home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 10

Молчаливый слуга


Стоял холодный зимний вечер, улицы Алмаза уже занесло белым снегом. Он как начал выпадать во время отъезда командора Тархона, так и не прекращался до сих пор. В данный момент старый маг находился в школе Дарований в своём кабинете, попивая горячий чай с шоколадным пирожным. Правда ему пришлось отложить это занятие на неопределённое время, когда к нему пожаловал слуга лорда Эндрю Невилла. Им оказался невысокий мужчина средних лет по имени Идруш. Он производил впечатление неприятного человека, хотя в его действиях не было ничего оскорбительного или вызывающего. Слугой на побегушках Идруша можно было бы назвать с неимоверно огромной натяжкой, он больше походил на бывшего солдата, а Альмиру даже напомнил одного палача, которого чародей видел ещё будучи маленьким ребёнком. Мрачный серый костюм, начисто выбритые голова и лицо с бесцветными глазами, зрачки которые еле выделялись, как у эльфов из Небесного царства, дополняли картину.

— Значит, это ты обнаружил тело леди Моники Невилл и привёз в Алмаз нож с гравировкой? — спросил Альмир после знакомства.

— Да, — согласился с чародеем Идруш.

— А как ты думаешь, действительно ли маги убили твою хозяйку?

— Да, — так же кратко, как и в предыдущий раз, ответил слуга.

Так продолжалось около получаса, 'да' или 'нет', иногда парочка слов для разъяснения, это всё, что мог выдавить из неразговорчивого Идруша седой колдун. Хоть Альмира эта ситуация и раздражала немного, но с годами он научился быть терпеливым до неприличия и легко смирился с манерой речи собеседника.

— Так вот, друг мой, — словно что-то вспомнив, произнёс Альмир, — я совсем позабыл, о чём хотел рассказать. Передай лорду Эндрю, что подозреваемый в содействии магам гильдии лорд Силиан Бигги признался, что докладывал врагу важную информацию. Кстати, он на днях был отправлен на казнь по моему приказу. Мы решили не устраивать из этого показухи перед народом Алмаза, времена сейчас не те, и провели её по-тихому. Конечно, это не вернёт к жизни всеми любимую леди Монику, но всё же я посчитал своим долгом сообщить об этом её сыну и вызвал тебя к себе, как мы и условились с лордом Эндрю.

Лицо Идруша немного вытянулось, брови изогнулись, судя по реакции, он не ожидал услышать таких известий от колдуна.

— Думаю, следует сообщить эту новость лорду Эндрю как можно скорее, — продолжил Альмир, внимательно смотря собеседнику в глаза. — Или ты так не считаешь?

Вопрос был поставлен так, чтобы любой ответ требовал небольших уточнений. Идруш задумался, со стороны могло показаться, что он редкостный тугодум.

— Да, нужно, — через минуту выдавил из себя слуга лорда из Белого замка.

— Как только ты вернёшься в Алмаз, то загляни ко мне, состояние лорда Эндрю сильно меня волнует, особенно после страшной трагедии, случившейся с его матерью. Хорошо?

— Да.

— Ещё одно, хотел тебя спросить, а не занимался ли ты когда-нибудь магией? Лицо уж больно знакомое, но вспомнить не могу, где тебя видел. Мы ведь раньше встречались с тобой?

— Нет, — в этот раз на лице у Идруша не отразилось ни одной эмоции, он вёл себя, словно находился под воздействием колдовства.

— Может отец с матерью или кто-то из предков владел даром магии?

— Нет, никто.

— Ясно! Ладно, ступай. Наверное, я обознался.

Дверь за слугой закрылась. Альмир хотел было уже идти во дворец, чтобы встретиться с настоятелем храма, но в этот момент он почувствовал, как с ним из Тааффеита пытается выйти на связь Каарг. Чародей достал маленькую сферу и, быстро увеличив в размерах, включил её струйкой энергии.

— Здравствуй, братец! — широко улыбнулся Каарг, показав немного пожелтевшие зубы.

— Приветствую! Сияешь, словно отбил у двадцатилетнего парня красивую невесту, — попытался пошутить над братом Альмир.

— Гораздо лучше! Принца Эгиля освободили, король Сигурд идёт на поправку, а Малитил не позволил Нумидалу убить Ваару, владыка даже дал официальное согласие на поездку колдуна с командором Тархоном.

— Всё-таки он узнал?

— Да, — подтвердил Каарг.

— Ох, лучше не говори этого слова 'да', я от него за последний час сильно устал.

— Договорились. Скажи мне, Альмир, всё ли в порядке у тебя в королевстве? Я знаю как никто другой своего младшего брата и могу понять, что ты немного темнишь в беседе со мной. Пускай не на общем собрании Пяти Камней, но позже можно было бы рассказать, в чём проблема.

— Ты же знаешь, я не люблю перекладывать обязанности на других. Наше детство закончилось больше сотни лет назад, я стал самостоятельным и не хочу, чтобы за меня всё делал старший брат.

— Хватит шутить, я сейчас собираюсь поговорить с тобой серьёзно.

— Раз так, то могу тебе сообщить, что убит один из претендентов на трон Алмаза.

— Кириан или Фит? — вспомнив о некогда попирающих наместника Тирона лордов, поинтересовался Каарг.

— Нет, бывший фаворит Тирона — Силиан Бигги. Я подозревал лорда в сговоре с гильдией и, как оказалось, не зря. Только приспешники Кровавого Альдора первыми до него добрались. Они убили лорда прямо в темнице, я не смог помешать, хоть и пытался.

— Следы оставили?

— Нет. К сожалению, я сам уничтожил единственную ниточку, ведущую к ним. Мне пришлось сразиться с сильным анимагом, он не оставил мне выбора.

— Жаль, что ты убил его, — расстроено сказал Каарг. Чародей начал другую волнующую его тему для разговора после недолгого молчания, — ты отправил достаточно людей для встречи Малитила?

— Командор поехал лично к нему на встречу, — не стал скрывать Альмир, поглаживая длинную бороду.

— Лучше бы они поплыли на корабле вдоль реки, так бы добрались до пустыни намного быстрее.

— Решать ему, а не нам с тобой. Тархон Дайсон опытный солдат, если он считает, что так ему будет проще, то я не стану отговаривать.

— Наверное, ты прав.

— Я вот о чем с тобой хотел поговорить. Насколько я понимаю, Сигурд Суровый теперь не отпустит править Эгиля в Алмаз, верно?

— Более чем.

— Побеседуй с ним по поводу кандидатуры юного Дейла Аддерли, это скрепит знать вокруг короля.

— А как же Хоггарты и Невиллы?

— С ними не будет проблем, Хоггарты с Аддерли скоро станут родственниками, они уже объявили о помолвке детей, а Невиллов предоставь мне.

— Хорошо, но не обещаю, что сделаю это сегодня, не хочу пока нагружать Сигурда. Пускай вначале увидится с сыном, получит приход радостных эмоций, а потом и к государственным вопросам его верну.

Поговорив ещё немного о делах, чародеи попрощались. Альмир просидел около двадцати минут в кабинете, находя себе различные занятия, от доедания пирожного с давно остывшим чаем до перечитывания работ по магии огня своих нынешних учеников. А всё из-за того, что ему страшно не хотелось идти во дворец. Взглянув на песочные часы, он увидел, что до встречи с братом Крайтоном в тронном зале осталось меньше часа, и маг обязательно должен был поговорить с ним об очередной дерзкой выходке монахов, направленной против дикарей: они жестоко избили палками выбранного пустынным народом лидера по имени Аниб, да так сильно, что парень уже более суток не приходил в сознание, лёжа под охраной во дворце. Собравшись с духом, Альмир встал, но в этот момент в кабинет чародея вошёл Ольбер Брукс. Он был одет в короткую тёплую дублёнку и меховые штаны из овчины, окрашенные в тёмно-коричневый цвет. В своё время мастерам пришлось изрядно помучаться, чтобы сшить одёжку на такого громилу.

— Думал, уже не застану тебя здесь.

— Как всё прошло?

— Сделали, как ты велел, Альмир, — вымолвил здоровяк, стряхивая тающий снег с рукавов перчаткой.

— Куда он направился? — спросил Альмир, недовольно посмотрев, как брызги упали на чистый пол.

— В дом, принадлежащий лорду Эндрю Невиллу, как и должен был. Братья Лэрды наблюдают сейчас за ним. До какого момента нам следовать за слугой, если он поедет в Белый замок?

— До самого конца. Правда, я не уверен, что он сегодня уедет, может и завтра.

— Зачем мы следили за ним? На дом Невиллов легло подозрение? — спросил Ольбер, вперившись в чародея единственным глазом.

— Осторожность ещё никому не помешала, — хитро усмехнулся Альмир. — Я несильно доверяю лордам, претендующим на титул наместника Алмаза, но выбор придётся делать всё равно. Ольбер, ты, вместе с Эрозамом и островитянами единственные люди, которым я сейчас могу доверять в Алмазе, не зря же я сегодня утром собрал вас у себя и рассказал правду о смерти лорда Силиана Бигги. А теперь попался этот слуга, мерзкий тип, он практически без эмоций, словно специально прячет их. Но всё же я заметил, что он удивился, когда я заговорил о казни предателя. Странный этот Идруш, если честно, то я не уверен в его преданности лорду, возможно, он служит ещё кому-то. Скорее всего, какому-нибудь недругу убитой леди Моники. Я считаю, что он оказался на месте её гибели неслучайно.

— Ты не смог залезть ему в голову, — догадался солдат, подверженный недавно этой процедуре.

— А ты умнее, чем кажешься, головорез. Лорд Эндрю заверил меня, что в его окружении нет магов, попросив держать связь через слугу. Бывают, конечно, и исключения среди людей, к которым не подобраться, но я таких встречал всего лишь парочку за всю жизнь, — задумался маг. Через несколько секунд он встрепенулся и недовольно проворчал — ладно, незачем сейчас чесать языками, теряя время, я и так слишком много тебе сказал. Отправляйся к остальным, Ольбер. Кстати, хотел узнать, а как милая Юси отнеслась к приходу зимы в Алмаз?

— Не очень радостно, сидит в комнате закутанная во множество одёжек, из дома даже не выходит. Одним словом ей довольно тяжеловато у нас.

— Ничего, друг мой, она привыкнет со временем.

— Надеюсь на это.

Здоровяк поклонился и закрыл за собой дверь со стороны коридора. Быстрым шагом он поспешил покинуть школу Дарований, и, не сбавляя темп, вышел за пределы прилегающей к ней территории. Ольбер потратил не больше десяти минут, чтобы прибыть на место встречи с товарищами. Двухэтажный дом лорда Эндрю Невилла находился неподалёку от площади, на одной из центральных улиц Алмаза. Через пару домов от жилья лорда Ольбер заметил Вигона, стоявшего рядом с закрытой лавкой оружейника со скучающим выражением лица, здоровяк направился к островитянину.

— Остальные где? — опуская ненужные приветствия, поинтересовался Ольбер.

— С другой стороны улицы есть трактир, туда взгляни, — островитянин указал пальцем. — Окна смотрят на входные двери дома лорда. Они уже сидят в заведении, греют там свои кости и следят заодно.

— А тебе значит не холодно?

— Я этого не говорил, — возразил Вигон. — Тебя ждал, изучал место. Сейчас отпустим их спать, а сами подежурим.

— Что ж, теперь понятно.

Они неспешно отправились в трактир. Заведение являлось достаточно просторным, рассчитанным на большое количество посадочных мест, но без излишнего нагромождения. Поскольку трактир находился в одном из самых богатых районов Алмаза, то и контингент здесь был соответствующий: купцы из других городов, приехавшие по торговым делам, странствующие воины и маги, готовые за деньги оказывать услуги торгашам и вельможам, богатые ремесленники и зажиточные горожане, пришедшие выпить по бокалу пива или вина после трудового дня, иногда заглядывали представители других рас и бездельники, сидящие на шеях у родителей. Как только воины вошли вовнутрь, многие из присутствующих уставились на Ольбера Брукса. Страшная слава убийцы, идущая по пятам за одноглазым гигантом, заставила бы напрячься любого. Одна из немногих, кто не знал о жестоком Ольбере ничего, оказалась молоденькая прислуга, смело подбежавшая к ним.

— Где господа желают присесть? — мило улыбаясь, спросила она. — Вас двое? В центре или возле окошечка?

— Вон за тем столиком, там нас как раз ждут товарищи, — указал пальцем Вигон на младших братьев.

— Что-нибудь желаете заказать сразу?

— Да, — произнёс Ольбер, показывая увесистый мешочек с монетами, — нам бы жареного кабанчика с запеченным картофелем, а пока это будет готовиться, принеси сыра немного и кувшинчик с красным вином. Я планирую оставить здесь немало.

Пока они подходили к столу, за которым сидели Рагнан и Сайган, Вигон негромко поинтересовался:

— Почему целого кабана, его же будут готовить несколько часов.

— В том-то и дело, мы же не будем просто так сидеть за столом как олухи и глупо пялится один на другого. Пока дождёмся еды, потом будем есть. А ведь кабанчика мы за один присест не слопаем, нужно время.

Они приземлились рядом с товарищами, потягивающими дешевое винцо.

— Ну что? Сидит у себя?

— Угу, — ответил Сайган. — Я на всякий случай проверил дом с другой стороны, как ты просил. Убедился, что из него лишь один выход. Зуб даю, он не воспользуется окном, смысла в этом нет.

— Это если он не заметил вас, да и в принципе не скрывается.

— Логично, — согласился Рагнан.

Прошло около трёх часов прежде чем младшие братья покинули увеселительное заведение, и дело было не в том, чтобы попробовать на ночь свининки, они не хотели привлекать к себе лишнего внимания, которого и так хватало из-за Ольбера. Постояльцы трактира тоже разбредались по домам, осталась лишь небольшая компания молодых наёмников, шумно празднующих день рождение, но они сидели в противоположной стороне и не мешали Вигону с Ольбером. Когда перевалило за полночь и многие темы для разговора были уже исчерпаны, они беседовали о школе Воителей, не забывая при этом поглядывать в окно.

— Завтра выходной, работать с детишками не нужно, могу хоть всю ночь сидеть в трактире, — делая маленький глоток, вымолвил Вигон.

— Судя по всему, ты уже проникся к ним.

— Если быть более точным, то привык. Через месяц у учеников начнутся зимние каникулы, не представляю даже, чем займу себя.

— Зато мне работы прибавится. Мой сын Номед смотрит на Юси с нескрываемой ненавистью. А на каникулах им придётся находиться под одной крышей. Догадываешься, как мне будет весело?

— Если откровенно, то он так смотрит практически на всех. Я понимаю, тебе неприятно это слышать, но он самый проблемный ребёнок из трёх курсов школы Воителей. Номед очень жестокий мальчик, а ему всего лишь одиннадцатый год идёт. Сайган не сказал тебе, но знай, что недавно он избил мальчишку с третьего курса.

— Хм... Причина хоть была?

— А как же! — усмехнулся Вигон. — Мальчик не уступил ему дорогу в коридоре, вот что сказал Сайгану Номед. Если ты не хочешь, чтобы твоего сына обходили стороной как тебя, то...

— Помолчи, — жестко приказал Ольбер, резко меняясь в лице.

— Я не хотел говорить обидных слов, ты же сам....

— Ради Создателя, заткнись! — пнув ногой под столом собеседника, прошипел здоровяк. — Идруш вышел и идёт прямо сюда.

Вигон послушно закрыл рот, Ольбер развернулся к входу спиной, облокотив голову на могучую руку. Идруш направился прямиком к стойке, за которой суетился хозяин пожилых лет. Старик довольно охнул, радуясь приходу ночного посетителя. Судя по реакции трактирщика, Идруш являлся желанным гостем в его заведении.

— Всё уже готово по твоему заказу, — прищурившись, хозяин трактира подал бумагу с цифрами, — вот счет, посуду пришлось тоже сюда включить, за неё я хочу самую малость. Что-то не так, господин?

Идруш молча указал на чернильницу с пером, стоявшими за спиной трактирщика, тот быстро смекнул и передал желаемое. Посетитель написал что-то на бумаге, достал из мешочка несколько золотых монет и выложил их перед трактирщиком. Старик взволнованно покачал седой головой, после чего количество монет удвоилось. Пока неразговорчивый клиент ожидал свой заказ, хозяин налил пиво в шесть бокалов и, поставив их на разнос, понёс наёмникам, отдыхавшим в конце зала. Слуга лорда терпеливо ждал, вскоре перед ним появились две поклажи средних размеров. Он заглянул в каждую из них и, удостоверившись, что всё сделано правильно, пошёл к выходу. Идруш даже не взглянул в сторону любителей свинины.

— Направляется обратно в дом, — сказал Вигону Ольбер, смотря в окно. — Посидим ещё полчасика, а потом я расспрошу трактирщика о содержимом. Не хочу сейчас рисковать, вдруг он вернётся. Сам посуди, лишнее внимание нам ни к чему.

— У тебя его и так достаточно здесь. К нам идёт шесть подвыпивших человек, похожи на наёмников, видимо, что-то хотят, — предупредил Вигон, бесшумно доставая меч под столом.

— Тенебрис их забери! — гневно выругался Ольбер. — Постараемся быть сегодня вежливыми.

Оказавшись рядом со здоровяком, крепкий парень лет двадцати трёх насмешливо обратился к нему:

— Эй, громила! У нас к тебе важный разговор есть.

— И о чём же? — повернулся к наёмникам Ольбер, его попытка быть доброжелательным напоминала рычание тигра.

— Я тут с ребятами поспорил, — храбро начал наёмник, — а решить, кто прав из нас сможешь лишь ты. Так вот я забился, что наши девчонки лучше в постели, чем дикарки из племён Песков. Вообще не представляю, как можно спать с этими желтоглазыми замарашками и...

Он не договорил, огромный кулак проломил ему череп. Двое кинулись на Ольбера с мечами, они держали их за спинами, но здоровяк уже успел схватить лавку и врезал ею что есть силы, снеся обоих наёмников с ног. Вигон мастерски обезоружил, набросившегося на него парня и ударом головы вырубил. Ещё одного островитянину пришлось убить, слишком настырным он оказался. За время боя Ольбер даже не тронул излюбленной секиры, болтавшейся на спине поверх тёплой дублёнки. На ногах остался лишь один наёмник, но он неподвижно застыл на месте, перетрусив. Воины грозно смотрели на него злыми взглядами, по штанам парня потекла струйка, он боялся пошевелиться.

— Он попросил? — указывая на старика, вышедшего из-за стойки, предположил Ольбер.

— Проклятье! — увидев в окне смотрящего на них лысого всадника, произнёс Вигон. — Мы всё-таки упустили его.

Всадник пришпорил коня. Ольбер и Вигон выбежали на улицу и погнались за молчаливым слугой, они надеялись перехватить его до выезда из Алмаза, ни один из них даже не вспомнил, что ворота ночью закрыты. Здоровяк решил рискнуть и нырнул в проулок, а островитянин старался нагнать по прямой. Ещё несколько минут и Вигон бы не выдержал высокого темпа по улицам города, всё-таки человеку с лошадью тягаться невозможно. Погоня закончилась довольно неожиданно для островитянина и всадника: лезвие секиры, появившееся из-за угла, лишило животное головы. Всадник перекатился несколько раз по каменной брусчатке, вылетев из седла.

— Сейчас поглядим на тебя, умник, — хватая за грудь беднягу свободной рукой, вымолвил Ольбер. — Это же не он!

— Вижу, — рассматривая немного похожего на молчаливого Идруша бедолагу, согласился Вигон. — Просто какой-то подставной кретин с обритой головой и в такой же одёжке.

— Когда же он нас заметил, до посещения трактира или по дороге из школы Дарований?

— Один Создатель знает. Тащи этого с собой, вернёмся в трактир, а потом обыщем хижину лорда Эндрю. Терять уже всё равно нечего.

Хозяин трактира вместе с поварами и перепуганным наёмником приводили в чувства остальных участников недавней драки, брызгая на них водой. Двоим уже нельзя было помочь, удар Ольбера в челюсть отправил обидчика в царство мёртвых к Тенебрису, второй труп был настырного наёмника.

— Этого тоже водой облей, — ложа на ближайший стол пленника, приказал Ольбер. — Вигон, займись господами, а я в дом к нашему дружку схожу.

Суровым взглядом воин окинул присутствующих, после этого Вигон Лэрд достал меч и жестом попросил трактирщика и двух поваров присесть на лавку, он собирался начать допрос. В это же время Ольбер выбил плечом входную дверь в доме напротив. Прихожая хорошо освещалась несколькими факелами, висевшими на каменных стенах, здоровяк взял один из них и начал осматривать помещения. Он облазил каждую комнату на двух этажах, заглядывал под кровати, в шкафы, прощупывал стены, переворачивал мебель, но ничего не нашёл кроме двери в подвал. Ольбер спустился в него, в нос ударил запах сырости и гнилых овощей, оставленных здесь несколько лет назад. Складывалось впечатление, что подвал давно забросили, но внимательный воин знал — это не так. Приглядевшись, он увидел несколько свежих отпечатков сапог, хотя в основном следы были скрыты. Как Идруш это сделал, для здоровяка осталось загадкой: может с помощью магии или хитрый слуга посыпал пылью, которая переполняла эту комнату. Ольбер достал топор и двинулся дальше. Впереди себя он рассмотрел старую деревянную ширму, подойдя, здоровяк с лёгкостью отодвинул её в сторону.

— Чтоб мне провалиться! — прошептал он, округлив глаз.

Свет от факела упал на стену. Огромная энергетическая спираль в человеческий рост замедляла движение, превращаясь при этом из тёмно-фиолетовой в серую. Поспешив обратно в трактир, Ольбер застал плачущего хозяина заведения в крепких руках островитянина.

— Значит, он хотел всего лишь пошутить над нами? Очень смешно вышло, теперь здесь лежит два мертвеца. Третьим не будешь? Несите мне уже эту проклятую бумагу, о которой он говорит, живо!

Перепуганная служанка, которая пару часов назад мило улыбалась Ольберу и Вигону, побежала к стойке.

— Всё в порядке? — обращая на себя внимание, решил поинтересоваться Ольбер Брукс.

— В полном, — недовольно проворчал Вигон, — кучка идиотов, которая ни о чём не знает.

— А этот? — спросил здоровяк, указывая пальцем на двойника Идруша. — Он хоть в себя приходил?

— Угу. Правда также и уходил, — усмехнулся Вигон. — Он сегодня первый день на службе у лорда Эндрю Невилла, хотя со своим господином не знаком даже. Сказал, что наш дружок заранее попросил привести коня в назначенный час, Идруш передал ему свёрток с пустыми бумагами через окно, вот мы и не заметили подмены. Одежду выдали ему точно такую же, в какой был сегодня Идруш на приёме у Альмира. Думаю, и подбирали беднягу по внешности. Я вначале не верил, вот и стукнул сильнее обычного.

— Не убил хоть?

— Нет, парень жить будет.

Девушка принесла бумагу Вигону, тот прочитал и передал Ольберу.

— Вот так шутник! — проворчал здоровяк. — Даже написал, на какую тему острить. Вопрос только: зачем вы на подобное решились, зная, кто я такой.

Четверка наёмников молчала, алкоголь уже выветрился, остался лишь страх перед грозным убийцей.

— Старик, — повернулся к трактирщику Ольбер, — твоя жадность к деньгам погубила людей. По какой причине ты согласился помочь тому посетителю?

— Подобное происходило уже не в первый раз, — тяжело выдохнув, ответил хозяин заведения. — Он просил меня подыграть, сначала я отказывал, но клиент был настойчив. Он принёс мне за последний месяц больше денег, чем другие посетители вместе взятые и, боясь потерять его, я согласился. Три или четыре раза всё проходило в довольно весёлой обстановке, помогали мне эти же парни. Обычно разыгрывали одного из посетителей. В конце этот господин приходил и забирал 'счастливчика'. Так мы называли человека, которого помогали разыграть. Клянусь Создателем, я и представить не мог, что вы не в курсе господин Ольбер, шутка предназначалась для вашего спутника. Мы думали вы в сговоре с тем мужчиной.

— Они готовились к этому, но зачем? — искренне удивился Ольбер.

— Не знаю, — пожал плечами Вигон.

— Ладно, — покусывая губы, произнёс здоровяк. После коротких размышлений он добавил, — отправьте слугу в школу Дарований. Пусть скажет страже, чтобы поднимали с кровати чародея Альмира и вели сюда.


***


Взволнованный Альмир вместе с Сайганом и Рагнаном Лэрдами, братом Сайрусом и мастером Эрозамом Милном прибыли в трактир буквально в течение получаса. Здесь Вигон с Ольбером быстро ввели их в курс последних событий. По приказу Альмира, воины во второй раз перерывали дом лорда, а чародей с Сайрусом и Ольбером торчали в пыльном подвале, стараясь понять, с чем они столкнулись.

— Никогда не видел ничего подобного раньше! — трогая посохом спираль, произнёс Альмир.

— Говоришь, стена двигалась? — спросил у здоровяка тучный монах.

— Да, по этой самой спирали, — подтвердил воин, — но цвет был другой, я увидел портал, когда он менялся с грязно-фиолетового на серый.

— Думаю, твои предположения верны, Ольбер. Это действительно портал, но как он работает, я не знаю. Подобными навыками не владеет ни один из человеческих колдунов известных мне. Лишь самые могущественные маги остроухих обучены сложной технике порталов, но пользуются ею достаточно редко, поскольку она забирает жизненные силы. Разговор идёт ни о днях, а о целых десятках лет. На моей памяти это было трижды. Один раз закончился смертью лесного эльфа, он не смог справиться с порталом, бедняга состарился на глазах, одни лишь кости упали на землю.

— Но здесь ведь что-то другое! — перебил ушедшего в мрачные воспоминания старика Ольбер. — Они же создавали разовые проходы, насколько я понимаю.

— Несомненно, — поддержал гиганта брат Сайрус. — Кстати, магический фон говорит о возможности дальнейшей эксплуатации портала, но как?

— Может, он односторонний? — предположил Альмир. — Маг гильдии Усвар исчез бесследно, он вполне мог воспользоваться этим порталом, чтобы перенестись, но тогда кто-то другой должен был открыть ему проход оттуда.

— Интересно, только куда? — почесывая рыхлый нос, задумался монах.

— Хороший вопрос, брат Сайрус. Попытаемся найти ответ у хозяина дома, направив серьёзную делегацию в Белый замок. Есть у меня господа, которые могут кое в чем посодействовать. А в это же время мы должны попробовать взломать портал из этой комнаты. Возможно, мы хотя бы узнаем, куда он ведёт.

— Как насчет того же Белого замка? — поделился мыслями Ольбер.

— Тогда либо лорд Эндрю Невилл уже стал пленником магов гильдии, либо является одним из её членов.

— Но он же совсем дурачок, — удивился брат Сайрус, — я как-то беседовал с ним, и у меня сложилось впечатление, что ему не больше шести или семи лет.

— Иногда хорошо спланированный обман сходит за реальность. Я не утверждаю, что Эндрю прикидывается, лишь предполагаю. Повторюсь, скорее всего, он стал заложником магов гильдии. Теперь давайте подумаем, а вправду ли умерла тогда леди Моника Невилл? Ведь известие о её смерти принёс ни кто другой, как их скользкий Идруш. Старуха могла всё просто напросто подстроить, выкрав Арголаса, он хорошая добыча для слуг Кровавого Альдора.

— Что-то уж больно сложно у тебя всё получается, — решил вставить своё мнение Ольбер, почесывая затылок.

— Да, ты прав. Сначала узнаем наверняка кто сейчас находится в Белом замке, а потом будем строить дальнейшие планы. Кстати, брат Сайрус, не забудь найти виновных в жестоком избиении юного дикаря. Вчера настоятель храма брат Крайтон дал мне понять, что не будет против наказания для них. Я серьёзно настроен поквитаться с вашими собратьями.

— С самого утра займусь этим, как и обещал. Сейчас ведь ночь на дворе.

— Извини, монах. У меня голова плохо соображает из-за этого портала. Главное, что теперь маги гильдии точно сюда не сунутся, мы выставим надёжную защиту. Вы отправляйтесь спать, а я поизучаю стену, вдруг упустили что-нибудь важное из виду. Ольбер Брукс и Эрозам Милн останутся со мной, а уже к утру поставим сюда стражей и боевых магов.

Спустя буквально десять минут все кроме перечисленных Альмиром покинули двухэтажный дом. Лэрды так ничего и не нашли подозрительного в комнатах, зато устроили грандиозный бардак, братья под командованием Эрозама всю мебель раскрошили, ища тайники и спрятанные артефакты для запуска портала.

Оставшись втроём, мужчины сидели в жутком подвале, Эрозам и Ольбер скучающе наблюдали за стариком, ощупывающего застывшую спираль. В итоге, чародей решил применить на стене несколько безобидных заклинаний, но никакого эффекта не последовало, тогда Альмир в сердцах запустил молнию, которая отскочила от спирали и чуть не влетела в зазевавшегося на ступеньках Эрозама.

— Ты что там творишь!? Совсем с ума выжил, старик! — возмутился мастер.

— Как интересно, — задумчиво произнёс Альмир, не обращая внимания на крики воина.

Место, куда попала молния, изменило цвет на фиолетовый. К удивлению мага, повреждённая спираль быстрыми темпами восстанавливалась, словно была живым организмом.

— Вот такого оттенка она являлась, когда я заметил её, — вымолвил подбежавший к старику Ольбер.

— Выходит, портал нельзя уничтожить магией. Кто же тебя создал? На вид стенам дома не больше пятидесяти лет, уверен — портал возник позже.

— Если его создатель человек, то он мог уже умереть или стар на данный момент, а может порталу не более года. Либо это древняя плита, которую сюда перенесли из другого места, — предположил Эрозам, включаясь в разговор.

Они бы ещё долго гадали, если бы не увидели, как спираль начала быстро двигаться, превращаясь в изображение. В огромном зале напротив них стоял Равсу Кристи собственной персоной. Эрозам, не раздумывая, выхватил меч и храбро кинулся в портал, но соприкоснувшись с ним, отлетел в сторону метра на два, ударившись головой об какой-то хлам, он громко выругался и начал медленно подниматься на ноги.

— Никто не войдёт сюда, пока я этого не захочу, — произнёс сморщенный старик в черной мантии с ярко-зелёным тюрбаном на голове.

— Чего ты хочешь, Усвар? — грозно сдвинув брови, спросил Альмир. — Чего добиваешься?

— Почему ты не желаешь назвать меня братом, Альмир? Пускай и двоюродным, но всё же.

— Как? — растерялся чародей из Алмаза, делая шаг вперёд.

— Да, я сын Кровавого Альдора, моё настоящее имя Равсу. Судя по реакции твоих друзей, они не знали, что ты его племянник и ученик, — рассмеялся бывший помощник. — Что ещё ты и твой лживый брат Каарг скрываете от людей, окружающих вас?

— Я давно отрёкся от вашего семейства, проклятые убийцы! — гневно вскрикнул Альмир и ударил посохом по порталу, оружие мага отлетело, вырвавшись из рук.

— Могущественный колдун превратился в жалкого беспомощного старика! Прискорбно видеть тебя таким, достопочтенный Альмир. Ещё не поздно преклонить перед нами колени и попроситься обратно в гильдию магов. Может, повелитель и простит тебя.

— Да как ты смеешь, негодяй! Я ещё поквитаюсь с тобой!

— Если доживёшь, — засмеялся Равсу.

Рядом с Равсу появились ещё две фигуры в черных мантиях. Один из магов швырнул ледяную стрелу, ей вдогонку полетел земляной шар второго. Альмир выставил магическую защиту, но стрела заморозила часть энергии, а шар разбил её на мелкие кусочки. Кинувшийся на помощь Ольбер спас чародея, но пострадал сам. Сфера магии земли сильно повредила плечо здоровяка. Если бы на месте могучего гиганта оказался простой человек, то Тенебрис уже встречал бы нового слугу в царстве мёртвых.

— Как ты, цел? — переворачивая Ольбера, спросил подошедший Эрозам.

— Не знаю, ничего пока не чувствую, видимо, шок. Они наступают?

Когда Альмир взглянул в портал, то он затягивался, магов гильдии уже нельзя было увидеть.

— Дальше этой комнаты они не посмеют сунуться, портал их не защитит здесь. Как же они им управляют?

— Старик, ты не тем занят, — прикрикнул на колдуна Эрозам. — Помоги вытащить бедолагу наверх, пока он не потерял сознание, а то потом не справимся.

Альмир поспешил на помощь товарищу. Болевые ощущения резко вернулись к здоровяку, да такие сильные, что он с трудом сдерживал себя, стараясь не закричать. К сожалению, чародей владел лишь азами целительной магии, а здесь был бессилен. Для такого дела нужен маг-медик, прекрасно разбирающийся в анатомии человека. Пока они вели в школу Дарований Ольбера, старик несколько раз пожалел, что отпустил брата Сайруса.

— Всё сказанное предателем — правда? — спросил по дороге Эрозам у чародея.

— Да, мой друг, — опустив голову, подтвердил Альмир.

— Не переживай, старик, — корчась от боли, сказал Ольбер, — твоя тайна в надёжных руках, не правда ли, Эрозам?

— Ни одна живая душа не узнает об этом от нас, — пообещал мастер, ударив себя в грудь свободной рукой.

Оказавшись на территории школы Дарований, Альмир поторопился вновь разбудить брата Сайруса, передав стражам на попечительство гиганта. Не успевший крепко заснуть монах вышел с сонным лицом из своей комнаты. Увидев страдающего здоровяка, он засуетился, через пару минут Ольбер Брукс уже лежал в одной из свободных спален второго этажа. Брат Сайрус приступил к осмотру повреждённого плеча.

— Пострадали не только суставы с мышцами; коварная магия забралась намного глубже. Но переживать особо не стоит, завтра он будет как новенький, — пообещал монах и поспешил закрыть перед Эрозамом и Альмиром дверь.

К тому времени уже начало светать. Мастер и чародей решили спуститься в столовую и немного перекусить. Им подфартило, один из школьных поваров уже проснулся и суетился на кухне. Он мыл грязную посуду, оставшуюся со вчерашнего ужина. Эрозам попросил его сварганить завтрак на скорую руку и принести по чашке крепкого кофе, всё-таки бессонная ночь сказывалась на нём, старику же всё было нипочем.

— Умеют же эльфы из Лесного царства удивить, — делая глоток обжигающего напитка, сказал Альмир.

— А почему кофейные деревья не выращивают в королевстве Пяти Камней? — решил поинтересоваться Эрозам.

— Климат у нас не тот. Помню, дед короля Сигурда Вильмар Великий пробовал после войны с Альдором. Он выделил небольшой участок в деревушке неподалёку от Сапфира, пригласил помогать эльфов, но ничего из затеи монарха того времени не вышло.

— Как же владыка Левеас согласился лишиться монополии?

— Ему глубоко начхать, большинство эльфов не такие материальные, как мы — люди. Для них намного важнее внутренний мир и саморазвитие. Они и шоколад поставляют по всем соседям, хотя сами практически не употребляют сладости, главное: они просят за это гроши, а зажравшиеся купцы сдирают три шкуры, перепродавая. Лесное царство — одно из наиболее развитых государств на Равнине, при всех недостатках его необычного лидера Левеаса. Каждый эльф посвящает жизнь какой-то отрасли, стараясь добиться в ней совершенства.

— То есть, благодаря ним мир становится лучше? — спросил Эрозам, довольно смотря на принесённую тарелку, в который лежал ароматный омлет с грибами и перцем.

— Именно, — беря вилку в руку, вымолвил Альмир.

За десять минут они успели позавтракать. После чего Эрозам пошел в казармы организовывать стражей для наблюдения за домом лорда Эндрю Невиллу. Альмир же направился беседовать с Кирианом Аддерли и Фитом Хоггартом. Ему пришлось подождать немного, пока только проснувшиеся лорды встанут и приведут себя в порядок. Первым появился Кириан, он как обычно выглядел презентабельно, статная фигура и интеллигентное выражение лица заставляли обращать на него внимание женщин всех возрастов.

— Я распорядился на кухне, чтобы вам принесли завтрак сюда, — предупредил Альмир лорда после коротких приветствий.

— Это может подождать, — решительно сказал Кириан, готовый приступить к деловому разговору.

— Как подождать? — возмутился появившийся в дверях Фит.

Этот лорд напоминал неряху, страдающего чрезмерным обжорством. Поговаривали, если дело касалось еды, то Фит Хоггарт превращался из хитрого мыслителя в тупого жирного барана. Конечно, это не могло являться чистой правдой, вряд ли бы лорд добился занимаемых высот, но всё же что-то в этом было.

— Не стоит переживать, позавтракать у тебя получится, — заверил Фита Альмир.

Кириан лишь покачал головой, будущий родственник ему уже осточертел за время их совместного нахождения в этом доме. Трое мужчин уселись на диваны за невысоким столиком. Обстановка была точно такая же, как и в прошлые посещения чародея.

— Предыдущие новости о смерти лорда Силиана Бигги оказались очень даже шокирующими. Что произошло на этот раз?

— С чего ты взял? — удивился вопросу Кириана Фит. — Не обязательно чему-то происходить! Альмир просто решил навестить своих друзей с утра пораньше и сказать, что нам уже можно не скрываться. Ведь так, мой друг?

На Альмира дружелюбно смотрели глаза улыбающегося толстяка. Фит ещё больше обрадовался, когда увидел вошедшего с разносом с едой слугу.

— Ох, но тут же совсем чуть-чуть, — меняясь резко в лице, сказал лорд. — Не легка моя ноша в последнее время.

Еды действительно принесли немного, две порции гречневой каши на воде, несколько кусочков запеченной рыбы и тыквенный сок, вызывавший отвращение у любителя покушать.

— Можешь съесть и мою долю, — усмехнулся Кириан, наливая в стаканы сок.

— Как же я за эти дни соскучился по нормальной еде, — пробурчал Фит, приступаю к завтраку.

— Сам же попросил, чтобы я последил за твоим питанием, помогая скинуть вес, теперь не жалуйся.

— У вас здесь всё серьёзно, — решил прокомментировать Альмир, даже по мнению старого мага такой завтрак казался скромным.

— Извини за балаган, теперь мы готовы слушать, Альмир, — сосредоточенно смотря на колдуна, произнёс Кириан. — Судя по твоим уставшим глазам, ты не спал всю ночь. Я повторюсь, спросив: что же произошло?

— Начну по порядку: во-первых, Фит оказался прав, вам не нужно будет больше скрываться здесь, но...

— Ура! — обрадовано выкрикнул толстяк, жуя кусочек карпа.

— Не думаю, что следует радоваться, всему есть причина. Ты ведь не дал договорить Альмиру.

— Благодарю, Кириан. Так вот, отпала надобность скрываться по причине бессмысленности этого занятия. Семейство Невиллов связано с магами гильдии, мы обнаружили необычный портал в доме Эндрю Невилла.

— Портал? — удивился Кириан, округлив глаза. — Это уже интересно.

Старик рассказал во всех подробностях о странном слуге, поигравшим с опытными воинами Алмаза, своих ночных приключениях и встрече с бывшим подопечным. Он опустил лишь небольшую часть разговора, касающуюся родственных связей с Усваром.

— Аж дух захватывает, — положив последнюю порцию каши в рот, высказался всё ещё голодный Фит.

— Чего же ты хочешь от нас, Альмир? Ты же не для рассказа пришёл, как только солнце встало.

— Отправьте Дейла во главе ваших войск в Белый замок, он ведь неподалёку находится. Ему потребуется максимум два дня на передвижение. Пускай проверит, нет ли там наших врагов. Я не хочу снаряжать солдат Алмаза в поход, об этом сразу же станет известно во всех уголках Равнины, а значит, противник будет предупреждён.

— Хорошо, я согласен помочь, — после минутных размышлений решил Кириан и перевёл взгляд на Фита.

— Я тоже. Мы сейчас же свяжемся с магами из наших армейских отрядов. Только вот в чём проблема: магическая сфера у помощника, обладающего даром, а он должен находиться в моём доме неподалёку отсюда.

— Ничего страшного в этом не вижу, — в руках Альмира появились два маленьких шара.


***


После общения с Дейлом Аддерли, его невестой Мирцеллой Хоггарт и одним из приближенных военачальников лорда Фита старый маг поспешно отправился в школу Дарований. Поскольку сегодня был выходной день, и ученики отдыхали от занятий, он рассчитывал хорошенько выспаться, чтобы потом со свежей головой принимать дальнейшие решения.

Около пяти часов дня старый колдун проснулся. Сказать, что он набрался сил, Альмир не мог — всё тело чародея пребывало в вялом состоянии, а в голове жутко гудело, словно его били увесистой дубиной. Медленно одеваясь, он пытался собраться с мыслями. Прийти в себя старику помог пузырёк со снадобьем лилового цвета. Опрокинув его залпом, Альмир скривился — вкус у зелья был отвратительнейший. Зато эффект моментальный: маг снял дикую головную боль и его мозг заработал на привычном уровне.

Вспомнив о Тархоне Дайсоне, чародей достал волшебную сферу и сосредоточился на вызове Ардена Дея, чтобы побеседовать с его помощью с командором. Молодой маг скакал на коне по дороге в этот момент, картинка прыгала. Единственное, что можно было разобрать на ней, так это валивший крупными хлопьями снег.

— Долго спите, мой друг, — увидев растрёпанную бороду старика и заспанные глаза, вымолвил юноша.

— Так уж получилось, — отмахнулся Альмир. — Скажи, вашим новым товарищам можно хоть немного доверять?

— Не уверен в этом, — ответил Арден, осматриваясь по сторонам.

— Тогда внимательно слушай, что нужно передать командору Тархону.

— Эй! Книжный червь! — послышался грубый голос. — С кем это ты там болтаешь?

— Арден, это Альмир? — включился в разговор командор. — Объявляю привал!

— Ладно, пускай присутствуют, — негромко произнёс чародей, пока спутники Ардена не могли его услышать.

Через минуту Альмир уже видел в волшебном шаре четвёрых путников. Огромный Фалко стоял позади Кьезы и Тархона, Арден же держал сферу в руках.

— Сколько вам осталось времени скакать до границы? — поинтересовался чародей.

— Меньше двух дней, — сказал Тархон, знавший лучше других эти дороги, — если метель не усилится.

— Тут такое дело, ситуация кардинально изменилась...

Альмир говорил долго, стараясь не упустить ни одной важной детали. К концу рассказа Тархон Дайсон стоял с озабоченным лицом, видимо, он не знал, как ему поступить дальше.

— Портал может вести куда угодно, — с досадой сказал Альмир.

— Согласен, — кивнул Тархон, — я должен переговорить со свободным эльфом Малитилом, а уж потом принимать окончательное решение. Владыка Нумидал уже знает о найденном портале?

— Нет, я не рассказывал ему ничего, но собираюсь. Надеюсь, он поможет найти возможность открыть проход. Если у вас получится отыскать ифритовый камень, то есть вероятность, что придётся войти в портал. До этого нужно узнать, как он работает, чтобы большими силами ударить по врагу, уничтожив навсегда.

— Если что-то пойдёт не так, то они убьют мою сестру, маленьких племянников и некроманта, тогда наш поход станет бессмысленным. Прошу, Альмир, подожди ещё хотя бы одну неделю. Я отправлюсь на Север в Титолий. Уверен, Арбон и Рифез не откажутся помочь нам, если они знают, где древний артефакт. Конечно, если же рыжие принцы не смогут подсказать, где ифритовый камень, то тогда следует просить поддержки у речных эльфов.

— Хорошо, я поступлю, как ты желаешь, мой друг, — пообещал Альмир. — Спасти жизни детей, Милевы и Арголаса для меня так же важно, как и для тебя.

На этом они попрощались. Чародей решил проведать Ольбера Брукса, а потом пойти взглянуть на Аниба, избитого монахами. Оказавшись в комнате, куда принесли утром здоровяка, Альмир почувствовал дурманящий запах различных целебных трав. Рядом с Ольбером он увидел десятилетнего Номеда (мальчишка внешне сильно напоминал отца) и юную красавицу из племён Песков — Юси. Посетители расположились по разные стороны кровати. Заметив чародея, смуглая девушка недовольно посмотрела на него своими желтыми, как песок, глазами, их переполняло возмущение, которое могло выплеснуться наружу в любую секунду.

— День добрый, как самочувствие нашего больного?— осторожно поприветствовал старик собравшихся в комнате.

— Какой же он добрый? — не дав открыть Ольберу рот, начала скандалить Юси. — У нас же через месяц должна состояться свадьба, а он по ночам где-то шастает! Такими темпами не доживёт до неё! А потом я узнаю, что он валяется здесь полуживой! Хорошо, что его дружок Эрозам предупредил меня, где хоть искать.

Старик опешил, он совершенно не знал как ему вести себя с разгневанной Юси.

— Почему не защитил его? Ты же один из лучших магов на Равнине! — приблизившись к колдуну, обвиняюще спросила уроженка пустыни.

— Да по той простой причине, что он закрыл меня своим телом, спасая от неминуемой смерти! — возмутился чародей, начав подражать в манере общения Юси. — Разве ты ей не сказал, Ольбер?

— Не успел ещё, — приподымаясь, виновато ответил здоровяк.

Из-под тёплого одеяла показалось плечо, оно было перевязано.

— Что сказал брат Сайрус?

Гигант перевёл взгляд на смуглолицую невесту.

— Ваш монах посоветовал не беспокоить его хотя бы до завтра, — подумав, она прибавила, — и ещё пару недель в придачу.

— Юси, давай без своих детских шуток, — взглянув с укором на девушку, строго попросил Ольбер.

— Сегодня ему следует отлежаться. Я бы забрала Ольбера домой, но тогда придётся его одеть, а это означает трогать больное плечо, чего делать нельзя ни при каких обстоятельствах. Так что вашей школе следует запастись терпением и пережить моё присутствие, — с её острого языка это звучало как приговор.

— К сожалению, — скрестив демонстративно руки, высказался молчавший до этого Номед.

— Опять началось, — прикрывая глаза, устало прошептал Ольбер.

— Остыньте, друзья мои, — успокаивающим тоном начал Альмир. — Я зашёл не только проведать тебя, но и поговорить о юном Анибе из племён Песков. Ты ведь знаешь его, Юси, не так ли?

— Да, — подтвердила девушка. — Мы ведь из одной деревни.

— Так вот, я не помню, говорил ли Ольберу или нет, но парня избили монахи храма.

— Когда же это прекратится, то по окнам стучат, теперь людей калечат!

— Что!? — воскликнул грозно Ольбер, меняясь в лице.

— Ой! — испугалась за травмированного здоровяка Юси. — Я не хотела тебе говорить, вдруг ты бы сказал, что я придумываю, как тогда на базаре.

— А что случилось на базаре? — полюбопытствовал чародей.

— Ничего особенного. Ей показалось, что какая-то бабка проклинала её, а на самом деле старуха просто сверлила взглядом неприкрытые ноги.

— Теперь ты говоришь 'сверлила взглядом', а раньше утверждал — 'тебе показалось'. Народ здесь жестокий, особенно ваши монахи с дурацкими прическами.

— Что за глупости, — открыв дверь, улыбнулся брат Сайрус, — не все же монахи такие плохие, как ты говоришь?

— Возможно, — щуря огромные глаза, произнесла Юси, — но большинство уж точно. А прически ужасные у всех.

— Надеюсь, в будущем ситуация изменится, — пожал плечами Альмир, подумав, он добавил, — я имею в виду отношения, а не прически. Ну что ж, Юси, тебе есть о чем рассказать?

— Особо нечего. Хотя нет, есть кое-что. Когда наше племя выдвинулось воевать, то Аниб был против. Он даже осмелился высказать своё мнение верховному вождю Гааре, но услышан не был. Аниб, как и я, занимался ранеными, отсиживаясь в тылу. Многие мои собратья, которые прибыли из других племён, считали его трусом, но они заблуждались. Аниб владел копьём и мечом не хуже других в деревне. По-моему, это всё, я не могу сказать, что знакома с ним близко, но, если нужно, расспрошу приехавших со мной друзей.

— Нет, не стоит, — отрицательно замахал головой чародей. — А ты, Ольбер, что скажешь?

— Юноша очень неплохо себя зарекомендовал. Соплеменники тянутся к нему и доверяют. Он хоть и хлипкий с виду, но один из лучших воинов своего племени.

— Понятно.

— Я как раз от бедняги, — вмешался монах, — когда я занимался его ранами, Аниб очнулся. У него от страха сердце так громко колотилось, что можно было услышать из соседней комнаты. Только потом я сообразил — всё из-за моей одежды и, как выразилась Юси, 'дурацкой прически'.

— Ты уже нашёл виновных?

— Да, я к этому и веду. Кстати, брат Крайтон сильно помог мне в этом. Настоятель пожелал устроить публичное наказание. Видимо, он пересмотрел своё мнение насчет дикарей, ой, — увидев недовольное лицо Юси и широкую улыбку Номеда, запнулся монах. — Извиняюсь, уроженцев пустыни из племён Песков.

— Ну, раз старый лис идёт на мировую, то следует пойти ему на встречу. Когда будет проходить экзекуция монахов?

— Меньше часа осталось, — ответил брат Сайрус, посмотрев на песочные часы, стоявшие на тумбе рядом с кроватью, уже было начало седьмого. — Нам стоит поспешить, если мы хотим увидеть действо.

— Я с вами пойду, — вызвалась Юси, девушку волновала судьба людей, жестоко обидевших её соотечественника.

— Если Ольбер не будет против, — взглянув на здоровяка, решил Альмир.

— Пускай идёт, для неё это важно. А мы с Номедом потолкуем о делах в школе, — переводя взгляд на сына, решил Ольбер. — Я вчера с мастером Вигоном общался.

Черноволосый мальчишка, поняв, о чем хотел бы побеседовать отец, подал голос:

— Мне тоже интересно посмотреть.

— Извини, дружок, я считаю, тебе туда рановато, — притягивая отпрыска здоровой рукой, объявил Ольбер.

Спорить с отцом было бесполезно. Номед театрально выдохнул воздух, показывая своё разочарование. Но как бы он ни старался, но чародей, монах и уроженка пустыни его брать и не собирались, даже если бы здоровяк отпустил мелкого сорванца.

Торопливым шагом троица оказалась на центральной площади города, куда уже сходились любопытные жители Алмаза. Чародей всё никак не мог понять, зачем брат Крайтон устроил из междоусобицы целое шоу, трубя по сторонам о сегодняшнем наказании провинившихся монахов. Как обычно, на площади поместили подиум, без него не обходилось ни одно событие в городе. С его высоты смотрел на столпившихся внизу людей настоятель храма Создателя, он же редкостный любитель внимания народа.

— Мне кажется или я вижу городского палача, подходящего к настоятелю? — испуганно спросил брат Сайрус.

— Всё верно, ты не ошибся, — продвигаясь вперёд, ответил Альмир.

— Юси, держись поближе ко мне, — попросил монах, отстающую девушку.

А пока они пробивались, брат Крайтон объявил:

— Жители Алмаза, я имею в виду не только родившихся здесь, но и уроженцев пустыни, вам нужно будет решить, как поступить с монахами, которые ослушались приказа короля Сигурда. Они посмели нанести вред равному вам, избив ни в чем неповинного юношу до полусмерти. Приведите их на суд, пускай народ решает, что с ними делать.

Восемь закованных в цепи монахов, сопровождаемые стражей, появились на помосте. На вид каждому из них нельзя было дать больше двадцати лет.

— Что мы должны сделать с ними? — громко спросил настоятель у толпы.

— Отпустить их! Они защитники веры.

— Убить монахов! Никто не имеет права нарушать законы короля Сигурда Сурового.

— Свободу героям!

— На виселицу беспредельщиков!

— Мнения разделились! — подняв руку вверх, провозгласил брат Крайтон.

— Дай им сказать, зачем они это сделали, — произнёс Альмир, поднимаясь к монаху. — Возможно, тогда решение будет легче принять.

— Что ж, раз так просит наш дворцовый чародей, то мы ему не откажем, — с этими словами настоятель подошёл к одному из молодых монахов. Презрительно посмотрев ему в глаза, он приказал, — говори, негодяй!

Все устремили взгляды на закованного юношу, гордо державшего подбородок кверху.

— Я воспитывался собратьями по вере с трёх лет. Создатель подарил мне дом, семью, научил меня мыслить. Он никогда мне не говорил, что люди из пустыни заслуживают того же. Наоборот меня всю мою жизнь уверяли наставники, что дикари — зло, а его следует искоренять. Так скажите, люди, разве я поступил неправильно? Пускай мы нарушили приказ короля Сигурда Эллингтона, но монахи служат не ему, а Создателю. Каждый из вас, кто принимает дикарей у себя или даёт им работу — предатель. Вы должны покаяться в грехах, моля о прощении, — в завершение он окинул толпу диким взглядом.

— Тебе совсем не жаль избитого вами парня? — поинтересовался Альмир.

— Мне жаль лишь одного, что он выжил, — ответил монах.

— А что считает по этому поводу настоятель храма?

— Я долго думал об этом, — произнёс брат Крайтон, — в первые дни пребывания уроженцев пустыни моё мнение мало чем отличалось от речей юного монаха. Но я изменил его и сейчас объясню почему. Когда-то наши предки, как бы это шокирующе для вас не звучало, тоже поклонялись языческому богу Яхе. У Равнины ушло несколько тысячелетий, чтобы принять Создателя. Наша вера учит нас терпению, пускай не эти люди, а их дети или правнуки обратятся в неё, но выбор исключительно за ними. Не следует ничего навязывать силой, тем более служителям храма, так мы лишь расстроим Создателя. К тому же, я считаю законы нашего короля справедливыми, и не стоит их нарушать по своей прихоти. Сигурд Эллингтон обещал смерть каждому, кто осмелиться пойти против его слова, и это знают во всех пяти королевствах.

— К чему же ты призываешь?

— Они заслужили смерть! — уверенно сказал настоятель.

Один из осуждённых монахов от ужаса упал без сознания, ещё трое были близки к этому.

— Смерть! — выкрикнул кто-то из толпы.

— Смерть им! — поддержали остальные.

Народ Алмаза стал един во мнении с переселенцами. Помощники палача вытащили на помост массивный пень. Высокий кат достал огромный двуручный топор с идеально заточенным лезвием.

— Остановитесь! — стараясь крикнуть как можно громче, попросил человек с ссадинами на лице.

Это был Аниб, он шел со стороны дворца, опираясь на деревянный костыль. Хоть на улице стоял мороз, парень оказался одет лишь в лёгкие хлопковые штаны, поскольку его торс был полностью перемотан испачканными кровью бинтами. Он решительно двигался к помосту. Женщины отворачивались от него в сторону, прикрывали детям глаза, настолько ужасающе он выглядел, мужчин же распирала злоба на обидчиков. Стражи помогли Анибу подняться к брату Крайтону и Альмиру. Юноша подошёл к каждому монаху, обидевшему его, чтобы заглянуть в глаза. Один из них плюнул ему в лицо, после чего получил по голове рукоятью меча от стоявшего позади солдата.

— Ваш бог учит прощению, и это прекрасно, — повернувшись к людям, дружелюбно вымолвил Аниб, — я молю вас не казнить этих юношей, простите их, как это сделал я. Не стоит уподобляться им, пускай они знают, что дикари, как вы нас зовёте, не хотят, чтобы проливалась кровь. Мы ведь пришли с миром на ваши земли и надеемся стать в будущем полноправными членами общества, а не оставаться всю жизнь изгоями.



Глава 9 | Ифритовый камень | Глава 11