home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



* * *

— Сегодня никаких камней, — предупредил Райан. — Ладно?

— Никаких, — подтвердила Нэнси. — По-моему, если свет нигде не горит, никого нет дома. Уже совсем темно, а ложиться спать слишком рано.

— Может, хозяева на веранде.

— Может быть, — согласилась она. — Конечно, и там, где горит свет, тоже может никого не оказаться. Я всегда оставляю включенный свет.

— Думаю, так очень многие делают.

— Поэтому надо подойти поближе и посмотреть.

Она была спокойна. Райан чувствовал это. Он не мог вообразить ее обеспокоенной. Но все равно остается вероятность, что она притворяется. Пока это одни разговоры — еще неизвестно, как она поведет себя, когда придется действовать.

— Какой дом? — спросил Райан.

— По-моему, вон тот, темный.

— Пошли.

Он запомнит, что произнес это слово. Ей не понадобилось его уговаривать или подталкивать. Она спокойно стояла, разглядывая его. А когда он сказал: "Пошли", улыбнулась — это он тоже должен запомнить — и последовала за ним по берегу в темноту среди окружающих дом деревьев. Потом они вышли из рощи, обогнули газон перед домом, поднялись по лестнице на веранду, где не было света. Приступив теперь к делу, бросив валять дурака, Райан надеялся чуточку ее встряхнуть.

Он позвонил в дверь.

— Что скажешь, если кто-нибудь выйдет? — Голос ее был спокойным, она не шептала, говорила громко.

— Спрошу, не подскажут ли, где живут Моррисоны.

— А вдруг это их фамилия?

Он опять позвонил, обождал, дав хозяевам время спуститься, если они наверху в спальне, выждал еще момент, чтобы отпали все сомнения, потом открыл жалюзи и попробовал отворить дверь. Ручка повернулась.

— Я же тебе говорила, что это нетрудно, — заявила Нэнси. И направилась вперед него в дом.

— Подожди, пока я посмотрю.

Он вошел, пробрался в темноте в заднюю часть дома, к кухне, выглянул там в окно, заметил в гараже зад машины. И вернулся назад.

Нэнси, усевшись на перилах веранды, покуривала. Он забрал у нее сигарету, хотел выбросить, но увидел, какой взгляд она на него бросила, затянулся и отдал ей сигарету.

— Ну?

— Они неподалеку. Скоро вернутся.

— Откуда ты знаешь?

— Просто знаю, и все.

Она пожала плечами и встала. Он заметил этот жест и, кажется, легкую улыбку, хотя в темноте не мог быть точно уверен. Она спустилась за ним по ступенькам, и они направились к берегу через лужайку.

— Раз машина тут, — пояснил Райан, — они недалеко.

— Я вот что думаю, Джеки. Если влезть, точно зная, что никого нет дома, чего тут забавного?

Райан вытаращил на нее глаза и словно услышал голос Леона Вуди: "Надо лезть, когда никого нет дома, когда ты точно знаешь и имеешь письменное подтверждение, что никого нет дома".

Он все таращился на нее, пока она не собралась сказать что-то, тогда он ее опередил, позвав: "Пошли!" Они вновь повернули от берега к деревьям, к ближайшему дому, где горели огни, побежали, пригнувшись, точно так же, как в прошлый раз с камнями, прячась в деревьях, в кустах и в глубоких тенях. Наконец, добрались до дома, потянулись к окнам, заглянули внутрь.

— В карты играют, — сообщил Райан.

— В джин[16]. Она только что сбросила, и он бесится.

— Пошли!

Смотреть было нечего. И не будет, Райан точно это знал. Когда чего-то ждешь, ничего не бывает. Например, нанимаешься чистить ковры, ждешь, что бабы начнут разгуливать по дому безо всего, и ничего не видишь.

Они пошли вдоль берега от одного дома к другому. Видели людей, которые играли в джин, читали, смотрели телевизор, ужинали, выпивали, беседовали и опять выпивали.

— Может, застанем кого-то в постели? — предположила Нэнси.

— Если лягут в постель, выключат свет.

— Вовсе не обязательно.

— А тебе бы понравилось, если бы за тобой подглядывали?

— Никогда об этом не думала, — призналась Нэнси.

Они видели людей, которые играли в бридж или просто сидели без дела. Видели женщину, которая в одиночестве читала. Нэнси ткнула пальцем в жалюзи, женщина вздрогнула и пристально посматривала на окно, боясь пошевелиться.

Когда они вновь вошли в рощу, Райан сказал:

— Это было забавно. Может, наткнемся на какую-нибудь старушку со слабым сердцем?

Он не узнал коричневый дом, когда они к нему подошли. Если бы подошли с берега, то узнал бы, даже в темноте. Райан знал, что дом стоит где-то тут, но не старался его отыскать, а в тот момент, когда они прошли через двор, приблизились к веранде и оказались чересчур близко к нему, не узнал.

Они обошли дом вокруг, прошли мимо темных окон, дошли до задней веранды, а он все еще не узнавал его, наблюдая за Нэнси, которая шмыгнула к гаражу и заглянула туда.

Вернувшись к нему, доложила:

— Машины в гараже нет. Все равно давай влезем.

И передняя, и задняя двери были заперты, тем не менее дело пошло легко. Влезли через окно гостиной с веранды, после того как Райан просунул сквозь жалюзи палку и отодвинул задвижку. Сначала влез он, потом Нэнси. Она проследовала за ним в передний холл и стояла рядом, пока он проверял заднюю дверь — отпирал и тихо закрывал, — после чего почувствовал себя лучше, заручившись возможностью удрать в любую из трех сторон.

Неожиданно на стену упал отблеск света, и Райан ошеломленно отпрянул от двери.

Оказалось, Нэнси открыла дверцу холодильника.

— Пива хочешь? — Она рассматривала содержимое холодильника, протянув за спину руку с банкой пива, которую предлагала ему. — Угощение не очень-то разнообразное.

— Они же не знали, что мы придем, — откликнулся Райан. Откупорив банку с пивом, он сделал добрый глоток.

— Салат, горчица, молоко, пикули, джем, горчица… Ну, горчицы им хватит! Господи, четыре банки и кетчуп — две, три… Наверное, сидят на одной горчице с кетчупом.

— Может быть, у них гости.

Произнося эти слова и направляясь к дверям в холл, Джек понял, куда они попали, еще до того, как увидел лестницу и слабый свет наверху из двух окон на площадке.

— В кухнях нет ничего особенного, — заявила Нэнси, приблизившись к нему сзади. — Больше всего я люблю спальни.

Странно было тут оказаться. Осознав, куда они попали, Райан сначала испытывал какое-то тревожное, настораживающее чувство, будто что-то вдруг пошло не так, как следовало. А потом подумал — нормально. Стало быть, дом тот самый. Ну и что? Он вполне мог стоять по соседству или ниже по берегу. Просто дом. Ничего нет такого особенного в том, чтобы снова забраться сюда, правда? Леон Вуди сказал бы: "Точно, старик, ничего в этом нет особенного. Просто влез в тот же дом, сам об этом не зная". Хватит шуток. В действительности он совсем этого не хотел.

Они поднимались наверх, держась за перила, Райан по-прежнему впереди. Наверху на секунду остановился, прислушался, потом вошел в первую спальню справа, ту самую, где они с Билли Руисом нашли мужскую одежду. Знакомая комната: окно над боковой верандой, туалетный столик, две кровати, ночной столик, куда он положил окурок сигары. Теперь Джек вспоминал, что, наверное, оставил его в пепельнице, и прошел между кроватями посмотреть, не лежит ли он еще там, не ожидал его увидеть, просто из интереса.

Нэнси шмыгнула мимо него к комоду, принялась рыться в ящиках.

Райан лег на кровать, стал потягивать пиво, наблюдая за ней. Выдвинет ящик, пошарит внутри, потом тихонько задвинет, открывает следующий, запускает руки под стопки белья, тщательно обыскивает. "Видишь, что она делает, все прощупывает, проверяет, не припрятано ли где-нибудь что-то ценное". Леон Вуди сказал бы: "Ага, ценное. Слушай, старик, ты ее не учил вываливать все ценное из ящиков на пол?"

Нет, этому он ее не учил. Допив пива, Джек прошел через ванную в смежную комнату, в ту самую, где в воскресенье переодевались женщины, осмотрел комод сверху, заглянул в ящики. С другой стороны коридора находились еще две спальни. Райан заглянул в каждую, но не нашел ничего стоящего, учитывая, что он был в ста пятидесяти милях от Детройта и без машины. Однако тут что-то вспомнил, вернулся через вторую спальню в ванную, открыл аптечку. Там по-прежнему стоял "Джейд Ист". Джек капнул на руки несколько капель лосьона, растер в ладонях, смазал подбородок, глядя в зеркало, едва видя свое отражение в темноте.

Наконец вернулся в ту спальню, где осталась Нэнси. В комнате не было слышно ни звука, и сначала он ее не увидел, потому что ожидал, что она у комода или у гардероба. Оглянулся на дверь и, переводя взгляд, заметил движение на кровати, в постели. Нэнси лежала на ней, натянув на себя покрывало. Наблюдала за ним, ждала, когда он ее разглядит, потом проследила, как он прошел между двумя кроватями, уселся на свободную.

— Сдаюсь, — проговорил Райан. — Что ты делаешь?

— Жду тебя, — ответила она. Ее темные волосы были рассыпаны по белой подушке. — Угадай, надето на мне что-нибудь или нет?

— Шутишь.

— Ну угадай!

Тогда он медленно кивнул:

— Ничего, да?

— Правильно, — улыбнулась Нэнси. — Знаешь, что ты получишь в награду за верный ответ?

— Слушай, я знаю местечко получше.

— Где?

— У меня в комнате.

— Нет. Прямо здесь.

— Почему?

— Не думаю, будто это когда-нибудь кто-то проделывал.

— Верю и объясню тебе почему, — сказал Райан.

— Забираться в чужие дома и проделывать это. Новая игра.

— А по-моему, не слишком забавно увидеть, как кто-то зайдет.

Нэнси улыбнулась:

— Здорово, правда? Представляешь себе выражение его лица?

— Просто скажи зачем, — попросил Райан. — Ладно?

— Зачем, почему… Только одно и твердишь. Знаешь, Джеки, ты настоящий зануда. А я думала, ты забавный, да только не знаю…

— Подвинься.

— Сначала разденься. Таково правило этой игры.

— И ботинки?

— Все снимай.

Он начал расстегивать рубашку, вытаскивать ее из штанов, стоя рядом с кроватью, глядя сверху вниз на Нэнси.

— Все, — потребовала она.

— Минуточку. — Райан лег рядом с ней, и она дернула вверх покрывало до самого подбородка, держа его покрепче.

— Нет, пока все не снимешь.

Он придвинулся ближе, положил на подушку руки так, что ее голова оказалась между ними. Она смотрела прямо на него, принюхалась:

— Что это?

— Нравится?

— Слишком много.

— Хочешь побеседовать или как?

— Я тебе уже сказала, какое у этой игры правило.

Джек придвинулся почти вплотную, наклонил голову, чтобы губы их правильно соприкоснулись, почувствовал, как она слегка напряглась, а потом заколебался, сдержался.

Почти касаясь его губ губами, она спросила:

— В чем дело?

— Ш-ш-ш.

Оба не шевелились. В комнате, во всем доме было тихо.

— Я ничего не слышу.

Райан медленно встал, убрал руки с подушки. Приложив к губам палец, тихонько направился вокруг кровати к дверям. Постоял, опершись ладонью о косяк, высунулся в коридор, вслушиваясь. Глянул на нее и приступил к действиям: закрыл дверь и тщательно запер, шагнул к окну, выглянул, нерешительно потоптался, открыл жалюзи на окне, выходящем на крышу веранды. Пригнулся, вылезая в окно, и еще раз глянул на Нэнси.

— Собираешься дожидаться хозяев?

— Где они?

Он махнул рукой вниз:

— Пошли!

Перемахнул через край крыши, чуть-чуть повисел, прежде чем спрыгнуть на землю. Добравшись до высоких кустов на граничившем со двором участке, оглянулся, увидел, как полностью одетая Нэнси вылезает в окно. Она стояла, нерешительно глядя вниз, и Райан улыбнулся. Он терпеливо ждал, зная, что в конце концов она спрыгнет. У нее не было другого выхода, однако секунды для нее сейчас превратились в минуты. Нэнси опустилась на колени, легла на живот, спустила с крыши ноги и повисла. Ноги можно переломать, подумал Райан, но это единственный способ. Он смотрел, как она упала, затем неуверенно поднялась и застыла неподвижно.

— Эй! — тихо крикнул он из кустов и подождал, когда она до него доберется. Потом схватил за руку, потащил к берегу через колючие кусты и деревья, почти бегом, волоча ее за собой.

Добежав до невысокого песчаного откоса, Джек повернулся, подхватил ее, оба по инерции перевалили через край, упали на песок, держась друг за друга, покатились, остановились. Райан оказался сверху, одной ногой придавив ее ноги, руки были зажаты у нее под спиной, и он оперся на локти, перенеся на них вес своего тела. Почувствовал на своем лице ее дыхание, пока она старалась отдышаться, совсем близко увидел красивый нос, полуоткрытый рот, закрытые глаза. Подождал, когда Нэнси откроет глаза, затем еще обождал, глядя на нее и ощущая, как расслабляется ее тело.

— Быстро ты оделась.

Ее лицо оставалось спокойным, но глаза смотрели на него выжидающе, уловив что-то в его взгляде или в голосе.

— Ты ничего не слышал, — произнесла она наконец. — Ты ничего не слышал.

— Давай-ка пока не будем болтать, — предложил Райан.

— Если мы не будем болтать, то я предпочла бы не болтать где-нибудь в другом месте, — почти огрызнулась Нэнси.

— Тебе не нравится на песке?

— Не люблю торчать на улице, Джеки. Так и знай.

— По-моему, я не смогу шевельнуться.

— Постарайся, — огрызнулась Нэнси.


Глава 11 | Под прицелом. Сборник | * * *