home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement




Андерсен

Столешница с канделябром оказались в погребе. Тут их ждали два абажура, дырокол, самокат несчастного папы, хорошая штучка — самопишущая ручка.

Погреб шел вниз и вниз. Ступени, каменные стены, фрески, крысы.

Пришли — подземная пристань. Лодки снуют. В гавань парусник заходит. До самого горизонта бриз, мягкие волны.

Пахнет как везде — рыбой, соленой морской водой, подземными чайками. От здания ратуши к зданию синагоги омнибус едет. В порту грузчики матерятся. Закусочная предлагает услуги старьевщика.

— Посмертное пристанище вещей, — сказал папин самокат.

— Последняя пристань, — уточнила самопишущая малютка.

— Начало пути, — произнес канделябр.

— Похоже на Санкт-Петербург, — определил один из абажуров.

«Северная столица», — подумали вещи.

По стенам рос мох, сочилась вода.

— Каждый из вас — Харон, — кричал разносчик газет, — в час своих похорон!

— Ии-и, ии-и, — захлебываясь, кричал маяк в пяти километрах к востоку.



Неурочный час | Краткая книга прощаний | Вечера