home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Душистое семейство


Летучие пленники

С приходом Николая Николаевича Зинина в Казанский университет в маленькой лаборатории со сводчатым потолком и каменным полом зазвучали молодые голоса.

Зинин сломал невесть когда сложившуюся традицию: отношения профессора и студентов ограничиваются лекцией. Он читает — они слушают. Закончил — чинно поклонился и вышел. Николай Николаевич всегда был в окружении учеников.

«Не искупаться ли нам?» — частенько говорил Зинин. И все веселой гурьбой отправлялись к Волге. Николай Николаевич был прекрасным пловцом — на противоположном берегу почти всегда оказывался первым.

А вечерами студенты допоздна засиживались в тесной квартирке профессора, поражаясь его знаниям. Казалось, не было вопроса, на который бы он не ответил.

Хотя Зинину едва перевалило за тридцать, он преуспел во многих науках. С золотой медалью окончил философский факультет. Потом увлекся астрономией, защитил диссертацию о движении планет. Получил звание магистра физико-математических наук. А теперь посвятил себя химии.

Зинин считал, что знания, которые студенты получают на лекциях, должны подкрепляться практикой. Поэтому он и привлек учеников к работе в лаборатории.

А работать там было нелегко. Не только из-за требовательности профессора, но и из-за условий, в которых ставились опыты. Не хватало специальной посуды, отсутствовал водопровод, не было газа. Нужно вещество подогреть, вскипятить. Средство одно — «кочегарка». Так с легкой руки Зинина называли жаровню с тлеющими углями.

— Глядя, как мы добываем огонь, — шутил Николай Николаевич, — не всякий поверит, что здесь знакомы с химической переработкой угля!

К этому времени в «черном камне» открылись возможности, о которых раньше и не подозревали.

Вместе с каменноугольным газом на заводах образовывалась какая-то черно-бурая, похожая на деготь смола. Она неприятно пахла и страшно пачкала. Долгое время не знали, что с ней делать. Ее пробовали вывозить за город — земля становилась бесплодной. Пытались сбрасывать в реку — гибла рыба.

И вдруг оказалось, что смола, захламлявшая заводские дворы, — «кладовая» ценнейших веществ.

Из каменноугольной смолы было получено и вещество, открытое на дне газового баллона.

За это время бензол побывал уже в лабораториях многих ученых. А в 1842 году за его изучение взялся Зинин. Точнее, он проводил опыты с веществом, полученным взаимодействием бензола и азотной кислоты — нитробензолом. Что-то подсказывало ученому, что в этом веществе таятся неиспользованные возможности.

Уже не раз в лаборатории проводился один и тот же опыт. Нитробензол вливался в стеклянную реторту. Затем туда по трубке пропускался сероводород. А под реторту ставилась пресловутая «кочегарка». Но пока нового соединения получить не удалось.

Тогда Зинин решил насытить нитробензол аммиаком. Затем все пошло в том же порядке…

Когда жидкость закипела, из нее начал выпадать осадок. В реторте произошли какие-то химические превращения.

Пропустив пары жидкости через холодильник, ученый обнаружил в ней присутствие какого-то нового вещества. Оно и проявило себя по-своему: прежде всего кипело при иной температуре, чем нитробензол.

В последующие дни «кочегарка» не затухала. Профессор со скрупулезной точностью повторял опыт. Потом его провели студенты. Зинин лишь следил за их работой. И на этот раз в мензурке, капелька за капелькой, собиралась бесцветная жидкость.

Она имеет двойное название. Химическое — аминобензол. Практическое — анилин. Бесцветная жидкость получила самое широкое применение. И вместе с тем во многом определила «судьбу» вещества, открытого Фарадеем.

Бензол — вещество с трудным «характером», нелегко раскрыть его возможности. Зато аминобензол-анилин куда более «покладист» и «сговорчив». Вот он и проторил дорожку к получению многих веществ, «родственников» бензола. А заодно помог появлению новых синтетических материалов. В том числе душистых веществ.

Нитробензол имеет запах горького миндаля — такой же, как у эфирного масла, полученного из плодов миндального дерева. С подобным запахом было открыто еще одно вещество — бензальдегид. Небольшое изменение в его строении — и рождается вещество, имеющее запах ромашки. Бензолу обязаны своим появлением и кумарин, пахнущий свежим сеном, и ацетофенон с запахом мимозы, и эвгенол — вещество, определяющее запах гвоздики. Многие бензольные соединения обладают приятным запахом.

Правда, сам бензол не отличается этим свойством. И тем не менее он признанный глава «душистого семейства».


Открытие на дне бочки | Летучие пленники | Спасение слонов