home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 12

Сын императора


Лишь по маленьким проблескам можно было понять, что за окнами светит яркое солнце, поскольку толстые шторы не пускали дневной свет вовнутрь мрачной комнаты. Молодой мужчина развалился в большом кресле, расположенном в центре перед громоздким письменным столом, на котором в хаотичном порядке лежали несколько магических сфер, бумаги и многочисленные карты Равнины. Этим человеком в кресле был легендарный Альдор. Могущественный некогда маг всё ещё надеялся вернуть себе и гильдии былое величие, правда, пока ему приходилось смиренно ждать, ежедневно развивая способности нового тела и внимательно изучая события, произошедшие как на Равнине так и за её пределами за последнюю сотни лет. Альдор уже обладал информацией практически на каждого влиятельного человека, гнома, орка или гоблина на Равнине, с эльфами оказалось проще, там почти ничего не изменилось за век вынужденного отсутствия колдуна.

Со стороны казалось, что он спит в кресле, хотя из помещения был проход в маленькую комнатушку с удобной мягкой кроватью, которой он пользовался не чаще, чем раз в три дня, отучая новое тело ото сна. Вошедший без стука Карнал увидел свисающую с боковой части кресла руку повелителя и решил не беспокоить главу гильдии. Молодой колдун бесшумно направился к столу, пытаясь делать это как можно тише. Он хотел взять одну из карт, понадобившуюся ему для изучения северной части Равнины. Размышляющий в тишине Альдор знал, что пришёл именно Карнал — он почувствовал определенную магическую энергию, излучаемую телом чародея.

— Что у тебя? — лениво поинтересовался Альдор, не поднимая век.

— Хотел более детально изучить местность на границе Севера, Алмаза и Речного царства.

— Зачем? — удивился Альдор, понимая, что сведения неспроста понадобились Карналу.

— Меня интересуют все возможные пути Бато и отряда свободных эльфов.

— Мы же вчера разговаривали с Бато. Он прекрасно знает, что делать, я ему подробно всё объяснил.

— Дело в том, что сегодня мы потеряли связь с Бато и Яримеасом, повелитель, — расстроенным тоном, объявил Карнал. — Не знаю, временно или навсегда, но потеряли. Я пытался поговорить с ним не менее десяти раз за день, но безуспешно — он не отвечает.

— А значит, есть огромная вероятность потери ифритового камня. Рано я радовался победе! Хорошо ещё, что император Бордух не знает о нашем грандиозном провале.

— Возможно, в ближайшее время мы хотя бы узнаем, где находится артефакт. Тогда же и расскажем императору, что он найден. На самом деле, это тоже хорошая новость для него.

— Лучше, чем ничего, — согласился Альдор. — Ты ведь о находке никому не говорил?

— Не вижу смысла обсуждать с кем-то кроме тебя дела, повелитель.

— А Кая?

— Не думаю, что она настолько глупа.

— Кая — женщина, а они довольно непредсказуемые союзники. Скажи, а о Вильяме и Равсу до сих пор нет никаких известий от шпионов?

— Ещё нет, — покачал головой помощник, — твои слуги тщательно ищут их, но вероятность, что они живы — ничтожно мала. Скорее всего, Равсу и Вильяма убили, как это ни прискорбно осознавать.

— Нет. Я чувствую, они живы, — небрежно поднял руку Кровавый маг, не согласившись с мнением помощника. — Лорд Силиан Бигги говорил, что они исчезли вместе с племянниками и сестрой командора Алмазного королевства. Ты знаешь, о ком шла речь?

— Да, повелитель. Этого солдата зовут Тархон Дайсон. Он первым обнаружил нас на Равнине, но на совете Пяти Камней большинство людей не восприняли его слова всерьёз, Кая и Фиций отлично сработали, подняв на смех версию солдата. Планируемая нами война между Кроу Северным и Сигурдом Эллингтоном оборвалась тоже не без его вмешательства, Тархон возглавлял войско Алмаза, согласно высокому званию командора. Он принимал участие и в походе на Небесное царство. По доносам наших эльфийских друзей, Тархон был и в Сапфире, когда мы бежали.

— Судя по всему, ты давно за ним следишь, Карнал.

— Это так, повелитель. Он довольно интересный субъект для наблюдения.

— Лучше бы давно уничтожил или привлёк на нашу сторону, такой человек мог бы быть и нам полезен.

— Такая идея рассматривалась, но была откинута достопочтенным Равсу, по причине близости Тархона с Альмиром.

— С ним вся понятно, ну, а что мы знаем о его похищенной сестре?

— Милева Дайсон, является вдовой. Её муж Кадор погиб много лет назад, защищая наместника Алмаза Тирона. Равсу тогда планировал усадить лорда Силиана Бигги на его место, но не удалось. У Милевы два десятилетних сына, учатся в Алмазе, один владеет магическими способностями, другой обучается ратному делу. Есть ещё кое-что: эльфийский некромант Арголас, который вернул тебя к жизни, испытывал к ней чувства. Из-за чего Равсу и собирался захватить её, чтобы в будущем заманить речного эльфа к нам.

— Как итог, все на Равнине считают, что нам это удалось. Тогда, будь добр, объясни мне: кто их выкрал на самом деле и где они сейчас находятся?

— Не знаю, повелитель. Но если ты утверждаешь, что Вильям и Равсу живы, то думаю, они где-то вместе с ней.

— Кто-то с нами решил поиграться, — прошептал Альдор. — Не завидую ему.

— Почему же?

— Когда я доберусь до этого умника, то буду очень долго и жестоко мучить, лишая жизни.

Слова были сказаны настолько угрожающим тоном, что мурашки пробежали по телу Карнала, хотя колдун не относил себя к трусливым.

— Выходит, нам осталось лишь ждать приезда некромантов из Лесного царства. Ты говорил, что они уже рядом.

— Дело в том, повелитель, что они тоже не отвечают. Я отправил на их поиски отряд магов на грифонах, остальным твоим слугам я сказал, что они вылетели на разведку, дабы не опустить моральный дух твоих верных слуг.

— Правильно сделал, продолжай держать рот на замке. Даже не знаю какая из этих новостей хуже для меня, — расстроено вымолвил Альдор.

Стук в дверь привлёк внимание собеседников, в комнату вошла Кая Дент. Живот светловолосой девушки уже сильно выпирал вперёд, она готовилась стать матерью в ближайший месяц.

— Повелитель, прибыли посланники от императора Бордуха. Он срочно вызывает тебя к себе.

— Что ж, я не вправе отказать ему, — скривился Кровавый маг и начал подыматься с кресла, разминая шею плавными движениями.

Покинув свою мрачную комнату, Кровавый Альдор в сопровождении колдуньи и чародея прошелся по длинному хорошо освещенному коридору с множеством дверей, после чего он очутился в просторном зале. Здесь Альдор увидел, как девять магов гильдии, приближенных к нему, вели разговор с тремя краснокожими слугами императора.

Ифриты внешне очень сильно напоминали обычных людей с Равнины, но отличия всё же были и не только их непривычный для обывателя Равнины алый цвет кожи. Маленькие рожки, хотя у некоторых представителей данного вида встречались и массивные рога, располагались на лбу, тонкий длинный хвост, концовка которого напоминала острие копья, и ярко-красные зрачки в глазах, с другими они не рождались. Завидев Альдора, вся тройка поспешила к нему. Один из них выглядел как белая ворона среди черных собратьев. Два его спутника скорее являлись простыми солдатами, поскольку были одеты в лёгкие кожаные доспехи. На выделяющемся же ифрите была тонкая золотая кольчуга, серебряные наплечники, наручи и поножи, на поясе висели украшенные драгоценными камнями ножны, из которых торчала рукоять клинка, сделанная из металла синего цвета похожего на мифрил. Тщательно выбритая бородка и усики, запах ароматизированных масел и безупречная белоснежная улыбка говорили, что перед магами гильдии стоял ещё тот щёголь. Он небрежно поклонился и слащавым голосом произнёс:

— Друг мой любезный, отец желает видеть тебя в тронном зале, как можно скорее.

— Мы готовы идти к императору, Худрош, — вымолвил Альдор, показывая сначала пальцем на себя, а потом и на помощников.

— Дело в том, что он попросил, дабы я привёл тебя одного, остальных не пригласили. Император дал мне это четко понять.

— А пойдёт нас трое или повелитель останется здесь, — вызывающе сказала Кая, сверля взглядом ифрита.

— Мы можем подождать в соседнем зале, — предложил Альдору Карнал.

— В соседнем зале? — продолжала возмущаться Кая. — Ещё чего! Мы будет присутствовать у него в...

— Не стоит скандалить, — перебил девушку Альдор приказным тоном. — Лучше попытайтесь ещё раз связаться с Бато. Я отправлюсь сам, ведь так пожелал император.

— Хорошо, повелитель.

Худрош и Альдор вышли из зала и, спустившись по высоким ступенькам, оказались в огромном саду, засаженном различными фруктовыми и ягодными деревьями и кустарниками. Этот сад раскинулся на километры в стороны, на его территории находилось три озера, зверинец императора (Бордух любил поохотиться на хищных животных, в особенности на львов) и выложенная камнем дорога, соединяющая несколько дворцов, расположенных во владениях императора. Когда путники преодолели почти половину пути ифрит по-хозяйски взял под руку Альдора, двое стражей как по команде приостановились и в дальнейшем шагали позади метрах в десяти.

— Как тебе живётся во дворце, Альдор?

— Я несказанно счастлив пользоваться добротой императора.

— Конечно, всего один этаж, но всё же лучше, чем ничего, — не обращая внимания на ответ мага, защебетал ифрит. — Главное, что вся свора недоделанных колдунов с Равнины влезает, ведь так? Или всё-таки тесновато?

Альдор молчал, на его лице не дрогнул ни один мускул, хотя он жаждал разорвать несносного ифрита и мог бы это сделать без особых усилий, но потерял бы единственный шанс заполучить армию в будущем.

— Два твоих советника, это что-то! — ехидно смеясь, продолжал Худрош. — Молодой колдун ещё куда не шло, туповат только, но беременная девка! Где ты откопал её? Не было других достойных кандидатов? Когда мой дед Гайдав был жив, то он мне маленькому ифритику рассказывал, что у тебя была сильная армия талантливых колдунов, а я вижу лишь кучку неудачников, просящих милостыню у моего народа.

— Времена меняются, приходится создавать всё с самого начало, но стоит переживать, ведь мы не собираемся оставаться в долгу.

— Ещё Гайдав говорил о твоём превосходстве над другими, — особо не слушая мага, вспомнил давнюю беседу с дедом Худрош. — Ты действительно смог победить десяток лучших магов империи?

— Это правда, — подтвердил Альдор. — Я сражался со всеми магами одновременно. Бой занял около двух с половиной минут.

— Блестяще, но у меня складывается впечатление, что человек, знакомый с моим предком — не ты, — развернув Кровавого мага лицом к себе, дерзко объявил ифрит.

Стражники, завидев это, хотели приблизиться, но в итоге застыли на месте, как вкопанные. Альдор вытянул руку в их направлении, кисть мага несколько раз провернулась — ифриты медленно достали мечи из ножен, когда пальцы чародея резко сжались в кулак — стражники вонзили клинки друг в друга. Наследник империи смотрел не отрывая глаз от кровавого зрелища. Ифриты упали замертво, не издав ни единого звука.

— Доказал? — злобно спросил Альдор, выпучив глаза.

— Доказал! Этого я и добивался своими глупыми на первый взгляд действиями. Ты же не думаешь, что я на самом деле болван?

— Теперь нет, — прищурился колдун, поняв что его спровоцировали, чтобы он показал силу.

— Хорошо. А теперь честно ответь: справишься ли ты, если воин будет в адаманте? — совсем не страшась за свою жизнь, поинтересовался Худрош.

— Разве что в полностью закрытой броне, одного щита для защиты не хватит, мои невидимые нити обойдут его. Смотри!

Магическая энергия начала обретать дымчатый цвет, она тянулась от убитых ифритов и вливалась в тень колдуна. Худрош обнаружил её и на себе, но его это нисколечко не смутило.

— То есть, ты можешь это сделать с любым? — довольно улыбаясь, схватил крепкими руками чародея за плечи ифрит.

Со стороны казалось, что он получил известие об огромном наследстве от родственника, о котором даже не слышал, настолько счастливым он сейчас выглядел.

— Пока нет, но как только я обрету свою прежнюю силу, то ни один человек или эльф не смогут мне противостоять. Даже самые могущественные маги не сумеют выставить защиту.

— Ты говорил о людях и эльфах, а как насчет ифрита? Ты извини, что вёл себя с тобой так вызывающе, но моя жизнь — исполнение ролей. Я ведь, как и ты, очень ограничен на данный момент, правда, гораздо дольше.

— К чему ты ведёшь? — усмехнулся Альдор.

— Мой отец или как он себя любит называть великий и непревзойдённый император Бордух Мудрый — глуп и мелочен до невозможного по моему мнению. Он унаследовал империю от настоящего завоевателя, который действительно заслуживал уважения и почестей. Ты знаешь, что император не особо в тебя верит и думает лишь над тем, как поскорее избавиться от него? Если бы не я и советники, то ты бы отправился обратно в царство мёртвых к Тенебрису, как только прибыл сюда. Кстати, я в него не особо верю, как и в иных богов, — перепрыгивая с одной темы на другую, протараторил ифрит. — Думаю, что после смерти нет ничего.

— А зря, — хищно оскалился Кровавый маг. — Бог смерти действительно существует, многие из твоего народа не просто так поклоняется ему тысячелетиями.

— И какое оно, царство мёртвых?

— Странное, — пожал плечами Альдор. — Моё времянахождение там длилось, словно один день, который никогда не заканчивался. По моим ощущениям, я был там не больше десяти часов и лишь начал осваиваться и привыкать, когда меня вернули к жизни. Самое страшное, что я знаю об этом, но вспомнить ни одной детали не могу.

— А ведь прошло больше девяноста лет, — задумался Худрош. — Скажи, а как...

Ифрит не договорил, набат, оповещающий время количеством ударов, прозвучал шестнадцать раз подряд.

— Отложим наш разговор на другой день, нужно поторопиться к императору, он не любит ждать, — возобновив движение к отцовскому дворцу, сказал Худрош. — Главное, что мы поняли друг друга, маг.

— А что с ними? — указывая на мёртвых стражей, поинтересовался Альдор.

— Не переживай, на их счет я что-нибудь придумаю по дороге.

Они поторопились, сокращая расстояние к месту назначения узкими тропами императорского парка. Как итог, ифрит и чародей оказались перед роскошным дворцом императора, оставив за спиной зелёные владения. Когда Альдор побывал здесь впервые, то он находился в диком восторге от архитектурных шедевров местных умельцев на протяжении нескольких дней: высокие стены покрывали разнообразные узоры из лепнины и мозаики; под закруглёнными верхушками многочисленных башен стояли вытесанные из камню статуи, как знаменитых среди ифритов героев, так и разнообразных чудищ, казалось, что крыша держится лишь благодаря этим неподвижным созданиям; черепица была покрыта позолотой, отливающей на свету, словно чешуя дракона из древних легенд; на просторной террасе на третьем этаже, являвшийся последним, соорудили огромный фонтан и беседки для желанных гостей императора. Изнутри дворец выглядел ещё богаче, чем снаружи: пол из глянцевого мрамора, из этого же камня колонны с нарисованными на них цветами и животными; стены, как и снаружи, покрыты лепниной, но здесь скульпторы создавали не узоры, а целые картины из жизни воинственных ифритов, покоривших все соседние страны; на потолках висели люстры в форме шаров и вытянутых башенок, сделанные из стекла всех цветов радуги; практически в каждой комнате стояли софы из красного дерева с железными ножками и каркасом, заваленные мягкими подушками и пуфами, рядом с ними находились маленькие столики из аналогичных материалов. Альдор мог долго перечислять все красоты и богатства дворца у себя в голове, но перестал, вспомнив и об отрицательном моменте — после ухода из жизни Гайдава владел дворцом ненавистный ему император Бордух.

— Ни слова о нашем разговоре, — негромко предупредил Альдора Худрош, когда они подходили к входу во дворец. — Пикнешь и мы с тобой точно не жильцы!

Кровавый маг кивнул, давая понять, что они договорились. На входе не было массивных дверей, как у большинства подобных зданий, расположенных на Равнине, лишь четыре крепких стража с копьями в руках.

— Эй, вы! Двое ваших товарищей устроили драку из-за какой-то делёжки в парке на моих глазах, я хочу, чтобы с этим немедленно разобрались и наказали их, как положено! — наигранно закричал Худрош. — Что оглохли? Живо побежали!

— Они не имеют права уходить с поста, — мягко сказал появившийся из-за арки ифрит. — Ты же должен знать о таких элементарных вещах, Худрош. Я распоряжусь, чтобы этим вопросом занялись, но позже, а пока проходите — император заждался вас обоих.

— Как скажешь, Нхар, — пробурчал себе под нос Худрош. — Если бы не те два остолопа, то мы бы не опоздали.

— Не стоит искать себе оправданий, это недостойно наследника империи, — поучительно произнёс Нхар.

Этот невысокий и широкоплечий ифрит одетый в свободную рясу и лёгкие сандалии являлся правой рукой Бордуха и занимался его личной охраной. Хоть он и не носил оружия при себе и не был облачен в доспехи, но при этом являлся грозным воином и талантливым колдуном, не раз проявившим себя в сражениях. Нхара боялись во всей империи, даже могучие орки и гоблины по другую сторону Желтого моря не решались вступать с ним в конфликт, зная о мстительном характере жестокого ифрита.

— Нет ли у твоих магов нужды в чем-то? — поинтересовался Нхар у Альдора пока они шли по коридору дворца.

— Нет. Каждый из нас доволен приёмом императора.

— Главное, чтобы твои люди сполна отплатили отцу за наше гостеприимство, — язвительно заметил Худрош, вернувшись к роли избалованного мальчишки. — Пока вы лишь едите и пьёте за счет империи, не принося никакой пользы.

Через минуту они вошли в зал, предназначенный для приёма гостей. Он располагался в самом центре дворца под огромным стеклянным куполом красноватого оттенка. На троне из чистого золота восседал высокий старик с редеющими седыми прядями, недовольным лицом и густыми разросшимися до невозможности бровями. Как и на Нхаре на императоре была накинута ряса, правда, она состояла не только из хлопка, золотые нити переплетались с красным и тёмно-серым материалом. На большой голове, упираясь в маленькие криво торчащие рожки, находилась корона с закруглённым верхом, её усыпали рубины, являвшиеся излюбленным украшением у красных демонов. Кроме императора в зале находилось около двадцати стражей и с полсотни наложниц, восседающих на мягких подушках в противоположной части от трона. Эти женщины представляли несколько рас, конечно же, большинство являлось горячими краснокожими ифритками с иссиня черным волосом, доходившим ниже лопаток, но среди них виднелись и человеческие девушки, красавицы, которым не повезло родиться в неволе, несколько оркш и гоблинш с пышными формами и даже три длинноногие эльфийки из Лесного царства с адамантовыми ошейниками на тонких шеях. Для Альдора осталось загадкой, каким образом последние оказались за пределами Равнины, ведь эльфийские женщины стараются не покидать родных мест.

Увидев вошедших, император повелительным жестом приказал стражам увести наложниц, не желая, чтобы они присутствовали во время важного разговора с Кровавым магом. Он провожал их скучающим взглядом и лишь когда последняя исчезла из виду решил удостоить Альдора и Худроша вниманием.

— Ты просил, чтобы я пришёл, великий император, — обратился чародей к старому ифриту.

— Да, и вот ты здесь. Как думаешь, зачем я вызвал тебя, мой друг?

— Не знаю, но думаю по делу важному, ведь у тебя других не бывает, — лестно ответил Альдор, подозревая, что старик решил устроить ему очередную каверзу.

— Помнишь, что обещал тебе мой недалёкий отец, если удастся захватить Равнину?

— Всё до единого слова.

— Как ни странно, но я тоже. Так вот, поскольку его уже нет в живых, а договаривался ты именно с ним, то я хочу самую малость изменить условия сделки.

— Любое твоё решение правильное, император, — поддакнул Худрош, смотря на отца щенячьими глазами.

— Знаю, не зря же меня прозвали Мудрым мои подданные, — хитро улыбнулся Бордух, добавив в конце смешок. — Жаль, что тебе таким не стать, сын мой. Иногда думаю о тебе, и не понимаю в кого ты такой глупый уродился! Наверное, в свою матушку — умом она явно не блистала. Правда, она имела другие достоинства в молодости. Жаль, что пришлось её казнить, ведь она не оставила мне выбора. Напомни, как её звали.

— Кхаринэ, — послушно вымолвил Худрош.

— Точно, но сейчас я желаю беседовать не об этом, вернёмся к уговору между тобой, Альдор Кристи, и моим предшественником императором Гайдавом. Он обещал поставить тебя во главе захваченных земель, верно?

— Верно! Чтобы мне было проще найти для него древний артефакт, не позволяющий армии ифритов оказаться на Равнине.

— Прошёл слушок, что ты уже заполучил его, — с этими словами император вскочил, как ужаленный роем пчел и подошёл к Альдору. — Ведь так? А?

— Пока есть лишь предположения, но нет уверенности, что найденный камень является подлинным. К тому же, никто из ныне живущих не знает, как он в точности выглядит. Единственным ориентиром остаётся его схожесть с крупным рубином.

— Не лги мне! — взвизгнул старик, изучающе кружа вокруг колдуна. — Советую быть максимально честным со мной, ведь от этого напрямую зависит твоя никчемная жизнь, маг!

— Это правда, — твёрдо сказал Альдор. — Мои люди сейчас направляются в пустыню в поисках места для совершения ритуала. Там они попробуют уничтожить находку, а уже после будете пробовать пересечь невидимую границу, отправив туда провинившихся слуг.

— Таких у меня хватает, даже больше чем нужно.

— Есть и другой способ, — вмешался Нхар. — Необязательно избавляться от камня в пустыне. Можно снизить риск, не факт, что твои люди доберутся до пустыни.

Худрош и Альдор повернули к нему головы.

— Бывает же такое! А ты и не знал, Альдор!? — во весь рот засмеялся император. — Нхар, расскажи ему, а то я устал говорить.

— Как прикажешь, мудрейший, — кланяясь, согласился воин. — Колдун, ты знаешь лишь один вариант уничтожения ненавистного камня — в месте его создания. Я слышал, что человеческие и эльфийские маги потратили такое количество энергии, что там больше не работает ни одно заклинание. Это так?

— Когда я был молод, то побывал в том самом месте в песках. Практически каждый орк и гоблин знает о нём, но зелёные не придают ему особого значения, поскольку способных шаманов среди них не так уж и много. Магию там действительно нельзя применить — я убил целый день, стараясь доказать себе обратное, но безуспешно. Где же ещё можно разбить артефакт?

— Другой вариант — древний колодец с мёртвой водой, его ещё называют — туннель Тенебриса! По легенде когда-то один молодой ифрит прогневал богов, точнее одного из них. Он бросил вызов жестокому богу загробного мира — Тенебрису. На следующий день вода в колодце юного наглеца поднялась вверх, дойдя до самых краёв. Удивлённый ифрит зачерпнул её ладонями и погиб в страшных муках, вода сожгла его плоть и кости. Жители покинули деревню, страшась гнева могучего Тенебриса. Поговаривают, что раньше вокруг колодца росла трава, теперь там всё выжжено на километры вокруг. В колодце любая вещь или существо исчезают бесследно. Чтобы ты в него не опускал — достать уже не удастся. На моих глазах метеоритное копьё расщепилось за считанные секунды, а солдат, державший его, остался без руки. Через неделю он умер, всё время мучаясь от боли.

— Видишь, Альдор, мы тоже времени зря не теряли, пока тебя не было, — усмехнулся император.

— Но если камень каким-то чудом останется цел, то его уже никогда нельзя будет достать из колодца, — заметил Худрош.

— Не останется, — уверенно произнёс Нхар, — мёртвая вода разъедает всё.

— Будем считать этот вариант запасным, если Альдор не передумает, — решил император. — Если хочешь, то можешь всё-таки дать шанс своим слугам, глава гильдии. Но предупреди их, что если в пустыне не удастся по каким-то причинам избавиться от камня, то пусть они скачут сюда. Ну а пока продолжим обсуждать наши перспективы на Равнине. Твой грандиозный план, от которого мой отец был без ума, провалился давным-давно — это факт. Равсу смог возродить гильдию, но тоже потерпел фиаско, к моему огромному сожалению, ведь он мне очень нравился как надёжный союзник и прекрасный собеседник. Теперь дикари, которых мы так упорно истребляли последние двести лет, усилили и без того немаленькую армию правителей Равнины.

— Между ними много разногласий, — решил напомнить Альдор. — Далеко не все правители в восторге от принятия дикарей в свои ряды. На этом можно сыграть.

— Не говори глупостей, маг, — нахмурил брови Нхар. — Перед опасностью они вновь объединятся, а новый союзник расскажет им все, что знает о нас. К тому же, получив желаемое, дикари будут сражаться за обретённый на Равнине дом с двойным усердием. В руках опытных полководцев они станут намного опаснее, а ещё им дадут оружие и доспехи. Теперь воин пустыни станет махать мечом, а не дубиной или камнем.

— Конечно! — быстро кивая головой, заторопился согласиться Худрош. — Глупее предложения, чем Альдора, я в жизни не слышал.

— Вот видишь, маг, даже моему сыну это ясно. Я веду к тому, что мне придётся изрядно потратиться на армию наёмников и пиратов. Ведь, как ты сказал, гарантии, что твои слуги нашли древний артефакт, нет. Таким образом, участие самого сильного войска в мире, здесь я имею в виду армию ифритов, под большим вопросом. За твоё усердие, я подарю тебе лакомое королевство Пяти Камней, а вот остальными землями Равнины распоряжусь по своему усмотрению. Например, Север я решил отдать старшему сыну.

— Твоя щедрость не знает границ, отец, — обрадовано защебетал Худрош.

— Знаю, есть у меня такой недостаток. Альдор, ты согласен на мои условия или до сих пор считаешь, что достоин рассчитывать на изначальный вариант?

— Я радуюсь второму шансу, мудрейший. И с удовольствием соглашусь на твои условия, лишь бы ты дал мне возможность отомстить жителям Равнины за позорные неудачи гильдии.

— Значит, в ближайшие недели мои наёмники займутся жителями пустыни, — хлопнул в ладоши император. — Наконец-то пришло время завоевать Равнину.


***


Уже несколько дней, как Ларс Гиббз приплыл в порт столицы Пяти Камней. Обрадованный возвращением грозного воина-мага принц Эгиль закатил в тот же вечер в его честь роскошный ужин. На нём кроме молодых людей присутствовали: принц Тигор, его телохранитель Салид, доставивший выжившего в смертельном бою с пиратами колдуна домой, и ненадолго заглянули король Сигурд Суровый, советник Морт Лори и чародей Каарг. За дружеской беседой Ларс рассказал, каким образом ему удалось спастись, и о своём пребывании в семействе склочного рыбака, а Эгиль — о подвигах речных эльфов, пирата и верховного вождя (на этом моменте Тигор не на шутку удивился), освободивших его из лап смазливой ведьмы и её демонического отца, о делах договорились не упоминать, решив отдохнуть немного в тесном кругу. Ларс, слушая принца, сожалел лишь об одном, что не он не смог расправиться с наёмниками гильдии магов во время первой битвы.

На следующее утро лучшие врачеватели в столице королевства Пяти Камней закончили работу мага халтурщика, как оказалось залечившего раны от арбалетных болтов лишь снаружи, а не изнутри, так что Ларс уже уверенно стоял на ногах. По просьбе Эгиля, над которым уже успели потрудиться те же светила магической медицины (хотя после эльфиек Речного царства их помощь практически не требовалась), Ларс давал юному принцу уроки по фехтованию в дворцовой комнате для тренировок.

— Постарайся не забывать побольше перемещаться на ногах, — ударив Эгиля деревянным клинком под правое колено, советовал Ларс. Стараясь понять, на что способен его ученик, он провёл несколько незатейливых комбинаций. — Локоть держи чуть-чуть выше, не открывай бок сопернику. Не смотри в одну точку, как баран, сосредоточься на всём теле противника, а не на оружие.

Эгиль Эллингтон старался, как мог. Он стоял весь мокрый от пота, отрабатывая одиночные удары и целые серии, показанные Ларсом. Хотя принц обучался фехтованию с четырёх лет, до воинственного мага ему было очень далеко, тот не просто умел драться, он прекрасно ориентировался на поле боя. Когда они сделали небольшой перерыв на отдых, усевшись на прохладный пол у стены, наследник трона разоткровенничался:

— Я видел, как на моих глазах предательским ударом в спину убили капитана Франка Перенца, но не попытался остановить проклятую ведьму, хотя мне кажется, что это было в моих силах.

— Это бы ничего не изменило, Эгиль. Капитан всё равно бы погиб от руки пиратов, а так и ты.

— Дело не в спасении, из-за моей трусости я даже не осмелился прикрыть его тыл. Каким образом я стану достойным королём Пяти Камней, если не могу дать отпор врагу. Всю жизнь я обучался фехтованию, но, встретившись с опасностью лицом к лицу, не смог ничего поделать.

— Сражение на палках сильно отличается от настоящего боя, мой принц. Опыт, полученный с пытающимся убить тебя противником — бесценен. Возможно, именно из-за этого ты и растерялся тогда. Не переживай, я приведу твои навыки в порядок, добавлю больше реализма в тренировки, и ты в недалёком будущем превратишься в грозного воина.

— Действительно веришь в это или пытаешься утешить моё ущемлённое самолюбие?

— Ты довольно неплохо двигаешься, но иногда беспечно уходишь от атаки по прямой. В сражении стоит избегать этого. Со слабым противником пройдёт, но вот опытный солдат быстро раскусит и убьёт тебя в два счета.

— Мне никогда в жизни не приходилось убивать ни человека, ни животное, — признался Эгиль. — Если честно, то подобная мысль вызывает у меня отвращение.

— Это похвально. Королевству Пяти Камней не нужен жестокий правитель, но, как ты только что подметил, трус ему тоже ни к чему. Уже достаточно отдохнул?

— Да. Готов продолжить, — с энтузиазмом объявил наследник престола, ловко вскакивая на ноги.

— Тогда приступим.

На третий день обучения Ларс пригласил нескольких стражей, чтобы проверить, как Эгиль будет сражаться с другими противниками и заодно посмотреть на него со стороны. Причем маг выбрал людей совершенно разной комплекции и роста. Дрались соперники в полную силу затупленными мечами из бронзы, облачившись в закрытые доспехи, чтобы не покалечить друг друга. Результатом Ларс остался доволен: из шести поединков Эгиль в четырёх одержал победу и был близок к ней в двух проигранных. Когда они заканчивали тренировку в зал вошёл прихрамывающий советник короля Морт, увидев светящееся лицо юноши, он произнёс довольным тоном:

— Эгиль, я искренне рад, что наш принц занят саморазвитием, а не сидит с откупоренной бутылкой вина где-нибудь в трактире, как большинство детей твоего возраста из знатных родов. Могу поспорить, что скоро ты станешь лучшим в ратном деле во всём королевстве Пяти Камней.

— Благодарю за добрые слова, любезнейший Морт Лори, но до совершенства мне ещё очень далеко.

— А сам проверить парня не хочешь? — с улыбкой на устах спросил Ларс, обратившись к советнику.

— Я? — смущенно удивился Морт. — Мои руки уже не помнят, когда держали стальной клинок. К тому же, хромота делает меня слишком уязвимым.

— И всё же! Я настаиваю, — произнёс принц. — Во-первых, мне будет полезно сразиться с опытным противником, а во-вторых, мечи бронзовые, а не стальные.

— Ох! Уговорили, — махнув рукой, согласился советник.

Маг не стеснялся давать принцу указания, пока одевал на Морта доспехи:

— Начинай осторожно, учитывая слабые места лорда, о которых знаешь, но не пытайся за счет них выиграть поединок. В бою с одним противником главное выжить, не стоит кидаться на рожон — рассчитывай свои силы, чтобы не выдыхаться в первые же минуты.

— Ты это всё уже говорил мне.

— Повторение, юноша, — это мать учения. Тем более, что у тебя пока не выходит придерживаться и половины моих советов. Ну что, готовы к поединку?

— Готов! — опуская забрало шлема, произнёс Морт.

— Я готов! — подняв меч, отозвался Эгиль.

Отвыкший от тяжелых доспехов лорд около минуты осваивался, успев пропустить два или три скользящих удара в корпус. Довольный собой принц решил развить успех и пошёл в стремительное наступление.

— Эгиль, не спеши! — кричал принцу, следивший за боем Ларс.

Но ученик его не слушал, он надеялся добыть победу над ветераном, загнав его практически в угол комнаты. Принц направил клинок в корпус противника, но Морт резко провернулся, и, толкнув ногой под зад летевшего вперёд по инерции Эгиля, приставил к ударившемуся головой об стену юноше клинок.

— Ты меня совсем не хочешь слышать, — заметил Ларс, подходя к распластавшемуся на полу Эгилю. — Не всё, что кажется лёгким, таковым является. Давай ещё раунд с лордом. Морт, согласен помахать мечом до трёх побед? Одна у тебя уже есть.

— Могу попробовать, но мне тяжеловато драться в полном доспехе, я ведь уже не так молод и силён, как раньше.

Последние слова вызвали на лице Ларса лукавую улыбку, по движениям ветерана он понял лишь одно — лорд находится в отличной физической форме, в бою он даже умудрялся использовать хромоту: превращая свой явный недостаток в преимущество, он старается заострить на ноге внимание, а потом порхает на ней, как ни в чем не бывало.

— Что ж, тогда начнём, — объявил Ларс, внимательно наблюдая за принцем.

Скрестив мечи с Мортом во второй раз, наученный горьким опытом, Эгиль уже никуда не торопился. Он осторожно атаковал, решив сосредоточиться на защите. Это его и погубило. Более опытный противник очень грамотно двигался, делая при этом минимальное количество шагов. Лорд закрутил принца вправо и резко пошёл на него напрямую, Эгиль не успел среагировать и пропустил молниеносный удар в область сердца.

— Уже лучше, — похвалил маг принца. — Попробуй атаковать небольшими сериями, представь, что у тебя и Морта в руках обычные тренировочные палки, а не стальные клинки.

— Но это ведь совсем не так.

— А ты напряги своё скудное воображение, пофантазируй капельку, — рассмеялся Ларс.

— Постараюсь, — опустив на секунду веки, сказал принц.

— Тогда к бою!

Третья попытка Эгиля оказалась самой успешной. Юноше не хватило немного опыта, чтобы достать лорда после отлично проведённой комбинации. Морт вовремя ушел с линии атаки и, прилично вложившись, ударил железной перчаткой принца по шлему, выводя его из равновесия. Следующим движением советник короля обезоружил Эгиля, плашмя ударив мечом по железной перчатке.

— Это ведь нечестно! — возмутился пришедший в себя принц. — Бить руками противника нельзя, лишь мечом!

— В настоящем бою нет правил, мой друг, — снимая шлем, заметил лорд. — Это единственное правило.

— Он совершенно прав, Эгиль. Враг не будет думать о честности или благородстве, это ведь не какой-нибудь показушный турнир среди знати. В бою будут бить не только мечом или топором, но и руками, головой, даже кусаться, если появится такая возможность. Весной начнётся настоящая война, и если ты действительно хочешь заменить на ней короля, то впитывай знания, как губка воду, или Сигурд тебя не услышит и отправится во главе армии лично.

Принц раскраснелся, он не думал, что Ларс догадался об истинной причине его тренировок так быстро.

— А ведь ещё нужно научиться командовать армией, — подумав с минуту, добавил маг.

— Не переживай, Эгиль. У тебя всё получится, — решил поддержать расстроенного юношу Морт, потрепав его за кучерявую шевелюру, — я займусь с тобой тактикой с завтрашнего дня. В своё время я командовал не одной тысячей солдат, охраняя от племён Песков пустынную границу.

— Будем лепить из тебя настоящего короля Пяти Камней!


***


В присутствии Ольбера, уже оправившегося после тяжелой травмы плеча, и его спасителя брата Сайруса Альмир принимал в тронном зале Алмаза Фита Хоггарта и Кириана Аддерли. Собравшиеся договорились сегодня вечером выйти на связь с Дейлом Аддерли, отправившимся с немалой армией в Белый замок на поиски лорда Эндрю Невилла. Кириан передал принесённую сферу Альмиру, но старик отрицательно замахал рукой:

— Я попробую вызвать Дейла с помощью вот этой крохи, — доставая маленький шарик из привязанного к поясу кожаного мешочка, произнёс деловым тоном Альмир.

Перед изумлёнными взглядами лордов шарик за пару секунд увеличился до нужных чародею размеров. Старик сосредоточился на Дейле, спустя минуту тот появился в волшебной сфере, рядом с ним стоял чародей в годах, который поспешил удалиться, как только ответил на вызов из Алмаза, оставив одного в помещении не обладающего магией лорда. Молодой человек приятной наружности сильно напоминал внешне своего отца Кириана, но при этом выглядел посимпатичнее прожившего полвека родителя. У него не было таких широких скул, и нос казался покороче, к тому же, он предпочитал носить трёхдневную тёмную щетину, а не длинную козлиную бородку. Ко всему прочему, у лорда были ярко-голубые выразительные глаза, над которыми расположились густые брови, придававшие ему серьёзности. Собравшиеся перед волшебной сферой отметили, что Дейл находился внутри какого-то здания с каменными стенами, которые украшали многочисленные гобелены и затёртые картины неизвестного художника, изображающие мифических существ и горные пейзажи.

— Приветствую тебя, достопочтенный Альмир, отец, дядюшка Фит и вас господа, к сожалению, мы пока незнакомы, и у меня нет возможности назвать вас по именам, — вежливо обратился Дейл к участникам беседы.

— Здравствуй, Дейл, — широко улыбнулся Альмир. Указывая посохом на здоровяка и монаха, он продолжил, — моих товарищей зовут: Ольбер Брукс, он временно исполняет обязанности командора Алмазного королевства, пока Тархон Дайсон отсутствует, и брат Сайрус. Благодаря ему между представителями власти Алмаза и монахами наконец-то налаживаются тёплые отношения.

Здоровяк и слуга Создателя сделали по короткому кивку в знак приветствия лорда Дейла.

— Очень приятно, господа. Для меня честь познакомиться с людьми, делающими всё на благо Алмазного королевства. Родная земля наших предков...

— Где ты сейчас находишься? — поинтересовался Альмир, понимая, что претендент на должность наместника может долго и красноречиво говорить на любую тему.

— В данный момент в Белом замке Невиллов, — ответил Дейл, — внутри одной из башен.

— Ты уже нашёл лорда Эндрю?

— Нет. Но получил подтверждение, что его мать действительно была убита со своим отрядом. Её труп сожгли на территории замка. Суровую старуху оплакивала вся округа.

— Эндрю находился в замке при этом событии? — спросил Фит.

— По словам здешней прислуги — да, но после сожжения он бесследно исчез. Сейчас я нахожусь в комнате, где его видели в последний раз. Два дряхлых табурета и дубовый полуразвалившийся стол — вот и всё, что здесь находится.

— Ясно. Тогда осмотри, пожалуйста, стены комнаты. Что ты на них видишь?

— Стены? — удивился просьбе чародея лорд. — Мои люди уже всё тщательно проверили, в этой комнате нет скрытого тайника или лазейки.

— Опиши их, Дейл, — с еле уловимым нажимом попросил Кириан.

— Хорошо. Здесь куча старых гобеленов и картин с грифонами, василисками, крупными змеями. Больше ничего нет.

— Возьми сферу в руки — медленным шагом пройдись по комнате, — после недолгих раздумий сказал Альмир.

Молодой человек послушно взял магический шар со стола и начал неторопливо кружить с ним по помещению, но чародей, как ни всматривался, не заметил ничего подозрительного.

— Спасибо. Этого достаточно, можешь положить артефакт обратно на стол.

Дейл покрутил сферу в руках, ненароком показав потолок и застланный ободранным ковром пол.

— Постой-ка! — эмоционально выкрикнул Ольбер Брукс, по какой-то случайности он продолжал смотреть в волшебный шар. — В месте, где ковёр заканчивается, линии на полу?

— Не совсем, — покачал головой лорд. — Скорее всего, круги, — немного отвернув старый палас, он продолжил, — нет, это больше похоже на огромную спираль. Сейчас я уберу всё лишнее и покажу её.

Чтобы скрутить широкий ковёр у Дейла Аддерли ушло около минуты, после чего он взял сферу и разместил её прямо на полу.

— Если нужно поднять или переместить шар — командуйте.

— Да, нужно. Высота в полметра будет идеальной, — подумав пару секунд, вымолвил чародей.

Как и ожидал увидеть Альмир, почти четверть пола в комнате занимала плита, являвшаяся магическим порталом.

— Точно такой же портал мы нашли в доме лорда Эндрю Невилла, — усмехнулся Ольбер.

— Да, — подтвердил Альмир. — Дело — дрянь.

— Что мне с ним делать? — ковыряясь в маленьких выемках спирали пальцами, поинтересовался Дейл.

— Сколько у тебя в армии боевых магов?

— Около тридцати, из них десяток колдунов имеют опыт сражений в песках с дикарями.

— Поставь круглосуточную охрану из шести магов и нескольких солдат, пускай меняются. Адамантовая броня есть в наличии?

— Найдётся, мы не самые бедные лорды в Алмазном королевстве. Солдаты будут дежурить в ней.

— Замечательно, но и сам не забудь в неё облачиться. Если пол придёт в движение и начнёт менять цвет на фиолетовый — порталом хотят воспользоваться. Не раздумывая выходи из комнаты и вызывай отца, он будет держать меня в курсе дел. Соблюдай осторожность и бдительность, от этого портала может зависеть судьба Равнины. Ты всё понял, лорд Дейл?

— Вполне. Я не подведу вас.

— Мы верим в тебя, сын, — произнёс Кириан. — Раз мы уже решили, как поступить, то желаю нам всем удачи и до связи.

— Прощайте, господа!

После часовых обсуждений Фит и Кириан покинули тронный зал Алмаза, вместе с ними ушёл и Ольбер: присутствие здоровяка требовалось на бойцовской арене — намечались вечерние спарринги дикарей. Оставшись наедине, чародей и монах начали рассуждать, стараясь найти хоть какую-то теоретическую возможность для открытия неизвестно куда ведущего портала.

— Не знаю даже, что и думать, — расстроенным голосом сказал Альмир, поглаживая длинную седую бороду морщинистой рукой. — Это уже второй портал, а сколько их может быть всего на Равнине?

— Даже не представляю. Интересно, кто же их построил и когда он это сделал?

— Без понятия, но в любом случае, Эндрю имеет к этому прямое отношение. Значит, он много лет прикидывался дурачком, а сам являлся шпионом магов гильдии. Но зачем ему обвинять лорда Силиана Бигги в смерти матери, если они заодно? Да и кто тогда похитил речного эльфа Арголаса и убил леди Монику, если не Силиан?

— А что если Эндрю? — предположил монах. — А скинул вину на лорда Силиана? Таким образом, он получил наследство от старухи Моники и убрал конкурента на трон наместника Алмаза. Возможно, в гильдии магов тоже не всё гладко, как кажется на первый взгляд.

— Раньше все плясали под дудку Альдора. Разногласий никогда не было, если кто-то из слуг Кровавого мага проявлял непослушание, то его ликвидировали незамедлительно, без особых раздумий.

— В том-то и дело, — продолжал отстаивать понравившуюся ему версию брат Сайрус. — Смотри: Силиан предал магов гильдии, Эндрю же постарался запихнуть за это его в тюрьму, обвинив, после чего предателя убивают.

— Из этого следует, что Силиан точно не имеет отношения к смерти леди Моники. Зачем же ему так подставляться?

— Значит, как я и говорил, сын хладнокровно убил мать, чтобы избавиться от своего конкурента, — повторился слуга Создателя.

— Но если мыслить более глобально, то всё равно выйдет полная неразбериха. Исходя из твоих предположений... — Альмир на секунду остановился. — Меня кто-то вызывает, судя по всему, это Арден Дей.

Чародей в очередной раз увеличил сферу и, установив её в предназначенное для такого случая место на стене, отправил в волшебный артефакт поток энергии. Брат Сайрус и Альмир увидели разношерстный отряд, состоявший из промёрзших до костей путников, лишь принц Севера Арбон и невозмутимый речной эльф нормально переносили холод. Седой чародей немного удивился, увидев рыжего северянина, но потом припомнил разговор двухдневной давности с Кааргом, в котором узнал об убийстве правителя Севера Кроу и предательстве одного из трёх его сыновей, о последовавших далее событиях догадаться ему не составляло труда.

— Нас хорошо видно, достопочтенный Альмир? — решил узнать Арден, протирая покрывшиеся тонким слоем льда линзы очков.

— Нет, очень плохо, — отозвался чародей, слабо пристукнув посохом по сфере в надежде что-то исправить незатейливым дедовским способом. — Где вы сейчас находитесь?

— В небольшой деревушке под названием Снежное, — криво усмехнулся Арбон. — Это на северо-востоке от Крайнего.

— Здесь такой мороз, что волшебный шар практически не работает, видимо, это небесные эльфы не смогли предусмотреть, — сказал Малитил. — Мы отогревали его несколько часов магическим огнём, дабы связаться с тобой, Альмир. Парочка даже треснула, придя в полную негодность.

— Нужно будет подкинуть владыке Небесного царства Вилосу пару идей на будущее, но сейчас не об этом. Как и почему вы оказались так далеко даже спрашивать не буду. Скажите лишь одно: вы нашли ифритовый камень?

— Да, — Тархон показал древний артефакт. — Мы забрали его у принца северян Кумара, который сговорился с магами гильдии и свободными эльфами, перешедшими на сторону ненавистного противника.

— Свободными эльфами? — чародей с монахом удивлённо переглянулись.

— Они предали Равнину, — подтвердил остроухий, — их лидер многолетний Яримеас пал в бою с нами. Надеюсь, будущий глава свободных эльфов будет принимать более достойные решения.

— Сожалею, Малитил, — посочувствовал Альмир, знавший о близости между остроухими. После короткой паузы он продолжил, — друзья мои, вам не кажется странным, что ифритовый камень требуют от вас колдуны, которые выдают себя за магов гильдии, но при этом вы отобрали древний артефакт у тех же приспешников Кровавого Альдора.

— Конечно, кажется, — сразу же согласился с магом Тархон Дайсон. — Особенно после рассказанной тобой истории с порталом.

— Нашли ещё один, — поделился новостями брат Сайрус.

— Могу поспорить, что не где-нибудь, а в Белом замке?

— Именно в нём. Вот только тугодума Эндрю Невилла там не оказалось. Думаю, лорд водил всех за нос несколько десятков лет.

— Как выглядят порталы о которых ты говоришь? — подал голос Ваара, выдвигаясь вперёд.

На несколько секунд в воздухе повисло молчание, которое прервал Тархон:

— Альмир, ответь. Он уже дважды доказал, что достоин доверия. Если бы не его вмешательство, то мы бы погибли в бою со слугами Альдора.

— Не говоря уже о помощи в спасении наследника престола королевства Пяти Камней, — вступился за бессмертного Малитил.

— Вы правы. Я хочу извиниться перед тобой, Ваара. Просто для меня пока ещё непривычно видеть тебя в роли союзника. Так вот порталы напоминали огромную спираль, но...

— Воспользоваться ими невозможно, — закончил за чародея верховный вождь. — Кто открывает их с другой стороны, и как туда попасть неизвестно. Ведь так?

— Что ты об этом знаешь? — заинтересовался изумлённый осведомлённостью дикаря Альмир.

— Немало. Кто-нибудь из вас слышал о человекоподобных ящерах за безграничными льдами?

— Допустим, — смущенно вымолвил рыжий Арбон, — мой брат Рифез находил следы ящеров на дальнем Севере. По его словам, они оказались размером с человеческие, но я ему не поверил.

— Эти самые ящеры называют себя расой берлингов, — продолжил Ваара. — Они обитают в десятке тысяч километров за Севером.

— Откуда знаешь об этом? — недоверчиво спросила Кьеза.

— Я и мои восемь братьев ходили в этот мир четыре раза за мою долгую жизнь.

— И каким же образом вы смогли одолеть такой длинный путь по непроходимым льдам?

— Не стоит забывать, что мы все анимаги, причем довольно могущественные. Но даже нам эти походы давались с большим трудом.

— К чему ты ведёшь, вождь? — решил задать вопрос не уловивший взаимосвязи между порталами и неизвестной ему расой Фалко.

— Берлинги создали эти плиты, ящеры пользуются ими по всей своей территории. Кто-то с Равнины побывал у них. Возможно, в будущем чешуйчатые планируют вторгнуться на эти земли и заполучить их, а может просто изучают. Раньше это был довольно могущественный, но миролюбивый народ, принявший нас с радушием, но как там обстоят дела сейчас — можно лишь догадываться. Ваш лорд Эндрю определённо имеет отношение к ним, а не к магам гильдии.

— Но мы же видели среди них Усвара, который грозился покончить с нами, — запротестовал старик.

— А Кровавого мага кто-нибудь из вас видел рядом с ним? Я так не думаю.

— Нумидал недолго общался с Альдором, когда освободил Эгиля, — вспомнил рассказ владыки Речного царства Малитил, — Кровавый маг был тогда один.

— Думаете, им действительно нужен ифритовый камень? Скорее всего, они услышали о легенде и запросили невозможное.

— Чего же они добивались таким образом? — растерялся брат Сайрус.

— Просто тянули время. Им требовался некромант, как и магам гильдии, — пояснил Ваара, — каждому эльфу или человеку всегда есть, кого оживить. Лорд узнал, на что способен Арголас и пожелал заполучить его. Но заставить эльфа выполнять чужую волю не так-то и просто, для этого им и понадобились сестра командора Тархона Милева и её дети, как возможность надавить на несговорчивого некроманта.

Тархон нахмурился при упоминании сестры, но сдержал себя от высказываний.

— Эндрю Невилл потерял отца много лет назад, — подперев голову кулаком, объявил Альмир. — До этого лорд считался одним из самых перспективных магов в королевстве Пяти Камней. Мой брат Каарг в юном Эндрю души не чаял, а он, как никто другой из людей, знает толк в чародействе.

— Осталось теперь добраться до этого подонка, — угрожающе вымолвил Тархон Дайсон. — Альмир, я разрешаю рассказать всё Кааргу и Нумидалу, — как только солдат произнёс свою просьбу, тонкая струйка красной энергии вылетела из пальцев чародея — клятва на крови моментально закончила своё действие. Не обративший на это внимание командор продолжил, — раз мы направляемся не к магам гильдии, то ифритовому камню вряд ли угрожает уничтожение. Может, они найдут способ воспользоваться порталом. По расчетам Арбона, мы через два дня, максимум три, если не сдохнем от жуткого холода, будем на месте, которое нам указали. Если удастся открыть порталы изнутри, то вы должны быть готовы вступить в бой с противником. Плохо, что мы не знаем о враге почти ничего.

— Договорились, — кивнул Альмир. — Как только прибудете к месту назначения — свяжитесь, чтобы мы приготовились.

Последовали недолгие прощания. Подумав около двадцати минут, Альмир вызвал Нумидала и Каарга объяснить сложившуюся ситуацию, чтобы втроём принять какое-нибудь решение по порталам и возникшим из ниоткуда берлингам. В то же время отряд Тархона запасался провиантом и готовился ко сну в маленькой деревушке. Завтра утром они планировали покинуть Снежное и отправиться на поиски заброшенного селения.


Глава 11 | Ифритовый камень |