home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 12

Старый дом


Остров масок

Рик и Джулия быстро пошли вдоль канала и вскоре оказались у пристани Святого Захария, где стояло множество гондол и разных других лодок. Диого семенил следом за ними.

У выхода на площадь ребята полюбовались двумя каменными колоннами, похожими на обелиски. Одну из них венчал крылатый лев – символ города. Очень высокая колокольня, похожая на ракету из красного мрамора, казалось, вот – вот рухнет рядом.

Площадь окружали здания с арочными галереями из белого камня и заполняла оживлённая толпа в разноцветных масках, в ярких одеждах, париках, в белых чулках и какой – то необыкновенной обуви.

Рик и Джулия окунулись в оживленное людское море, стараясь не потерять друг друга в толпе. Воздух наполняли запахи жареной рыбы, острых специй, сахарных кренделей и цукатов.

– Где же этот Риальто? – спросила Джулия.

– Не знаю, – ответил Рик, – но думаю, что нужно пройти к собору.

Собор Святого Марка оказался зданием очень причудливой формы: фасад украшали пять огромных арок в окружении целого леса толстых и тонких колонн, над которыми высились купола, над ними помещалась квадрига бронзовых позолоченных коней.

Ребята направились к собору, и Рик обратил внимание на соседнюю с ним башню с огромными часами в центре.

– Вон она, та самая большая часовая машина! – произнес он с улыбкой.

Часы действительно были огромные, с позолоченным сине – белым циферблатом; над ними возвышалась бронзовая статуя, изображавшая крылатого льва, а на самом верху башни находился огромный колокол.

– Надо же! – воскликнула Джулия. – Такие большие, что я даже не заметила их. Думаешь, тоже работа Питера?

– Не уверен. – сказал мальчик, рассматривая часы. – Не вижу здесь никаких сов.

Они подошли ближе и увидели на указателе, как пройти к мосту Риальто. Сначала к нему вела красивая широкая улица, но очень скоро её сменил замысловатый лабиринт узких, тесных улочек, всюду заполненных людьми, со множеством магазинов; между улочками везде виднелись каналы.

Стоило посмотреть вверх, и казалось, что дома склоняются друг к другу: так часто они соединялись арками и переходами; с балконов свисали цветы, ковры и красочные гербы.

Следуя за людским потоком, Рик и Джулия вышли на небольшую площадь и стали подниматься по ступеням, не сразу заметив, что они ведут к большому белому и очень красивому арочному мосту, соединявшему берега Большого канала.

Ребята поднялись на мост Риальто. Под ним быстро проплывали гондолы, а высившиеся по обоим берегам канала золотые дворцы отражались в его водах. На другой стороне канала бурлил огромный рынок и открывалась улица, которую, похоже, и искали ребята: там находились лавки часовщиков.

Рик и Джулия долго бродили по лавкам, всюду расспрашивая о Питере Дедалусе, но никто ничего даже не слышал о нём.

Расстроившись, ребята вернулись на рыночную площадь. Здесь, что – то высекая из камня, трудились каменотёсы, темнокожие великаны несли на спинах мешки с перцем, а знатные торговцы открывали им двери своих складов.

Ребята опустились на землю возле статуи горбуна, который, как писал Улисс Мур в своей тетради, приносит удачу.

– Ничего не выйдет, это слишком большой город, – вздохнула Джулия, приласкав собаку, которая всё это время следовала за ребятами. Девочка совсем растерялась от пёстрого лабиринта улочек, мостов и каналов, лавок и красочной толпы. – А ты что думаешь?

– Пока ничего не могу придумать, – ответил Рик и в поисках какой – нибудь подсказки принялся листать тетрадь Улисса Мура.

Некоторое время мальчик изучал тетрадь, а потом сказал:

– Тут прежний хозяин вклеил отрывок из какого – то комикса.

– Из комикса? – удивилась Джулия. – И что же там написано?

– В Венеции есть три волшебных и тайных места. Одно находится на канале Дружбы, второе – недалеко от моста Чудес, третье – на улице Маррани, поблизости от церкви Святого Иеремии в Гетто[2]. Когда венецианцы устают от правящей власти, они отправляются туда, в эти три тайных места, открывают двери, которые находят там, и навсегда удаляются в прекраснейшие места и в другие истории.

– Думаю, тут речь идет именно о наших дверях! – решила Джулия.

– Пожалуй, – согласился Рик. – Но мы вышли сюда из какой – то совсем другой двери, в другом месте.

– Это значит, что таких волшебных мест существует по меньшей мере четыре…

Диого залаял.

– Видимо, он тоже так считает, – усмехнулся Рик, передал тетрадь Джулии и стал искать на карте названия, упомянутые в комиксе.

– Дело в том, что. Хорошо. Вот я нашёл церковь Святого Иеремии в Гетто. Вот и мост Чудес. Они довольно далеко отсюда. А канала Дружбы вообще нигде не вижу.

– Наверняка именно он нам и нужен, – заметила Джулия и перевернула страницу тетради Улисса Мура. – Постой, Рик! – прибавила девочка. – Смотри, что он записал вот тут рядом с этим снимком!

На фотографии Рик увидел на берегу какого – то канала старинный венецианский дом с готическими арочными окнами.

– Старинный дом в Санта Марина, – прочитал Рик. – Ну и что?

– Как что? Разве ты не говорил, что Пенелопа родом из Венеции?

Рик снова посмотрел на фотографию. Высокое дерево словно защищало главный вход, увенчанный гербом с изображением ящерицы, обвивающей букву «С».

– Саури. – прошептал Рик… – Чёрт возьми. Неужели?

– Где находится Санта Марина?

– Если это канал, то недалеко отсюда. – Рик посмотрел по карте. – Нужно вернуться к мосту Риальто, перейти его и свернуть налево.


И действительно, дом оказался точно таким, как на фотографии, только герб с ящерицей сменил другой – с цветочным орнаментом в виде буквы «С».

– Что будем делать? – спросил Рик. – Позвоним?

– А как? – Джулия пожала плечами. – Мне кажется, в восемнадцатом веке ещё не существовали домофоны.

– Ну значит, имелось что – то похожее. – Рик подошёл к двери и указал на бронзовый дверной молоток.

– А потом что будем делать? – поинтересовалась девочка.

– Придумаем с ходу, – ответил Рик.

И сильно постучал дверным молотком в дверь. Раздался глухой гул.

Джулия знаком велела Диого сидеть смирно, но собака прижалась к её ногам и испуганно смотрела на дверь.

Рик постучал ещё раз. Наконец дверь открылась, и появился синьор средних лет. Ребята увидели внимательные круглые глаза, длинные ухоженные усы, короткий белый парик, безупречного покроя бархатный коричневый камзол, панталоны до колен, белые чулки и чёрные туфли с позолоченной пряжкой.

– Что вам угодно? – осведомился синьор. Увидев, что перед ним дети, он поправился: – Ах, извините, мне жаль, но у меня ничего нет для вас.

Он хотел было уже закрыть дверь, но Рик остановил его, сказав:

– Извините, синьор, мы не хотели беспокоить вас, но. Не знаете ли вы случайно.

– Мне жаль, дети, но я думаю, вы постучали не в ту дверь.

– Не знаете ли вы Улисса и Пенелопу Мур? – прибавила Джулия.

Брови человека в безупречном костюме выгнулись дугой от удивления.

– О, какие имена! – воскликнул он. – Но как. какая связь между вами и синьорами Мур?

– Это долгая история, синьор, – ответила Джулия. – И не очень понятная. Ну вот. Я могу только сказать, что. мы живём в доме Улисса Мура и благодаря ему довольно необычным образом оказались в Венеции. Не знаю, понятно ли я выражаюсь.

– По правде говоря, совершенно непонятно, синьорина. И должен сказать, я немало удивлён, потому что. в доме Улисса Мура вообще – то живём мы. Точнее сказать, не в его доме, а в доме его милейшей жены. А вы откуда прибыли, нельзя ли узнать точнее?

– Из Корнуолла, синьор, – ответил Рик. – Из Англии.

На лице хозяина дома отразилось полнейшее изумление.

– Вот это новость так новость!

– Что происходит, Альберто? – послышался вдруг красивый голос, и в дверях появилась женщина, несколько моложе синьора Альберто. Ее лицо с алыми, обильно напудренными щеками обрамляли черные локоны, в живых глазах блестели веселые искорки.

– Чао! – сказала она, увидев Рика и Джулию. – И кто же вы такие?

Тут к ней бросился Диого, и она обрадовалась ему:

– Привет! Ты откуда? Эй, малыш.

Синьор довольно холодно посмотрел на собачку с колючей шерстью – та виляла хвостом так, будто увидела хозяйку, – и сказал:

– Моя жена, Росселла Колла. Я – Альберто. Думаю, теперь можно продолжить разговор в доме. Я только попросил бы вас оставить ваше симпатичное животное за порогом.

– Нет, нет! – Синьора Росселла подхватила Диого, прижав к груди, и пес принялся лизать её подбородок. – Ну, конечно, заходи и ты, конечно!

Внутри дом Саури – Колла оказался необыкновенным. Ребята проследовали за хозяевами в изумрудного цвета прихожую, поднялись по роскошной лестнице на второй этаж и затем прошли по длинному коридору, стены которого были обиты красным бархатом и увешаны картинами.

Потом прошли через столовую с зеркальным столом и вышли во внутренний двор, похожий на сад, столько там росло деревьев, а вьющиеся растения покрывали все стены. Расположились в беседке, и Диого принялся обследовать территорию.

Прежде чем опуститься на стул, Альберто Колла положил на него несколько подушек, прикрыл какой – то тканью книги, лежавшие на столе, и подождал, пока Росселла подаст всем охлаждённый лимонад.

Синьора Росселла тоже восхищала своим нарядом: голубое шёлковое платье, украшенное лентами, светлый пояс на талии, на плечах накидка из тонкой яркой кисеи.

– Эти ребята говорят, что прибыли из Англии, где гостят в доме Улисса Мура, – объяснил Альберто.

– В самом деле? Какое чудесное совпадение! А этот дом принадлежал когда – то Саури, семье Пенелопы. Как давно уже мы не видели их! Скажите, ребята, как они поживают?

Рик и Джулия растерянно обменялись взглядами.

– Вообще – то. не очень хорошо, – проговорила Джулия. – Они, как бы это сказать… Они оба…

Венецианцы поняли и помрачнели.

– Ох, как жаль! – произнесла Росселла Колла.

– Нам тоже, – поспешила добавить Джулия. – Хотя мы и не были знакомы с ними.

– В таком случае извольте объяснить, каким образом вы оказались в их доме и что привело вас к нам? – потребовал синьор Колла.

– Альберто, будь поласковее с ребятами! – упрекнула мужа Росселла.

– Я и так мягок, Росселла. Я только хочу понять, зачем они явились сюда. Ты прекрасно знаешь, что мы редко кого впускаем в наш дом. И у нас есть для этого основания.

– Ох, Альберто, к чему такие подозрения! Не видишь разве, что это вполне нормальные, хорошие дети. Вы брат и сестра?

– Нет, нет. – проговорил Рик.

Он покраснел, не в силах скрыть смущения, и Джулия с улыбкой сказала:

– Мы двоюродные брат и сестра.

– И вы породнились с синьорами Мур? – задал очередной вопрос Альберто.

Росселла объяснила:

– Мой муж только и делает, что изучает разные родственные связи. Это его любимое занятие.

– С генеалогическим древом семьи Мур не соскучишься. – заметил Рик.

Альберто вздохнул:

– Уж очень запутанное оно у этой семьи. Как бы это сказать. есть некоторые неясности.

– И не говорите! – воскликнула Джулия. – Но, как бы там ни было, синьор Колла, мы не породнились с семьёй Мур. Дело в том, что после смерти Улисса и Пенелопы Мур мои родители купили их дом в Англии, и мы, когда переехали туда, обнаружили множество вещей, связанных с ними, в том числе вот эту тетрадь.

Девочка протянула супругам Колла дневник путешествий Улисса.

Увидев его, они разволновались.

– Я помню эти старые тетради, – заметил Альберто. – А вот где он покупал их.

– В лавке Зафона, на углу канала Форно, – напомнила мужу Росселла.

– Значит, вы знали Улисса Мура? – спросил Рик. – Лично знали его?

– Ну конечно, – ответил Альберто.

– И что это был за человек? Я хочу сказать, как он выглядел?

– Высокий, элегантный, – ответила синьора Росселла. И прибавила: – Импозантный, сказала бы я.

– Ну знаешь, Росселла. – с некоторой обидой в голосе произнес Альберто. – Я бы не сказал импозантный!

– Нет, вы слышите его? – Синьора Колла всплеснула руками. – Уж точно намного импозантнее тебя!

– Да, конечно, однако он был импозантный не в прямом смысле слова. Он был.

– Импозантный! – завершила спор синьора Росселла. – Интересный мужчина, вежливый, всегда готовый помочь другим. И останавливался приласкать каждого встречного пса, – прибавила она.

– Это верно! – кивнул Альберто. – Идти с ним куда – нибудь было сущим наказанием.

– А Пенелопа? – спросила Джулия.

– Пенелопа – это олицетворение нежности, – ответила Росселла Колла. – Умная, утончённая. Ещё до отъезда за границу она устраивала в этом доме чудесные праздники. Приглашение к Саури считалось большой честью, потому что дом их слыл самым красивым в Венеции. А она, ну. она была простой и сложной одновременно…

– И необыкновенно красивой, – вставил Альберто.

– Ах! – воскликнула Росселла.

– Ты прекрасно понимаешь, что я даю чисто эстетическую оценку.

Росселла, приятно улыбнувшись, наклонилась к Джулии и шепнула:

– Видишь, все мужчины такие. Когда мы хорошо отзываемся о ком – то, они на нас сердятся, а сами говорят о какой – то чисто эстетической оценке!

Джулия рассмеялась, удивившись доверительной манере, с какой обращалась к ней синьора Росселла.

Альберто, напротив, больше внимания уделил Рику, которому стал подробнейшим образом объяснять родственные связи семьи Саури со старинной венецианской знатью.

– Пока вы обсуждаете эти мужские проблемы, – прервала его Росселла, – мы, женщины, на минутку удалимся. – И предложила Джулии: – Пойдём, я покажу тебе кое – что.


Глава 11 Непрошеные гости | Остров масок | Глава 13 Здорова ли она?