home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 19

Запрещённая книга


Остров масок

Рик развернул свёрток, который дал ему синьор Колла, и обнаружил в нём книгу. Он открыл её и на титульном листе прочёл:


ЭНЦИКЛОПЕДИЯ,

ИЛИ ТОЛКОВЫЙ СЛОВАРЬ

НАУКИ, ИСКУССТВ И РЕМЕСЕЛ


– Рик! – рассердилась Джулия. – Заверни сейчас же книгу!

Рик обомлел. Тайный предмет, который синьор Колла так старательно оберегал, представлял собой самую обыкновенную энциклопедию, весьма примитивную по сравнению с современными изданиями.

Но ещё больше, чем название книги, Рика удивило, как она напечатана. Особенно буква «д». Она выглядела точно так же, как на тех бумагах, что лежали у него в кармане, на тех, что напечатала «Старая сова» в Килморской бухте – печатная машина, изобретённая Питером Дедалусом.

– Джулия, дело осложняется! – сказал Рик, заворачивая книгу.

Девочка не обратила внимания на его слова, потому что в этот момент увидела в толпе улыбающихся, но всё ещё взволнованных супругов Колла. Когда они подошли к ребятам, Рик сразу отдал Альберто свёрток.

– Спасибо, – сказал синьор Колла, беря его.

– Извините нас, что так получилось, – прибавила синьора Росселла, словно оправдываясь.

– А кто этот человек в сером? – поинтересовалась Джулия.

– Его зовут граф Ченере, – ответил Альберто. – Это сыщик тайной венецианской полиции.

– Наверное, она не такая уж тайная, если вы сразу узнали его.

– Мы узнаем его по маске, когда он надевает её. Но мы не знаем, кто скрывается под нею.

– И что ему от вас нужно?

– Он во что бы то ни стало стремится попасть в наш дом, – ответил синьор Альберто.

Заметив, что муж начинает волноваться, Росселла взяла его под руку и спросила:

– Куда теперь пойдём?

Альберто посмотрел на картину в руках жены и ответил:

– Думаю, нужно пойти к багетных дел мастеру. – Потом, указав на свёрток с книгой, прибавил: – Я хотел отнести это одному другу, но теперь, наверное, опасно. Кто знает, сколько шпиков идёт за нами.

– Ну хорошо, ребята, давайте всё – таки продолжим поиски вашего друга Питера, – предложила синьора Росселла.

– Мне кажется, я нашёл ещё один след, – сказал Рик.

– Какой же?

– Книгу, которую вы прячете, напечатал он.

– Рик! – с укоризной воскликнула Джулия.

Альберто остановился и замер, словно статуя.

И Диого наткнулся на его ноги. Росселла смотрела то на мужа, то на Рика, не зная, что сказать.

– Я только взглянул, – попытался оправдаться Рик, – мне неинтересно, что там написано, и я не читал, клянусь. Но.

– Но? – повторил Альберто.

– Буква «д» на обложке! – Рик достал из кармана и показал Альберто бумаги, которые дал ему Фред Засоня. – Видите, буквы одинаковые. Перечёркнуты! Это подпись Дедалуса.

– А откуда у тебя эти бумаги?

– Из Килморской бухты в Англии. Как я уже говорил, они напечатаны на типографском станке, который создал Питер Дедалус.

– О небо, Альберто! – проговорила Росселла, глядя на документы. – Мальчик прав.

– Но ведь никто не позволял ему разворачивать свёрток.

– Извините нас, синьор Колла, – вмешалась Джулия. – Рик не хотел.

– Если скажете, где напечатана эта книга, мы, возможно, сумеем узнать кое – что, – настойчивым тоном произнёс рыжеволосый мальчик.

Альберто развернул ткань и ласково погладил обложку энциклопедии. Потом открыл её и полистал страницы, пахнущие типографской краской.

– Не думаю, что это так просто, мальчик. Эту книгу напечатал я.


Они поспешно вернулись к Санта Марина, но не вошли в дом синьора Колла, а свернули на боковую улочку, тихую и пустынную.

– Осторожнее, не поскользнитесь, – предупредил Альберто, ведя ребят к каналу, тёмная вода которого походила на грязный пол.

Они наклонились, чтобы войти в лодочный ангар, и дальше пришлось идти по щиколотку в воде по скользкому от водорослей полу, но ещё неприятнее оказалось услышать где – то вдали мышиный писк.

– С тех пор как тайная венецианская полиция стала патрулировать город, – проговорил синьор Колла, объясняя, куда ведёт ребят, – нам, печатникам, пришлось изобретать тысячи способов конспирации. Но мы уже пришли.

Постепенно воды на полу в ангаре становилось всё меньше, и вскоре коридор привёл их в какое – то помещение, где пол был усыпан опилками.

Росселла знаком велела ребятам помолчать, и Альберто прислушался, не слышно ли что – нибудь снаружи, кроме плеска воды в канале.

Потом он достал ключ и, открыв дверь, сказал:

– Добро пожаловать в мою подпольную типографию.

– Вот это да! – воскликнула Джулия, когда Альберто зажёг масляные лампы, висевшие на стене.

В комнате размещалось несколько огромных машин, каждая величиной с крупного быка, и на них высились груды бумаг: чистые листы, листы, испачканные в типографской краске, листы с неполными оттисками.

По всей комнате на бельевых верёвках висело для просушки множество отпечатанных листов, на полу валялись в опилках скомканные бумаги и стояли вёдра с типографской краской. На верстаках лежали различные резаки и прямоугольные матрицы для набора книжных страниц. Пахло клеем.

– Мы недалеко от нашего дома, – пояснила Росселла, проводя ребят под листами, висевшими словно наволочки.

– Эту типографскую машину мы купили вместе с домом Пенелопы, – прибавил Альберто и показал ребятам наборную кассу, в которой лежали буквы, вырезанные на небольших прямоугольных брусочках металла, каждая в своей ячейке. Из таких букв терпеливо складывали в матрицу одно за другим все слова на странице, которую нужно напечатать. И так набирали всю книгу.

Синьор Колла поискал ящичек с буквой «д» и взял оттуда пару брусочков.

– Вот они, – сказал он и прижал брусочек с буквой «д» к тампону с краской, а потом к чистому белому листу. В результате превосходно отпечаталась буква «д» – без каких – либо особых деталей или зачеркивания.

– Это не та буква «д», которую мы ищем! – сказала Джулия.

– Верно, – улыбнулся Колла. – Всё дело в прессе. Видите эту машину? Набранную в матрице страницу я вставляю в пресс и нажимаю рычаг. Отпечатанные страницы аккуратно обрезаю, складываю в нужном порядке – всю книгу – и переплетаю. Но. тут все буквы «д» превращаются в такую, какую вы видели на обложке энциклопедии, – зачёркнутую.

– Это знак Дедалуса, – улыбнулся Рик.

– И это уже заметили некоторые коллекционеры в Антверпене, – продолжал Альберто. – Мои книги там очень ценят. Но, знаете, очень нелегко работать в этом подвале, всё время прячась и опасаясь, что. найдут.

– А почему нужно прятаться? – спросила Джулия.

– Это долгая история. – вздохнул Альберто.

– Ещё совсем недавно в Венеции работали лучшие печатники в мире, и все приезжали сюда печатать книги. – прибавила Росселла. – Однако некоторые из них были о магии – запрещённые книги. И потому Совет десяти решил контролировать работу типографов и следить за тем, что именно они печатают.

– Так что же, выходит, эта энциклопедия – запрещённая книга? – изумился Рик.

– Для невежественных людей вроде графа Ченере – конечно, – сказал Альберто. – А на самом деле она содержит интереснейшие мысли, которые идут к нам из Франции.

Рик пожал плечами:

– А у нас такие книги продаются где угодно.

– Значит, уже и в Англию попала эта энциклопедия? – удивился Альберто.

– Мало того, – продолжал Рик, – вам принесут её прямо домой, только купите. К тому же можно приобрести в рассрочку, то есть платить каждый месяц понемногу.

– Видишь, Росселла? – Альберто всплеснул руками. – Англичане и тут опередили нас!

Рик подошёл к прессу и потрогал его. Он узнал конструкцию Питера по некоторым особенностям: зубчатые колёса разной величины, некоторые деревянные детали. Это его машина, сомневаться не приходилось. Питер находился в Венеции в то время, когда здесь жила Пенелопа. когда ещё дружил с Улиссом Муром.

– Рик, что ты обо всём этом думаешь? – обратилась к мальчику Джулия с другого конца комнаты.

– Да нет, ничего не могу сказать. А ты?

Джулия перечитывала бумагу, напечатанную «Старой совой».

– Выходит, чтобы связаться с Питером, нужно использовать правильный ключ и написать ДЕДА.

– Я уже пробовал написать ДЕДА, ещё в Килморской бухте. – сказал Рик, обходя пресс и рассматривая его со всех сторон. – Но ничего не получилось.

– Может, у тебя был неверный ключ?

– Думаю, он у Обливии Ньютон, – ответил Рик, имея в виду ключ, который открывает Дверь времени в Доме с зеркалами.

– Хотите, попробуем набрать ДЕДА на этом печатном станке? – предложил Альберто. – Может быть, ваш гениальный изобретатель оставил какой – нибудь способ отыскать его, где бы он ни был.

Синьор Колла надел передник, когда – то белый, взял пустую матрицу и вложил в неё четыре буквы, составив слово ДЕДА. Потом вставил матрицу в пресс, закрутил пружину и нажал на рычаг. Подождал, что будет дальше. Машина подхватила матрицу, обмакнула в краску и выбросила лист, на котором все увидели: ДЕДА.

Альберто огорчился:

– По – моему, ничего не изменилось. Это оказалась неверная мысль, мне жаль.

Рик смотрел на страницу с ещё влажной краской с таким же огорчением, как и тогда, в Килморской бухте.

– Тут нужен был бы Джейсон, – заметил он, вспомнив о гениальной интуиции друга. Потом несколько неуверенно проговорил: – И в самом деле, Питер, наверное, хотел оставить какой – то след о себе.

– Может, ему хотелось, чтобы друзья всё же отыскали его? – сказала Джулия. – Если простят. Помнишь, что он говорил на той грампластинке? Что убегает, потому что ему стыдно. Потому что не хватает мужества признаться Улиссу и Пенелопе, что он открыл Обливии.

– Помню, – кивнул Рик.

– Но ни Улисс, ни Пенелопа, ни Обливия не нашли эту пластинку. Её нашли мы. Никто не знал, что с ним случилось, что он убежал через дверь в своём доме и оказался пленником в Венеции. Помнишь? Открыв дверь, он отправил ключ с головкой в виде льва Улиссу.

– Какая странная история, – проговорила Росселла.

– А на самом деле, Рик, он хотел, чтобы его нашли! – продолжала Джулия. – Иначе зачем бы он стал прятать пластинку в шахматной доске, на которой многие годы играл партию с Улиссом? Помнишь? Он нарочно сделал неверный ход, чтобы заставить Улисса сделать следующий, решающий, после которого откроется тайный ящик. И если он отправил ключ Улиссу, то, я считаю, сделал это для того, чтобы он последовал за ним. И может быть. может быть… Питер оставил ещё какие – то указания, с помощью которых открывается его дверь здесь, в Венеции.

– Ну разумеется! – согласился Рик. И сразу же обратился к Альберто и Росселле: – А вы не знаете, где находится канал Дружбы?

Супруги Колла в недоумении переглянулись.

– Никогда не слышали о таком канале, – ответила Росселла.

– А вы уверены, что существует канал с таким названием? – спросил Альберто.

Рик вздохнул:

– Видишь, Джулия? Опять топчемся на месте.

– Не может быть, чтобы дневник Улисса не помог нам! – заявила девочка. – Он ведь знал, где находятся двери!

Она открыла тетрадь и стала торопливо просматривать её.

– Не забудьте про музыкальную шкатулку и картину! – сказала Росселла, хотя, слушая ребят, не очень – то понимала, о чём они говорят. – Нам ещё нужно пойти и поговорить с тем человеком, который сделал эту раму, – прибавила она, поднимая картину, которую носила с собой уже полдня.

Рик пропустил её слова мимо ушей, он слишком внимательно рассматривал только что отпечатанный лист.

– Использовать правильный ключ и написать ДЕДА, – повторял он, – правильный ключ.

И поинтересовался у Альберто, не нужно ли для регулировки печатного станка использовать какой – нибудь ключ, но типограф ответил, что для этого ничего не требуется.

«Правильный ключ. И написать ДЕДА.» — продолжал мысленно повторять Рик.

Росселла снова покрутила ручку музыкальной шкатулки, надеясь, что она наведёт на какую – нибудь подсказку.

– Думаю, что на этом наши поиски сегодня могут завершиться, – произнёс Альберто. – Что скажете, не пора ли нам вернуться домой?

– Но мы не написали ДЕДА! – воскликнул Рик, и тут внезапно к нему пришла догадка. – Мы написали ДЕДА со странным «д» Дедалуса. – В волнении Рик положил на пресс лист, полученный в Килморской бухте. – Ведь Питер выразился очень ясно: на листе, отпечатанном на его машине, написано ДЕДА без странной перечёркнутой буквы «д», которая появляется в других словах. Так что же? Как написать ДЕДА без этой перечёркнутой буквы?

Альберто покачал головой:

– Это невозможно. Я пытался это сделать тысячами способов, но всякий раз «д» появляется перечёркнутой, станок словно распознаёт эту букву и зачёркивает все, одну за другой.

– Но ведь должен быть какой – то способ! – сказал Рик, нервно расхаживая взад и вперёд по комнате, как всякий раз делал Джейсон, когда хотел найти гениальную догадку. – А если ДЕДА вовсе не слово? И не начало фамилии Питера? Что ещё это может быть, если не слово?

– Но это и не число, – заметила Росселла.

– А что может иметь верный или неверный ключ?

Джулия устремила взгляд в потолок.

– Питер написал, – проговорила она, – что правильный ключ не нижний, значит, он верхний.

– Может, спрятан где – нибудь над машиной? – предположил Альберто.

– Верхний ключ. Ключ наверху. – шептала Росселла, участвуя в этом странном поиске.

– Это не слово. не число. – повторил Рик и вдруг остановился посреди комнаты, опять вспомнив слова Нестора. – Музыка. А что, если это ноты?

– Что ты сказал, мальчик? – произнёс Альберто.

– Ноты! Музыкальные ноты!

– Но это не похоже на музыкальные ноты. – возразил Альберто. – Ноты обычно пишут на нотном стане.

– Со скрипичным ключом – верхним! – обрадовалась Росселла. – Или с басовым ключом – нижним.

Рик сжал кулаки:

– Ну конечно! Именно этот ключ нам и нужен!

Альберто всё ещё в растерянности смотрел на лист.

– Хотите, попробуем! У меня есть все нотные знаки, но дело в том, что на этом листе написано ДЕДА, а не до ре ми фа соль.

– Потому что так записывают ноты в Англии! – объяснил Рик. – Мы используем для записи нот буквы: до обозначаем буквой С, ре – буквой D, ми – буквой Е. и А – это ля.

– Выходит, по – твоему, на этом листе может быть написано ре ми ре ля на нотном стане. в скрипичном ключе?

– Не знаю точно. но предполагаю, – ответил Рик.

– Чего ты ждёшь, Альберто, давай попробуем! – с нетерпением предложила Росселла.

– Это непросто: чтобы получить одну страницу, печатать придётся трижды – сначала нотный стан, затем ноты. и еще раз, если нужно добавить слова.

– Так за дело! – потребовала Росселла.

Они взяли матрицу для набора нот, и Альберто выложил в ней металлические брусочки с изображением нотного стана и скрипичного ключа. Отпечатали первую страницу, и затем он вставил в матрицы символы четырёх нот, которые, по мнению Рика, составляли слово. И снова вставили в станок лист, который только что был оттиснут.

– Посмотрим, – прошептал Альберто, нажимая рычаг.

Страница ушла в станок, наборная касса окунулась в краску, потом прижалась к бумаге, и она выползла с другой стороны. На ней все увидели четыре ноты на нужном месте нотного стана.

Рик чуть не умер от огорчения. Ничего не случилось.

Джулия ласково тронула его за плечо, желая утешить, но Рик только ещё больше расстроился. Он решил, что девочка хочет таким образом сказать ему, что глупость он придумал, вот и всё.

Альберто вынул бумагу из – под пресса. И как только он это сделал, станок вдруг начал вращаться в противоположную сторону и снова направил бумагу под пресс.

– Что происходит? – удивился Альберто. – Не может быть! Станок сам заработал!

Механизмы станка задвигались, его заржавевшие от времени зубчатые колёса пришли в движение, хотя никто не задавал никакой команды, и тарахтели, словно огромная пишущая машинка.

Матрица снова окунулась в краску, пресс снова зажал бумагу, и снова из – под него появилась страница. Альберто поднял оттиск, показал его всем и, теребя свои усы, едва ли не вырывая их, сказал:

– Думаю, что песня спета…

За первыми четырьмя нотами следовало много других музыкальных нот.

– Тут есть и слова! – воскликнул Рик, медленно читая слоги, сопровождавшие каждую ноту.

В мечтах своих мы просто моряки,

Не якоря, не капитаны, не суда,

Мы – лишь команда, и она

В прекраснейшие гавани

 Пути не знает никогда.

Остров Масок

Чёрный Гондольер,

отдыхающий там,

куда падает тень льва


Глава 18 Колодец и голуби | Остров масок | Глава 20 Часовых дел мастер