home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 24

Встреча


Остров масок

Забравшись на монастырскую стену, Рик и Джейсон обнаружили плохо закрытое окно и пробрались через него прямо на третий этаж деревянного дома Питера. Джулия последовала за ними, только прежде оставила внизу Диого, велев ему сидеть у стены.

Так ребята оказались в мастерской, где часовщик создавал свои необыкновенные часы и механизмы.

Тут было всё: молоточки, пружинки, колёсики, верстаки и множество других самых разных инструментов и приспособлений для работы с металлом.

Одна дверь вела в соседнюю церковь, другая выходила на деревянную лестницу.

В помещении не было освещения, но с нижнего этажа сквозь щели в полу проникал свет нескольких зажжённых свечей и слышался какой – то разговор.

Ребята осторожно вышли на лестничную площадку и остановились. И отсюда, сверху, они и увидели наконец Питера Дедалуса. Это оказался человек очень низкого роста, в очках, с длинным носом. Он выглядел необычайно взволнованным – очевидно, из – за присутствия Обливии Ньютон.

– Опять она мешается у нас под ногами! – возмутился Джейсон. – Сейчас я пойду и.

Рик удержал его:

– Не спеши! Давай сначала послушаем, о чём они говорят.

– И зачем ты всё время преследуешь меня? – сердито произнёс Питер, качая головой. – Что тебе от меня нужно?

– Питер, сокровище моё.

– И не называй меня больше сокровищем! – потребовал он, ещё более сердито. – Я же прекрасно понимаю, что ничего не значу для тебя! Прекрасно понимаю, что ты всегда обманывала меня и сейчас тоже обманываешь! Ты. тебя интересуют только двери и ключи! Хочешь узнать, что мы сделали и почему сделали.

– О нет! Ты ошибаешься, Питер. Меня не интересует это. Я ведь прекрасно знаю, что вы сделали. Вы попытались спрятать все двери. И не только их, но и все ключи к ним. Все, кроме двух.

Ключи с головками в виде кота и льва сверкнули на шее Обливии, и Питер увидел их.

– Ключ с головкой в виде льва! – вскричал часовщик. – Но. как он оказался у тебя, Обливия?

– Это наш ключ, Питер. Он открывает дверь, которую ты изготовил для.

– Нет! – оборвал он Обливию. – Я не изготовлял никаких дверей! Дверь уже была там. Все двери существуют издавна.

– Вот так новость! Значит, это не вы поставили двери? Тогда кто же?

– Никто не знает этого! Ни я, ни Улисс, ни Пенелопа – никто! Это было одно из наших правил.

– Правил?

Питер отошёл в угол, схватившись за голову:

– Да, правил. И я предал эти правила.

Обливия села на стул:

– Расскажи мне о правилах, Питер.

– Нет. Я. Не могу.

– Почему? Твои старые друзья все умерли. Осталась только я.

– Но ты. – прошептал Питер. – Как ты добыла этот ключ? Ведь я, открыв дверь Дома с зеркалами, отправил этот ключ Улиссу. Он должен был спрятать его в надёжном месте, вместе с другими ключами.

– А получилось наоборот, сокровище моё. Улисс отправился в мир иной, и ключ остался у его садовника.

– У садовника? – переспросил Питер, не веря своим ушам.

– Да, у садовника, – подтвердила Обливия с торжествующей улыбкой.

– У этого старого сумасшедшего.

– Совершенно верно, – сказала женщина. – Может, он узнал, где спрятаны другие ключи, и начал искать их.

Питер внимательно посмотрел на неё:

– В таком случае, может, это он открыл двери. Тогда. Тогда.

– Что тогда, Питер?

– Первым ключом, – проговорил Питер.

– Очень хорошо, Питер. Это вторая новость. Что такое Первый ключ?

– Нет, этого я не могу сказать тебе. Это вообще против всех правил.

– Но что же это за правила такие замечательные, Питер?

И низенький человек выпалил одним духом:

– Первое правило: защищать Килморскую бухту. Второе правило: никому не говорить о дверях. Третье правило: не пытаться узнать, кто создал их.

Когда он замолчал, Обливия секунду подождала, а потом громко расхохоталась:

– Это и есть строжайшие правила твоих друзей? О небо, сколько волнений. Мне кажется, я вернулась во времена бойскаутов: не поджигай лес и не убивай животных! И. удовлетвори, так уж и быть, моё любопытство: кто установил эти правила?

– Мур.

– Выходит, этот таинственный Улисс Мур и есть невидимый организатор всей этой истории? Интересно, а что случилось бы, если бы вы узнали, кто создал двери?

– Это правило он установил после того, как мы всеми способами пытались узнать, кто их создал. И после того, как всякий раз отступали перед какой – нибудь загадкой или же рисковали жизнью.

– А Первый ключ, Питер?

И тут раздался собачий лай.


– Пойду посмотрю, – сказала Джулия, услышав лай Диого.

Джейсон опустил руку ей на плечо:

– Нет, пойду я.

Стараясь ступать неслышно, он прошёл к окну, спрыгнул на стену, и, когда оказался на земле, собака перестала лаять.

– Диого! – негромко позвал он, ища собаку, и осмотрелся. – Диого, где ты? – Ему показалось, что собака стоит невдалеке на тропинке. – Диого!

Джейсон направился было к ней, но тут рука в перчатке схватила его, и он увидел перед собой маску птицы с длинным клювом.

Граф Ченере прошипел:

– Не двигаться, сопляк, не то тебя ждёт такой же конец, как твою собаку.


Обливия посмотрела в окно и, когда собака перестала лаять, снова заговорила:

– Итак, послушаем, Питер, зачем столько секретов?

– Килморская бухта могла превратиться в Страну чудес, куда пускают только по билетам, – проговорил он.

– Это называется бизнес, сокровище моё, и это не так уж плохо.

– Мы думали иначе.

– Нет, вы только послушайте их! Какие романтики! Вместо того чтобы открыть всему миру такое необыкновенное место – Килморскую бухту, вы решили. спрятать этот город, сделать его недоступным! И сделать так, чтобы он исчез. Спрятать целый город в середине двадцать первого века! Но вы хоть понимаете, что это за глупость?! Человечество имеет Интернет, спутники, мобильные телефоны. Мы живём в эпоху коммуникаций, а вы. что вы делаете?

– Мы не создаём сайты и тем более не строим роскошные гостиницы. Наше первое правило: защитить Килморскую бухту. Ради этого мы готовы были даже отказаться от путешествий во времени.

– Но потом. к сожалению, появилась я. И наткнулась на слабое звено в вашей компании. – Обливия подошла к Питеру, окутав его ароматом своих духов. – И слабое звено запело.

– Я не пел! Я. я думал, что ты со мной. Я любил тебя!

– Сокровище, я тоже любила тебя. Но ты вместо того, чтобы открыть мне всё. в один прекрасный день сбежал и бросил меня.

– Ты не любила меня, Обливия. – едва не плача, проговорил Питер. – Ты только хотела узнать, как контролировать двери.

– Ну если ты так думаешь, то я и сейчас хочу это знать. Будем считать, что двери – твой последний подарок, Питер. Если хочешь, чтобы я исчезла раз и навсегда. Ну же, сокровище, не заставляй упрашивать тебя. – прошептала Обливия, погладив рукой часовщика по голове.

Питер долго молчал, словно оглушённый ароматом духов Обливии. Потом подошёл к небольшому шкафу со множеством ящичков и достал оттуда старый альбом и какой – то странный фотоаппарат, положил их на стол и сказал:

– На самом деле я очень скучаю по Килморской бухте, скучаю по людям, которых узнал там. Все эти годы я много думал о них. И почти каждый день рассматривал эти снимки.

Обливия рассеянно открыла альбом.

– Через несколько месяцев после того, как прибыл в Венецию, я пытался вернуться обратно, – продолжал Питер. – Я вернулся на канал Дружбы, желая посмотреть, открыта ли ещё дверь. Но она оказалась заперта. Я подумал, что кто – то вошёл туда вместо меня и появился в Килморской бухте. Хотя, как ты знаешь, она хорошо скрыта.

– Ещё как знаю! А кто это здесь на снимке?

– Отец Феникс, – сказал Питер, глядя на снимок.

Обливия перевернула страницу:

– А это кто рядом с тобой, у маяка?

– Это Улисс.

– Улисс Мур?! – воскликнула Обливия, внимательнее вглядываясь в фотографию. – Чёрт возьми! А когда сделан этот снимок?

– По меньшей мере лет двадцать назад, – ответил Питер.

Обливия отложила альбом и продолжила разговор:

– Ну и что же ты сделал, когда обнаружил, что дверь заперта?

– Убедился, что кто – то сумел найти его. и запер.

– Кого найти? Не поняла.

– Первый ключ. Тот, который подходит ко всем дверям. – Питер поправил очки на носу и обошёл стол. – Поначалу мы думали, что это всего лишь легенда. Потом я осмотрел одну за другой все замочные скважины и понял, что действительно тут может быть ключ, который подходит ко всем замкам как некая отмычка. А Улисс нашёл упоминание о Первом ключе в одной старинной книге в своей библиотеке. Она называется Учебник для тех, кто хочет уйти от реальности. Ключи, навесные замки, тайные ходы и различные механизмы для такого ухода. Один из разделов этой книги написал его прапрадед Раймонд, и он посвящён Килморской бухте. Там же оказался и рисунок Первого ключа. Универсального.

Услышав это, Обливия даже вскрикнула от удивления.

– Великолепно, именно он мне и нужен: ключ, который открывает все двери в Килморской бухте!

– Не только в Килморской бухте, – со вздохом произнёс Питер, – но и все другие Двери времени. Первый ключ – универсальный – принадлежал создателям дверей, они сами пользовались им, чтобы перемещаться во времени туда и обратно.

– Создатели дверей, опять. Но кто они такие?

– Нам неизвестно, – признался Питер, – мы так никогда и не узнали этого. Но. когда решили закончить эту историю с дверями и задумали стереть с лица земли Килморскую бухту, нам понадобился именно Первый ключ. Мы повсюду искали его, потому что он позволил бы нам, если и в самом деле существует, не только открыть все двери, но и закрыть их.

– То есть как закрыть?

– Когда я переместился из Килморской бухты сюда с помощью Двери времени, она должна была оставаться открытой до тех пор, пока кто – то не пройдёт в неё в обратном направлении. А отсюда её невозможно закрыть. Переход возможен только в одном направлении – в Килморскую бухту.

– Не поняла. Объясни лучше.

– Первый ключ открывает и запирает двери с обеих сторон. Кто владеет им, может открывать и навсегда запирать связь между Дверями времени, или Дверями мечтаний, как еще мы называем их. И таким образом любое место на земле можно сделать недосягаемым, сохранять его и оберегать от всех опасностей. Это единственный Ключ, который способен совершить подобное. Первый ключ.

Обливия Ньютон представила тысячи закрытых дверей в разных концах света, которые она сможет открыть одну за другой, завладевая всякий раз огромными богатствами.

– Мне нужен этот ключ! – заявила она.

Питер улыбнулся:

– Нам всем тоже нужен. И мы находились в одном шаге от него. Он был рядом. Где – то совсем рядом. Но я убежал. Я всё время был начеку. А поскольку уже давно не видел, чтобы кто – нибудь прибывал в Венецию, я подумал, что Улисс Мур и Пенелопа наконец нашли ключ и заперли все двери в Килморской бухте, и.

– И выставили меня вон, – заключила Обливия. – Ты ведь не обманываешь меня, верно? У тебя нет с собой Первого ключа?

– К сожалению, нет! Будь он у меня, я хотя бы однажды всё же вернулся бы в Килморскую бухту.

Обливия принялась в раздражении мерить шагами комнату. Спустя некоторое время остановилась наконец у канделябра с зажжёнными свечами и спросила:

– Ну так где же он?

– Если даже они не нашли его, откуда же мне знать, где он, – ответил Питер. – Но двери долгое время оставались запертыми. поэтому думаю, что нашли. И если так, значит, он в надёжном укрытии вместе со всеми другими ключами.

– Где?

– Спроси у Улисса Мура.

– Мур умер, Питер! И я спрашиваю тебя, потому что ты единственный, кто остался в живых.

– А Блэк тоже умер?

– Блэк? – удивилась Обливия. – Это ещё кто такой?

– Блэк Вулкан. Машинист поезда. Когда я бежал, они оставались втроём: Улисс, Пенелопа и он.

– Но в Килморской бухте нет никакого Блэка Вулкана!

Питер показал снимок в альбоме:

– Вот он, вместе со своей рыжей бородой. Он первый из всех верил в существование Первого ключа.

– Блэк Вулкан. – пробормотала Обливия. – Значит, есть ещё один человек… – Она развернула на столе карту Килморской бухты с обозначениями всех дверей и спросила: – Где он жил?

– Вот здесь, на вокзале.

Обливия обрадовалась и указала своим фиолетовым ногтем на точку на карте:

– В самом деле, вот тут на вокзале имеется дверь. И спорю, ты знаешь, как она открывается.

– Ключом с головкой в виде лошади, если не ошибаюсь.

Обливия схватила Питера за плечи и чмокнула в лоб:

– Молодец, сокровище. В самом деле большой молодец. А теперь, если не возражаешь… скажи мне, где находится ключ с головкой в виде лошади.

– А теперь, если не возражаете, – прозвучал другой голос, – вы оба скажете мне, о чём идёт речь, потому что, похоже, я не всё понял. Но прежде всего рад познакомиться с Питером Англичанином. А с вами, госпожа Ньютон, мы ещё увидимся.

Держа в руке масляную лампу, граф Ченере вошёл в комнату, комично поклонился и втолкнул внутрь Джейсона.

(…)

Манфред, злясь и негодуя, поднимался по крутому подъёму на Солёный утёс. Двигатель «багги» был, как говорят в таких случаях, при последнем издыхании, и это, конечно, не улучшало настроения Манфреда. Он видеть не желал больше этот драндулет и направлялся на виллу «Арго», чтобы забрать чёрную спортивную машину Обливии, которая осталась там, во дворе.

Манфред отлично помнил, что ключ находился в замке зажигания. И плохо представлял, что могло случиться с машиной после того, как он упал со скалы, но намеревался выяснить.

«Багги» ползла вверх по склону медленно, как улитка, и Манфред обдумывал всё, что узнал в последнее время. Главная новость – возвращение Улисса Мура. Но почему он удалился из городка, притворившись мёртвым? И что самое интересное, почему вернулся? И где он сейчас? Манфред предположил, что, скорее всего, конечно, на своей вилле «Арго». И потому решил подняться туда уже во второй раз, хотя Обливия категорически запретила ему это делать.

Он проводил парикмахершу в её салон и попросил у неё визитную карточку, намереваясь позвонить ей, как только закончится вся эта круговерть с дверями. Потом съездил в Дом с зеркалами и, убедившись, что Обливия ещё не вернулась, решил отправиться на виллу «Арго».

Пока обдумывал всё это, не заметил, что едет по середине дороги. Солёный утёс действовал ему на нервы: слишком высокий и слишком прямой.

И вдруг Манфред услышал лошадиное ржание. Взглянул на дорогу и увидел, что навстречу ему летит двуколка: лошадь неслась галопом.

– О, чёрт возьми! – вскричал Манфред, хватаясь за руль.

Пытаясь уйти от столкновения, он прибавил газу, свернул к краю дороги и оказался на самом краю пропасти.

Манфред отпустил руль, чтобы выскочить из машины, но его держал ремень безопасности. В тот момент, когда он отстегнул его, передние колёса «багги» уже крутились в воздухе, и через секунду машина рухнула вниз.

Манфред, которого уже не держал ремень, полетел следом за нею. Во второй раз за три дня падал он с Солёного утёса.


Глава 23 Остров масок | Остров масок | Глава 25 Огонь и пламя