home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



* * *

Майли Митчелл возненавидела поездки на ферму Казвеллов. Ее тошнило при одном взгляде на слепого старика. Он нагонял такую тоску! Да и сама ферма — далеко не варьете! Видели бы вы, как там все заросло грязью! А приезжие мужики все как один пялятся на нее. Один из них, рослый, со смуглым лицом, как-то предложил ей: «Знаешь, иди-ка ты наверх, в спальню, а мы будем приходить к тебе по очереди».

Она тогда отбрила его: "Дурья твоя башка. Там наверху старый матрас, весь в пятнах, кишащий клопами…" Умник выискался!

Доктор Толби сказал, мол, если ей на ферме скучно, лучше остаться в отеле.

И на том спасибо! Сегодня девятый день, как они здесь. Да для такой дыры и недели слишком! Пять кварталов вверх по главной улице, пять обратно. Обед в ресторане "Камберленда". Вот и весь Марлетт. Взглянуть не на что! Первое время она развлекалась, сидя внизу, в вестибюле. Заезжие коммивояжеры пожирали ее взглядами, но ни у одного не хватило духу подойти и завести с ней разговор. В такой глухомани даже торговец галантереей может скрасить время! А забавно было бы провернуть такой финт. И чтобы доктор Толби ни о чем не догадывался. Коммивояжер, безмозглый дуралей, начнет разливаться соловьем, расписывать, какой он молодец, и знать не будет, что, если доктор их застукает, может запросто схлопотать дырку в голове. Небось обделается со страху!

В пятницу она ходила в салон красоты помыть голову и сделать прическу. Суббота, воскресенье, понедельник, вторник — четыре дня назад. Можно пойти туда сегодня! Если оставаться все время в номере, можно от скуки просто заболеть!

Однако, спускаясь вниз, Майли раздумала делать прическу. Как только она заметила Билла Мартина и миссис Лайонс, салон красоты элементарно уступил место женскому любопытству.

Те двое были увлечены разговором. Он в чем-то ее убеждал, а она слушала — не улыбаясь, но и не перебивая. Никто из них не обращал на Майли внимания. Миссис Лайонс ни разу не улыбнулась, не дотронулась до Билла Мартина. Потом она встала и ушла.

Майли не стала ждать, пока Билл ее заметит. Выйдя из отеля, она как бы замешкалась — стояла на тротуаре спиной к парадному подъезду. Билл Мартин вышел, она проследовала за ним к его пикапу. Потом открыла дверцу и уселась в машину. Он сел на водительское сиденье, положил руки на руль и уставился на нее во все глаза! Но она на него и не взглянула. Захлопнула дверцу и сложила руки на коленях. Потом повернулась к нему, одарила его лучезарной улыбкой и стала ждать, когда он что-нибудь скажет.

Но он так ничего и не сказал. Ни слова! С секунду смотрел на нее. Затем поворотом ключа зажигания запустил двигатель, дал задний ход и, выехав из переулка, погнал свой драндулет на запад. Мимо магазинов, церквушки, бензоколонок, мимо жилых кварталов, отгороженных от дороги рядами деревьев… К полям, засеянным кукурузой, к телеграфным столбам, к гряде гор на горизонте.

Майли сама не знала, чего ей надо. Но чувствовала, что все складывается удачнее, чем она рисовала в своем воображении. Она опасалась, не испортит ли Билл впечатление. Вдруг рассердится и велит ей убираться восвояси либо спросит, не доктор ли Толби подослал ее, а то возьмет и брякнет какую-нибудь чушь вроде того, что пикап не такси, а то и вовсе спросит: "Куда прикажете вас отвезти?" Нет, ничего такого он не сказал. Автомобиль мчался на полной скорости, а Билл смотрел на дорогу и молчал. Майли пришла в возбуждение и заерзала на сиденье. Потом уселась поудобнее и стала гадать, чем все это кончится. Раз так, решила она, раз он молчит, она не прочь поиграть в молчанку. Это еще вопрос, кто промолчит дольше.

Майли Митчелл всегда отличалась прямотой и цинизмом, что нравится как мужчинам, так и женщинам.

Она любила слушать, но никогда не вмешивалась в разговор. И самое главное, у нее не было суетливого хлопанья крыльями, что обычно выдает в женщине "наседку".

Но она умела "завести" любого мужчину, не делая для этого никаких усилий. Билл неожиданно сбросил скорость и, свернув с шоссе, съехал на поляну, окруженную деревьями с мощными кронами, отбрасывающими густую тень.

Дальше все было просто. Билл помог Майли выбраться из машины, помог ей раздеться, постелил на траву свою рубашку, разделся сам. Она опустилась на рубашку, подняла к нему лицо. На влажных пухлых губах играла улыбка, лучистые глаза спокойно выдержали его взгляд.

Он похлопал ее по округлому заду.

Она усмехнулась, показав ровный белый ряд верхних зубов, отчего ее крупный рот приобрел чувственную прелесть.

— О боже! — воскликнула она через минуту. Какое-то время спустя он уже натягивал брюки, а она была совершенно обессилена. Не в состоянии шевельнуть ни рукой, она произнесла:

— По-моему, ты одержал верх… в прямом и переносном смысле, — добавила она и засмеялась.

Билл не смотрел на нее, он продевал конец ремня в пряжку.

"У него под внешней замкнутостью скрывается врожденная мудрость, здравый смысл и порядочность", — подумала Майли, а вслух спросила:

— На кого ты злишься?

— Я не злюсь.

— Так я тебе и поверила!

— Я еду в Корбин. Хочешь со мной?

— А когда ты вернешься?

— Не знаю. Может, к вечеру, если в Корбине получу, чего хочу.

— Вот уж не знаю, кто может устоять против тебя!

— Так ты едешь со мной или нет?

— Придется сочинить для него правдоподобную историю.

— Будто он не знает, что ты со мной. Майли поморщилась.

— Лучше не говори ничего лишнего, ладно? — сказала она, и в ее голосе послышалось разочарование. — До этого момента ты был просто великолепен. Он не знает, где я. Похоже, женщины тебя не раз обижали, если ты… если у тебя такая заниженная самооценка.

— Брось городить вздор! Скажи, зачем ты…

— Сама не знаю, — оборвала она его. — Просто так, любопытно стало, на что ты способен. Скажи, ты трахаешь ту леди из отеля?

Билл ответил не сразу:

— Можно и так сказать. А что?

— Она тебе не подходит. — Майли помолчала, но он ничего не сказал. — Она для тебя слишком… изысканная.

— В смысле?

— Ты когда-нибудь привозил ее сюда? Спорим, нет! Ей надо, чтобы все было… Ну, изысканно, что ли! Как полагается, одним словом. По ней сразу видно!

— Давай я лучше отвезу тебя назад.

— Хочешь, чтобы я поехала с тобой в Корбин, я поеду.

— А ему что скажешь?

— Да не знаю! Скажу, что пошла прогуляться и заблудилась в лесу.

— Вы с ним… женаты?

— Какой ты милый! — улыбнулась Майли.

— Он тебе нравится?

— Не мой тип, но могло быть и хуже.

— Тогда зачем ты с ним?

— Затем, что лучших предложений не поступало. — Майли поднялась, протянула Биллу его рубашку. — Уж не собираешься ли ты предложить мне руку и сердце?

— Будто у меня без того неприятностей мало.

— Возможно, я как раз та, что тебе нужна. Никогда не знаешь, где найдешь, где потеряешь! Может, я тебе помогу и пригожусь…

— Одевайся.

— Ты что, боишься?

— Нас могут увидеть.

— Полчаса назад тебя это не волновало. И вообще чего это ты? Ведь ты такой… сильный молчаливый мужчина! Или я не права?

— Чем ты можешь мне помочь?

— Ну… — Майли застегивала юбку, — там видно будет. Скажем, того, что мне известно о моем докторишке, хватит, чтобы ему вкатили пожизненное. Как тебе?

— Он ведь бутлегер, да?

— Ты еще не сделал мне предложения, — напомнила Майли.

— Он связан с властями не больше, чем я. А тот шибздик, что пристрелил мула, вообще гангстер.

— Разве он не красавчик?

— Единственный, в ком я не совсем уверен, — это Фрэнк Лонг…

— Давай же, — подначивала Майли, — делай мне предложение! Если оно мне покажется заманчивым, я выложу все без утайки о каждом из них и обо всей шайке. Застегни "молнию"! — Она повернулась к Биллу спиной.

— Ты и так уже все рассказала, — заметил он. — Ты признала, что им есть что скрывать.

Майли подошла к Биллу и заглянула ему в глаза:

— Тогда почему ты не вызываешь полицию? Почему? А я вот могла бы…

Билл погладил ее по щеке, пальцем провел по пухлым губам. Миловидная молодая женщина с атласной кожей, чувственная, забавная… Если позволить ей болтать и дальше, чего доброго, можно и бдительность потерять.

Он высадил ее у баптистской церкви, развернулся и помчался в Корбин со скоростью, какую мог выжать из своего видавшего виды пикапа.


Глава 10 | Под прицелом. Сборник | Глава 11