже. Там есть спальни для особо важных гостей.

— Замечательно, Морт, мне приходилось там бывать пару раз.

Вернувшись во дворец, каждый из них направился по запланированным делам, Морт получать сведения от стражников, дежуривших в день посещения принца Медеей, а Малитил поднялся на второй этаж в поисках разместившегося там Тигора. Найти его оказалось совсем несложно, поскольку два десятка высоких островитян в полном вооружении толпились возле его покоев. Увидев приближающегося речного эльфа, один из них вышел навстречу и ловко выставил вперёд пику, преграждая путь Малитилу.

— Что ты позабыл здесь, остроухий? — грозно спросил страж, сверля взглядом незваного гостя.

— Сходи к своему хозяину, передай, что у меня есть к нему серьёзный разговор, скажи свободный эльф Малитил пришёл.

Услышав имя знаменитого эльфа, островитянин напрягся и, подумав несколько мгновений, наклонил голову.

— Извиняюсь, я не знал, что такой великий воин может служить в Тааффеите королю Сигурду Эллингтону.

— А я и не служу, — усмехнулся Малитил.

Вскоре воин исчез за дверью, остальные внимательно наблюдали за свободным эльфом, о том, что перед ними легендарный некромант услышали все. Спустя минуту солдат вернулся и подошёл к Малитилу.

— Принц Островного королевства благородный Тигор ждёт тебя с нетерпением! — объявил страж. — Прошу следовать за мной.

Солдаты сразу же расступились перед Малитилом, давая ему пройти. Речной эльф оказался в большой комнате не менее двухсот квадратных метров. Повсюду лежали мягкие пуфики, стояли диваны и кресла, возле которых размещались невысокие столы с фруктами в большом количестве и разнообразии, высокие окна были прикрыты плотными кофейными шторами, ковры лучших мастеров Тааффеита лежали на полу, несколько зеркал, изготовленных в полный человеческий рост, в золотых рамах с драгоценными камнями украшали стены.

— Ты свободен, мой верный Салид, — прозвучал голос Тигора с противоположной от выхода части комнаты.

— Но, Ваше Высочество, — хотел что-то сказать страж, но увидев недовольное лицо наследника престола, поспешил исполнять приказ.

Когда дверь за Салидом закрылась, Тигор подошёл к эльфу и, по-дружески улыбнувшись, произнёс:

— Рад видеть тебя, Малитил. Мне жаль, что мы расстались в Сапфире при не очень хороших обстоятельствах, но, надеюсь, это не повлияло на отношения между нами? Пойми, я не имел права поступить в тот момент иначе. Отец бы проклял, узнав, что я посмел пустить дикарей из племён Песков на Равнину. Мне повезло, что владыка Левеас поднял такую бучу, а правитель краёв Рудокопов Рорк поддержал. Сам бы я не смог противиться воле остальных.

— Я далёк от политики и игр на уровне королевств. Много лет назад, получив свободу от владыки Нумидала и сделав определённый выбор, я стараюсь придерживаться лишь его.

— Но всё же тебе приходится участвовать, желаешь ты этого или нет, — усмехнулся Тигор, — отстраниться ведь не выходит, потому что тебе не безразличны судьбы жителей Равнины. Ты дерёшься не за нас: принцев и королей, а против зла в твоём понимании. Этакий герой не требующий славы и почестей.

— Ты умён не по годам, островитянин, — похвалил принца Малитил. — Стелешь мягко, из тебя получится достойный островитян король.

— Стараюсь! — улыбнулся Тигор.

— Может, оставим обмен любезностями и перейдём к делу, а то, знаешь ли, я не сплю уже третью ночь.

— Как скажешь, — поспешил согласиться молодой человек, — насколько я понял, принц Эгиль отправился во владения моего отца и, не добравшись до Островного королевства, исчез где-то по дороге в водах Демы.

— Да, — подтвердил черноволосый эльф, — он хотел поговорить о торговом союзе между вашими королевствами, что ты об этом знаешь?

— Причина моего посещения Тааффеита точно такая же. Несколько жалоб от купцов, которых якобы развернули военные суда королевства Пяти Камней, и вот я уже собираюсь к соседям, чтобы выяснить, в чём дело.

— Только тебя не тронули, а что случилось с Эгилем и его экипажем — пока непонятно. Ты приплыл на скольких кораблях?

— Семи, — ответил принц, — а какое это имеет отношение к пропаже Эгиля?

— Если ты здесь действительно ни при чем, то завтра же отправишь их искать потерявшийся корабль вместе с судами Тааффеита, а сам останешься во дворце. Сигурд сейчас спит крепким сном, но когда он проснётся, то должен будет увидеть помощь от тебя, а то ты быстро превратишься в его заложника. Сам знаешь, Тигор, вспыльчивый правитель королевства Пяти Камней скор на расправу, к тому же, он сейчас явно не в себе, может наделать глупостей. Ты же не хочешь бессмысленной войны между вашими дружественными народами?

— Вот как! — почесывая в затылке, произнёс Тигор. — А сам говоришь, что не вникаешь в политику. Скажи по-честному, ты подозреваешь островитян?

— Сейчас я намерен подозревать всех, но будь это действительно ты, то не приплыл бы, а отправил посланника с требованиями. Ты явно не похож на дурака, лезущего в пасть ко льву.

— Верно. Я даже с целым флотом не приплыл бы, моё мнение о Сигурде Эллингтоне не отличается от твоего, Малитил.

— Ответь, договорились ли мы с тобой или нет, и я покину тебя, поскольку мне ещё предстоят незавершенные дела.

— Мой выбор очевиден. На рассвете мои капитаны отправятся вместе с моряками Тааффеита на поиски пропавшего Эгиля, — пообещал принц.

Пожелав друг другу удачи, они попрощались, Тигор остался в роскошных апартаментах, каких не было у самого короля, а Малитил пошёл проверять, как обстоят дела у лорда Морта. Встретив нескольких солдат, эльф узнал, что советник отправился на поиски какой-то девушки молодой с отрядом стражников. Решив подождать лорда с донесениями у Сигурда, уставший Малитил побрёл к нему. Десяток бойцов в адаманте молча пропустили остроухого в комнату, эльф уселся на мягкую кровать рядом с тихо похрапывающим королём и, облокотившись на её спинку, уснул, слишком долго его организм боролся со своим хозяином, опустошая ограниченные резервы.


***


Альмир беседовал в тронном зале с Кирианом Аддерли, Фитом Хоггартом и прибежавшим немного позже остальных Силианом Бигги. Это были в каком-то роде переговоры о судьбе трона с самыми влиятельными людьми Алмазного королевства. Их деловой разговор длился всё утро, и ни один из них не мог его назвать приятным. Кириан и Фит, уже объявившие ранее о помолвке Дейла Аддерли с Мирцеллой Хоггарт, пытались переманить на свою сторону Альмира, а Силиан желал плыть по течению, успевая поддакивать им, и при этом не забывал поддерживать Сигурда Сурового, утверждая, что принятое королём решение, направить сюда принца Эгиля, очень мудрое.

Оба дальних родственника лорда Тирона были средних лет и невысокого роста, на этом их сходство прекращалось. Кириан обладал аристократическим выражением лица с широкими скулами, длинным прямым носом и козлиной бородкой мудреца, а Фит был больше похож на зажиточного пекаря с румяными щечками с массой веснушек и широко распахнутыми дружелюбными глазами. Каждый из них одевался, как подобает их высокому статусу, в дорогие костюмы с золотыми нитями, правда, смотрелись они в них по-разному: подтянутый Кириан держался с прямой спиной и грозным видом, Фиту же мешало передвигаться брюхо, торчащее далеко вперёд. Многие подшучивали, что главе Хоггартов вместо меча нужно повесить длинную карамельную палочку, ведь её он держал в руках намного чаще, чем стальной клинок.

— Вы понимаете, что сейчас мы должны объединить все наши силы, а не грызться между собой? — задавал в который раз этот вопрос чародей присутствующим. — Чем больше междоусобиц внутри нашего королевства, тем меньше у нас шансов успешно противостоять общему врагу в будущем. Сейчас следует уступить королю Сигурду, я уверен, что он по достоинству оценит ваш дружеский жест и в будущем объявит наследником именно Дейла.

Задетый словами Альмира Фит что-то хотел добавить, но в этот момент двери тронного зала широко распахнулись, и на большой скорости вбежал здоровяк Эндрю Невилл. Его лицо искажал гнев, а глаза вываливались из орбит. Вслед за ним появились Тархон Дайсон и Арден Дей, они не спеша пошли за лордом, не пытаясь его остановить.

— Вы у меня за всё заплатите, мерзкие убийцы! — эмоционально закричал Эндрю, приближаясь к лордам.

Силиан захотел произнести какую-то колкость в адрес Эндрю, но не успел, здоровяк врезал ему своим огромным кулаком в лицо со страшной силой. Не ожидавший подобного обращения лорд упал на пол, он даже не успел выставить руки, не поверив, что гигант может на такое решиться. Фит и Кириан потянули руки к мечам, но Эндрю успел схватить их за головы раньше и ударил одной об другую. Со стороны могло показаться, что должен был прозвучать звон, как от колоколов, расположенных в храме Создателя, но послышался лишь глухой удар. Повторив эту болезненную процедуру ещё несколько раз, здоровяк швырнул лордов к Силиану и, достав кинжал, двинулся на них с каменным лицом. Альмиру пришлось воспользоваться стихией воздуха, чтобы угомонить разошедшегося гиганта, откинув его в стену.

— Довольно! — воскликнул чародей, ударив посохом в грудь пытавшегося подняться Эндрю. — Я никому не позволю совершить убийство в священных стенах тронного зала. Зачем ты сделал это?

— Сейчас же арестуй его, командор! — завопил лорд Силиан, указывая пальцем на обидчика.

Вместо исполнения просьбы Силиана, Тархон развернулся к спешащим в тронный зал шестерым стражникам:

— Силиан Бигги, ты обвиняешься в жестоком убийстве леди Моники Невилл и содействию гильдии магов. Кириан Аддерли и Фит Хоггарт, вы обвиняетесь в сговоре с врагами королевства. Увести их в темницу до моих дальнейших распоряжений.

— Да как ты, червяк, смеешь нас в этом обвинять!? — возмутился Кириан, с вызовом смотря на Тархона Дайсона. — Когда мой сын Дейл взойдёт на престол Алмаза, ты сильно пожалеешь о содеянном, командор!

— У вас будет возможность доказать свою невиновность, — пообещал Тархон, не обращая внимания на угрозы лорда, — а пока отправляйтесь в темницу. Надеюсь, каждый из вас понимает, что сопротивление страже будет расцениваться как подтверждение выдвинутого обвинения?

— Альмир, сделай же хоть что-нибудь! — попросил защиты у чародея обеспокоенный Фит Хоггарт.

— Не стоит волноваться, друзья мои, — обменявшись с Тархоном взглядами, произнёс успокаивающе колдун, — скорее всего это лишь нелепое недоразумение, но если леди Моника Невилл действительно мертва, то потребуется немного времени, чтобы во всём этом разобраться. Вам не стоит сильно переживать, я позабочусь, чтобы вы ни в чем не нуждались, пока мы не узнаем правду. Вы же хотите помочь найти убийцу леди Моники?

— Я этого так не оставлю, — прошипел Кириан Аддерли, недовольный ответом колдуна.

Все три лорда отдали стражникам свои клинки. Окружив, солдаты направили их к выходу из тронного зала Алмаза. В это же время Тархон помог подняться с пола откинутому чародеем Эндрю Невиллу, подав пришедшему в себя здоровяку руку.

— Только что примчался человек, ехавший по дороге из Белого замка в Алмаз, — начал рассказывать Альмиру Арден, — сказал, что отряд солдат, охранявший леди Монику убит, она тоже. Её зверски прибили мечами к дереву.

— Какой ужас! А что же с Арголасом? — спросил опечаленный маг.

— Либо сожжен вместе с солдатами, либо его увезли, я не исключаю и того, что он сбежал от врага.

— Это можно проверить, — сказал командор, он хотел продолжить, но вспомнив, что лорд Эндрю не посвящен в их планы по спасению его сестры и не знает, что Тархон общался с магами гильдии, передумал.

— Как они могли убить мою несчастную матушку? — взявшись за голову начал рыдать здоровяк. Он облокотился о стену и принялся рвать на себе волосы. — Она же в жизни никому плохого не сделала! Это всё из-за нашей богатой на урожай земли, эти двое хотели её захапать себе уже ни один год, но она постоянно отказывала им. Я уверен, что мой отец лорд Двай ушел из жизни не своей смертью, а благодаря усилиям Аддерли и Хоггартов.

Старый колдун не спеша подошёл к громиле и, положив ему руки на широкие плечи, сказал:

— Не волнуйся, если эти люди действительно имеют отношение к убийству твоей матери и отца, то обещаю тебе, они от нас не смогут отвертеться.

— Спасибо, чародей. Я верю, что ты знаешь, как поступить. Мне, наверное, лучше уехать к себе в Белый замок, чтобы попрощаться с матушкой в родных стенах, — неуверенно вымолвил лорд Эндрю, вытирая промокшие от слёз усы, — если я вдруг понадоблюсь тебе, то ищите меня там, достопочтенный Альмир. Я оставлю здесь надёжного человека, он будет передавать мне письма. Ты без проблем найдёшь его в доме, который принадлежит моей семье, он находится в жилом районе Алмаза недалеко от городской шахты.

— Если бы в твоём окружении был колдун, то мы могли бы общаться без гонца. А ты так и не восстановил даже толику своих способностей? — вспомнив, как старший брат хвалился талантливым учеником, поинтересовался Альмир.

— Нет, хотя мне иногда кажется, что они со мной, даже сейчас я себя так чувствую, но воспользоваться не могу, — покачав головой, ответил с грустью в голосе громила.

— Ладно, ступай! Думаю, что ты прав по поводу возвращения в Белый замок, такого горя не пожелаешь и врагу. Тебе действительно нужно отдохнуть, собраться с мыслями и постараться заставить себя жить дальше!

Проведя до дверей лорда, Альмир попрощался с ним. Его взгляд из сочувствующего стал сначала задумчивым, потом немного растерянным.

— Много ли людей знало об отъезде Арголаса с леди Моникой в Белый замок?

— Нет, не много, — начиная вспоминать, кто присутствовал в аудитории, сказал Тархон, — я, Арден Дей, братья Лэрды, Эрозам Милн, Силиан Бигги, Невиллы и сам Арголас, ах, чуть не вылетело из головы, ещё среди нас был Ольбер Брукс.

— Довольно немаленькая компания. Значит, своих товарищей и сына убитой ты сразу же вычеркнул из списка? Остался один лишь лорд Силиан.

— У остальных не было мотива убивать старуху.

— Хорошо, а зачем тебе понадобились Кириан и Фит?

— Силиан не провернул бы дело в одиночку, к тому же, я хочу, чтобы они пожили в страхе хотя бы какое-то время и не помышляли о троне Алмаза. Мне же нужно сдержать данное Сигурду Эллингтону обещание, а дальше пускай сам решает, как поступить.

— Ясно, а ты Арден, что думаешь по этому поводу? — обратился Альмир к молчавшему во время разговора магу.

— Думаю, что это всё не так важно, как похищение гильдией магов некроманта. Наших товарищей ты сегодня же проверишь! Каждого по очереди, пускай не расслабляются, также стоит попробовать залезть в головы и к пленённым лордам.

— Умный малый, словно сам читаешь мои мысли, — рассмеялся довольный ответом собеседника чародей, — у меня уйдёт около недели на это. К сожалению, моя способность требует огромного расхода энергии. И если вы двое считаете, что я к ней часто прибегаю, то сильно ошибаетесь, в основном я пользуюсь простыми умозаключениями. Если бедняга Арголас попал в лапы к проклятой гильдии, то они не оставят ему выбора, угрожая покончить с Милевой. Тогда он вернёт силы Альдору, и враг пойдёт на нас. Мы обязаны предупредить об этом остальные королевства.

— Он действительно попал к ним, — доставая нож для метания, произнёс Арден, — его привёз гонец, он сказал, что он торчал в дереве, к которому прибили мечами леди Монику, прямо возле её головы.

— Её сын знает об этом? — спросил Альмир.

— Даже если сейчас нет, то рано или поздно узнает. Мужчина, доставивший его, служит у Эндрю в Белом замке.

— Предлагаю пока никому ни о чём не говорить из союзников, — решил высказать своё мнение Тархон, — дайте мне шанс спасти сестру с племянниками и Арголаса в придачу. Я буду рыть землю, но найду их, почему-то я уверен, что Усвар сейчас не вместе с Кровавым Альдором. Старик плетёт свои интриги совсем рядом, а кто-то из захваченных нами лордов помогает ему в этом всеми силами. Нужно ещё...

— Подожди секунду, — попросил командора Альмир, доставая маленькую волшебную сферу из мешочка для монет, — меня вызывает Каарг.

— Но здесь же не видно! — подметил Арденей, наблюдая, как шар увеличивается в размерах.

— Я это чувствую, новый шар словно диктует информацию моему сознанию, — установив сферу в специальной ячейке на одной из стен, объяснил чародей, — приготовьтесь, сейчас мы будем разговаривать с моим старшим братом.

Через мгновение появилась картинка, они увидели в ней Каарга рядом с Малитилом.

— У нас неприятности, — вместо приветствия сказал Каарг, переходя сразу к делу. — Исчез принц Эгиль. Малитил сейчас расскажет всё, что ему об этом известно.

Свободный эльф во всех подробностях поведал о случившемся, стараясь не упускать ни одной мелочи. За десять минут его собеседники узнали о ловушке на реке, прибытии островитян во главе с Тигором, ходе расследования и мерах, предпринятых для поиска бедового принца Эгиля. Во время доклада Тархон задавал уточняющие вопросы, стараясь как можно подробнее расспросить, чтобы получше вникнуть в суть происходящего. В конце Малитил добавил о неприятности в лесу, случившейся с Сигурдом и о том, что король практически всё время после этого находится в кошмарном бреду, не поднимаясь с кровати.

— Что же послужило началом такого поведения короля? — понимая, что нет дыма без огня, поинтересовался Тархон Дайсон.

— Я сказал ему, что Эгиль находится в руках могущественной ведьмы или ведуна, — чувствую вину за случившееся, ответил Каарг, — судя по всему, я не ошибся. Король слабеет с каждым днём, а где находится принц, мы пока не знаем.

— Стоит ли мне воспринимать данную ситуацию как отказ от выполнения нашей договорённости, Каарг? — насторожился командор, сложив руки на своей груди в ожидании важного для него ответа.

Все замолчали, не желая попасть под тяжелую руку командора в случае отказа.

— Нет, — после минутных раздумий, решил легендарный маг, — я сдержу слово Сигурда Сурового, данное тебе, ведь ты отстоял для него Алмаз от лордов и слуг Создателя. Если Малитил пожелает, то отправится вместе с тобой и Ваарой, а мы с Альмиром займёмся как в былые времена управлением королевством Пяти Камней.

— Ты в Тааффеите, а я в Алмазе? — усмехнулся Альмир. — Да, помню, пришлось напрячься после смерти короля Вильмара Великого. В Сапфире...

— Сейчас есть темы поважнее, рассказами о своей юности вы можете заняться и без нас, — выводя стариков из воспоминаний, перебил Арден.

— Точно подмечено, — похвалил островитянина Малитил, оставаясь сосредоточенным на проблемах, — я готов привести к тебе Ваару, Тархон, здесь справятся и без меня. Завтра я отправлюсь на одном из поисковых кораблей по Правой Деме, а дальше высажусь на границе трёх государств и в Алмаз. Это позволит сократить мне пару дней и силы лошадям, к тому же верховный вождь так будет под надёжной охраной.

— Хорошая идея, мой друг, — согласился с речным эльфом Альмир, переглянувшись второй раз за последний час понимающими взглядами с командором, — а мы в свою очередь отправим туда солдат, чтобы встретить тебя. Прниц Тигор ведь не знает, что Ваара отправляется в Алмаз?

— Нет, — покачал головой старший брат, — он ушел в Сапфире с важного голосования за владыкой Левеасом, и благодаря этому я не собираюсь ему ни о чем докладывать.

— А остальным союзникам? — ехидно поинтересовался Арден Дей, уставившись на Каарга.

— Тоже нет, если вам суждено стать героями нашей истерзанной Равнины, то вы ими обязательно станете, но если не справитесь, то вас все будут считать преступниками, похитившими верховного вождя племён Песков, и предателями, которые нарушили приказ и отправились искать гильдию магов по своей воле. Вы готовы к этому?

— Да, клянусь Создателем, — уверенно ответил Тархон.

— Да, — подтвердили одновременно Арден и Малитил.



Глава 5 | Ифритовый камень | Глава 7