home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement




В той степи

Шармань моя, шармань. Как говорил Коля Елисеев, плоть от плети моей.

Имелись мы с ней в первый раз на приставной лесенке в огромной захламленной веранде. Лучики света падали на ее замечательную попку. Та лохматилась и серебрилась.

— Ой, Володенька, — говорила она, — ой, мальчик мой.

На веранде пахло теплой пылью, старыми газетами, мышиной возней.

Отец ее, Николай Алексеевич, генерал и потомственный алкоголик, мужественно спал. Тикали часы.

За кофе говорили о Париже, Марселе Прусте и празднике, который всегда с тобой.

Потом все повторялось, но теперь уже в креслах, и чехлы на них ерзали.

Через месяц мы почему-то расстались. Хотя причин уже не упомню.

В общем — грустно.

Колька Елисеев в таких случаях обычно напивается в драбадан и, сидя в малиннике у окна, плачет и поет о ямщике.



Сапоги | Краткая книга прощаний | Здравствуй, оружие