home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



55. Холодная бессердечная наличка

Мы вернулись в «кабинет» Колченога — комнату для вскрытия. Войдя туда, Колченог несколько секунд постоял перед небольшим стенным ледником для мертвых людей. Это был мини-холодильник, в котором хватило бы места четырем трупам. Остальных жмуриков держали внизу, в большой камере холодного хранения. А те, кого хранили наверху, были особыми. Не знаю почему. Так и не спросил. Мне все равно.

Я думал, Колченог проверит ледник, не пропал ли кто оттуда, но он подошел к столу, сел и вытащил из пакета сэндвич. Мне он махнул в направлении кофейника, стоявшего на плитке.

— Налей себе, — сказал он, кивнув на судебно-медицинскую мойку, рядом с которой помещалось несколько чашек. — Да и мне заодно. А я сэндвич съем, пока не остыл.

— А как же пропавшее тело? — спросил я по пути к судебно-медицинской мойке за чашкой.

— К тому времени, как сэндвич остынет, оно вряд ли вернется. Я ж не для того покупал себе горячий сэндвич, чтобы есть его холодным. Понимаешь, о чем я?

— Ага, — ответил я. — Понимаю. Мне просто интересно, кому понадобилось красть тело из морга.

— Я тебе уже сказал. — Колченог откусил бекона, латука и помидора — БЛП, старая добрая композиция. Слова его завязли в сэндвиче, но я их все равно разобрал. — Упыри, — повторил он. — Но почему же, к дьяволу, им не взять тело с кладбища? Зачем им мое понадобилось?

— Может, хотели свежего, а не черствого? — предположил я.

— Логично, — сказал Колченог. — Как бы. Наверное.

Я налил две чашки Колченогова кофе и отхлебнул из одной. Жидкость шарахнула мне по вкусовым почкам, и я скривился. Его кофе действовал, как удар бейсбольной битой в зубы.

— Таким кофе мертвецов можно воскрешать, — заметил я.

— Не думай, что я об этом не думал, — сказал Колченог. — Особенно ту поблядушку, что привезли сегодня утром.

— Ты про ту, которую собирался ебать, когда я заходил? — уточнил я.

— Я не собирался ее ебать, — ответил Колченог. — И откуда ты мысли такие берешь? Сказал бы просто, что я поклонник человеческого тела. Мне нравятся его контуры и линии.

— То же самое, но другими словами, — сказал я. — С моей точки зрения, ты примерно через пять секунд готов был ее покрыть.

— Слушай, напомни, что ты вообще здесь делаешь? — осведомился Колченог, меняя тему.

— Я тебе уже сказал, — сказал я. — У меня к тебе деловое предложение. Можешь немного денег получить.

— Что значит — можешь получить? — спросил Колченог. — Немного денег ты мне уже должен. Когда возвращать собираешься? Меня наличка интересует.

— Прямо сейчас, — ответил я и сунул руку в карман. Я знал, что следует вернуть ему долг, прежде чем переходить к дальнейшим деловым операциям. — Вот сотня, — сказал я, и эта реплика мне очень понравилась. — Теперь ты мне должен, Хранитель Мертвых Людей.

Колченог не поверил сотенной купюре, зажатой в его липком кулаке. Смотрел на нее, как на чудо. Вдруг передо мной оказался очень счастливый Колченог.

— Должно быть, настоящая. Я знаю, что это не мираж, я же чувствую ее у себя в руке. Что за деловое предложение? — спросил Колченог. — Мне еще такие штуки нужны. Я точно знаю, где их тратить.

— Там, откуда она взялась, есть еще двести долларов, — сказал я.

— Ура! — сказал Колченог. — Что я должен делать?

— У тебя же есть машина, правда? — спросил я.

— Ага, старый «плимут», — подтвердил Колченог. — Сам знаешь эту машину. А что?

— Хочу ее у тебя одолжить, — сказал я.

— Считай ее своей, старина, — сказал Колченог. — Где двести? Легче денег я еще не зарабатывал.

— Это не все, — продолжал я. — Мне нужно кое-что еще. Я хочу положить это кое-что в багажник.

— Я тебе помогу, — сказал Колченог. — Капуста где?

— А ты не хочешь узнать, что я хочу положить в твой багажник? — спросил я.

— За двести долларов мне все равно, что ты положишь в мой багажник, — ответил Колченог. — Я помогу. Я твой. Где оно?

Он не сводил счастливых глаз с сотни долларов у себя в руке.

— Здесь, — сказал я.

— Где? — Колченог поднял взгляд.

— То, что я хочу положить в багажник, прямо тут, — сказал я.

Колченог встал в тупик. Он поворочал эту мысль у себя в мозгу. Много времени не потребовалось. Я уже видел, что он мысленно приближается к тому, чего я хотел. И вот — прибыл.

— Что, к дьяволу, тут вообще происходит? Ты же не думаешь то, что, я думаю, ты думаешь? — сказал Колченог. — Нет — двое за одну ночь? Скажи, что я не прав.

— Ты прав, — сказал я. — Это странный мир. Меня наняли стащить жмурика, и тело, которое им нужно, у тебя здесь.

— Да зачем же им мертвое тело? — спросил Колченог.

— Им одиноко, наверное. Не знаю, — ответил я. — Это их дело, и мне все равно, если на меня с ладони будут смотреть продолговатые зеленые бумажки. Тебя две сотни по-прежнему интересуют?

— Конечно, — сказал Колченог. — Плевать. Одного трупа сегодня мне уже не хватает, а за него я не получил ни цента, ни даже спасибо. Отсутствие двух тел объяснить так же просто, как и одного. Я весь твой. Дай мне взглянуть на две сотни да иди выбирай.

Я отдал ему две сотни.

Колченог был в экстазе.

— Выбирай, — повторил он, величественно помахивая рукой, содержащей деньги. — Выбирай. Можешь взять кого хочешь.

— Мне жаль, что придется прервать твой роман, — сказал я. — Надеюсь, сердце я тебе не разобью, но ее заменит кто-нибудь другой. Женщины все время умирают.

— О нет, — сказал Колченог. — Только не ее. Она моя любимица.

— Прости, дружище, — сказал я. Он покачал головой.

— Я сам тебе ее достану, — сказал он.

— Ты меня удивляешь, — сказал я. — Продаешь свою миленькую за холодную бессердечную наличку. Как ты можешь?

— Легко, — ответил Колченог. — Она тоже бессердечная. Пока тебя не было, мы провели ей вскрытие.


54.  Упыри | Грезы о Вавилоне. Частно–сыскной роман 1942 года | 56.  Время все раны лечит