home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Из журнала Константина Вербина

Маленький Филипп удивленно смотрел на меня.

— Да, я убегал от гувернера в парк, — признался он, — но я ничего не видел!

— Ты хорошо подумал? — взволновано спросил Мервин. — Ты ничего не забыл?

— Нет, клянусь! — воскликнул мальчик. — Я знаю, что Вербин ищет убийцу… Мне очень жаль, что я ничем не могу помочь! Я был бы рад стать свидетелем!

Мальчик говорил правду. Мы не стали его донимать боле и отпустили играть.

— А что Смерницкий? — испугано спросила Дарья. — Если он убийца несчастной девушки, как призвать его к ответу?

— Всему свое время! — ответил я задумчиво.

Я покинул временное пристанище друга. В парке водяное общество судачило о случившемся. Одни обвиняли Смерницкого в убийстве, другие — Вдовина в клевете. Вскоре я столкнулся с возмущенным Смерницким.

— Дрянной мальчишка Вдовин! — возмущенно воскликнул он. — Я не спущу ему гнусную клевету! Он пожалеет, что на свет родился, негодник-карьерист!

Общественный обвинитель постучал тростью о парковую дорожку.

— Уж я с ним поквитаюсь! — повторил он.

На этом наша беседа завершилась.

Не долго думая, я решил нанести визит Вдовину. Меня встретила его встревоженная маман. Признаюсь, от ее взора я испытал необъяснимый страх. Она была, несомненно, властной женщиной перед которой растерялся бы даже самый свирепый дитя гор.

— Мой сын никого не принимает! — сурово произнесла она.

— Простите, но речь идет об убийстве, — попытался возразить я, — вашему сыну может грозить опасность…

— Мой сын будет в безопасности, ежели вы не будете донимать его вопросами! — возразила госпожа Вдовина.

Она взглядом указала мне на дверь. Я не посмел спорить. Признаюсь, я испытал душевное облегчение, избавившись от взгляда тяжелой женщины.


Утром нас ждала шокирующая новость. Смерницкий застрелился ночью в парке. Его тело нашли утром подле одной из парковых скамеек. Судя по запаху, перед смертью он выпил немало местного вина.

Я пребывал в замешательстве. Прогулка на пикник с Мервиными оказалась как нельзя кстати. Маленький Филипп не отходил от меня ни на шаг. Когда его опекуны отправились прогуляться к одному из утесов, дабы взглянуть на открывающийся ландшафт, Филипп, бросив ловлю бабочек, серьезно по-взрослому произнес:

— Вчера ночью я был свидетелем!

— Простите, молодой господин… — недоумевая произнес я. — Давайте по порядку.

— Этой ночью я решился начать воспитывать в себе храбрость, — произнес мальчик, опустив взор, — когда Арни, мой гувернер, уснул, я выбрался в ночной парк… Там я увидел, как убили господина Смерничкого.

— Значит, его убили? — переспросил я.

— Его убили, — уверенно повторил Филипп, — какое-то чудище, похожее на ожившего мертвеца… Я так испугался, что даже не мог закричать, у меня в горле пересохло от ужаса… Мне до сих пор страшно…

Я погрузился в размышления. Неужто наш Карл обратил внимание на повторяющуюся историю и решился на самосуд… Возможно, он хотел предотвратить смерть мальчика…

— Прошу вас, не говорите дядюшке, — взмолился мальчик, — мне не страшно наказание за непослушание, я боюсь, что он примет мои слова за выдумку… Он не поверит, что я видел монстра! А вы мне верите?

— Конечно, я вам верю, — ответил я, пожав мальчику руку, — только обещайте, что никогда больше не будете воспитывать в себе храбрость в ущерб воспитанию дисциплины…

— Обещаю, — горячо произнес Филипп.

Полагаю, после пережитого ужаса ребенок боле не станет убегать по ночам.

— А монстр видел вас? — поинтересовался я.

— Не знаю, — испугано ответил мальчик. — Вы думаете, он захочет убить меня?

— Не бойтесь, я никому не позволю вас убить! — пообещал я.

Мои слова прозвучали ободряюще, и мальчик улыбнулся.

Домой я ехал в раздумье, мысли беспокойно метались, не давая сосредоточиться… А вдруг мой добрый приятель Мервин решился на преступление, после смерти мальчика он получит его состояние… а если его милая супруга задумала неладное? Но причем тут смерть простой девушки и часы судьи?


Утром ко мне прибыл посыльный от Мервина, мой приятель умолял меня спешно приехать.

— Сегодня ночью нас разбудил крик Филиппа, — испугано говорила Дарья.

— Когда мы прибежали, в комнате никого не оказалось… но окно было открыто! — завершил супруг ее нервную речь.

— Кто первым прибежал на крик? — спросил я.

— Это была я, — ответила Дарья, — потом гувернер Арни, он спит так, что его из пушки не разбудишь, — возмущенно заметила она.

— Филипп говорит, что ему всего лишь приснился кошмар, — сказал Евгений, — но я чувствую, что мальчик сильно напуган… Может, вы сумеете его разговорить…

— Он восхищается вами! — добавила Дарья.

Я вошел в комнату Филиппа. Мальчик радостно бросился мне навстречу.

— Что за приключения, господин Мервин? — спросил я серьезно.

— Сегодня ночью ко мне в комнату пролез монстр, — шепотом произнес мальчик.

— Через окно?

— Нет-нет, — спешно перебил Филипп, — злой монстр вошел через дверь, но вдруг в окно влез добрый монстр и схватил его… Этот монстр спас мне жизнь…

Я опустился в кресла, тщетно пытаясь сосредоточиться.

— Я никому не говорил, все решили бы, что я выдумщик! — добавил мальчик.

— Любопытно, а кто из них убил господина Смерницкого… — пробормотал я.

— Злой монстр — убийца, я его сразу узнал… Он совсем не похож на доброго монстра, тот высокий и сильный, а злой монстр маленький и худой…

Внезапно разбросанные фрагменты собрались в общую картину.

— А вы могли бы ради справедливости признаться, что той ночью гуляли по саду? — спросил я. — Вы готовы, несмотря на наказание дядюшки, стать свидетелем преступления?

— Да, я готов, — ответил мальчик серьезно, — но никто не поверит в монстра…

— А мы скажем, что это была маска убийцы, — ответил я.

— А-а! Маска! Все верно! — воскликнул мальчик. — А я уже считал себя ненормальным!

Он вздохнул с облегчением.

— Значит, и мой спаситель был в маске?

— Именно так, — ответил я, довольный, что легко нашел объяснение монстру Франкенштейна.

— А я смогу стать сыщиком? — спросил Филипп.

— Непременно! — без тени сомнения ответил я.


Юрьев, подполковник кавказского жандармского округа, прибыл к вечеру.

— Надеюсь, вы быстро найдете разгадку смерти Смерницкого, — произнес он важно, — ничто не может поколебать мою уверенность в том, что мы имеем дело с убийством!

— У меня уже есть некоторые соображения, — ответил я, — Смерницкого убил Вдовин…

— Неужто тихоня оказался столь опасен? — Юрьев недоумевал.

— Тихоня оказался карьеристом, способным на все. Нередко именно неприметные тихони совершают те злодейства, которые привели бы в ужас несдержанного бунтаря. Сначала Вдовин убил девушку, подбросив на место убийства часы Смерницкого, который тот обронил у колодца, — пояснил я. — Вдовин хотел бросить тень на репутацию Смерницкого, который чинил препятствия его карьере, а потом представить его смерть за самоубийство опозоренного человека.

Я не стал говорить о видении Аликс, которая видела Вдовина, нагнувшегося над трупом, с часами Смерницкого. Она решила, будто Вдовин поднял часы, а на самом деле он собирался их подложить.

— А потом злодей убил Смерницкого и выдал его смерть за самоубийство! — продолжил Юрьев мою мысль. — Но, черт возьми, возможно ли найти убедительные доказательства?

Юрьев был один из многих, кто невзлюбил Вдовина, поэтому с радостью поддержал мои умозаключения.

— У нас есть свидетель, мальчик, видевший, как человек в жуткой маске застрелил Смерницкого, — ответил я.

— В маске, мог быть кто угодно, — сокрушался разочарованный Юрьев, — но я уверен, что это Вдовин, он мне никогда не нравился… Позвольте узнать, как вы догадались?

— Все дело в мотиве убийства. Кроме Вдовина ни у кого на водах не было причины убить Смерницкого, причем выставив его в столь неприглядном свете, — ответил я. — Потом он пытался убить маленького свидетеля. Вдовин, как и Мервины, остановился в доме Ребровых. Нередко господа не запирают входные двери, поэтому злодею не составило труда проникнуть в их покои… но мальчик проснулся и закричал… Возможно, его крик спугнул убийцу.

Я умолчал о схожей истории Карла, которая дала мне весомую подсказку.

— Как же нам обвинить Вдовина? — вздыхал Юрьев.

— Водяное общество сделает за нас свое дело, — ответил я, — спустя несколько дней вы получите возмущенное письмо от начальства, почему убийца разгуливает на свободе!

Обычно серьезный Юрьев рассмеялся.

Если бы, действительно, было так просто. Вполне возможно, покровители Вдовина сумеют пресечь сплетни, но возможен и иной вариант — покровители отрекутся от него.

— Позвольте теперь мне задать вам вопрос, зачем за семьей Мервиных следил Грачев? — поинтересовался я.

— Мы получили письмо, в котором говорилось, что Мервиным угрожает опасность, — ответил Юрьев, — интересно, кто мог догадаться?

Неужто опять Карл?





Из журнала Александры | Прошлое Монстра | Из журнала Александры