home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



* * *

— Зачем они заменяют Маклейна? Господи Иисусе, пару раз в него попали, и они его убирают.

— Очень уж сильные были мячи, — пояснил Райан. — Оба.

— Ну так парочку можно и выдержать.

— Главное, добежать до второй, — высказался Джек, — им надо быть поосторожнее. Вы не знаете, сколько времени?

Мистер Маджестик глянул на часы:

— Четверть десятого. Я бы его оставил. Сколько он сделал бросков?

— Приблизительно шесть.

— Шесть бросков. И что, все одинарные? Этого парня с ног не собьешь.

Они смотрели, как менеджер команды идет назад к скамейке запасных. Маклейн остался в кругу, вкладывая мяч в ловушку перчатки.

Джордж Келл прокомментировал: "Ну похоже, Дэнни остается. Теперь у него немного работы. Два броска, потенциально главная пробежка на вторую".

Мистер Маджестик качнулся вперед в кресле-качалке.

— Самый лучший эпизод, а мне надо отлить, — с сожалением произнес он. — Но раз уж я все равно встаю, принести тебе еще пива?

— Мне уже хватит.

— Хочешь хайболл?[23] Чего пожелаешь.

— Я должен кое с кем встретиться в половине десятого, — ответил Райан.

Мистер Маджестик спустил с кресла ноги.

— Я думал, ты с ней уже встречался.

— Нет, только собирался. Но решил сначала посмотреть пару иннингов.

— Она на тебя разозлится?

— Не знаю.

— Тебя это волнует?

— Ну, я должен ей сказать кое-что.

— Дело твое.

— Лучше сделать, — проговорил Райан. — И разделаться с этим.

Кто-нибудь, думала Нэнси, должен написать про Джека Райана в "Ридерс дайджест": "Счастливейший человек, которого я когда-либо видел за всю свою жизнь".

Сначала, глядя на Фрэнка Писарро, она была ошарашена, разочарована и, наконец, рассердилась. Впрочем, решила Нэнси, затаскивая Фрэнка в гостиную и задвигая стеклянную дверь, все не так уж и плохо. Он заслуживал этого не меньше Райана. Надо рассуждать философски, сносить незначительные огорчения, она же уже взрослая девочка. Ну, не достался ей Райан, зато достался его приятель, который точно с таким же успехом послужит цели. Он мертв — она убила его.

Проблема заключалась в невозможности с уверенностью сказать, не забавнее ли, в конце концов, бить окна.

Нэнси зажгла все лампы в гостиной, потом на кухне, включила настольную лампу в рабочем кабинете. Подняла телефонную трубку, потом опустила и быстро пошла к столику рядом с большим креслом. Чуть не забыла вещественные доказательства. Схватила свой бумажник, часы, жемчужное ожерелье, вытащила из ящика стола несколько булавок для галстука и все это рассовала по карманам Фрэнка. Она мысленно слышала, как полисмен или кто-то еще спрашивает: "Он был в вашей комнате?" И свой собственный голос, который отвечает: "Я его слышала, но сама старалась не шуметь. Сошла вниз лишь тогда, когда подумала, что он ушел. Не знаю, что меня заставило взять пистолет. Я купила его, собираясь сделать моему боссу подарок. Мистеру Ритчи". Этот штрих заставил ее улыбнуться. Здорово! Особенно если в газетах будет процитировано слово в слово: "моему боссу". Или "дяде Рею". Так, может быть, даже лучше.

Нэнси вновь вернулась в кабинет, набрала номер, стоя в самых дверях, глядя в гостиную, однако ей опять пришлось бросить трубку и отскочить от двери.

Ну и ну! С площадки для загара вошел Джеки.

Она дала ему время как следует разглядеть Фрэнка Писарро. Потом глубоко вдохнула, медленно выдохнула, поправила треугольный вырез пижамы и шагнула в гостиную в тот момент, когда Райан поднимался с колен. Нэнси смотрела, как он перешагивает через ноги Фрэнка Писарро, резко поднимает голову и глядит на нее.

— Опять опоздал, — сказала Нэнси. — Да?

— Наверное, — ответил Райан. — Ты знаешь, что он мертв?

Она кивнула, чувствуя на себе взгляд Джека.

— Пришел еще денег просить, — объяснила Нэнси. — Если бы я ему не дала, он все выложил бы полиции про тебя.

— Вы с ним разговаривали, а потом ты его застрелила?

— Когда он пошел на меня. Потом.

— И у тебя случайно оказался пистолет?

— Он стучал, — тут же сочинила Нэнси. — Я не знала, кто это, поэтому сначала взяла пистолет.

— Позвонила в полицию?

— Нет еще.

— Что собираешься рассказать?

Она посмотрела ему прямо в глаза.

— Что я застрелила грабителя.

— Значит, завтра твои фотографии будут в газетах, — заметил Райан.

— Я об этом не думала.

— Можешь даже в журнал попасть. В "Лайф".

— Думаешь?

— Будешь ходить везде в темных очках, люди будут показывать на тебя пальцами и говорить: "Вон та самая".

— Правда?

— Кто-нибудь в Голливуде увидит симпатичную девочку с симпатичной попкой и с длинными волосами, которая застрелила человека в прибрежном доме своего дружка-миллионера, и дело сделано.

— Эй, поосторожнее!

— Рей попал в переплет, потому что его жена и все кругом узнают, чем он занимается, но теперь тебе нечего волноваться за Рея, правда?

— Есть такой шанс, — согласилась Нэнси.

— Тебе больше не требуется никаких пятидесяти тысяч. Застрелила сборщика огурцов и обрела счастье.

— Что-то вроде сказки про Золушку. Мне нравится, — сообщила Нэнси и, подойдя к большому креслу, удобно устроилась в нем.

— Сколько раз ты стреляла в него?

— Не знаю. Не считала.

— Ты стреляла, когда он входил?

— Нет, я слышала, как он ходит по дому. Но вышла из своей комнаты, только когда подумала, что он ушел. Спустилась вниз, а он меня тут поджидает.

— Ты стреляла в Фрэнка, когда он входил в дверь, — возразил Райан. — Семь раз. Он не стучал. Он вошел.

Нэнси бросила на него удивленный взгляд.

— И правда. Я ведь для тебя оставила дверь открытой. Он не стучал. Он вошел.

— Я хочу сказать, ты ведь не собиралась убивать Фрэнка, — проговорил Райан.

— Конечно, я не собиралась его убивать.

— Ты думала, это я вхожу.

— Конечно.

— Ты меня собиралась убить.

Нэнси спокойно сидела в кресле.

— Я… Зачем?

— По-моему, по многим причинам, — ответил Джек. — Но главным образом потому, что считала это забавным. — Он умолк в ожидании. Подошел к оттоманке, сел перед девушкой и спросил: — Ну и как получилось?

— Вполне.

— Только в действительности все не так, как это себе представляешь.

— Забавно, правда?

Она следила, как он поднимается и идет к кабинету.

— Ты куда?

— Звонить в полицию.

— Я сама.

— Ты можешь чего-нибудь не то сказать.

— Ты сообщишь про меня, Джеки. А я про тебя.

Райан остановился в дверях, чувствуя себя усталым, и медленно покачал головой.

— Эй, — сказал он, — да ладно тебе, перестань.

— Я серьезно. Скажу, что ты был с ним. Расскажу про бумажники.

— Хорошо, — согласился Райан. — Расскажи им про бумажники.

Джек вошел в кабинет, поднял трубку. Нэнси слышала, как он сказал телефонистке:

— Мне полицию штата. — Затем после долгого молчания: — Я хочу сообщить, что застрелен человек. — Опять молчание. Наконец, сообщил: — В Пойнте… В доме Рея Ритчи… А? Нет, увидите, когда приедете.

Когда Райан вышел из кабинета, она произнесла:

— Молодец, Джеки! Ребята, все увидите и поймете.

Он ногой пододвинул оттоманку к телевизору, за который ему дали бы полторы сотни, и принялся нажимать кнопки. Наконец, изображение стало четким, сфокусировалось, на экране появился Маклейн все на том же месте. Джордж Келл говорил: "Двое на базах, двое выбыли, кульминация девятого иннинга".

Райан опустился на пуф.

Нэнси прижалась к ручке кресла, долго, почти минуту, вглядываясь в него.

— Джеки, — позвала она и смолкла, выжидая. — Эй, Джек, ты хороший любовник. Может быть, мне сказать, будто ты пришел, испугал его и вы начали драться? Понимаешь? По тебе ведь видно, что ты дрался. Скажу, ты мне жизнь спас. Оттащил его от меня. Слушай, а пока вы дрались, я взяла пистолет. Потом он хотел ударить тебя чем-нибудь… кочергой, и мне пришлось в него выстрелить. — Нэнси широко открыла слегка удивленные глаза. — Эй, Джек, тогда в газете напечатают и твою фотографию. А в "Лайфе" появится крупный снимок — мы оба в темных очках. А потом вместе будем сниматься в кино! Разве это невозможно? — Она открыла не только глаза, но и рот, немножечко притворяясь, но в самом деле захваченная этой мыслью.

Райан посмотрел на нее. Обождал, убедился, что Нэнси ждет от него ответа, и только тогда проговорил:

— Я уже снимался в кино.

Потом опять отвернулся к экрану телевизора, на котором Маклейн разворачивался, поднимал одну ногу и совершал бросок от плеча в сторону игрока на базе. Хорош, сукин сын, но вполне может нарваться на неприятности.

— Послушай, я серьезно, — вновь заговорила Нэнси. — Вполне может выйти. Вместе с кем-то гораздо забавнее. — Она подождала, наблюдая за ним. — Послушай меня! Посмотри на меня! Будет просто здорово. Расскажем полиции, что случилось, а через пару дней сядем в машину и уедем… Куда пожелаешь. Просто уедем. Джек, послушай меня!

Маклейн взглянул на раннера[24] на первой базе, помедлил и сделал бросок. «Быстрый мяч, но немножечко высоко», — прокомментировал Джордж Келл.

— Можно представить все в лучшем виде, — продолжила Нэнси и вдруг встала с кресла. — Скажем, он разбушевался. Собственно, прежде, чем я взяла пистолет, он схватил меня и разорвал пижаму. — Она подняла руки к треугольному вырезу блузы, рванула, разорвала его до пояса. Распахнула блузу, воскликнула: — Смотри, Джеки, что он наделал!

Райан взглянул, кивнул и снова уставился в телевизор.

Нэнси минуту подумала.

— А потом вдруг запсиховал и начать крушить все вокруг.

Она выхватила кочергу из камина, замахнулась, прицелилась в картину над каминной полкой, с силой ударила. Затем разнесла стеклянный шкафчик в гостиной и направилась в столовую, разбивая по пути все попадавшееся ей на глаза стекло и хрусталь — вазы, пепельницы, статуэтки. Осколками брызнуло зеркало. Вернувшись в гостиную, Нэнси расколотила цельное стекло раздвижной двери высотой от пола до потолка и принялась добивать торчащие из рамы осколки. Лампы оставила напоследок, потом стали бить одну за другой. Комната постепенно погружалась в полумрак, потом остался лишь ровный белый свет, льющийся с экрана телевизора.

Наступила тишина — Нэнси в порванной пижаме замерла возле большого кресла. Но тишину вскоре нарушил голос Джорджа Келла: "Счет равный в конце девятого иннинга. Детройт отбивает. Если они собираются пошевелить мозгами, им теперь…"

Райан выключил звук, повернулся в белом сиянии телеэкрана лицом к девушке. Позади него Эл Кейлин беззвучно отбил два мяча в круг.

— Все переколотила? — спросил Джек.

Нэнси кивнула:

— По-моему, все.

— Тогда, может, сядешь?

— Джеки…

— Больше не надо, ладно? Если скажешь еще что-нибудь, я, наверное, врежу тебе как следует, а мне этого вовсе не хочется.

Эл Кейлин шагнул в круг, занял позицию, коснувшись земли концом биты.

И тут послышался первый слабый звук сирены далеко на Шор-роуд.

— Сядь и успокойся, — велел Райан. — Больше не о чем думать.

Нэнси медленно свернулась в кресле, положила голову на руку. Она смотрела на плавательный бассейн, на лужайку, на оранжевое пятно света на фоне ночного неба, потом начала поглаживать одним пальцем свесившуюся на лоб прядь темных волос.


* * * | Под прицелом. Сборник | Глава 1