home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



33

— Нам все-таки удалось! Все-таки удалось! — в восторге запел наемный убийца.

— Мы их победили! — орал Пауэлл с недоверчивой радостью.

Улыбка Делла становилась все шире и шаре.

— А ты же не особенно-то верил, что нам это удастся, а? — заметил он бывшему морскому пехотинцу.

— Не особенно, парень! Нет, совсем не верил! — признался Пауэлл. — В «домике смерти» это казалось сладкой музыкой, но я и не думал, что все выгорит. Совсем не верил. Никому еще не удавалось взломать систему — никому вроде нас, во всяком случае.

— Мы их разбили наголову! — заявил Делл с нескрываемой гордостью. — Мы их всех поставили на колени — генералов, инженеров, политиков.

— Мы им мозги вышибли! — ревел Фэлко. — Пять миллионов баксов! Пять лимонов! И всего-то из-за каких-то вшивых ключей. Офигеть!

Бывший майор кивнул.

От этого и впрямь можно было офигеть, теперь уж не было нужды скромничать.

— Пять лимонов за два ключа, — размышлял он, доставая их из кармана. — Вилли, я знаю: тебе не хотелось их мне возвращать, но ты вернул. И ты поступил правильно, потому что мы и так уж из-за них натерпелись страху. И теперь в знак признания твоих заслуг за отважную беззаветную службу я награждаю тебя Орденом ключа.

И он отдал один ключ Пауэллу.

— Ты его заслужил, — передразнил Делл обычную фразу, которая сопровождает ритуал награждения фронтового героя.

А на телеэкранчике они видели президента, который, держа в руках два тяжеленных мешка, медленно подходил к караульному домику. Стоя в нескольких ярдах поодаль, Винсент Бономи тоже наблюдал за президентом. Это конец политической карьеры Дэвида Стивенса, размышлял бывший ведомый, ибо как только распустится слух о его капитуляции и уплате выкупа, Колдуэлл и Банкхед растерзают его в клочья. Они назовут его трусом. Профессионалы-оборонщики никогда не признают, что случившееся на «Гадюке-3» явилось результатом их ошибок, так что они все свалят на Стивенса и будут доказывать, что им выкрутили руки. Из всей этой шайки только у Маккензи хватит мужества и благоразумия не держаться за кресло и понять, что в таких ситуациях оружие не все решает. Но главкомстратав отличался необычайной независимостью и прямотой, он не принадлежал ни к чьему лагерю, и, вполне возможно, что когда Колдуэлл попадет в Белый дом, генерал уже не будет возглавлять Стратегическое авиационное командование.

— Перу! Перу! Женщины пачками — вот что дают нам эти ключики! — кричал Жеребчик Фэлко. — Жаль, Вилли, что тебе не удастся сохранить эти ключики в качестве сувенира, но мы сейчас их толкнем за приличную цену.

— Нет, не толкнем! — вдруг объявил Хокси.

Трое людей у приборной доски обернулись и увидели, что псих держит в руках по револьверу.

— Грех! Грех! Грех! Мир погряз во грехе и зле! — провозгласил Хокси.

— О чем это он? — удивился наемный убийца.

— Грех и продажность! Содом и Гоморра! Мерзость и ужас заполонили наши улицы! Богохульные оргии в наших храмах и домах!

— Чего это он несет?

— Спокойно, Жеребчик! — предупредил Делл.

— Господи, прости, я уже по горло сыт этим сельским умником! — раздраженно брякнул Фэлко. — Я терпел его завывания и дурацкие молитвы всю дорогу! Он мне осточертел!

— Огонь! Огонь! Настал час очищающего огня! — пронзительно кричал Хокси.

— Дьякон, — мягко начал Делл. — Все будет в порядке, Дьякон. Скоро мы окажемся на свободе, и у тебя будет своя молельня. Люди будут внимать твоим поучениям, Дьякон!

— Дай мне ключи.

— Не давай ему ничего, Ларри. Он совсем слетел с катушек, это псих чистой воды. Ты псих, Дьякон! — заявил Фэлко. — А я нет. И я не позволю чтобы какой-то маньяк испортил нам всю песню.

Хакси выстрелил из обоих револьверов.

— Чертов маньяк! — прохрипел Фэлко, зажимая ладонями две огнедышащие дыры у себя на животе.

Хокси еще раз спустил спусковые крючки, и наемный убийца повалился замертво.

— Дай мне ключи, Ларри, — повторил угрожающе Марвин Хокси.

Делл протянул ему ключи.

— Нет, положи их на пульт управления, а сам отойди к стене.

Бывший офицер САК повиновался и отошел к противоположной стене.

— И ты иди туда, Вилли!

Он говорил странно ласково, почти как добрый папаша с сыновьями.

— Армагеддон грядет, настал час очистить землю огнем, чтобы Господь смог начать все сначала, — объявил Хокси. Он положил револьвер, протянул руку и содрал предохранительную пленку с замков стартового зажигания.

— Я слышал, что ты сказал, Ларри. Если ракеты запустить, то начнется великая ядерная война и все в ней погибнут. Так вот, я сейчас запущу эти ракеты. Такова воля Господа.

Делл попытался было его урезонить, потом и Пауэлл попытался, и наконец они вдвоем стали взывать к его милосердию, моля пощадить невинных женщин и детей.

— Они не невинны! Все они заражены похотью, ненавистью и неверием в величие Господа, — отвечал тот упрямо.

И он стал один за другим вставлять ключи и поворачивать их.

Делл наблюдал за ним, не выказывая ни малейшего страха. Страх сковал Пауэлла.

— У него ничего не получится, — равнодушно заметил ветеран САК.

— В моих руках мощь гигантских армий! Это непобедимая мощь Господа!

— И ни у кого бы не получилось, — объявил Делл. — В одиночку эти ракеты не запустишь! Замки для стартовых ключей специально расположены на приборной доске на расстоянии восьми футов, никому не удалось бы одновременно дотянуться до обоих ключей. Система запуска так устроена, что запуск могут осуществить только двое!

— Я поверну сначала один ключ, а потом другой! — ответил коварный фанатик.

Его глаза.

Они были ужасны.

— Дьякон, надо повернуть оба ключа одновременно!

Хокси свирепо смотрел на них.

— Ты один не сможешь запустить ракеты, Дьякон, дай-ка мне ключи! Или, если хочешь, отдай их Вилли.

Хокси помотал головой.

— Я поверну один ключ, Ларри, а ты — другой. Если не повернешь, я тебя пристрелю.

Делл вздохнул.

— Похоже, тебе придется меня пристрелить, Дьякон.

Психопат повернулся к Пауэллу.

— Ты же поможешь мне, Вилли, — взмолился он. — Ты же сам знаешь, в каком ужасном мире мы живем. Ты же знаешь, как жестоко обращаются с твоим народом. Ты же знаешь, что это мир Антихриста. Помоги мне покончить с грехами, пожалуйста!

— Может, этот мир и не Бог весть что, — ответил чернокожий, — но другого нет. Это все, что у нас есть, Дьякон.

— Прошу тебя, Вилли!

— Нет, тебе придется и меня пристрелить, тогда у тебя никого не останется, кто бы мог повернуть второй ключ.

На пульте управления замигала лампочка, президент на лифте спускался вниз.

— Ничего не получится, — сказал Делл психопату. — Ты не сможешь выпустить на волю эти десять птичек.

— Тогда я взорву одну — ту в шахте, что соединена с капсулой через проход. Я убью всех этих солдат диавола наверху, этих негодных, отвергающих призыв Господа к миру.

Лоуренс Делл предпринял еще одну попытку.

— Убить во имя мира? Это не слишком оригинальная идея и не слишком здравая. Ты же отправишься прямиком в ад. Библия говорит: «Не убий!»

— Я сокрушу богоотступников!

Он повернулся, подхватил один из автоматов и помчался по проходу к расположенной примерно в девяноста ярдах ракете номер 8.

Делл и Пауэлл стали ждать, глядя друг на друга.

— Ну, что скажешь, Ларри? — спросил чернокожий.

Раньше он никогда не называл майора по имени.

— Пожалуй, надо его повязать, — ответил тот.

Они надели пуленепробиваемые жилеты, а Делл захватил гранаты со слезоточивым газом.

— Респираторы! — сказал он.

Надев респираторы, они взяли свое оружие и отправились по проходу к шахте. Идя по проходу, они услышали стук и выстрелы: псих тщетно пытался взорвать топливный бак ракеты или прострелить боеголовку. Похоже, все его внимание сконцентрировалось на ракете. Это было им на руку.

Но тут свинцовый дождь, хлынувший из дальнего конца прохода, заставил их лечь на пол, и они поняли, что все будет не так-то просто. Делл бросил одну гранату, потом другую. Хокси наугад выстрелил. Скоро слезоточивый газ окажет на него действие, подумал Делл. Он вытянул руку, нащупал Пауэлла и привалил его к стене.

Мокро.

У Делла была мокрая ладонь. И он понял, что бывший морской пехотинец ранен. Но Пауэлл уже исчез в клубах желтоватого газового облака: он пополз по-пластунски, точно вновь вернулся в свои джунгли. Делл осторожно двинулся вперед, прижимаясь к стене. Мимо просвистели пули. Загавкал автомат Пауэлла. Делл бросился вперед, увидел в дыму Пауэлла и выстрелил у него над плечом.

Раздался вопль, и оба выстрелили, метясь туда, откуда донесся крик.

Теперь было тихо.

Медленно, с опаской они пошли вперед, пока не увидели хвостовое оперенье «минитмена». Рядом лежал Марвин Хокси. Делл нагнулся, поднял автомат и перевернул тело лицом вверх. Он умирал или уже был мертв, теперь это не имело значения. Как не имело значения, кто из них уложил его. Возможно, оба сразу. Пауэлл вынырнул из газового облака и пошатнулся. Он упал бы, если бы Делл не подхватил его. Чернокожий был ранен в правое бедро. Рана оказалась серьезной, но не смертельной. Делл дотащил его обратно в капсулу. Там они сняли наконец резиновые маски.

— Ну вот, теперь моя очередь делать перевязку, — сказал Делл и с помощью Пауэлла начал накладывать жгут, чтобы остановить кровотечение.

Загудел зуммер.

По ту сторону стальной двери стоял президент.

— Он ждет нас с пятью лимонами и самолетом до Перу. Теперь это будет по два с половиной лимона на брата, — объявил Делл.

И они медленно потащились к массивной двери: Пауэлл опирался на руку Делла.

— Ну что нам теперь делать, Ларри?

— Ты имеешь в виду деньги?

Чернокожий кивнул.

— Если мы возьмем бабки, они нас рано или поздно пристрелят, — резонно заметил он. — Они нас выследят и прикончат.

Делл взглянул на перебинтованную ногу Пауэлла: весь бинт был в крови. Пауэллу требовался врач. Иначе он не долетит до Перу.

— О том и я думаю, Вилли.

Они уже были на полпути к двери.

— Вилли, что если я предложу тебе сдаться президенту?

Пауэлл остановился, подумал и вздохнул.

— Я скажу: лады! Мы им уже однажды натянули нос, но не может же так продолжаться до бесконечности. Еще не рождался на свет такой везунчик — даже ты, Ларри!

Смешно, да и только. И почему это он должен соглашаться с этим незнакомцем, которому он ничем не обязан?

— Даже я, — согласился он с удивительной легкостью.

Прямо по курсу темнел труп Шонбахера.

— Я хочу спросить у тебя одну вещь, Ларри. Только одну вещь.

— Валяй!

— Если бы они предприняли еще один штурм или если бы президент пришел без денег, ты бы запустил эти ракеты?

Делл тихо рассмеялся.

— А откуда я знаю, Вилли. Это как раз, чего никогда знать заранее нельзя. Я и сам не знаю.

Они добрались до двери.

— А мы победили все-таки, — сказал Пауэлл.

— Мы победили вчистую! — согласился устало Делл, отпирая дверь.

— Хотел бы я знать, что будет дальше, Ларри!

Человек с лицом кинозвезды снова пожал плечами.

— Что ты имеешь в виду?

— Обещание Стивенса помиловать нас и обеспечить беспрепятственный выезд из страны. Обещание еще остается в силе?

— А это мы сейчас узнаем! — ответил Лоуренс Делл, отодвинул засовы и раскрыл массивную стальную дверь, за которой стоял президент Соединенных Штатов Америки.


Операция «Молот». Операция «Гадюка-3»

Операция «Молот». Операция «Гадюка-3»


предыдущая глава | Операция «Молот». Операция «Гадюка-3» | Примечания