home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ГЛАВА 1

Часть 1

"Королева морей"


-А тут жарковато!

Такими были первые слова Сашки, когда она вслед за мной вырулила из ангара и поставила свой "Урал" с прицепом на площадку. Сашка - моя лучшая подруга и даже больше. Росту в ней под два метра, Длинноногая, большегрудая - сиськи почти шестого размера, блондинка, имеет изумительное личико с огромными голубыми глазами. Раньше у неё была роскошная грива, почти до попы, но перед отъездом она подстриглась под "ёжик". Ох мы тогда и поругались!

Думаете Сашка модель? Вот и не угадали. Механик она, причём, гениальный. Может отремонтировать и склепать всё. Нет, так - ВСЁ. Наши два "Урала" она перебрала едва ли не по винтику. Теперь машины работают как часы. И даже горючки почти на четверть меньше кушают.

Я уже ждала её, поставив рюкзак с вещами на подножку и осматривая местность. Мы стояли перед крайним ангаром над которым было написано "Москва". Дальше шли ворота ангаров с надписями "С-Петербург", "Н-Новгород", "Екатеринбург". Больше разглядеть не удавалось, но я не сомневалась, что над последними воротами надпись "Владивосток". Сдвинув шляпу назад, я достала сигару. В это время к нам подошла брюнетка в песчаной форме с кобурой на поясе, примерно сашкиного возраста лет двадцати трёх -двадцати четырёх. Красивое личико, красивые руки, большая красивая грудь.

-Здравствуйте! - успевает ответить раньше меня Сашка, пихнув бедром. Ишь, ревнивая.

-Меня зовут Оксана, - начала девушка, - я помогу вам с оформлением на документов. У вас оружие с собою есть?

Я молча вытащила свой АКМС, а Сашка достала свой "Бизон", потом добавили: я - ТТ и пару "эфок", а Саш?ка - "Стечкин". Глаза у Оксаны округлились, видать, далеко не все прибывшие могли похвалиться подобным арсеналом. Скорее всего, у большинства были всякие охотничьи пукалки, и лишь у некоторых винтовки. Причём, сразу видно, недавно стрелок взял в руки оружие или оно привычно ему. Похоже, Оксана понимала в этом.

-Это оружие надо упаковать в сумку и опечатать, - сказала брюнетка, - согласно правилам, на базе нельзя держать не опечатанное оружие. Иначе вам грозит немалый срок.

Я взглянула на Сашку. Та кивнула, залезла в кабину и загремела своими железяками. Через несколько минут она вылезла, держа ящик с крышкой Мы сложили оружие в ящик, Оксана продела в петли тросик и опечатала его. Ни я, ни Сашка не упомянули, что опечатывать надо обе машины - столько там оружия. Есть пулемёты, гранатомёты, ПЗРК, несколько "Шмелей", миномёт, снайперские винтовки. Даже несколько беспилотни?ков я умудрилась прихватить. Ещё присматривалась к зенитке ЗУ-23-2, но уж больно здоровая тяжёлая дура, да и боеприпасов надо много. Не взяла, а жаль. Очередь из такой штуки моментально вправляет мозги и внушает нужные мысли. Если остались те, кому внушение требуется...

Тем временем девушка Оксана извинилась и перешла к новоприбывшим на двух внедорожниках. Глядя на парней, выбравшихся наружу, я тихо выматерилась.

-Ты чё? - обернулась Сашка.

-Глянь, кто приехал, - указала я. - Это гопота самого низкого пошиба. От них будет проблем выше крыши.

И точно, пока Оксана давала первые наставления, эти перцы успели выдать десяток пошлых шуточек, не?сколько раз хлопнуть по попке, кто-то потянул за пояс брюк, а один даже цапнул за сиську. Оксана вырвалась от них красная, злая, положив руку на кобуру, и вызвала охрану. Прибежавшим солдатам она приказала глаз с этих придурков не спускать. С появлением пятёрки солдат гопники немного притихли, но было ясно, что это лишь сейчас. Они себя ещё пока?жут во всей красе. Мы с Сашкой переглянулись, и та вытащила две телескопические палки собственной кон?ст?рукции. Пару раз в том мире помогали.

В это время на стоянку вырулила старенькая "нива", откуда вылезли удивительно красивая девушка лет девятнадцати с грудным ребёнком, парень чуть постарше, двадцати двух-трёх годков, и девочка лет двенадцати, очень похожая на девушку, видимо, младшая сестра. Гопники оживились, стали бурно обмениваться мнениями кто как вдул бы, показывать неприличные жесты. Девушка покраснела, парень тоже с испугом стал по?глядывать в их сторону.

-А ну заткнулись, сволочи! - рявкнула разъярённая Оксана и приказала командиру патруля: - Если не за?ткнутся, разрешаю успокоить!

Солдаты с удовольствием взялись за дубинки. Русский не все понимали, но жесты поняли все. Гопники притихли, но продолжали с вожделением рассматривать девушку, что её ужасно нервировало. Я громко спросила:

-Оксана, что у нас дальше?

-Дальше я вас зарегистрирую, потом сделаем прививки и обменяем вашу валюту на местные деньги, - от?ветила Оксана.

-А нельзя ли чтобы сначала мы прошли, а потом через часик эта "золотая рота", ну чтоб не было конфликтов? - продолжила я.

В это время муж девушки достал винтовку и пытался упаковать её в пакет. Я подошла, взяла винтовку у него и с недоверием рассмотрела.

-Сашка, глянь! Иж-38! Это у него считается оружием!!! Откуда ты ЭТО выкопал, друг?!

-Действительно... - пробормотала Сашка рассматривая агрегат. - И ты ещё за это заплатил?!

-Мне сказали, что хорошая вещь, - ответил парень, пытаясь забрать мелкашку в Сашки.

-Для стрельбы подросткам в тире - безусловно! - сказала я. - Но для серьёзных дел нужно серьёзное ору?жие. Например, автомат и пистолет.

-В людей стрелять? - в ужасе ахнула девушка, прижав к себе ребёнка.

-Если придётся, то и в людей, - неожиданно вступил в разговор один из солдат, подошедший поближе рассмотреть чудо-оружие. - Тут полно банд, которые нападают на караваны. Да и животных полно, против которых лишь пули из автоматов успокоят. Одни гиены чего стоят. А из этого только бабочек стрелять - кивнул он на мелкашку.

-Да, у нас в арсенале вы подберёте себе что-нибудь стоящее! - тихо сказала Оксана. - Только вчера новую партию завезли.

-О, так у вас и арсенал есть? - удивилась я.

-Да, мы недорого продаём оружие переселенцам, - ответила девушка. - Просто не хочу говорить при них, - она кивнула в сторону гопников.

-Слушай, продай для коллекции! - попросила я парня. - Всё равно она тебе не пригодится. Пятьдесят... нет, сто баксов заплачу! Или если хочешь, поменяемся! ТТ отдам за неё!

-ТТ? - удивился парень.

-Да, Тульский-Токарева, пристрелянный, - продолжала я уговаривать владельца вудервафли. - Я им мало пользовалась.

-Семён, да отдай им эту винтовку! - неожиданно вмешалась девушка.

-Ладно, давай деньги! - решился Семён.

Я тут же достала пачку мелких долларовых купюр и отсчитала четыре двадцатки и четыре пятёрки. Оксана распаковала ящик, а я сказала:

-Эй, Семён, глянь, с каким оружием надо ехать!

Автоматы, пистолеты, гранаты произвели впечатление.

-И зачем это тебе? - девушка едва в обморок не падала от ужаса. - Ведь всегда можно договориться...

-Знаешь, детка, - ответила я, - вон те морды согласятся договориться лишь на своих условиях. Если не по?лучится - добиться своего силой. И успокоятся лишь тогда, когда получат по башке. Как говаривал Аль Капоне, чикагский гангстер, доброе слово помогает, но доброе слово и револьвер помогают лучше. - Я закрыла ящик, а Оксана опечатала. - Что, пошли оформляться?

Приказав гопников никуда не пускать, Оксана повела всю нашу компанию к одинокой двери в стене, напо?минающей вход в бункер. Действительно , пришлось спускаться вниз. Всего на четыре пролёта, но всё-таки. Я поинтересовалась: зачем? Оксана ответила, что это одно из первых капитальных сооружений на Новой Земле, когда он ней ещё очень мало знали. Вот возвели бастион на всякий случай. А теперь вынуждены мучиться, не бросать же, когда вложили столько материалов, денег и труда.

Оксана привела нашу компанию в довольно просторный зал, где стояли стол с компьютером, и кресла для посетителей. Мы расселись и Оксана начала говорить. Судя по всему, она и сама не очень верила в то, что отбарабанила скороговоркой: о тяжких трудах Ордена, о его помощи переселенцам. Если семья Семёна слушала, открыв рты, то мы с Сашкой откровенно скучали. Ну не верили мы в бескорыстие власть имущих. Не бывает такого в природе.

Включились мы в разговор лишь когда Оксана заговорила о времени. Год, оказывается, тут аж 440 дней, одиннадцать месяцев, в месяце сорок дней. В сутках аж 30 часов. В часах, как обычно, по 60 минут, но "избыток" 12 минут, включён в последний час, и в нём не 60 минут, а 72. Поэтому Оксана предложила купить нам электронные часы. Я перебрала образцы и выбрала противоударные и водозащитные.

Семён с женой стали отказываться, говоря, что у них есть часы, они как-нибудь обойдутся и тому подобную чушь. Было ясно, что с деньгами у них очень и очень туго. Я тогда купила девочке часы и вручила со словами, что будет подарок на память об этом дне. Девчушка начала бы отказываться, но я ей сунула в руки и отошла. То же вышло и с брошюрами. Я взяла нам с Сашкой и парочку дала девочке, Кате, как назвала её сестра.

Потом нас повели менять деньги. Я сходила за сумкой. Гопники сидели в слабой тени своих машин и похоже пили водку, пе?редавая бутылку по кругу и даже не закусывая. Психи! Охраняло их аж четыре машины с солдатами. Я притормозила узнать в чём дело. Оказывается, придурки полезли в драку, недовольные, что их оставили жариться на стоянке. Подъехали ещё солдаты и дали гопникам по полной. Теперь вот "лечат обиды".

-Их зарегистрируют, откроют счета и выставят с базы, поведал один из солдат. - Обычно дают три дня на акклиматизацию, но не с ними. Такие здесь не нужны.

Я поймала взгляд одного из гопников на свою сумку. Он явно был трезвее остальных. Узкое длинное ли?цо, кривой явно сломанный нос, по левой щеке шрам. Возникло такое чувство, что мы ещё встретимся в будущем и не раз. А чувствам я привыкла доверять.

Я принесла деньги и мы всей компанией прошли в банк. Там семье Семёна поменяли три сотни "зелёных президентов", причём одна сотня было именно моими купюрами. Мы с Сашкой переглянулись, и сели менять свои бабки. Доллары, фунты стервингов, немецкие марки, швейцарские франки - всего наменяли на три миллиона местной валюты "экю" с лишним на каждую. С этого "лишнего" я взяла всего десять тысяч на разные нужды, а Сашка аж сто.

-Ты что, подруга? - изумилась я. - Зачем такие бабки при себе?! Хочешь, чтобы все бандиты Новой Земли за нами стали гоняться?

-Ну мало ли что попадётся... - ответила та.

-Ваша подруга права, - вмешалась служащая, симпатичная девушка моего возраста. - На сто тысяч особняк можно купить в Порто-Франко, самолёт или океанскую яхту. Но лучше не наличными платить, а выписать чек. Так и для вас будет безопасней, и для продавца.

Недовольно ворча, Сашка снизила сумму сначала до 50 тысяч, потом до 25, потом до пятнадцати, и тут упёрлась все ногами и руками.

-Ладно, - махнула я рукой. - Получаем деньги и идём в арсенал. Посмотрим, что там есть.

Покосившись на Семёна и его жену, я поймала их взгляды, полные ненависти. Это не была, так сказать, "пролетарская ненависть" к буржуину, разжиревшему на поте и крови трудящихся масс, это была ненависть селюка: у меня есть то, что нет у них и скорее всего никогда не будет. Я мысленно пожала плечами. Мне с ними детей не крестить, помогу выбрать подходящее оружие и всё, прощайте.

Затем мы прошли в медотдел, там нам сделали по очереди прививки. Любопытная Катя сразу заметила мою татуировку на плече.

-Ой, тётя Женя, а что это у тебя?

-Татуировка, - ответила я, - мне её сделали, когда меня демобилизовали из армии. Ребята из отряда при?цепились: давай сделаем! Сначала не соглашалась, но позже, когда хорошо выпили, согласилась: ладно, коли?те, аспиды!

-Ух ты! - Катя коснулась пальчиком. - А что она означает?

-Ну, летучая мышь на фоне земного шара - старый символ военной разведки, парашют - спецвойска, череп - принимала участие в боевых действиях, окровавленный нож - имеет своё персональное кладбище. Ребята хотели ещё что-то колоть, но я сказала хватит.

-А что за спецвойска? - насторожилась Оксана.

-Непонятно, что ли? - удивилась я. - Спецназ ГРУ, считаются лучшими диверсантами в мире. Два года назад мне пожали лапку, вручили ценный подарок и сказали "Прощай!". И я вернулась в родные пенаты, где и встретила эту Версту Коломенскую, - кивнула я на Сашку, как раз выходящую из медкабинета после прививок. - Ладно, пошли в арсенал?

Мы прошли в арсенал. Здоровенное бетонное сооружение способное выдержать врыв водородной бомбы. Покопавшись, Оксана открыла дверь, зажгла свет в большом зале. Я, конечно, человек привычный, но и то была поражена увиденным. Автоматы, винтовки, пистолеты лежали, висели на стеллажах, были грудами навалены у стен, стояли в рядок. Чего там только не было! Начиная от однозарядных берданок полутора вековой давности и кончая калашами прошлого десятилетия. Мосинки, СВТ, АВТ, СВД, ППС, ППШ, ручные и крупнокали?берные пулемёты. Сашка нашла противотанковые ружья Дегтярёва и Симонова и довольная притащила на прилавок.

-Зачем тебе? - изумилась я.

-Переделаю в снайперские винтовки, - ответила та. - четырнадцать с половиной миллиметров на два километра - это вам не баран чихнул! Оторвут с руками! Кстати, тебе зачем маузер? У тебя уже есть один наград?ной.

-То "боло", послевоенный, - ответила я. - А этот - из первых серий конца девяностых девятнадцатого века. С ореховой кобурой. - похлопала я девайс. - И похоже, из него ещё вообще не стреляли, с длительного хранения. На нём муха не сидела, а если и сидела, то в мягких тапочках.

-Тёть Женя, - подёргала меня за рукав Катя. - А как это?

-Ну представь, что ты взяла тарелку, - вмешалась Сашка, - и положила в дальнюю-дальнюю кладовку, а вспомнила о ней только лет через десять. Выкидывать жалко: вещь новая, и пользоваться не хочется - из таких уже не кушают. Вот ты и отдаёшь за бесценок тому, кому эта вещь может потребоваться: нуждающемуся или коллекционеру. Я так купила себе несколько штучек по слесарному делу. Современные неплохи, но не совсем то что надо, да и работают на лепездричестве.

-Сань, ты глянь! - толкнула я подругу.

Сашка глянула и едва сдержала смех. Семён и его жена Марина увлечённо рассматривали "калашниковы" и обсуждали, какой лучше: со складным прикладом или "весло".

-Оксана, а сколько такие трахтоматы стоят? - поинтересовалась я.

-Которые Семён рассматривает - по семьсот за штуку, есть дешевле по пятьсот, и даже по четыреста экю. И по сто экю есть. Но такие надо чистить от грязи и ржавчины, серьёзно ремонтировать. Это сугубо на любителя возиться с железяками.

-А что есть самого-самого дешёвого? - продолжала я спрашивать.

-Что есть? - повторила Оксана.

Покопавшись в одном из ящиков, она достала несколько пистолетов и револьверов и выложила на при?лавок.

-Вот, по двадцатке. И ящик патронов к ним за десятку.

Я подошла, перебрала оружие, остановившись на одном ТТ и одном нагане.

-Хоть и побитые жизнью, - сказала, - но на первое время сгодятся.

Семён и его супруга посмотрели на меня с огромнейшим негодованием, гордо развернулись и пошли к выходи из арсенала. Оксана пыталась их остановить, но они, не реагируя на её слова, вышли.

-Что это с ними? - не поняла девушка.

-Жлобство заело, - ухмыльнулась я. - Жлобы они. Я тогда купила часы Кате, они почему-то решили, что я куплю и оружие им. А я не купила, чем им нанесла смертельное оскорбление. Раньше я думала, что Иж-38 ему по дурости впарили, а теперь поняла, что он сам её выбрал: вроде и оружие есть, и за копейки. И ведь деньги-то у них, я уверена есть, но трогать они их не хотят. А вдруг их обманывают? Ладно, чёрт с ними, - махнула я рукой, - Оксана, у вас что-нибудь мелкое и лёгкое есть?

-То есть? - не поняла Оксана.

-Пистолет или винтовка для такой девочки? - положила я руку на плечо Кати.

-Что-то было... - неуверенно сказала Оксана и принялась проверять ящики и стеллажи. - Вот, нашла! - по?явилась она с винтовкой. Барс-1, калибр 5.6 миллиметра. К ней триста патронов.

Я взяла винтовку, несколько раз приложилась, передёрнула затвор, и отдала оружие Кате:

-Примерься!

Девочка несколько раз вскинула винтовку к плечу, явно подражая мне, спустила курок Она бы согласилась бы и на ПТР, предложи ей я, но я увидела, по тому как она управляется, что оружие ей подходит.

-Сколько это всё стоит? - спросила я.

-Маузер, ПТРы, патроны, "Барс", патроны... - посчитала Оксана. - Всё шесть тысяч двести экю.

-А... - начала я.

-Нет! - отрезала Оксана. - Я и так по минимуму брала, дальше в оружейных магазинах цены будут гораздо выше.

-Ладно, - тяжело вздохнула я. - Дешевши, значит, нигде возьмёшь. Значит, с меня маузер, "Барс-1" и патроны к ней. Сколько это? А с Сашки ПТРы с патронами. Спишите лучше у неё со счёта, а то никакой налички не хватит.

Сашка кивнула. Она обмотала ПТР брезентом, который потом опечатала Оксана.

-У вас тележка есть? - спросила она. - А то таскать в руках...

-Сейчас, - она выкатила из-за ящиков большую тележку.

Сашка погрузила в тележку свои бабахалки и цинки с патронами, и потянулась за сумкой с винтовкой и маузером. Я её остановила:

-Ты погрузишь в машину эти ПТРы и тащи ящик с оружием. Постреляем маленько на стрельбище. Заодно и девочку подучим.

Сашка ушла, толкая перед собой тележку. Видя, что покупок больше не будет, Оксана хотела уже закры?вать арсенал, когда вошёл высокий стройный мужчина лет так слегка за сорок.

-Здравствуйте, дамы! - поздоровался он.

-Здорово, коль не шутишь. Но тут скорее, мадемуазели, - отозвалась я, - дамы несколько в другой возрастной группе.

Оксана хихикнула. Мужчина коротко поклонился:

-Извиняюсь за ошибку. - И обратился к Оксане: - Разрешите я немного осмотрюсь?

Оксана пожала плечами и сделала жест рукой - осматривайся, мол. Мужчина прошёлся вдоль стеллажей и надолго застрял возле ручных пулемётов. Перебирал, рассматривал, щёлкал разными деталями. Наконец, он положил на прилавок один дегтярь и два РПК, а так же с десяток ящиков с патронами.

-Тёть Жень! - спросила меня Катя. - А зачем ему аж три пулемёта?

-Это не себе, - усмехнулась я. - Скорее всего на продажу другим. И маловато что-то, видать с деньгами у товарища напряжёнка.

-А зачем им пулемёт? - ещё больше удивилась девочка.

-А вот посмотри! - раскрыла я брошюру для переселенцев в разделе про животных. - Видишь, какие зверушки? Против таких только пулемёт и поможет. Да и про банды не забывай, против них пулемёт тоже хорошо помогает.

-Совершенно верно! - подошёл мужчина и представился: - Фёдор Кузьма!

-Евгения Муравьёва, - пожала я руку.

-Екатерина Зайчикова! - представилась девочка и тоже поручкалась.

-Простите, а Кузьма это... - начала я.

-Фамилиё моё такое, - привычно усмехнулся мужчина. - Ещё прадед в Гражданскую обзавёлся, когда его в детдом записали. То ли по имени отца, то ли по имени нашедшего, то ли ещё почему, так и кануло в лету. По?тому как прадед погиб в сорок первом при обороне Севастополя, оставив недавно родившегося сына.

-Извиняюсь, - мне только и оставалось что коротко кивнуть и щёлкнуть каблуками ботинок.

-Да ничего особенного, все удивляются такой фамилии, - ответил Фёдор Кузьма и тут увидел татуировку на моём плече. - О! Спецназ ГРУ?!

-Знаток? - прищурилась я.

-Имел с ними дело, - ответил Фёдор. Он скинул с плеча рубаху и показал похожую, но всё-таки немного другую наколку. - Спецназ ВДВ. Сделал при увольнении в запас.

-Ну здравствуй, братан!

Мы ещё раз обменялись рукопожатием и даже обнялись. Именно этот момент выбрала Сашка, чтобы войти в арсенал с ящиком с оружием на плече.

-Вы ещё не ушли? - начала она и увидела обнимающихся меня с Фёдором. - Вот те на! Стоит мне её оста?вить на пару минут, как она на мужиков прыгает.

-Во-первых, мы просто обнялись, - сказала я с оскорблённым видом, - а во-вторых, это Фёдор Кузьма...

Я глянула на Фёдора. Тот понял и подсказал:

-Майор!

-...майор спецназа ВДВ, мой коллега, можно сказать, боевой товарищ!

-Ага! - поджала губы Сашка, - знаю я подобных "боевых товарищей"!

-А это Александра Архипова, просто гениальный механик, может починить и поломать всё, что сделано другими людьми. Если починит - будет работать очень долго и безотказно, если сломает - или выкинуть на свалку, или на запчасти, - представила я подругу.

-Ну, так сломать не она одна может, - заметил майор.

-Да? - усмехнулась я. - Это ты ещё с ней не конфликтовал. Она девочка добрая, не злопамятная, но если её довести... Однажды, когда она сдавала экзамены в институте, с ней поцапались девчонки из общаги. Я в подробностях не знаю, это ещё до нашей встречи было, но Сашка каким-то образом сумела перекрыть канализацию в общаге, да ещё добавила в трубу какую-то дрянь. В общем, вся женская общага выселилась на улицу, когда дерьмо из туалетов полезло наружу. Ночь, мороз, и ветерок такой ободряющий, лёгкая метель. Полный апофигей!

Все засмеялись. Нет, все заржали.

-Так Сашу и не поймали? - спросила Оксана сквозь смех.

-А кто на девчонку подумает? - усмехнулась я. - Все на парней думали, даже пальцами тыкали. Но, как назло, у всех было алиби. Они на свадьбе товарища на другом конце города гуляли. На Сашку и подумать не могли. А эта террористка ходила по институту с невинным личиком, сдавала экзаме?ны.

-И не жалко было других проживающих в общежитии? - спросил Фёдор. - Они-то чем виноваты?

-Тем, что вовремя укорот этим бандиткам не дали, наоборот веселились, наблюдая за ними, - сказала Сашка. - Ладно, это уже дела давно минувших дней, пошли постреляем.

Стрельбище было недалеко, мне оно понравилось. Большое, до трёхсот метров, с подвижными мишеня?ми, которые можно было выставлять на разное время. Я проверила, какова меткость у маузера и начала стрелять. С правой, левой, с маузера, с нагана, с обоих рук по очереди и вместе. Последним было стрельба "по-македонски" - в движении с обоих рук по движущийся мишени.

Потом я взяла свой АКМС и попросила Оксану по очереди поднять шесть мишеней начиная с пятидесяти метров и кончая концом стрельбища. И все поразила, тратя два-три патрона на каждую. Три раза, стоя, на колене и лёжа. Все присутствующие столпились и наблюдали за моей стрельбой.

-Ты где так научилась стрелять? - спросил один из орденцов, высокий уоррен-офицер, сержант по нашему. - Кэ-Гэ-Бэ?

-Нет, спецназ ГРУ, - ответила я.

-Это что такое? - удивился парень.

-Долго объяснять, - ответила я. - Ты потом поинтересуйся этой фирмой. Наверняка понравится. Катя, пошли, покажу как правильно стрелять из винтовки.

-Тёть Жень, а я так стрелять научусь? - спросила Катя с горящими глазами.

-Конечно, - кивнула я. - Правда надо учиться каждый день, по несколько часов стрелять, не жалея ни времени, ни патронов, ни денег на эти самые патроны и кое-какие упражнения для рук. Долго, нудно и утоми?тельно. Будем продолжать? - Девочка кивнула. - Тогда ложись, посмотрим, какой из тебя стрелок.

Я выставила прицел на полсотни метров и дала винтовку Кате. Та, к удивлению ещё не разошедшейся публики, поразила мишень. Одна десятка и две девятки - очень неплохо для первого раза. Так же уверенно она поразила на дистанции в семьдесят пять и сто метров.

-Ты уже занималась стрельбой? - озадаченно спросила я, рассматривая издырявленную в середине ми-шень.

-Не-а! - ответила девочка. - Сегодня в первый раз в жизни.

-Надо же! - сказала Оксана.

-Что ты хочешь: талант! - усмехнулась я. - Мне пришлось упорнейшими тренировками добиваться того уровня, который есть. Так ведь и это не предел. Я знаю стрелка, который трижды попадал в подброшенную мо?нету. У меня всего один раз получается. Так что есть куда стремиться.

-Женя, а этого стрелка не Вилем обзывали? Ну от Вильгельма? - вскинулся Кузьма. - Живой ещё?

-Ага, - кивнула я. - Узок круг спецназа, как говаривал лысый в кепочке, все всех знают или слышали. Года три назад был жив, когда встретились на соревнованиях снайперов. Через почти год меня ушли по ранению, с тех пор информации не имею. Но уверена, что ещё жив, такие "рексы" из любой передряги выкарабкаются.

-Почти любой, - уточнил хмуро майор.

-Вопрос дискуссионный, потом как-нибудь доспорим, - сказала я. - Сашка, отстрелялась? Чистим оружие.

Винтовка для Кати оказалась длинновата, поэтому на первый раз я отдала девочке ТТ, чтобы понимала, что, кроме приятностей, существует и грязная работа. Как сказал народ, любишь кататься, люби и саночки во?зить. А глас народа - глас божий, по замечанию древних римлян. Мне, кстати, пришлось чистить, кроме ружжа, ещё и маузер с автоматом. Но это дело привычное и быстрое.

-Тёть Жень! - мелкая привычно пристала с вопросами. - А зачем оружие чистить?

-Ну, если не чистить оружие, - ответила вместо меня Сашка, - то может накопиться копоть, и оружие закли?нит и не выстрелит. Лучше потратить время, но быть уверенным, что в критический момент твои автомат, вин?товка или пистолет тебя не подведут.

-Кроме Калашникова, - хихикнула я. - Его можно вообще не чистить, и всё равно, гад, будет стрелять.

-Это как? - не поверил кто-то из орденцов.

-Во время туристической поездки в Африку мы случайно поймали афроафриканца, - начала я рассказ.

-Кого-кого? - переспросила Оксана.

-Есть афроамериканцы, есть афроевропейцы, - пустилась я в объяснения, - как-то слышала про афрояпонцев. Значит, есть и афроафриканцы. Короче, поймали одного негра. Нет, не боевик какой-то группировки, а просто браконьер. И среди прочего оружия забрали автомат Калашникова. Боже, до чего довели русское ору?жие. - Я закрыла лицо ладонью. - Во-первых, чистки бедный "калаш" не знал с момента попадания на этот материк, наверное, у аборигенов какое-то табу на это. Во-вторых, крышки затвора не было примерно с тех же пор. Вместо деревянного приклада приварен какой-то кривой прут, приделана новая рукоятка, цевьё так же отсутствовало. Не хватало деталей в затворе. Всё было покрыто ржавчиной. Но! - я подняла палец вверх. - Но! Автомат стрелял! Заряжать приходилось по одному патрону, однако "калаш" послушно делал выстрел! Све?жий нагар в стволе свиде?тель?ствовал об этом. Мы попробовали - он и у нас выстрелил! Представляете?!

Все зааплодировали.

-Это, конечно, исключительный случай, - я щёлкнула Катю по веснушчатому носику, - и лучше до такого безобразия своё оружие не доводить. Мы всё-таки не афроафриканцы.

Все грохнули, даже присутствующие тёмнокожие солдаты-орденцы. Видать, себя они считали неизмери?мо выше этих афроафриканцев и прочих туземцев.

Тут на стрельбище вошла высокая брюнетка с лошадиным лицом. Все мгновенно разбежа?лись стрелять, а Оксана громко сказала на английском:

-Вы закончили чистку? Давайте, я опечатаю сумки и провожу к мотелю. - И тихо шепнула на русском. - Это мисс Майлз, замначальница базы, стерва каких мало. Лучше убраться поскорее, а то какую-нибудь пакость придумает.

Мы сложили оружие в сумки, Оксана опечатала. Сначала мы отнесли оружие в машины, потом отогнали грузовики на специальную стоянку. Пройдя по дорожкам, мы вышли на круглую площадь с фонтаном. Куда выходил фасад трёхэтажного мотеля. Над входом был приделан череп со здоровущими рогами. Любой носорог с Земли удавился бы от зависти: шесть немаленьких рогов и приличные бивни.

Налюбовавшись черепуш?кой, мы прошли внутрь. Большое помещение с расставленными столиками. Справа - лестница наверх, слева - длин?ная барная стойка, за которой скучала блондинка лет за сорок. Видимо, обед уже прошёл, а до ужина было ещё далеко, потому что помещение было пустым, если не считать парочку орденцов за столиком у стенки, тихо беседовавших за бокалом пива. Коротко глянув на нас, они верну?лись к разговору.

За столиком рядом со стойкой сидел со стаканом пива невысокий толстый армянин. Почему именно ар?мянин? Не знаю. Просто, видимо, есть такие люди, глянув на которых, сразу можно определить национальность. Тот армянин, тот русский, этот татарин. Ну видно и всё. Морда лица такая.

Мы втроём подошли к стойке.

-Здравствуйте, - обратилась я блондинке. - У вас номера сдаются?

-Здравствуйте, - отозвался вместо неё толстяк. - Вам какой номер нужен с душем или ванной? С душем десять экю, с ванной пятнадцать.

-Мне лично всё равно, - пожала я плечами. - Сашка, выбирай!

-Давайте с душем, - сказала та и пояснила: - Я не жадная, просто не привыкла в ванных нежиться, всегда дел много. И привыкать не хочу.

-А чего так? - страшно удивился хозяин. - Красивая женщина просто обязана наслаждаться ваннами.

-Она в механизмах обожает копаться, - пояснила я. - Если увлечётся - забывает и про еду, и про сон. Какие ванны ещё могут быть?! Когда вертолёт делала, сутками из мастерской не вылезала.

-Вертолёт?! - толстяк выпучил глаза. - И сделала?

-Даже летали, - хихикнула я, забирая ключи от номера. - Кстати, а в каком номере родные девочки?

-А, её родные... - хозяин нахмурился. - У меня есть нечто вроде общежития на промзоне рядом с Ворота?ми. Там в сутки три экю. Мужчина, кажется, со скрежетом зубовным заплатил эти три экю и они ушли туда. Он кто тебе?

-Зять! - ответила Катя. - Муж сестры. Жлоб, жмот, сквалыга! Тёть Жень, - обратилась она ко мне, - пусть пока винтовка у вас побудет, а завтра я её заберу.

-Да пускай, - кивнула я. - Пойдёшь к своим?

-А куда деваться? - совсем по взрослому сказала Катя.

Спросив у хозяина дорогу, она пошла в это подобие общежития. Вздохнув, я спросила хозяина:

-А где здесь можно поесть, уважаемый? А то с утра ни крошки, только воды по стаканчику в банке выпи?ли и всё.

-Извините, не представился, - сказал хозяин. - Моё имя Арам. А поесть можно здесь.

-Тогда мы пойдём в номер, освежимся и переоденемся, а через полчасика спустимся, предложила я.

Арам согласился и мы с Сашкой отправились наверх. Номер оказался на третьем этаже. Толи все номера на втором этаже были заняты, толи блондинка приревновала. Углядела, как Арам зыркал на сашкины преле?сти.

Номер оказался скромным. Большая кровать, тумбочка с телевизором , шкаф и два стула. Две двери. За одной - душ, за второй туалет. Пока я рассматривала номер, Сашка успела занять душ. Сама виновата: кто пер?вый встал, того и тапки. А с другой стороны пару раз внимательный осмотр помещений спас нам жизнь. Пусть лучше обвинят в паранойе, чем пропустить что-нибудь нехорошее.

Ровно через двадцать девять минут мы спускались вниз. Я привыкла к точности и Сашку постаралась приучить: раз было сказано, что придём через полчаса, значит, кровь из носа, но через двадцать девять минут должны быть на месте.

Зал заметно наполнился. Свободных столиков осталось не так много, но было много свободных мест. За одним из столиков ужинал майор Федор Кузьма. Увидев нас, он помахал рукой приглашая к себе. Отказываться причин не было, и мы с Сашкой заняли свободные места.

Буквально через пару минут официантка привезла еду. Сначала на стол был водружён тазик с салатом. Не вру: здоровенное блюдо с моллюсками, рыбой и какой-то не то травы, не то водорослей. Ну очень-очень вкусный салат. Потом перед о мной и Сашкой поставили здоровенные тарелки с отбивными из местной четырёхрогой антилопы с гарниром из картошки, тоже местной. Её фермеры уже выращивают. Ещё тарелочки со всякими закусками.

Официантка поста?вила на стол было апельсиновый сок, но я попросила убрать. Как-то пришлось прятать?ся на складе от местной полиции неделю. Всяких консервов нашлось много, а из питья - только апельсиновый сок, даже воды из-под крана не было. С тех пор даже апельсинов не ем. Взамен девушка предложила "вишнёвку" - вкусное легкое винцо. Мы с Сашкой согласились.

Фёдор с усмешкой смотрел как мы накинулись сначала на салат, а потом на отбивные, запивая "вишнёвкой". Наверное, всё-таки решил, что мы несерьёзные особы, не кушаем медленно, по чуть-чуть, меньше воробья. Потягал бы железяки, как Сашка в своей мастерской, или потренировался часа четыре, как я, посмотрела бы на его аппетит. Но задание есть задание, поэтому он сказал, когда мы стали есть помедленнее:

-Есть небольшой разговор, девочки. Только вот пойдёмте на пляж поговорим, а то здесь... - Он огляделся.

Что да, то да. Пока мы ужинали, кафе наполнилось почти полностью. Почти все места были уже заняты, народ разговаривал, перекрикивая друг друга, играл музыкальный автомат (где Арам его надыбал?). В углу трое поляков-орденцов, изрядно приняв, пытались исполнить свой гимн "Ещё польска не сгинела", но неизменно кто-то сбивался, однако ребята не сдавались и начинали по новой. Я позавидовала терпению окружающих: после пятого раза я готова была убить певцов.

Арам, не стал брать с нас денег: мол, потом сразу за всё заплатите. А про певцов сказал, что они выступают с этим номером как минимум раз в неделю, а то и чаще.

-Когда их нет дней пять-шесть подряд, начинают волноваться: уж не случилось чего? Вдруг поссорились или переводят куда? И вот они появляются, выпивают пару бутылок виски "Одинокая звезда" и начинают петь свой гимн. Правда, дальше первого куплета они так и не продвинулись ни разу. Даже ставки стали делать: пропоют второй куплет или нет.

Мы вместе посмеялись, и я даже поставила на то, что второй куплет польского гимна так и не доведётся услышать. Прихватив пару упаковок пива, я вернулась к Сашке и Фёдору. Тот что-то шептал подруге, положив руку на голую коленку. Сашке явно было неприятно, она пыталась в рамках приличия, то есть без битья бутыл?кой по голове, убрать его руку и отодвинуться. При виде меня Фёдор нехотя отодвинулся.

-Ну что, пошли поговорим?

На пляже я отвела Фёдора Кузьму в сторону.

-Послушай, дядя Федя, Саша - это моя девушка, и если ты не хочешь неприятностей, больше не приста-вай к ней. Это понятно?

-От кого неприятности? - в голосе Фёдора явно прозвучало пренебрежение. Он почему-то считал, что я для него не противник, хоть и знал, что я из спецназа ГРУ, видел, как я стреляю. Правда, он ещё не знал, как я умею драться. И похоже, что таки ему предстояло это узнать.

-От нас обеих, - сказала я. - Ладно, я тебя предупредила, майор, пошли поговорим о твоём.

Наградив меня взглядом "Оно ещё и разговаривает?" , Федор всё-таки изложил мне и Сашке предложение начальства поступить на службу в Русскую армию. Мне в батальон каких-то егерей, выполнявших роль спецназа тут, а Сашке, само собой, в ремонтную службу.

-Русской армии нужны специалисты, хорошие специалисты, - говорил Фёдор. - Вы как очень подходите. Ты Женя, как легенда спецназа, и ты Саша, как гениальный механик. Сделать самой летающий вертолёт и не модельку между прочим, - это всё-таки надо уметь.

Мне это, честно говоря, не очень понравилось. Офицерского звания не точно дадут, всё-таки баба, пусть и легенда. Повесят сержанта и скажут, что ждут, что я оправдаю высокое доверие. Придётся выполнять прика?зы других. Нет, они тоже хорошие специалисты, но я лучше, в чём имела много случаев убедиться. И самое главное - я не буду видеться с Сашкой. Раз в неделю, а то и в две - ну куда это годиться?

А я уже не девчонка-малолетка, писающая от восторга, что её взяли в элиту элит. У меня за плечами и командование группами, ус?пешные задания, и высшие награды Родины. Как представлю себе очередного суперхера, для которого идеальное место для женщины: три "К" - киндер, кухня, кирха. И, что женщина хоть в чём либо может оказаться лучше него - для такого хера абсолютно неприемлемо. И будет доказывать свою "лучшесть" не делом в боевых операциях, а насмехаясь, унижая, оскорбляя. А ответы будут расцениваться как нарушение субординации и соответственно караться. Хватит с меня такого в том мире.

Мы переглянулись с Сашкой. Похоже, у неё тоже подобные мысли промелькнули.

-Предложение очень заманчивое, - сказала я, - только вот мы не можем так сразу согласиться. Мы всего несколько часов как приехали, не успели оглядеться. Давай отложим этот разговор хотя бы до приезда в русские земли. Там и договорим. А пока расскажи о жизни в русских землях.

По роже Фёдора можно было понять, он разочарован отказом глупых баб. Ещё бы, к ним пришли, сдела?ли шикарное предложение, а они почему-то не соглашаются. Но всё-таки не стал возмущаться, а начал расска?зывать. Мы слушали и у меня начали леденеть глаза. У Сашки тоже пальцы забегали по поясу в поисках молотка. Майор повёл рассказ об организации женских консультаций, системы дошкольных учреждений, о приёмах у гинекологов.

-Дурак ты, Кузьма, и уши у тебя холодные. Сашка, пошли, потом как-нибудь прибьёшь придурка.

Нам в спины ударил хохот Фёдора. Сашка обернулась и покрутила пальцем у виска. Видимо, до Фёдора таки дошло, что он слегка переборщил с "рассказом", он встал, догнал нас и начал извиняться.

-У тебя что со спиной? - прервала я Фёдора.

-Два года назад меня в дельте Амазонки тяжело ранили, - рассказал он, - был повреждён позвоночник. Здесь есть такие лекарства, делают из местной фауны, что способны безнадёжного калеку на ноги поставить. Меня вылечили, но кое-какие последствия остались. Так что со спецназом мне пришлось расстаться, был переведён в штаб. С тех пор сижу с бумажками или вот в командировки езжу.

Я только похлопала его по плечу. Что тут скажешь. Мне, однако было хуже. Он был вынужден уйти из-за тяжелейшего ранения и его последствий, а меня "ушли" из-за нехорошей истории, вполне здоровой. Ох меня и колбасило тогда, чуть не спилась. Хорошо, что тогда встретила Сашку.

Фёдор всё-таки уговорил вернуться и почти три часа рассказывал о жизни на Новой Земле, главным образом о Протекторате Русской армии. Впрочем, и о других землях кое-что рассказал: о Московском протекто?рате, Конфедерации, Техасе, Американских Соединённых Штатах, Евросоюзе. Упомянул разок о Кейптауне, куда как-то завернул на пару суток на корабле.

Меня сильно интересовал вопрос наличия разведки-контрразведки во всех этих образованиях. И сильно озадачилась, когда выяснилось, что организованы такие службы только в двух местах - в Ордене и в Протекторате Русской Армии. Во всех остальных анклавах всё на уровне школьной самодеятельности, личная инициатива, не более. И с уходом таких руководителей, исчезают архивы, пропадают агентурные сети, всё приходится начинать по новой. И никого такая ситуация не волновала.

Для меня это было дико. Любой человек, не говоря уже о фирмах и организациях, имеет секреты, и не хо?чет, чтоб другие их знали. Что уж говорить о местных протогосударствах, они обязаны такие структуры иметь. Но дальше организации местных шерифов дело не шло. Фёдор разъяснил:

-Дело в том, что тут государства создаются как надстройка над гражданским обществом, и граждане не желают их усиления. Плюс, против и Орден, не желая чрезмерного усиления этих государств. Кроме того, все эти анклавы находятся под тем или иным контролем Ордена, кто больше, кто меньше, но контроль есть. Не забывай, что Орден контролирует доставку всего из-за "ленты" и очень легко это обрубить это строптивцу. Протекторат же Русской Армии был вынужден создать государство со всеми структурами просто потому, что иначе было не выжить против чеченов и бандитов. До сих пор они вторгаются, грабят, убивают, похищают людей. Это сейчас им укорот дали, а раньше они даже целые крепости строили на нашем берегу Амазонки, приходилось оса?ждать ихние бастионы.

-Весело вы живёте, - усмехнулась я. - Ладно, уже, - я взглянула на часы, - почти двадцать три часа, а зав?тра рано вставать.

-Хотите завтра же уехать? - спросил Фёдор.

-А что тут делать? - удивилась я. - Похоже, ни я, ни Сашка не заболели от прививок, так чего время тут терять? Тем более, что уже конец седьмого месяца, скоро сезон дождей, а нам надо где-то устроиться ещё.

-Я это к тому, что вы зря торопитесь, - усмехнулся Фёдор. - Ты забыла, что сутки здесь тридцать часов и до полуночи ещё семь часов. И до утра не менее восьми, а раньше восхода солнца вас никто не выпустит. Так что возможности выспаться у вас ещё масса.

-Ты её не знаешь, - фыркнула Сашка, кивнув на меня. - Иногда она устраивает себе "день лентяя", так способна сутки дрыхнуть. Только матом посылает, когда будить пытаешься.

--Во-первых, это было всего пару раз, - сварливо ответила я, - во-вторых, послушала бы я тебя, когда после пяти бессонных суток тебя попытались будить.

-И как, поспать удалось? - спросил Фёдор.

-После очередной попытки разбудить, - хихикнула я, - перестала. Но фингалом светила аж целую неделю. Ладно, пошли в этот "хотЕл". А то здесь уже свежо становится. У тебя, Федя, какая никакая а куртка, а у нас с Сашкой одни ма?еч?ки.

Переместились в бар "Рогач", я заказала для нас с Сашкой кофе, а Фёдор предпочёл чай, объяснив, что здесь чай растёт препаршивый, обходятся всякими душистыми травами, и попить настоящий заленточный чай - это редкое удовольствие.

Ещё я спросила у Арама на счёт курева. Мой запас не бесконечен, так что стоило побеспокоиться. К мое?му удивлению, Арам выставил аж четыре коробки с сигарами разных сортов, сказав, что сигареты здесь поче?му-то очень получаются паршивые, а сигары - наоборот, очень хорошие. Я взяла по сигаре из каждой коробки на пробу. Сашка неодобрительно покосилась - она не курила и требовала, чтобы я выходила со своими сигарами из помещения.

Мы устроились с кофе на веранде. Фёдор начал расспрашивать о нашей жизни в современной России, мы с Сашкой вяло отвечали. Устали всё-таки. Долгий переезд до московских ворот, потом сам переход - та ещё нервотрёпка. Да и здесь треволнения. Где-то через час мы откланялись и поднялись в свой номер.

-Что думаешь, подруга? - спросила Сашка.

-О чём именно? - просила я, выпуская в открытое окно струю дыма. - Вот, хорошие сигары, знаешь. Надо будет коробку взять.

-Бросала бы ты своё курево, - поморщилась Сашка.

-Обязательно, - кивнула я, - сейчас докурю и брошу. О чём ты хотела спросить?

-Что думаешь о дне прошедшем?

Это у нас такая уже традиция: каждый вечер Сашка спрашивала о моих впечатлениях за день и делилась своими. Сначала я даже думала, что она подсмеивается на до мной, но потом убедилась, что действительно ей интересно моё мнение. Да и сашкины суждения далеко не глупость. Порой даже наши планы в ходе обсуж?дений менялись.

-Во-первых, другой мир, как оказалось, есть, - сказала я. - Это факт.

-Шо да, то да! - подтвердила Сашка.

-Что ещё? Свободная продажа оружия, - сказала я. - Ты меня обвиняла, зачем я тащу целый арсенал. Как оказалось, не зря. Если даже не считать бандитов, то есть твари, против которых охотничье оружие не тянет. Тот рогач, чья черепушка украшает вход в бар, конечно, исключительное явление, но его собратья пусть размерами и меньше, но явно не менее опасны. Большая гиена, крокодилы, каменные вараны, - загибала я пальцы, - всякие свиньи, змейсы, пиявсы, - вспомнила я Толкиена. - Против них только крупный калибр и поможет.

-Ты хочешь по рогачам из "шмеля" стрелять? - усмехнулась Сашка.

-"Шмель" как раз против бандитов, - ответила я. - Всех ситуаций не предусмотришь. Не пригодиться и ладно. Хуже было бы, если потребуется, а его не будет. Помнишь, как ты ругалась, когда огнемёт склепала? А когда использовали по назначению, была рада, что всё-таки он был.

Был такой эпизод в нашей биографии, когда схлестнулись с чеченскими бандитами. Они сдуру сунулись в катакомбы под городом и... Не знаю, что там Сашка намешала, но горели даже камни. В общем, мало "воинам ислама" не показалось.

Тут в дверь номера тихо постучались. Мы с Сашкой переглянулись. Кто-то опять постучал. Сашка вскочи-ла, накинула халатик и приоткрыла дверь. В щель сразу попытался протиснуться Фёдор, явно сильно поддатый и размахивающий здоровенной бутылкой.

-Девчонки! - шипел он. - У Арама я такой коньяк нашёл! Армянский!!!

Сашка глянула на меня, я кивнула. Одним толчком выпихнув Фёдора в коридор, Сашка вышла сама. Слы?шались только звуки ударов да охи Фёдора. Когда она вернулась, я поинтересовалась:

-Ты ему ничего не сломала? - Рука у Сашки была тяжёлая.

-Да не! - отмахнулась Сашка. - Пара фингалов останется и всё. Я его нежно била, ласково.

Видела я как-то, как била Сашка "неласково". На нас тогда банда гопников напала. Часть я отмутузила, а двоих Сашка отоварила. Выбитые зубы, сломанные челюсти, поломанные руки, сотрясение мозга... хотя нет, мозгов у них не было, иначе бы обошли стороной. Кошмар на улице Тополиной.

Минут через десять к нам зашли охранники и приволокли побитого Фёдора. Мол, жаловаться будете?

-Не, - ответила Сашка, - просто камрад лишку принял, вот и потребовалось несколько аргументов для вразумле?ния. Сейчас проспится, а утром будет окей. Самому будет стыдно.

Не успели убраться орденцы - снова стук в дверь. Сашка уже в озверении искала что-нибудь тяжёлое и корявое. Жестом успокоив подругу, я открыла дверь. Это оказался хозяин, Арам. Он принёс свои извинения, узнал, не нужно ли что-то и откланялся. Закрыв за ним дверь, я сказала:

-Если ещё кто постучит, я его самолично с лестницы спущу!

И как бы в ответ, в дверь постучали. Я рванула дверь, но за дверью оказалась Катя. Я её усадила, Сашка налила стакан сока. Девочка пожаловалась на условия, что зять с сестрой, всё никак не успокоятся, проклинают тётю Женю за жадность. Часы, кстати, этот сволочь отобрал, добавила Катя и показала руку с царапиной. Она после этого убежала, долго бродила по базе и, наконец, решилась прийти ко мне, потому что больше не?куда, заявила девочка.

-Он ещё в последнее время ещё и щупать стал во всех местах, - девочка сильно покраснела и отвела глаза. - Я себя такой грязной чувствую...

-М-да... - мы с Сашкой переглянулись. - А сестра что?

-А сестра, когда я пожаловалась, по щекам отхлестала, чтобы я не наговаривала на её мужа. Я к ним больше не вернусь! Не прогоняйте меня...

Похоже, что Катя вернётся к сестре и зятю лишь связанной. Мы с Сашкой переглянулись, и я вздохнула:

-Ладно, иди умойся и ложись спать.

Не успела Катя выйти, как в дверь опять постучали. Я вздела глаза к потолку и тихо зарычала. Сашка взве?сила в руке стул: достаточно ли тяжёл. Я открыла. Это оказался Арам, который беспокоился о Кате, потому что заметил, как она поднималась наверх. Я заверила, что с девочкой всё в порядке, сейчас моется, а потом уложим спать. Удовлетворённый Арам откланялся. Достав листок бумаги, я нарисовала череп, пронзённый кинжа?лом, и написала: "НЕ СТУЧИ! УБЬЮ!!", и прикрепила его снаружи. Больше нас никто не беспокоил и мы смогли спокойно уснуть.

Проснулась я в темноте. Под боком сопела Катя, обхватив меня руками и ногами. Наверное, чтобы я не пропала внезапно. Освободившись, от её захвата, я глянула на часы: 02:27. М-да, почти пять часов. Устала я вчера, значит.

Чтобы выспаться, мне достаточно всего четырёх часов, приучила себя в спецназе. Пробовала обойтись и меньшим, но отрядный Айболит отговорил. Мол, просто будет накапливаться усталость, и в самый неподходя?щий момент организм может подвести. Я послушалась. Вообще, очень умный и знающий специалист с громадным опытом, больше тридцати лет наблюдал за спецназёрами, лечил их болячки, защитил несколько за?крытых диссертаций. Я потом по многим вопросам с ним консультировалась, хотя и знала, что наши беседы писались и подшивались в моё дело. Что поделаешь, таковы условия службы были. Это всё-таки воинское суперэлитное подразделение, а не бригада ассенизаторов.

-Ты куда? - пробормотала Сашка, открыв один глаз.

Вот же чутко спит! Рядом могут сваи забивать, Сашка сопит в две дырочки. Но стоит мне встать, как она просыпается.

-Пойду наружу, позаниматься надо, - успокоила я, - а то уже несколько дней пропустила. Спи, до рассвета ещё часов шесть.

Но я знала, что Сашка больше не уснёт. Покрутится, поёрзает и максимум через полчаса пойдёт искать меня. Много раз это было.

Спустившись вниз, я застала в баре Арама, который вяло протирал и без того чистые стаканы. Это, как я заметила, в любой стране мира бармены стаканы трут, когда делать нечего.

-Доброй ночи! - приветствовал он меня. - Не спится?

-Доброй ночи! - ответила я. - Я уже выспалась, в армии привыкла немного спать.

-Чай, кофе? - предложил Арам.

-Лучше холодной воды, - попросила я. - А кофе после занятий.

Взяв бутылку ледяной воды, которую Арам достал из холодильника, я вышла на площадь с фонтаном. Углядев удобную аллейку, я там сначала минут пятнадцать разогрелась, а потом стала отрабатывать комплексы по рукопашному бою. Некоторые приходилось повторять по пять-шесть раз, чтобы убрать появившиеся шероховатости. Под конец я достала из кармана плотную повязку, завязала себе глаза и стала отрабатывать бой вслепую.

И тут сзади и спереди я услышала осторожные шаги. Двое уродов решили, что я с повязкой на глазах совершенно беспомощна. Я их припомнила: один чернявый, с большим шнобелем, второй русый, с плоской рожей, весь вечер сидели в баре с бутылкой виски. И ещё: позади того, кто подкрадывался сзади появилось ещё трое. Они остановились и стали ждать. Похоже, это был орденский патруль, парни решили насладиться зрели?щем и вмешаться лишь в последний момент.

Один из парней окликнул меня, а второй бросился на спину. В последний момент я увернулась и придала ему ускорением пинком под зад. Тот не успел затормозить и врезался в своего кореша, оба с матами повалились на дорожку.

-Ах ты сука! - завопил тип со шнобелем, вставая и кидаясь на меня.

Зря он поторопился. Я опять уклонилась от него и подсекла ноги. Как он шлёпнулся рожей о плитку! Второй стал прыгать, изображая боксёра. Ну и получил сначала удар берцем между ног, а потом, когда он скор?чился от дикой боли в промежности, ещё удар берцем в челюсть. И улетел куда-то за кусты. Но недалеко, дерево прервало полёт.

-Стоять! Не шевелиться! Не двигаться! - опомнились орденцы из патруля.

Я замерла, подняв руки. Подбежавшие парни заломили руки за спину, стянув пластиковым жгутом.

-Повязку снимите, пожалуйста! - попросила я.

-Что?! - охренели парни. - Ты дралась вслепую?!

Один снял повязку, другой разрезал жгут. Третий скрутил валявшегося на земле незадачливого насильника. В это время из кустов вышла Сашка, волоча за шиворот второго.

-Ша, парни! - Сказала она. - Моя подруга не виновата! Я всё видела!

-Да мы поняли, - ответил высокий блондин. - Вряд ли девушка с завязанными глазами могла напасть на двоих парней.

-Вы ещё и видели, - усмехнулась я. - Затаились у входа в аллею и глазели. Но я не в обиде, - успокоила я орденцов, - тренировка получилась на славу. Даже удалось проверить, - я хихикнула, - в условиях, приближён?ных к боевым.

-И где же тебя такому научили? - спросил один из орденцов.

-Есть ещё заповедники, - хмыкнула я. - Саш, пошли?

Подойдя к фонтану, я, стащила тельняшку и, перегнувшись, чуть ли по пояс погрузилась в воду. Хорошо! Подобрав с бортика полотенце, я вытерла голову и растёрла тело. Стоявший на крыльце Арам аж выронил от удивления стакан пива. Тут ко мне подско?чила Сашка и набросила на плечи куртку.

-Женька! С ума сошла? Сеанс стриптиза устроила!

Я вернула Сашке курточку, в которой едва не утонула, и натянула майку.

-Всё хорошо, подруга. Вот сейчас Арам рот закроет и угостит нас своим кофе.

Потрясённый Арам захлопнул рот и скрылся в мотеле. Мы с Сашкой, хихикая, отправились следом. Арам уже налил нам две чашки и выставил блюдо с пирожными.

-Ну ты даёшь! - высказался наконец он. - Кто-кто, но на тебя бы подумал в последнюю очередь!

-Что поделаешь, - пожала я плечами. - В спецназе немного другие нормы. Когда неделями бродишь среди враждебного населения, не зайдёшь же в какою-нибудь гостиницу: "Здравствуйте! Мы русские диверсанты! Нам надо помыться и отдохнуть!" Тёмный народ, не поймут-с! Так что приходилось тайком мыться. Пятеро стерегут, с автоматами наизготовку, шестой шустро моется. Если всё спокойно, меняются, а нет - быстро-быстро линяют. Однажды, помню, - я хихикнула, - парень даже одеться не успел, так и чесал с голой задницей. Слава Богу, смогли уйти, но потом долго над ним хихикали.

Сашка, Арам и подошедшие патрульные, оттащившие побитых насильников в медчасть, засмеялись.

-Ладно, спасибо за угощение, - я посмотрела на пустое блюдо и довольную сашкину мордаху. - Мы через полчаса спустимся, можно завтрак? Яичницу с колбасой.

-Сколько яиц? - спросил Арам.

-Думаю, штук десять... Нет, давайте пятнадцать, - сказала я и пояснила, видя удивление. - Принцип у меня такой: уходишь надолго из дома, обязательно плотно поешь. Бог знает, когда потом перекусить придётся.

-Ну, это в спецназе...

-У меня случалось и в городе целый день не евши и не пивши. Так что лучше стаканом сока не ограничи?ваться. Здоровее будешь.

-Девушки стараются быть стройными, - заметил кто-то из орденцов.

-Скорее тощими, - ответила я, - как глиста в корсете. Сашка, пошли, пирожные кончились.

Сашка покраснела и поспешила за мной.

-О чём задумалась? - спросила я, поднимаясь по лестнице.

-Судя по тому, что рассказывал нам Фёдор Кузьма, бандитов не просто много, а очень много, - начала подруга. - Так вот, я думала, чтобы сделать несколько маленьких БЛА, которые должны лететь перед машинами в километрах пяти и передавать картинку прямо на монитор.

-Идея хорошая, - согласилась я, входя в номер. - Доброе утро, Катя! Иди мойся, а мы пока соберём вещи. Потом завтракать и в путь! Так вот, если бы мы шли пешком, то лучше и не надо. Но сколько надо машинам, чтобы преодолеть эти несколько километров? А багги? Не успеешь остановить колонну, как будешь атакован. Нужен хороший БЛА, чтобы мог часами висеть в километрах двадцати - двадцати пяти впереди, сзади или сбоку.

-Да? - Сашка полезла в затылок пятернёй.

-Но об этом будешь думать в Порто-Франко, - сказала я, - а сейчас будем готовиться к поездке в этот населённый пункт. Чую, что без приключений не обойдётся.



Дерюгин Василий Евгеньевич Амазонки | Амазонки | ГЛАВА 2