home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 10

— Сделка хорошая, — сказал мистер Маджестик. — Приходит она каждый день, кроме воскресенья, за тридцать баксов в неделю. Я люблю готовить бифштексы на улице, в гриле. Хорошую вырезку. Парень из "Ай-Джи-Эй" нарезает мясо толщиной приблизительно в два с половиной дюйма. — Мистер Маджестик отрезал ломтик колбасы, обмакнул в соус чили. Ткнул вилкой в кислую капусту, навалил ее на сосиски, разровнял ножом. Прожевывая, отрезал кусок хлеба, намазал его маслом. И, продолжая жевать, сообщил: — Хлеб она сама печет. Дома печет, два-три раза в неделю, и свежий приносит. Я имею в виду, по-настоящему свежий.

— Хорошо, — отозвался Райан.

— Держит дом в чистоте. Пылесосит два раза в неделю. Райан ел быстро. Он снова пропустил завтрак, поэтому сильно проголодался. Была мысль встать пораньше, проехаться к охотничьему домику Ритчи, осмотреться, пока никого нет поблизости. Но он проспал и пропустил завтрак. Придется ехать туда после работы. Впрочем, он слишком сильно проголодался, чтобы сейчас об этом думать.

— Умеет готовить, — согласился Джек.

— Я бы ее не взял, если бы не умела, — объявил мистер Маджестик.

— У вас с ней что-нибудь такое?

— С Донной? — Мистер Маджестик бросил взгляд на дверь в гостиную. — Господи Иисусе, ты что, думаешь, я какой-нибудь чересчур озабоченный, или как?

— Она старовата, но ничего выглядит, — заметил Райан. — Я хочу сказать, лучше, чем ничего.

— Ты молодой, у тебя только одно на уме.

— Ну ведь это естественно, правда?

— Естественно. Однако не значит, что про это надо все время думать.

— Правда? А вы про что думаете?

— Мне есть про что думать, — ответил мистер Маджестик. — Например, не остаться ли тут на круглый год? Я хочу сказать, что такого в Детройте хорошего? Я вполне тут могу жить. Говорил уже тебе, что хочу не закрывать заведение на охотничий сезон?

— Вроде бы говорили.

— Есть у меня и другая идея. Охотничий домик.

— Такой, как у Ритчи?

— Нет, он бывшую ферму под него приспособил. Знаешь, что такое шале?

— Точно не могу сказать.

— Такой швейцарский дом — с крутой крышей, почти до земли. Для лыжников. На севере их везде ставят. Сборные.

— Видел на картинках.

— Скажем, поставить парочку, — продолжал мистер Маджестик. — Побольше, каждое приблизительно на десять спален, с чердаком наверху, подключить к центральному отоплению…

— Ведь у вас уже есть коттеджи, — сказал Райан.

— Придется устанавливать новую отопительную систему. Когда температура опустится ниже двадцати, маленькие обогреватели не потянут. Нет, я не "Бей-Виста" имею в виду. Есть тут частный участок, который один тип, как я знаю, хочет продать. Стоит сам по себе, кругом лес, рядом озерцо. Знаешь, дорога туда идет мимо лагеря сборщиков вверх, мимо домика Ритчи.

— Вот как?

— Проедешь с полмили, увидишь табличку "Роджерс", сверни налево и двигай вверх по дороге на холм через лес.

— Отовсюду далеко.

— Точно. Вот там и поставить шале, разместить двадцать охотников, брать по двадцать баксов в день с каждого. А за три полные кормежки, коктейли со льдом и все прочее — двадцать пять баксов в день.

— Здорово.

— В самом сердце оленьего царства. Но видишь, с озером можно вдобавок заполучить охотников на птиц. Есть ребята… Господи, я могу насчитать хоть десяток знакомых ребят, которые за это ухватятся не задумываясь. Да еще у всех имеются друзья-охотники.

— Почему бы вам это не провернуть?

Мистер Маджестик уставился на Райана и пожал плечами:

— Может быть. Не знаю.

— Будете зарабатывать пятьдесят баксов в день.

— В целом. Да, но мне нужен парень, а может быть, пара парней, понимаешь, чтобы умели готовить, да и обращаться с оружием.

— В чем проблема?

— Никаких проблем, только надо подыскать нужных парней. Знаешь какой-нибудь толк в оружии?

— Я им торговал, — объявил Райан. — Охотничьи ружья, дробовики, в спортивном магазине.

— Я думал, ты поваром был.

— Угу, это тоже. Главным по жарке.

— Ты хороший повар?

— Конечно. Главным образом чизбургеры, только к ленчу приходится все готовить — филе, яичницу, кексы, сандвичи. Официантка принимает заказы, а ты готовишь.

— Для молодого парня, — заметил мистер Маджестик, — ты, по-моему, много дел переделал.

— Немало. — И Райан рассказал мистеру Маджестику, как работал поваром, продавцом в магазине спортивных товаров и в "Сирсе"[15], но не упомянул про работу по чистке ковров, так как именно там познакомился с Леоном Вуди.

Сначала на этом месте работал один приятель Райана. Он решил уволиться и пойти в школу, где обучают электронике, но не хотел подводить босса и поэтому сообщил Джеку о работе. "Плата хорошая, труд не слишком тяжелый, бываешь в больших красивых домах. Тетки, богатые куколки, богом клянусь, не поверишь, в чем они по дому разгуливают, все свои прелести напоказ выставляют. Старик, некоторые прямо так и напрашиваются", — распинался приятель. "Да ну", — отозвался Райан. А приятель добавил: "Знаешь, нагнется за чем-то, а лифчика нет. Или ходит, а халат расстегнутый".

Райану никогда ничего подобного увидеть не довелось. Он вообще очень редко кого-нибудь видел, только когда хозяева приходили и уходили. Через несколько недель до него дошло, что приятель попросту приманил его россказнями про женщин, ну и ладно, ничего. Работа ему нравилась. Особенно нравилось бывать в чужих домах, видеть личные вещи, принадлежавшие неизвестным людям. Это совсем другое дело, чем приходить домой к друзьям. У него возникало странное ощущение, особенно когда он оставался один в комнате, в тишине, наступавшей после того, как он выключал машину, или в одиночестве поднимался по лестницам в спальни. Казалось, будто что-то должно произойти.

До того времени Райан никогда ничего не крал после окончания начальной школы, когда вместе с ребятами таскал расчески и леденцы в мелочной лавке. Из крупных вещей взял только в "Сирсе" бейсбольную перчатку, кепку, шиповки и зеленую футболку джерси с желтыми рукавами. Это было не очень трудно. В восьмилетке все так делали, совершая в разное время примерно по четыре захода каждый, в дождевиках, с хозяйственными сумками. Из двадцати ребят ни один не был пойман, только двое взяли футболки не той расцветки, так что их исключили из команды желто-зеленых.

И вот однажды, когда Райан в одиночестве работал в комнате, ему пришла в голову мысль вернуться в дом позже. Хозяйка случайно обмолвилась, что на следующий день они уезжают во Флориду. За работой он думал об этом, пытаясь представить, что будет чувствовать, оказавшись один ночью в чужом доме. И начал прикидывать, хватит ли у него духа залезть в дом, когда люди спят или когда не знаешь, спят они, бодрствуют или чем-нибудь занимаются. Господи боже, для этого надо быть стоящим парнем. Но если хорошо изучить дом, точно знать, что там нет собаки, и найти хороший способ забраться, это можно сделать.

Он работал вместе с Леоном Вуди, когда искал способ забраться. Им надо было сдвинуть мебель, обработать шампунем ковры, потом поставить мебель обратно, подсовывая под ножки куски алюминиевой фольги. Райан поставил стол, дотянулся до гардин, открыл задвижку бокового окна, отдернул руку и увидел, что Леон Вуди наблюдает за ним.

Леон с усмешкой качнул головой.

— Ты чего? — спросил Райан.

— Ничего, — все с той же усмешкой ответил Вуди. Он не заговаривал на эту тему, пока они не сели в фургон. А сидя в нем, произнес:

— Старик, зачем тебе навлекать на компанию неприятности? Надо лезть в дом, где нас не было.

Райан ответил: он, должно быть, свихнулся, просто непонятно, о чем толкует. Что-то вроде этого.

— Думаешь, я не понял? — возразил Леон Вуди. — Я видел, как ты озираешься. Позволь сказать тебе кое-что. Влезешь, когда хозяева дома, и какой-нибудь герой пальнет тебе в задницу. Старик, надо лезть, когда никого дома нет, когда ты точно это знаешь и имеешь письменное подтверждение, что никого нет дома.

— Ты это делал?

— Старик, я это делаю. Делаю.

— А я только один раз.

— И готов повторить?

— Я не собираюсь ничего брать.

Леон Вуди посмотрел на него:

— Тогда зачем хочешь влезть?

— Не знаю. — Это прозвучало глупо. — Наверное, просто посмотреть, смогу или нет. — Все равно глупо.

— Что-то вроде игры, старик?

— Ну да, вроде.

— Знаешь, что будет, если проиграешь?

— Таково условие игры. Риск. Должен быть риск.

— А еще какое?

— Наверное, проверка, сможешь или нет.

— Нет, малыш, вовсе не это. Условие другое — белый лимузин "меркьюри" с откидным верхом, пятнадцать костюмов, двенадцать пар туфель и целая куча других шикарных вещей, которые я могу насчитать в любое время ночи. В любое.

— Если тебе нужны деньги, это другое дело, — заметил Райан.

— Старик, абсолютно другое. Хочешь сказать, что они тебе не нужны?

— Конечно, каждому хочется столько, чтобы хватило на жизнь. Я имею в виду, на хорошую жизнь.

— Ты хорошо живешь?

— Мне хватает.

— Ты хорошо живешь?

— Знаешь, ты бы такую жизнь шикарной не назвал.

— Ну, старик, давай сделаем твою жизнь шикарной, — предложил Леон Вуди.

Размышляя об этом, Райан никак не мог отказаться от мысли, что это игра. Кайф. Он преступал закон, знал, что преступает его, но никогда не думал об этом как о преступлении. Странно, но просто не думал. Ладно, нехорошо забираться в чужие дома, но ведь он не брал ничего, что действительно нужно хозяевам. Телевизор, норковая накидка, пара наручных часов — все это застраховано, и вполне может быть, что им выплатят за украденное две с половиной — три сотни долларов. Страховая компания за все заплатит. Хозяин купит новый телевизор, новые меха жене, пару наручных часов — все со скидкой, потому что он крупная шишка, со всех сторон застрахован. Вполне может быть, что впервые он накупил этого барахла на деньги, которые раздобыл, обобрав какого-нибудь делового партнера. В бизнесе можно, а через подвальное окно нельзя? Почему?

Может быть, это не оправдание. Может, не оправдание подвальному окну, но скольким вещам в своей жизни ты трудился подыскивать оправдание? Если тебя поймают, значит, поймают. Никаких оправданий. Даже не попытаешься выкрутиться. Правда? Только так можно думать об этом. Хотя лучше всего вообще ничего не думать. Просто делать дело, не превращая его в большую проблему.

Невзирая на рассуждения Леона Вуди, Райан все равно должен был влезть в какой-нибудь дом, не зная, на месте хозяева или нет. И в конце концов это сделал.

В первый раз остался внизу, осторожно пробравшись на ощупь, и ушел через пару минут, не взяв ничего. В следующий раз поднялся на второй этаж, шагая по лестнице с краю, на каждом шагу медленно перемещая вес тела с ноги на ногу, пока не добрался до верхнего коридора. Вошел в спальню, где спали мужчина и женщина, взял из пачки денег на туалетном столике семьдесят восемь долларов. Собирался рассказать об этом Леону Вуди, но в последнюю секунду, уже готовый признаться, решил придержать при себе. Леон мог счесть его чокнутым.

Впрочем, необходимость в переживаниях насчет Леона Вуди и его мнения в конце концов отпала. Леона Вуди дважды задерживали по подозрению. Каким-то образом на него выходила полиция. К нему являлись с ордерами, желая узнать, как он может позволить себе иметь автомобиль и дорогую одежду. Леон Вуди объяснял, что играет на скачках.

В третий раз прихватили обоих, Леона и Райана. Они забрались в дом, а по дороге домой заскочили выпить пару пива. В баре пробыли полчаса, а когда вышли, возле машины Леона их ждали двое в штатском и с ордером. Райан вместе с Леоном предстал перед судом по обвинению во взломе и проникновении, получив срок условно. Леон заработал шесть месяцев за хранение краденого имущества. Кроме того, он лишился работы в компании по чистке ковров. После освобождения его снова арестовали, на сей раз за наркотики, и отправили в Милен, в федеральное исправительное заведение. Райан какое-то время писал ему, но Леон так ни разу ему и не ответил. Может быть, занялся чем-нибудь в Милене и с головой ушел в дело.

Время от времени совершая взлом и проникновение, Райан за восемь месяцев собрал около четырех тысяч долларов. Он не купил дорогой одежды, не переехал из квартиры, зная, что мать что-нибудь заподозрит и примется задавать вопросы. Хотя однажды принес домой краденый телевизор, когда у домашнего полетела трубка, и никто — ни мать, ни сестра, ни Фрэнк, его зять, — не спросили, где он его раздобыл.

В июне Райан поехал экспрессом "Грейхаунд" в Техас, чтобы еще раз попытаться попасть в бейсбольную команду группы "С".


* * * | Под прицелом. Сборник | * * *