home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



76. Сюрприз

И вот что я увидел, когда в конце концов разместился среди деревьев так, чтобы видеть происходящее у памятника: первым делом увидел я сержанта Катка — он стоял, держа в руке фонарик.

А я стоял, укрытый деревьями, и пялился на него.

Вот кого я совершенно не ожидал здесь увидеть. Меня как громом поразило. Что, к дьяволу, тут происходит?

Дальше я увидел шею и его пивохлещущую госпожу — пристегнутых друг к другу парой наручников. У шеи был очень несчастный вид. Богатая блондинка смотрелась так, словно ей настоятельно требуется пиво, что в ее случае означало — целый ящик.

Каток полностью владел ситуацией.

Он с ними разговаривал.

— Я хочу знать одно: почему вы убили девушку, а потом пытались украсть ее тело из морга? Когда вы ее убили, могли бы забрать тело с собой. Какой в этом смысл? Мне такое непонятно. Вас из-за кражи этого тела и сцапали.

— Нам нечего сказать, — сказала шея.

— А кто сказал, что я хочу услышать тебя? — сказал Каток. — Я разговариваю с дамой. Это она правит тут балаганом, поэтому ты держи рот на замке, или я сам об этом позабочусь.

Шея открыла было рот, но потом передумала. Присутствие сержанта Катка порой так действовало.

— Ну, дамочка, скажите мне правду, и я облегчу вам жизнь. Никому нет особого дела до убитой шлюхи. Самое большее, оно может стоить вам нескольких лет, если будете со мной откровенны.

Каток ждал.

Наконец блондинка заговорила, сначала облизнув губы.

— Слушай, жирный лягаш, — сказала она. — Во-первых, эти наручники слишком тесные. Во-вторых, я хочу пива. В-третьих, я богата, и мне и так уже легко. И в-четвертых, ты ничего не можешь доказать. У тебя есть лишь цепочка косвенных улик, которую мои адвокаты сдуют, будто летним ветерком. После того как тебя вызовут давать показания и мои адвокаты с тобой разберутся, департамент полиции уволит тебя на пенсию как умственно отсталого. Либо так, либо следующим твоим назначением будет убирать за лошадьми в полицейских конюшнях. Тебе стало яснее?

Никто никогда раньше не называл сержанта Катка жирным лягашом.

Он стоял и не мог в это поверить.

Он сделал свою ставку, и теперь ее вызвали.

— Обдумай, — сказала она. И глянула на свое закованное запястье с весьма изысканным выражением раздражения. После чего посмотрела сержанту в глаза. И взгляда уже не отводила.

А я только стоял, словно в кинотеатре, и наблюдал, как все это разворачивается прямо перед моим взором. Цена билета — всего лишь съездить на кладбище в полночь, в угнанной машине, прострелив ногу негру, потом заехав домой и выгрузив труп убитой проститутки себе в холодильник.

Вот и все.

— Я думаю, вы блефуете, — сказал сержант Каток.

— Ты же не такой дурак, каким выглядишь, — сказала богатая блондинка. — Ты знаешь, каково это — четверть века конского навоза?

Сержанту требовалось это обдумать. Каток был детективом очень ловким, но тут встретился с ровней. Козырей в рукаве у него больше не осталось.

Жалко, что я стоял далеко и не слышал, какие улики выкладывал им сержант Каток. Так бы я хоть понял, что происходит. А теперь у меня не было ни малейшего понятия. Я оставался в полной темноте.

Меня поразило, что я увидел там сержанта Катка. Как, к чертям собачьим, он обнаружил, где мы должны встретиться? Уму непостижимо. Я ожидал, что могу увидеть шею и его богатенькую подружку, но сержанта — ни за что на свете.

Потом Каток медленно покачал головой и полез в карман за ключами от наручников. Подошел и освободил шею и блондинку. Это ему явно не понравилось.

Богатая женщина потерла запястье и посмотрела на сержанта как бы даже сочувственно.

— Попробовал — и будет, — сказала она.

Шея зарычала.

Ей нравилось оказаться сверху.

— Заткнитесь, мистер Кливленд, — сказала блондинка.

Шея перестала рычать и превратилась из медведя в агнца.

— Что ж, — сказал сержант Каток. — Всех победить невозможно. По крайней мере, если уж проигрывать, то настоящему шику.

Светская дамочка улыбнулась служителю закона.

Шея, стараясь угодить хозяйке, улыбнулась тоже. Но ее постиг жалкий провал. Ее улыбка напоминала козырек кинотеатра, рекламирующий фильм ужасов.

— Как насчет пива, сержант? — улыбнулась блондинка. — Там на обратном пути по дороге есть таверна. — И она протянула ему руку.

Каток несколько секунд эту руку разглядывал, а потом хорошенько, дружески потряс.

— Еще бы, — сказал он. — Пошли выпьем пива.

— Да-а, ну и сюрприз его ожидает.


75.  На кладбище войдем мы | Грезы о Вавилоне. Частно–сыскной роман 1942 года | 77.  Прощайте, $ 10 000