home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



43. Жареная индейка с подливкой

У радиостанции я прибыл без десяти шесть. Мне хотелось не опаздывать, чтобы показать: я надежный частный сыщик, которому есть чем заняться и помимо грез о Вавилоне.

Перед радиостанцией больше никого не было.

Мой клиент, кем бы он ни был, еще не подъехал.

Мне было очень любопытно, кто именно появится.

Я не знал, мужчина это будет или женщина. Если женщина, я надеялся, что она будет очень богата и красива, и влюбится в меня до беспамятства, и захочет, чтобы я отошел от своих частно-сыскных дел и жил в роскоши, и полжизни я проведу ебясь с нею, а другую половину — грезя о Вавилоне.

Это будет хорошая жизнь.

Скорее бы она уже началась.

Затем я подумал, что произойдет, если появится клиент типа Сидни Гринстрита[11] которому захочется, чтобы я следил за поваром-филиппинцем, закрутившим любовный роман с его женой, и много времени придется сидеть у стойки кафе, где этот повар работает, и наблюдать, как он готовит.

Дело займет целый месяц. Каждую неделю я буду встречаться с Сидни Гринстритом в его громадной квартире на Пасифик-Хайтс и в подробностях описывать ему все, что делал повар-филиппинец на той неделе. Клиента бы интересовало все, чем занимается повар-филиппинец, — вплоть до того, каким у него было меню в среду.

Я бы сидел напротив Сидни Гринстрита в этой фантастической квартире, набитой редкими шедеврами искусства. Из квартиры бы открывался потрясающий вид на Сан-Франциско, а в руке я бы держал бокал хереса полувековой выдержки, и в него бы все время подливал Питер Лорре,[12] который был бы дворецким.

Заходя к нам, Питер Лорре наводил бы иллюзию, что ему наши разговоры крайне безынтересны, но позже я бы заметил, как он слоняется у двери в комнату и подслушивает.

— Каким было меню в среду? — спрашивал бы Сидни Гринстрит, обхватив своей мясистой ручищей несоразмерно хрупкий бокал хереса.

А Питер Лорре слонялся бы в проеме открытой двери в гостиную, делая вид, что сметает пыль с огромной вазы, а на самом деле очень тщательно слушая, о чем мы говорим.

— Суп был томатным, с рисом, — отвечал бы я. — А салат — «уолдорфским».

— Меня суп не интересует, — говорил бы Сидни Гринстрит. — Да и салат тоже. Я хочу знать, какими были главные блюда.

— Прошу прощения, — отвечал бы я. В конечном счете это его деньги. Он оплачивает счет. — Главные блюда были таковы:

Жареные Креветки

Морской Окунь на Гриле с Лимонным Маслом

Филе Камбалы с Соусом «Тартар»

Фрикасе из Телятины с Овощами

Рагу из Солонины с Яйцом Свиные

Отбивные на Гриле под Яблочным Соусом

Молодая Телячья Печень на Гриле с Луком

Куриные Крокеты

Ветчинные Крокеты с Ананасовым Соусом

Телячья Котлета в Сухарях под Темным Соусом

Жареный Цыпленок, Разделанный

Печеная Вирджинская Ветчина с Бататом

Жареная Индейка с Подливкой

Стейк из Отборной Вырезки Молодого Бычка, Вскормленного Кукурузой

Французские Бараньи Отбивные с Зеленым Горошком

Нью-Йоркская Вырезка.

— Вы что-нибудь из них попробовали? — спрашивал бы он.

— Да, — отвечал бы я. — Ел жареную индейку с подливкой.

— И как? — спросил бы он, встревоженно подаваясь ко мне в кресле.

— Кошмар, — ответил бы я.

— Хорошо, — сказал бы он с немалым облегчением и довольно бы причмокнул. — Не понимаю, что она в нем нашла. Оба они свиньи. Они заслуживают друг друга.

Затем он бы умолк и удобно откинулся бы на спинку кресла, смакуя херес. Он удовлетворенно посмотрел бы на меня своими ленивыми тропическими глазами.

— Значит, жареная индейка с подливкой была кошмарна? — спросил бы он. — В самом деле так плохо? — Чуть ли не улыбка играла бы на его лице.

— Подливки хуже я никогда не пробовал, — ответил бы я. — По-моему, ее сделали из собачьего дерьма. Даже не представляю, как такое вообще можно есть. Я чуть хлебнул, и мне хватило.

— Как интересно, — сказал бы Сидни Гринстрит. — Как занимательно.

Я бы перевел взгляд на Питера Лорре, который делал бы вид, что протирает большую зеленую вазу с китайскими всадниками, по ней скачущими.

Он бы тоже считал мои замечания касательно жареной индейки с подливкой весьма занимательными.


42.  Смит Смит | Грезы о Вавилоне. Частно–сыскной роман 1942 года | 44.  Золушка эфира