home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 7

Подготовка к поискам


Всё своё оставшееся время до отплытия речной эльф Малитил старался потратить с пользой. Покинув чародея Каарга, он встретился с Мортом Лори, который должен был рассказать ему о результатах поиска подозреваемых в причастности к исчезновению принца Эгиля. Лорд и эльф договорились встретиться в одной из харчевен Тааффеита, чтобы не привлекать к себе внимания под стенами дворца, каждый из них был убеждён, что лишняя осторожность не помешает в данный момент.

Малитил вошел в увеселительное заведение, но не стал скидывать свой тёмный балахон с капюшоном, оставляя длинные уши прикрытыми от людских глаз. Остроухий заметил среди посетителей нескольких орков, гномов и даже своих соплеменников из Речного царства, но и без них народу сегодня в харчевне было не протолкнуться, по всей видимости, шахтёры Тааффеита недавно получили долгожданную зарплату и щедро отмечали это событие. Эльф подошёл к толстому хозяину и спросил его:

— Не ждёт ли господин Тибо (так должен был представиться Морт, когда прибудет в харчевню) товарища?

— Да, есть здесь такой, — подтвердил толстяк, всматриваясь в посетителя, — он в самом конце. Сидит за столом на двоих в правой части зала, я только что принёс ему выпивку.

— Благодарю тебя, — кидая серебряник, вымолвил Малитил и направился к ожидающему его лорду.

Проходя мимо шайки пьяных оборванцев, речной эльф заметил Морта, тот сидел в простой крестьянской куртке в латках и потягивал дешевое пойло из дубового бокала.

— Последний раз, когда я был в трактире, один наглец не досчитался руки, — вспоминая Панаку и удар Тархона Дайсона по хамовитому солдату, произнёс Малитил.

— Забавная, наверное, история, — располагающе улыбнулся Морт, — знаешь, я бы её послушал, но как-нибудь в другой раз.

— Ты нашёл что-нибудь важное? — поинтересовался Малитил, присаживаясь напротив лорда.

— Мы перерыли весь Тааффеит за эти пару дней, но не нашли ни девчонки, ни её жениха, ни ростовщика, которых назвали и описали мне стражники из дворца, даже людей, подписывающих бумаги не оказалось, о них вообще не слышала ни одна живая душа. Вот как!

— Просто обманули с поддельной бумагой?

— Нет, нам дали не подделку, а оригинал, эта расписка ведь сохранилась у казначея, я сегодня перепроверял. Когда её пишут, то используют специальный королевский бланк, он именной, эти проходимцы за них в бюджет немало платят, стараясь обезопасить себя от неплатильщиков. Я начал искать других ростовщиков, и выяснилось, что одного из их компании уже довольно давно нет в живых, а как думаешь этого парня зовут, Малитил? Можешь не отвечать, потому что погибший и есть настоящий Корвек.

— Ростовщик, который был у Эгиля на приёме в тот день, назвался его именем? — решил уточнить Малитил.

— Угу, — делая глоток, подтвердил Морт, — только не ростовщик он вовсе. Узнать бы кто он на самом деле. В общем, мы находимся в тупике.

— Видел, что с королём творится? — получив кивок в ответ, эльф негромко продолжил. — Это всё взаимосвязано, его пытаются убить с помощью колдовства над принцем Эгилем. Есть один метод, как это сделать, используя магию крови, так считает Каарг и я с ним согласен.

— Неужели такое возможно? — не слышав ни о чем подобном, выпучил глаза лорд.

— Ты живёшь в мире магии и до сих пор чему-то умудряешься удивляться? В наше время возможно всё, адепты культа оживили Кровавого Альдора, вот вершина творений колдовства! Они думают, что находятся выше других и Создателя, но на самом деле это совсем не так! Я уверен, что девушка по имени Медея или как там её зовут, настоящая ведьма, которая околдовала юного принца, и быстрее всего кровососка, живущая не одну сотню лет. Когда-то я встречал одну человеческую ведьму, но это было очень давно.

— Надеюсь, ты ошибаешься, Малитил.

— Мне бы и самому хотелось, но нет, я более чем уверен в этом, Каарг уже поведал мне во всех подробностях о проблемах вашего монарха, которые Сигурд тщательно скрывал от остальных. Я поднимусь в башню Каарга и расскажу чародею о наших неудачах, а ты попробуй отыскать хотя бы что-то на Медею.

Расстроенный речной эльф хотел встать, но крепкая рука одного из постояльцев легла ему на плечо.

— Вы сказали Медею, а? — подставляя себе стул к Морту с Малитилом, спросил пьяным голосом нежданный гость. — Я знаю, о ком вы толкуете, это редкостная тварь, господа хорошие.

Седой мужчина с длинными волосами и растрёпанной бородой не внушал доверия ни Морту, ни Малитилу. От него сильно разило дешёвым спиртным и потом, вся одежда этого старика износилась до дыр, но при этом у него висели ножны на поясе. Внимательный Малитил заприметил рукоять меча работы хорошего мастера, только не смог понять, с каких именно краёв.

— Когда-то я управлял одним из кораблей этой мерзкой шлюхи, — качаясь из одной стороны в другую, начал рассказывать пьяница, — мы бороздили Жёлтое море, но когда она пошла на сделку с проклятой гильдией магов — я оказался против. Сучка выкинула меня прямо по дороге в горячих песках, оставив без глотка рома, но как ни странно я выжил и сейчас перед вами. Правда, пришлось хлебать собственную мочу, когда я отошел на какое-то время от речной воды. Я знаю, что они задумали выкрасть принца и предупредя, извиняюсь, то есть я хотел сказать, как это, о-о-о! Предупредив, и я стану очень небедным человеком в ближайшие дни.

— А не хочешь ли ты ещё выпить, мой друг? — пододвигая кувшин с вином своему новому знакомому, дружелюбно поинтересовался Морт.

— Можно, — взяв в руку кувшин, седой моряк опрокинул его содержимое себе в рот. Он пил большими жадными глотками, словно ждал, что собеседник сейчас передумает и отнимет у старика кувшин.

Последняя порция его явно добила, и он, потеряв сознание, ударился головой о деревянный стол. Малитил по-заговорщически посмотрел на Морта, они подхватили перепившего бедолагу под руки и поспешно направились с ним на выход из харчевни.

— Ох! Перебрал же старина Эрон, — наигранно жаловался лорд, глупо улыбаясь стоявшим на дороге людям.

Когда они оказались на улице, Малитил шепотом спросил:

— Отнесём его в темницу Тааффеита, к Кааргу или у тебя есть другие варианты?

— Есть один, я говорил, что когда Сигурд попросил меня приехать помогать Эгилю, то выделил мне на всякий случай маленькой домик? Я в нём был всего-то два или три раза, а так я всё время во дворце живу.

— Веди, — попросил эльф и, посмотрев на пьянчугу, добавил, — надеюсь, он расскажет нам что-то новое.

— Не сомневаюсь в этом.

Они потратили около получаса, блуждая по длинным улицам большого города пока не оказались, держа весь путь тяжелую добычу на плечах, перед тем самым подаренным Сигурдом Суровым домом, о котором рассказывал лорд. Жильё действительно с виду выглядело довольно скромным, но внутри находились все удобства для привыкшего к роскоши человека того времени. Здесь оказалось всего три комнаты: небольшая, но уютная прихожая, гостиная, она же являлась спальней, и туалет. Последний был размещён не во всех домах Тааффеита, а лишь у относительно зажиточного населения. Бедняки же пользовались горшками и вёдрами по старинке или ходили к бесплатным общественным ямам, расположенным в нескольких жилых районах города.

— Найди что-нибудь выпить, — попросил Малитил, укладывая старика в удобное кресло, — этот может без бутылки и не заговорить.

— Так мы заставим его силой, — показывая на меч за поясом, сказал Морт.

— Он единственная ниточка к возвращению принца Эгиля домой, нужно уговорить его сотрудничать с нами, а не запугивать расправой. Ты же слышал его, пират пришёл мстить, так сыграем же на этом.

— Извини, я не подумал. Он сказал, что Медея выкинула его в пустыне умирать, не так ли?

— Не знаю, Морт, — задумался остроухий, — умереть идя вдоль реки трудновато. Думаю, она рассчитывала, что его убьют дикари. Пообещаем ему предоставить возможность поквитаться с ней, если он расскажет, где искать ведьму. В доме вода есть?

— Да, сейчас принесу, — пообещал лорд и вышел из комнаты.

Оказавшись в прихожей, Морт набрал питьевой воды в кувшин из стоявшей здесь бочки. Вернувшись к Малитилу, он передал ему ёмкость с водой. Речной эльф осторожно достал меч из ножен нового знакомого одной рукой, второй он выплеснул всё содержимое кувшина на уснувшего пирата.

— Тенебрис тебя раздери, ты что творишь, проклятый остроухий! — вскочил вышедший из себя старик, он хотел вытащить клинок, но не найдя его на поясе, увидел в руках Малитила. Грозный взгляд пирата потихоньку начал меняться, обретая понимание ситуации, — верни мой меч, он достался мне в наследство от погибшего друга и имеет огромную ценность для меня.

— Хорошо, — сразу же согласился на требование пирата речной эльф, отдавая оружие, — вот, держи! Ты помнишь, о чем мы с тобой разговаривали в харчевне, чужеземец?

— Знать тебя не знаю! Какой ещё харчевне, я за сегодня был далеко не в одной, а как минимум семи! — держась за трещавшую голову, сказал пират. — Есть чем горло промочить? А то ощущение, что во рту коты нагадили, а убрать за собой позабыли.

Морт передал ему бутылку с вином, старик лихо вытащил зубами деревянную пробку и, выплюнув её на пол, сделал несколько глотков.

— Ох, ну и дрянь же ваше вино, когда уже на проклятой Равнине научатся готовить черный ром? — кривясь, он отставил бутылку в сторону.

— У нас нет особых ценителей этого крепкого напитка, — ответил речной эльф, пожимая плечами.

— Я вообще о нём впервые слышу, — подключился к разговору лорд.

— Ясно, ну так о чём мы там с вами договаривались, а? — закинув одну ногу на другую, по-хозяйски поинтересовался пират. — И как к вам обращаться, господа хорошие?

— Меня зовут Морт, а его Малитил, — начал лорд. — Ты рассказал, что прибыл сюда издалека и желаешь поговорить с королём Сигурдом Суровым.

— Да, всё верно, только меня к нему во дворец стража не пустила. Вот так! Погнали прочь как собаку, — жаловался старик, хитро улыбнувшись, — моё имя Аффиргстон Дейли, но вы двое можете звать меня просто капитан Аффи.

— Послушай, Аффи, я вместе со своим другом Мортом очень хочу найти твою давнюю знакомую Медею, ты готов помочь нам за щедрое вознаграждение?

— Во-первых, не забывайте прибавлять к имени слово 'капитан' — это важно для меня, а во-вторых, хоть я ни в чем и не нуждаюсь, но и от золота никогда не отказываюсь, ведь его же много не бывает. Если мы сойдёмся в цене, то я помогу вам, — делая ещё несколько глотков вина, согласился Аффи, — она уже успела что-то натворить?

— Успела, мы предполагаем, что Медея захватила сына короля принца Эгиля.

— Как обычно, если не получается добраться до главной цели, то она со своим полоумным папашей действуют таким образом. Хоть не заводи детей! — засмеялся над своей шуткой довольный пират. Увидев каменное лицо эльфа, он прекратил смеяться и продолжил, — у него уже начались чудовищные кошмары во сне?

— Хуже, он практически не приходит в себя, пребывая в бреду, — откровенно ответил Малитил.

— Значит, мальчишка уже потерял много крови, эта ведьма в ближайшее время погубит его и вашего короля, — уверенно произнёс пират, — нужно спешить, если вы хотите спасти их от гибели.

— Так во главе пиратов стоит Медея или её отец?

— Они вдвоём, он — мускулы, а она — мозг. Сколько им лет никто не знает, говорят, что они продлевают своё бессмертие за счет других. Скажу по правде, я в это не сильно верил, когда познакомился с ними, но с годами убедился. У неё есть редкий дар, она овладела магией крови, а вот насчет него не знаю, возможно, она подпитывает Вилаша каким-то образом, но это всего лишь мои догадки. Я слышал краем уха, что в прошлой войне на Равнине они выкрали немало эльфийских женщин.

— В харчевне ты сказал, что поссорился с ней из-за гильдии магов, это так? — решив потом расспросить пирата о соплеменницах, перевёл тему в нужное русло речной эльф. — Расскажи нам, мы должны понимать, что ты не засланный шпион этой ведьмы.

— Будь по-твоему, остроухий. Я ненавижу этих подонков не меньше вашего, они уже тысячи лет служат ифритам, поработившим мой край много веков назад. Я финиец по происхождению, но вряд ли вы двое слышали о моей стране, богатой на сладкий инжир и фисташковые деревья. Моя родная Финия расположилась практически сразу за землями ифритов, мой народ покорили настолько давно, что там почти не осталось людей, которые слышали о свободе. Каждый финиец теперь рождается призренным рабом, а там как получится, большинство и умирает в неволе, хотя иногда дарят свободу за оказанные услуги красным демонам, но таких немного, в основном её получают те счастливчики, кто идёт сражаться за их империю. Когда я, будучи двадцатилетним парнем, работал на плантациях вместе со своей женой Зори, у принца ифритов, который сейчас является императором, то к нам приехал один важный человек с Равнины, его звали Равсу. Решив с моим хозяином все свои дела, он попросил привести к нему мою любовь, чтобы поразвлечься. После этого Зори покончила с собой, а моя жизнь превратилась в страдания, лишь жажда мести питала меня. Спустя пару лет я смог сбежать и примкнул к свободным пиратам. Мы не подчиняемся никому, ни ифритам, ни оркам, ни другим расам. Официально пираты вне закона везде, но иногда нас же правители королевств и нанимают, делая это тайно. Когда работа выполнена и их недруг умирает, то они остаются ни при чем, ведь виноваты не они, а пираты. Так вот, по поводу Медеи, она соврала мне, сказав, что заказчик живёт на Равнине и является одним из знатных людей. Я случайно услышал правду, когда она общалась со своим отцом, заказчик — маг гильдии, которого зовут Равсу, а с появлением ещё более могущественного колдуна, она стала вести переговоры с ним. Думаю, она бы убила меня, если бы я рассказал, что именно этот Равсу является причиной моих бед.

— Теперь понятно, почему ты так сильно обозлён на Медею, — сделав выводы из услышанного, сказал Малитил, понимая, что под более могущественным колдуном может быть лишь Кровавый Альдор. — Она предала тебя, зная о твоём страшном горе. Скажи, что тебе известно об их местонахождении?

— Они должны были спрятаться на вашей же земле. Дайте мне подробную карту местности, и я покажу, хотя бы примерно, где они могли бы обосноваться.

— Скажи, зачем им вообще оставаться на Равнине? — задал напрашивающийся вопрос, Морт Лори.

— Чем ближе ведьма к королю, тем сильнее действует её проклятие, если она заберёт вашего принца слишком далеко, то толку вообще не будет, так она говорила нам, когда мы наши делишки проворачивали с одним беднягой.

— Насколько близко она должна находиться к жертве?

— Не дальше трёх дней пути на корабле, этого вполне достаточно. Я повторяю: найдите карту, и я помогу отыскать ведьму и её команду.

— Хорошо, — согласился Малитил, — будет у тебя карта. Ты останешься здесь, Аффи. Обещаю, что никто не будет следить за тобой. Завтра за час до полудня я жду тебя в порту Тааффеита, мы поплывём на поиски принца.

— Смотри не проспи, а не то... — не договаривая угроз, обозначил их позицию Морт. — Начиная с семи утра, каждый час служители храма бьют в большой колокол! Посчитав удары, ты поймёшь который сейчас час.

— Значит, доверяете мне? — усмехнулся седой пират, показав золотой зуб.

— Нет, но если ты действительно хочешь добраться до Медеи и Вилаша, а потом и к основному заказчику, как я, то ты не ослушаешься. Если же нет, то я, рано или поздно, разыщу тебя и буду последним, кого ты увидишь, — произнося эти слова, Малитил начал меняться в лице, его зрачки залила тьма, вокруг ладоней заиграл черно-серый вихрь энергии.

— Договорились! — без страха в глазах вымолвил Аффи и небрежно протянул руку.


***


Лишь один факел освещал подземную пещеру, в которую вёл длинный тоннель с извилистыми и довольно узкими поворотами. В конце этой мрачной пещеры восседал молодой наследник престола королевства Пяти Камней, правда не на троне. Эгиль был прикован к добротному деревянному стулу для пыток, прижимавшего принца железными прутьями на ногах, голове, груди и руках. Измученный вид юноши вызвал бы у любого нормального человека жалость, ведь он очень похудел и побледнел за текущую неделю, превратившись в живого мертвеца. На запястье у Эгиля находилась испачканная кровью повязка, плотно перетягивающая рану от недавнего укуса. Кроме принца в пещере находились и его мучители, их было трое, красивая девушка и двое мужчин, один из них выделялся огромным ростом и широкими плечами. Все они были одеты в свободные дорожные костюмы, особо не сковывающие движений. Тот, что был пониже, держал на плече кожаную сумку, он подошёл к принцу и достал из неё маленький кусочек жареной рыбы, обёрнутый в хлопковую ткань желтого цвета.

— Ну, давай-ка поешь, парень, а то сдохнешь скоро с голодухи, — попросил один из мужчин Эгиля, засовывая ему в рот кусок жареного филе речной рыбы, принц отвернулся в сторону, сжав зубы, — давай по-хорошему, а то я её тебе в глотку силой затолкаю! Ты же не хочешь как в прошлый раз, а?

— Корвек, он и так скоро умрёт, хватит его доставать своими нелепыми кормежками, — усмехнулся, стоявший сзади псевдоростовщика высокий мужчина.

— Вилаш, зачем же ты портишь нашему перепуганному малышу настроение? Скоро он останется без сил и крови, а король Сигурд Эллингтон всё ещё будет дышать! И, прошу тебя, хватит называть меня Корвеком, для вас я Порсум, сколько раз говорить об этом.

— Не нервничай, маг, мы лишь по-дружески шутим, — успокаивающе улыбнулась Медея, обнажив белые словно мел зубы, — тебе не стоит переживать о короле, я не думаю, что он в состоянии продержаться ещё пару дней, каким бы сильным ни был. Всё-таки он обычный человек из плоти и крови, а не могущественный колдун, так что его исход предрешён.

— Сами вы умрёте, мерзавцы! — храбро подал голос Эгиль. — Мой отец найдёт вас, и тогда вы все пожалеете о содеянном! Заплатите за каждого убитого вами солдата на моём корабле! Нет человека во всём мире более мстительного и опасного, чем он.

— Ты угрожаешь нам, сопляк? — засмеялся Вилаш, приблизившись к принцу. — Я пережил твоего непобедимого прадеда, неужто ты считаешь нас такими глупыми, что мы не узнали, с кем предстоит столкнуться лоб о лоб? В ближайшее время моя дочь избавит тебя от этих страданий, а твой папаша встретит тебя у входа в царство мёртвых, а потом возьмётесь за руки и вприпрыжку побежите к Тенебрису.

— Оставь его, отец, он не достоин твоего внимания, — беря за руку разошедшегося Вилаша, произнесла Медея. Она продолжила, повернувшись к магу гильдии, — скажи-ка мне, Порсум, а когда мы свяжемся с твоим хозяином? Хотелось бы потолковать с ним кое о чем важном.

— Когда пожелаем, — ответил Порсум, доставая из висевшей на плече дорожной сумки сферу, — магический шар у меня всегда с собой, так что можно хоть сейчас. Думаю, он будет не против увидеть нас с желанной добычей. Заткните только ему рот, чтобы не раздражать повелителя.

Услышав последнее слово, Вилаш усмехнулся, о чём он подумал, осталось для присутствующих тайной, но было понятно, что он относился к Кровавому Адьдору с меньшим трепетом, чем член гильдии. Порсум недовольно взглянул на высокого обладателя топора за спиной и, увидев выемку в каменной стене пещеры, разместил в ней волшебную сферу. В это же время Медея больно надавила на рану принца Эгиля, так чтобы он вскрикнул, и сунула ему в рот грязный платок, исполняя просьбу Порсума. Колдун начал вызывать своего покровителя, направив магическую энергию болотно-зелёного цвета на шар. Спустя всего лишь несколько мгновений перед ними появился сидящий в черном кресле Альдор, рядом с ним находились Карнал Берч, один из сильнейших магов гильдии, и Кая Дент, хитрая красавица, сумевшая сбежать от правосудия наместника Сарипа, они являлись бывшими дворцовыми магами и советниками Изумруда и Сапфира. Лидер гильдии вернулся в мир живых, поселившись в теле молодого чародея, обладавшего красивым лицом и сине-голубыми глазами, теперь же его черты начали обретать суровость и властность. За последний месяц это была всего лишь вторая беседа Альдора с пиратами, правда в первый раз лидер гильдии общался без своих помощников.

— Приветствую тебя, о, повелитель, — низко поклонился Порсум, выказывая почтение.

— Зачем тревожишь меня, маг? — спросил Альдор недовольным тоном. — Разве мой враг король Сигурд Эллингтон уже мёртв?

— Ещё нет, но скоро умрёт, вот его сын Эгиль, правнук твоего старого противника короля Вильмара, осмелившегося кинуть тебе вызов, — ответил за Порсума Вилаш, указывая на пленённого юношу, — как видишь, мы скоро выполним свою часть договорённости, а что с нашим вознаграждением?

— Как ты смеешь так разговаривать с повелителем? — возмутился Карнал, гневно изогнув брови по подобию молний.

— Не переживай, Карнал, мы старые знакомые с Вилашем, я использовал его и в прошлой войне, — успокаивая подопечного, произнёс Кровавый Альдор, — если я правильно понял, то Равсу обещал вам сорок эльфиек и вы их получите, кровопийцы. А теперь ответьте мне, когда же всё-таки не станет проклятого Сигурда?

— Три дня максимум, — пообещала Медея, — только хотелось бы получить не сорок, а хотя бы шестьдесят сладких эльфиек. Слишком много людей мы потеряли в бою с солдатами Тааффеита.

— Наглая девица, — улыбнулась Кая Дент, — такого уговора между нами не было.

— Но мы и не с вами договаривались, — оскалившись, возразил Вилаш, — решайте, думаю, за жизнь короля некоторые на Равнине предложат и большую цену, чем жизни девиц.

— Я согласен, — не раздумывая, кивнул Альдор, — вы получите то, что обещано и сможете ещё на много лет вперёд продлить свои жизни.

На этом связь прервалась, Кровавый маг сидел, задумавшись. Кая Дент и всегда осторожный и предусмотрительный Карнал Берч не смели его тревожить, они стояли, затаив дыхание.

— Нужно, чтобы некромант вернул мне всю мою силу до их появления здесь, — произнёс Альдор, — иначе я не смогу потом с ними справиться. Эльфиек у нас нет, и не будет, придётся убить пиратов, хотя меня давно интересует их кровавый секрет долголетия. Это жалкое тело сильно ограничивает, как же мне не хватает былой мощи.

— Повелитель, ты же знаешь, что они уже едут к нам, — промурлыкала Кая, мило улыбаясь Альдору.

— Оставь свои чары для других, беременная бестия, — скидывая руку девушки с плеча, сказал недовольным тоном Альдор, — не забывай кто я, и впредь не веди себя так, иначе отправишься вслед за Фицием. Так, когда они будут у нас?

— Максимум через месяц, — ответил Карнал, не так легко пересечь пустыню незаметно.

За последнее время талантливый маг кардинально поменял своё мнение об Альдоре, пускай великий чародей и не обрёл своих прежних сил, но смог научить его новым заклинаниям, увеличивая и без того немалые возможности Карнала.

— Хорошо, а то ифриты во главе с императором Бордухом уже смеются надо мной, хотя и верят, что я могущественный Альдор, бывший некогда грозой Равнины. Гильдия магов без меня стала слабой и немногочисленной, большую часть моих последователей перебили, теперь я выгляжу в глазах красных демонов последним неудачником, мы все так выглядим. Те ифриты, что были у власти девяносто лет назад либо слишком стары, либо умерли, хоть они и живут в среднем двести лет. Отец нынешнего императора Гайдав верил мне и помогал, а с молодым Бордухом у меня были натянутые отношения, такими же они и остались сейчас. Несмотря на то, что новый император уже в годах, мудрости он не набрался. Уверен, Бордух не даст нам армию, пока я не стану прежним, а если не поспешим, то расправиться с нами лично. Мы здесь, словно птицы в клетке, ведь он знает о каждом нашем шаге.

— Повелитель, — преданно смотря, вымолвил бледнокожий Карнал, — клянусь жизнью, скоро ты обретёшь былое могущество и сможешь поквитаться со своими недругами.

— Да, повелитель, потерпи ещё немного, и ты вернёшь гильдии былое величие, — поддержала чародея Кая, — тогда же у тебя появиться возможность отомстить и проклятому чародею Кааргу.

— Каарг! Ненавижу его! Я жду, всё никак не могу дождаться наступления той долгожданной минуты, когда с огромным наслаждением вырву старое сердце предателя, — вспоминая о заклятом враге, вымолвил Альдор, — меня не было девяносто лет, несколько месяцев можно и потерпеть, — смирившись со своим временным бессилием, продолжил маг.

— Жаль, что наш человек в Алмазе угодил в темницу, теперь мы не знаем, что там происходит.

— Он не выдал мага, помогающего ему связываться с нами?

— Нет, — заверила Альдора Кая, — наш лорд считает, что в ближайшие пару дней выберется оттуда, так он сказал магу, когда тот пробрался в тюрьму. Лорд столько лет служил гильдии, что я уверена в его преданности и дальше.

— Будем надеяться, что ты права, — сказал Карнал.

— Всё равно, я думаю, что нам не следует рисковать. Когда лорд попадёт к Альмиру, то все его мысли окажутся как открытая книга перед стариком. Нам придётся пожертвовать им, чтобы враг не узнал о наших дальнейших планах.

— Как скажешь, повелитель, — в один голос произнесли помощники Кровавого Альдора.


***


Сегодня вечером Алмаз увидел первый снег в этом году. Он лишь немного покрыл верхушки городских домов. Основная его масса таяла, соприкасаясь с ещё сохранившей крупицы тепла землёй, но не вся. Одетые в меховые накидки и шубы ребятишки из школ Дарований и Воителей не спешили покидать парк, стараясь насладиться приятными впечатлениями от красивого зрелища. Белый снег падал и на плохо освещенную несколькими факелами бойцовскую арену, где уроженцы пустыни из племён Песков пару часов назад закончили очередную тренировку. Именно здесь стояли командор Тархон Дайсон и колдун Арден Дей, ожидая прихода настоятеля храма и своих будущих попутчиков. Альмир предпочел не показываться, решив на какоё-то время скрыть от брата Крайтона свой интерес и осведомлённость в этом деле, Тархон же против не был.

— Они идут к нам! — объявил Арден ушедшему в печальные мысли солдату.

Тархон поднял глаза и увидел шагающих к ним троих человек. В отличие от брата Крайтона его молодые спутники не носили длинные желтые рясы, а предпочитали пластинчатые стальные доспехи покрытые позолотой и тёплые меховые плащи из соболиных шкур.

Настоятель привёл мужчину и девушку, появление последней очень удивило командора Тархона, он рассчитывал на двух крепких воинов или магов. Так же как и у других слуг Создателя у них были нелепо выстрижены волосы по бокам и имелись ярко-жёлтые татуировки, идущие от висков к затылку. На вид им обоим нельзя было дать и тридцати лет. Высокий мужчина казался чем-то похожим на здоровенного быка, возможно, такое впечатление складывалось из-за крупных раздувшихся ноздрей, расположенных на широком подмятом в сражениях носу, и далеко посаженных друг от друга глаз. Дополнял его устрашающий образ выпуклый мощный лоб, которому не хватало лишь достойных владельца рогов. Этот свирепый гигант мог поспорить даже с бесстрашным здоровяком Ольбером Бруксом, которому в шутку приписывали родство с исполинами из жаркой пустыни. Девушка же, пришедшая со старым монахом, внешне напоминала пантеру, черноволосая с небольшими желто-зелёными глазами и хищным взглядом, а в каждом её движении просматривалась грация и уверенность. Несмотря на её хрупкий вид и небольшой рост, Тархон почувствовал, что от неё исходит какая-то особая сила, которой бы позавидовали многие представители мужского пола.

— Знакомьтесь, это лучшие воины храма — Фалко и Кьеза, — указывая на пришедших с ним людей, произнёс брат Крайтон, — они будут сопровождать вас в предстоящей кампании. Надеюсь, вы подружитесь в самое ближайшее время.

— Непременно, — нагло смотря свысока на более низких командора и чародея, усмехнулся Фалко.

— Когда мы планируем покинуть Алмаз? — спросила деловым тоном Кьеза, взглянув изучающе на Тархона.

— Сегодня же ночью, но не думаю, что нам с тобой по пути, — качая головой, ответил солдат. Развернувшись к брату Крайтону, он продолжил, — я попрошу тебя заменить женщину на любого другого воина, мне бы не хотелось иметь обузу в своём отряде.

— А хилого мага в очках ты и без воинских навыков, значит, заменить не думал? — стал на защиту Кьезы брат Крайтон. — Не обижайся, Арден, но она намного выносливее нашего брата. Тархон, хочу тебя заверить, что она превосходный боец, каких ещё поискать нужно по Равнине. Скрести с ней клинки, проверь её умения в деле!

Фалко громко заржал и прохрустел костяшками кулаков, предвкушая интересное зрелище. Он подмигнул Кьезе и взял в руки поданный ею плащ, который девушка сняла, чтобы тот не мешал ей показать придирчивому командору, на что она способна. Кьеза демонстративно положила ладонь на рукоять и ехидно улыбнулась.

— Так что, сразишься со мной на мечах, Тархон Дайсон? — смело взглянула она на командора. — Или ты уже струсил биться со слабой женщиной? Решайся же!

Солдат обнажил клинок и отошёл в сторону, жестом приглашая биться с ним.

— Брат Крайтон, ты говорил, что я не буду нести ответственность за жизни твоих собратьев, если что-то случится, ведь так? — решил уточнить солдат.

— Говорил, мой друг, и не отказываюсь от своих слов, — уверенным голосом подтвердил настоятель храма Создателя, хотя в душе сильно переживал за исход.

— Тогда, начнём!

Девушка вышла к обидчику, они стали перемещаться по воображаемой окружности, медленно сокращая между собой расстояние. Она держала меч в левой руке, что встречалось среди воинов Равнины довольно нечасто, и делало Кьезу неудобным противником. Её клинок был немного изогнут в середине и на конце, он отдавал синеватым оттенком, сначала командор подумал, что это из-за наступившей темноты, но присмотревшись, понял, что его ковали из сплава метеоритного и ещё какого-то металла, скорее всего мифрила.

Она начала свою атаку без особой разведки, быстрые и сильные удары посыпались на Тархона, но опытный командор, побывавший во множестве битв с племенами Песков, ловко отбивал их или уходил из зоны поражения, он словно заранее чувствовал, куда Кьеза нанесёт следующий удар. Тархон пока не нападал, лишь оборонялся, сохраняя при этом спокойствие и уверенность в своих силах. Оскалив хищно зубы, она взбесилась, ещё никто из её предыдущих соперников не мог похвастаться таким превосходством над ней во владении мечом. Кьеза стала атаковать, не думая о защите, когда они скрестили клинки, солдат резко ударил её коленом в живот, а потом, согнувшуюся, добил локтём в лицо, свалив на влажную от снега землю. Но вошедшую в раж девушку это не остановило, едва коснувшись пятой точкой земли, она перекувыркнулась через голову и вновь пошла в нападение, как будто и не получала болезненных повреждений. Такой напор и стойкость удивили командора, считавшего, что бой уже окончен. Удары воительницы стали более яростными и продуманными, теперь Тархону пришлось защищать свою жизнь всерьёз.

Наблюдавший за всем этим Арден сделал шаг по направлению к сражающимся, в его руке быстро росла огненная сфера для броска. Увидев это, Фалко преградил ему путь могучим торсом и покачал головой:

— Пускай сами разбираются между собой, не суйся к ним, червяк!

— Сейчас посмотрим, кто из нас червяк, тупой бугай! — угрожающе замахнувшись, прошипел чародей.

— Довольно! Фалко, Кьеза, — понимая, что смертельный исход не в его интересах, громко воскликнул настоятель храма и встал между Арденом и приготовившимся к драке Фалко.

Удар, ещё один, Кьеза оттолкнулась ногами от земли и прыгнула на командора. Желтый вихрь заплясал вокруг неё, превращая за пару секунд в черную пантеру. Опасное животное, ассоциирующееся своим окрасом с порождением тьмы, ударило мускулистой лапой не ожидавшего такого поворота событий солдата. Повалив Тархона, дикая кошка обнажила острые клыки и, наклонившись к его лицу, громко рыкнула. Она прижала морду к носу Тархона и заглянула в его глаза, он не отводил взгляда, показывая, что не испытывает перед ней страха. Спустя мгновение она уже стояла в своём привычном облике рядом с непоколебимым командором и протягивала ему руку. Этим жестом Кьеза дала понять, что поединок окончен, Тархон был не против.

— Не изменил ли ты теперь своего поспешного решения, доблестный командор? — широко улыбаясь, спросила девушка у воина.

— Должен принести свои извинения за сделанные ранее выводы, ты отлично дерёшься, — принимая её помощь, сказал Тархон, — думаю, такой спутник нам точно пригодится в тяжелом пути.

Несмотря на своё поражение, он был вполне доволен результатом, ему понравился азарт, с которым она сражалась, а Кьезе польстило признание лучшего фехтовальщика Алмазного королевства и удивило его бесстрашие перед её силой.

— Молодец, Кьеза! — накидывая на плечи девушки плащ, похвалил высокий напарник.

— Спасибо, Фалко, — сдержанно сказала девушка.

— Сколько вам двоим нужно времени, чтобы собраться в путь? — поинтересовался у слуг Создателя Тархон.

— Мы готовы отправиться хоть сейчас, единственное, чего у нас нет, так это провизии, — потирая ушибленный от удара солдата подбородок, ответила Кьеза.

— На этот счет можно не переживать, мы уже нагрузили одну лошадь едой и достаточным на первое время запасом воды, — поправляя очки, вымолвил Арден, — так что если вам ничего не мешает, то мы можем хоть сейчас отправиться в путь.

Фалко и Кьеза перевели взгляд на настоятеля храма, тот поспешил заговорить:

— Но ведь в это время ворота Алмаза закрыты, придётся ждать семи утра.

— Нет, — отрицательно покачал головой командор, — они ждут нас, я со стражей заранее решил этот вопрос, я ведь главный в городе по этим делам.

— Тогда они свободны, — немного подумав, произнёс брат Крайтон.

— Ты же помнишь, что только через меня сможешь держать с ними связь? Они ведь знают об этом? — спросил хитрого монаха командор.

— Да, я действительно позабыл об этом, — честно признался монах, — как только мы вернёмся к лошадям, то я обязательно заберу у них магические шары. Кстати, получается, что и ты кое о чём позабыл, Тархон Дайсон! Ты не дал мне волшебную сферу для связи с тобой, — заметил настоятель.

— Арден, — обратился Тархон к чародею, — будь добр, выдай ему один из своих шариков.

Юный маг полез во внутренний карман куртки и, достав один из подаренных Альмиру артефактов, кинул его брату Крайтону. Несмотря на плохое освещение, старик ловко поймал сферу и недоверчиво взглянул на неё.

— Это новинка в мире волшебства, теперь ты сможешь связываться с кем угодно, — похлопав удивлённого монаха по плечу, довольным тоном произнёс командор. — Ну, дальше сам разбирайся, а нам пора!

Лошади и тех и других стояли в конюшне, расположенной на большой территории школ. Там их уже успел накормить добрый привратник, довольный, что ему нашлась работа пускай и в такой поздний час. Тархон проследил, чтобы его новые товарищи отдали свои волшебные сферы брату Крайтону. Его верный питомец по кличке Лютик смотрел на командора с довольным видом, жеребец был явно удовлетворён обильной кормёжкой. Тархон потрепал гнедого коня по длинной гриве и залез в седло.

Попрощавшись с настоятелем и стариной Рольфом, четвёрка всадников с нагруженной едой запасной лошадью отправилась к выезду из города. Большинство жителей Алмаза уже спали в своих постелях или собирались в данную минуту это сделать, так что на выложенной камнями дороге никого уже нельзя было встретить. Покинув Алмаз, они сразу же ускорились. Выехав на возвышенный участок дороги, Тархон Дайсон обернулся и посмотрел на город, ставший ему вторым домом. Он увидел, как под светом яркого месяца на белом снегу были видны лишь следы двадцати подков, тянувшихся от величественного Алмаза. Тархон не знал почему, но эта картина показалось командору прекрасной.


***


Рано утром речной эльф Малитил вместе с советником Мортом Лори и достопочтенным чародеем Кааргом обсуждали план действий, находясь в маленьком тайнике Тааффеита, о котором ранее знали только колдун и монархи Пяти Камней. Кааргу пришлось пойти на это, поскольку старому магу понадобилась поддержка в предстоящем разговоре с другими собеседниками. Скоро на связь должны были выйти наместники королевств или временно исполняющие их обязанности. О болезни Сигурда Сурового и похищении его сына Эгиля уже узнали практически все жители королевства Пяти Камней, плохие вести по его землям разнеслись довольно быстро. Поскольку основные сферы для связи с этими городами были утеряны в сражении с дикарями на Нижней Деме, то предусмотрительный Каарг ещё находясь в Сапфире выдал по два комплекта сфер на каждый большой город Пяти Камней, чтобы они могли общаться с Тааффеитом и между собой. Колдун достал их из кладовой школы Дарований Сапфира, предназначенной для хранения именно таких волшебных артефактов. Но в связи с тем, что представителей наместника Рубина не было на тот момент в Сапфире, то доставку в красный город возложили на Сарипа Дагласа, с чем он блестяще справился, в Алмаз же сферы передал командор Тархон, хотя после путешествия Альмира в Небесное царство эльфов они оказались и не нужны больше, а в Тааффеит их уже привёз лично Каарг, оставив при этом волшебные шары и командору Клёнгу в Сапфире.

— По-моему всё уже готово к разговору, — выставив пять шаров, объявил колдун и повернулся к собеседникам, — вы помните, что нужно придерживаться оговоренного нами плана и никак иначе, друзья мои?

— А почему здесь перед нами целых пять сфер, а не четыре? — спросил Морт Лори у чародея.

— Будет ещё один собеседник, но с ним мы свяжемся после разговора с представителями других городов, — ответил маг и начал объяснять, — я попросил владыку Речного царства Нумидала помочь нам в поисках принца Эгиля. Нужно лишь, чтобы вы рассказали речному эльфу, о чем вам известно.

— Мудрое решение, — похвалил Каарга Малитил, знавший владыку не одну сотню лет, — надеюсь, он захочет помочь спасти жизнь Сигурда в очередной раз.

Чародей выпустил из старых крючковатых пальцев поток энергии, ударивший в четыре сферы, с небольшой разницей во времени в них начали появляться люди. Единственным незнакомым лицом для Каарга являлся молодой человек из Изумруда, стоявший рядом с Сарипом Дагласом, для остальных новичком оказался не только он, но и Морт Лори с представителем Сапфира, возглавляющим местную школу Дарований. Как это было принято в таких случаях, каждый из них должен был представиться участникам совета и рассказать немного о себе и своих успехах, позволивших ему занять столь высокий пост рядом с наместником. Но это были всего лишь правила, действующие в мирное время, сейчас в разговоре участвовали всего два наместника, из которых только Сарип имел право остаться у этой должности до своей кончины, поскольку Винтор из Рубина являлся регентом и был обязан уступить трон. К тому же, кроме последних двух, остальные присутствующие не имели к роду легендарного короля Азара ни малейшего отношения.

Помощником Сарипа оказался светловолосый маг по имени Юнак Ярог. Ему было всего лишь семнадцать лет, но не смотря на столь юный возраст, он являлся лучшим из учеников школы Дарований Изумруда за всё её существование. Благодаря этому наместник сделал выбор в его пользу, не сильно доверяя чародеям, работавшим с его отцом Урминадом.

От Сапфира, как и утверждал ранее достопочтенный чародей Каарг, присутствовал миролюбивый колдун Калон Стайл. Ему недавно перевалило за шестой десяток, но выглядел он немного старше своих лет. Большинство сразу же обратили своё внимание на огромное родимое пятно на лице мага, занимающее почти всю его правую часть. Столкнувшись с этим добрым колдуном в темноте, его можно было перепутать с каким-нибудь чудищем, настолько безобразным он казался окружающим.

Выслушав короткие рассказы от них и Морта, участники совещания попросили объяснить, что же всё-таки происходит с королём Сигурдом и в каком он пребывает сейчас состоянии.

— Только подумай хорошенько, что ты ответишь, Каарг, — вымолвил Винтор недовольным тоном, звучавшим из его уст как угроза. — Я вижу, что теперь у власти в четырёх королевствах стоят лишь твои наперсники. В Алмазе — младший брат, в Сапфире — командор из столицы, с которым твой единомышленник и ученик, в Изумруде — сын предателя, пользующийся твоим же покровительством, а в Тааффеите — ты и не внушающий доверия лорд! К тому же ты посмел привести на встречу речного эльфа, что уже оскорбительно для совета королевства Пяти Камней.

Сразу послышались возмущенные голоса нескольких мужчин, направивших свой гнев на наглого наместника Рубина.

— Господа, прошу вас, успокойтесь! Дайте мне ответить! — попросил остальных чародей, повысив голос. — Присутствие Малитила вызвано крайней необходимостью. Винтор, ты говоришь, что я ставлю своих наперсников, я правильно понял твои обвинения?

— Да, именно так я и сказал, — с довольным видом подтвердил наместник, почесывая седеющую козлиную бородку.

— Давай разбирать всё по порядку. Командор Клёнг Уэйн назначен не мной, а нашим королём Сигурдом Суровым, Калон Стайл утверждался им лично, это по Сапфиру. По Изумруду я не понимаю твоих претензий, сейчас у власти находится единственный полноправный наследник Сарип Даглас. С Алмазом ещё не определились, Сигурд Эллингтон пока не вынес по нему решения, но мой брат являлся там советником, когда тебя ещё и в планах не было, Винтор. Он всегда верно служил королевству Пяти Камней, никто не скажет обратного. Что до Морта Лори, то его вызвал сюда король, чтобы он помогал принцу Эгилю править в его отсутствие. А вот если ты не уверен во мне, немощном старике, который отправился в свои-то годы воевать с недругом, заметь, тебя там не было, то я не знаю, что мне на это ответить! И по поводу моих ставленников, а не напомнишь ли ты мне, кто уговорил короля Сигурда снять с тебя обвинения в убийстве родного брата, доказывая твою невиновность с пеной у рта?

— Ты же знаешь, что я к этому не причастен! — возмутился наместник, нахмурив брови. — Я рощу Эвана, как родного сына и отдам принадлежащий ему по праву трон Рубина, как только племяннику исполнится восемнадцать зим.

— Это ещё семь лет! Хотя какая разница, многие поговаривали, что он и есть твой сын, — усмехнулся Альмир, решив поддержать брата, — ты же отказался встретиться со мной наедине для личного разговора!

— Альмир, — с укором обратился Каарг, — не стоит говорить об этом ни сейчас, ни в будущем.

— Ты как всегда прав, мой мудрый старший брат, — согласился чародей из Алмаза. Он продолжил, обращаясь к наместнику Рубина, — я хочу принести тебе искренние извинения, лорд Винтор. Мои слова были глупы и необдуманны. Надеюсь, ты отнесёшься с пониманием к вспыльчивому старику.

Наместник Рубина умолк, он задумался над сказанными ему словами. Его верный слуга колдун по имени Нарус Дин что-то прошептал на ухо пристыженному Винтору, после чего тот, стараясь выйти из неприятной ситуации, сказал:

— Я принимаю твои извинения, достопочтенный Альмир. Вдохновлённый твоим примером, я желаю попросить прощение у совета за устроенный мною балаган. Впредь такое не повторится, обещаю вам!

— Вот мы и решили, друзья мои, этот сложный вопрос по-братски, — наиграно улыбнулся Каарг. — Я намерен выслушать каждого из вас с докладом об обстановке в ваших королевствах. Хочу узнать мнение о складывающихся отношениях между нашим людом и уроженцами пустыни. Расскажите, как идёт подготовка войска к весне, поведайте о настроениях, бушующих среди простых граждан ваших земель. Думаю, что никто не будет против, если мы начнём с Алмазного королевства.

— К нам прибыло не так уж и много дикарей, но некоторые слуги Создателя уже попытались настроить против них население города. Кстати, — сделав вид, что он вспомнил ускользнувшую от него подробность, сказал Альмир, — это было не без помощи твоего родственничка брата Крайтона, Винтор. Повезло, что бравый командор Тархон быстро разобрался в ситуации и поставил монахов на место. Каждый день новых жителей Равнины тренируют, в скором времени все желающие уроженцы пустыни пополнят войско Алмаза, а насколько я понял, то это большая часть их мужчин. Если говорить в общем, то всё развивается для нас очень даже неплохо.

— Замечательно, — удовлетворительно произнёс Каарг, — теперь давайте послушаем Изумруд.

— Как и в Алмаз в Изумруд пришло немного дикарей, — начал свой доклад Сарип, он впервые отчитывался в качестве наместника, сильное волнение бросалось в глаза, — то, что на нашей территории практически не было войны с дикарями, сгладило отношения между народами. Мы сразу определили их мужчин в армию Изумрудного королевства. Пару раз возникали стычки с солдатами, но я предотвращал кровопролитие и всегда находил путь к примирению между сторонами, заставляя их искать компромисс. В принципе, это практически всё, не так ли? — повернулся он к Юнаку.

— Ещё мы сформировали маленький отряд из колдунов Песков, — решил добавить молодой Юнак, — они неплохо владеют стихиями огня и воздуха, в будущем мы сможем значительно усилить мощь магов, пополнив их ряды дикарями.

— А что нам скажут представители Рубина?

Вместо проигравшего в словесной перепалке Винтора говорить стал его помощник — колдун Нарус Дин.

— С вернувшимися в Рубин солдатами прибыло около трёх сотен новых жителей. Мы дали им право выбирать, чем они хотят заниматься в будущем. Часть учится ратному ремеслу, другая усердно работает в шахте. Ещё мы предоставили жильё дикарям. Ну, а люди к ним относятся по-разному, далеко не все восприняли эту новость с восторгом. Вы же понимаете, о чём я?

Большинство из участников совета закивали головами, маг продолжил:

— Тяжелее всего приходится не с ними, а с обнаглевшими монахами. Слуги Создателя у нас, как и в Алмазе проявляют агрессию, стараясь прикрыться маской веры, они как бы находятся в стороне, но подбивают обычных граждан.

— Угу, — задумался Каарг, — считаю, это следует пресечь в зародыше, я попрошу каждого из вас доставить запасной комплект сфер в храмы Создателя. Обещаю, что поговорю с настоятелями в самое ближайшее время. Так, наверное, перейдём к Сапфиру.

— Я не искусный оратор, моё дело — война! — потирая нос, произнёс командор Клёнг. — Не буду тянуть кота за хвост и начну сразу с плохого. Стычки есть постоянно, но с каждым днём их всё меньше, но это ерунда по сравнению с другой проблемой, ежедневно в Сапфир приходит всё больше дикарей, ищущих убежище в городе. Скоро нам негде их будет селить, ещё начали возникать ссоры из-за возвращающихся домой жителей, которые обнаруживают у себя заселившихся уроженцев пустыни. Я стараюсь приобщить их к работе в шахте, как могу, а ещё заставляю городских умельцев и мастеров обучать их разным профессиям, но даётся это всё очень тяжело. Единственное, что радует: на стройке они вкалывают получше моих ребят, особенно исполины, латают дыры в стенах днём и ночью.

— Они знают, что скоро придёт враг, — прокомментировал слова командора Малитил.

— Конечно, я говорю им об этом каждый день, — усмехнулся солдат, — а ещё Калон и мой помощник Эйнар всерьёз занялись их ребятнёй.

— Среди их детей есть много талантов, — подтвердил чародей со страшным лицом, — они могут стать нашей силой в недалёком будущем.

— Так же, как и угрозой для всей Равнины, если мы не поставим в их главе лидера, которому они будут всецело доверять, — решил добавить Каарг, — придётся рисковать, ведь другого выбора всё равно нет. Настала очередь и Тааффеита отчитаться в происходящем, поскольку я нахожусь в столице не так давно, то за меня это сделает лорд Морт.

— Прежде всего, я хотел бы поблагодарить за оказанную мне честь находиться на этом совете. Как ветеран сражений с племенами Песков, я не могу сказать, что рад их приходу на наши земли, но, возможно, благодаря ним мы выйдем за пределы Равнины и увидим мир, который раскинулся за жгучей пустыней. Все вы знаете, что король Сигурд Эллингтон болен, но хочу вас заверить, Его Величество уже идёт на поправку.

— А что с наследником престола Эгилем? — поинтересовался темноволосый Сарип.

— Мы уже знаем, где его искать, — уверенно ответил Малитил, — я считаю, в течение недели мы вернём его в Тааффеит.

— Есть ещё одна проблема, которую нужно решить в ближайшее время. Знать Рубинового королевства начинает вести себя так, словно монарха уже нет в живых, а наместник для них не является авторитетом, — вновь подал голос Винтор Крайтон. — Начали задерживать выплаты по налогам уже несколько вассалов, жалуются, что плохой год, но я знаю, каждый из них уже собирает личную армию и не для защиты интересов Сигурда Сурового, а своих собственных. Они жадно ждут делёжки, не думая о нашествии врагов!

— В Изумруде происходит то же самое, лорды хоть и не отказываются от уплаты налога, поскольку при нынешнем короле он составляет всего-то один жалкий процент от их доходов, но стали затягивать, — решил высказаться Сарип. — Вначале я думал, что они прощупывают меня, как новичка в этом деле, но теперь я поменял своё мнение, и буду внимательнее присматриваться ко всем лордам из Изумруда.

— Как только Сигурд оправится после болезни, то всё это быстро прекратится, — заверил наместников Каарг, — знать слишком поспешила распустить павлиньи хвосты. Ровно через семь дней мы свяжемся вновь, чтобы обсудить дела. На этом всё!

Когда они остались без лишних ушей, Морт спросил у чародея:

— А как на самом деле чувствует себя король сегодня?

— Ужасно, в какой-то момент я подумал: до утра не дотянет. Ночью ему стало ещё хуже, — с опечаленным выражением лица, докладывал Каарг, — из ушей пошла кровь. Мы не удержим все пять королевств, если его не станет, знать Алмаза и Рубина взбунтуется, в Сапфире может начаться хаос, даже здесь непонятно, что произойдёт. Более менее я уверен лишь в молодом наместнике Изумруда, Сарип Даглас благороден душой и честен, но в силу неопытности может попасть под дурное влияние.

— Будем надеяться, что я успею отыскать причину наших бед. А теперь вызывай владыку Нумидала, нужно поторопиться, ведь мы скоро отплываем, Каарг, — попросил Малитил.

Колдун проделал те же действия, что и при вызове четырёх королевств, но лишь с одной сферой, а не четырьмя. Перед их глазами появился высокий черноволосый эльф, он сидел на троне в небольшом замке, находившимся в сердце владений Нумидала в дивном городе остроухих под названием Кайрулеус.

— Я ждал этого, — улыбнулся Нумидал, обнажая белоснежные зубы.

Каарг взглянул на Малитила, но тот лишь недоуменно пожал плечами.

— Почему же, друг мой? — осторожно спросил чародей.

— Потому что чувствую присутствие могущественной ведьмы на Равнине, у меня на них особый нюх, — в его голове на секунде появилась картина с женщиной, терзаемой кинжалами, — знаю, как они пахнут. Кто стал её жертвой?

— Принц Эгиль, а через него и король Сигурд, — ответил Малитил.

— Вот как! — искренне удивился владыка. — Сильная значит, она не одна действует, ей помогает кто-то ещё, не менее опасный. Уже разузнали о них что-нибудь полезное?

— Да, — кивнул Малитил, — она возглавляет пиратские корабли вместе со своим отцом, думаю, он тоже обладает немалой силой. У нас есть человек, обиженный ведьмой. Он многое о ней рассказал, пообещал помочь с поиском.

— А что же вы хотите от меня?

— Поддержку с неба, прикажи хранителю Южного Оберега поднять в воздух хотя бы десяток грифонов, чтобы поскорее засечь их, а то времени в обрез.

— У меня есть другое предложение, — хитро улыбнулся Нумидал, — я лично поведу грифонов и не десяток, а с полсотни. Ваши корабли в какую сторону будут плыть?

— В сторону границы Севера и Алмаза.

— Насколько я понял, то ты, Каарг, останешься в Тааффеите?

— Именно так! — подтвердил чародей.

— Тогда я буду держать связь с Малитилом.

Дальнейший разговор занял не более минуты. Обрадованный подключением к делу Нумидала Каарг немного повеселел, что было видно по довольному лицу старика.

— Кстати, Малитил, сегодня ночью по моему приказу Ваару отправили на борт одного из поисковых кораблей. Если не ошибаюсь, он на судне под названием 'Ласточка'.

— Значит, я поплыву вместе с ним, — решил эльф. — Прощай Каарг, если Создатель будет благосклонен ко мне, то ещё свидимся.

— Прощай свободный эльф, пусть все существующие боги оберегают тебя. Помни, что от успешности твоей миссии зависит судьба целого королевства и жизнь моего друга.

Закончив с последними делами во дворце, Малитил с Мортом поспешили в порт. Лорд хоть и не планировал отплывать вместе с речным эльфом, но пришёл посмотреть ещё разок на нового знакомого. Пират с опухшим до неприличия от выпитого вчера алкоголя лицом стоял в ожидании, уперев руки в бока.

— Как видите, я не подвёл вас, господа. Так, где же пришвартован мой корабль? — нагло спросил он, немного пошатываясь из одной стороны в другую.

— С чего ты взял, что он твой? — удивился Морт. — Кораблей несколько и на каждом уже есть капитаны.

— А ты, славный Аффи, будешь командовать ими, — пообещал Малитил, похлопывая по-дружески по плечу любителя рома.

— На это я согласен! — проворчал Аффи.

Они направились к 'Ласточке', отправлявшуюся в путь вместе с семью военными кораблями Тааффеита. Проследив за готовностью и пожелав удачи, подозрительный Морт покинул их и отправился обратно во дворец докладывать Кааргу. Отплыв из порта, Малитил попросил капитана корабля принести ему карту. Аффи, покуривая с деловым видом трубку, указал на несколько предполагаемых мест укрытия пиратов.

— Это глупости, не может их здесь быть! — отрицая, мотал головой опытный капитан по имени Трик. — В этих местах уже плавали корабли островитян и наши.

— Хочешь сказать, что я лгу? — с вызовом спросил седой пират.

— Нет, но всё же...

— Отправимся по маршруту, указанному капитаном Аффи, — прервал их дискуссию речной эльф, — возможно, дело совсем не во лжи моряков, а в чем-то другом.



Глава 6 | Ифритовый камень | Глава 8