home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



* * *

Нэнси наблюдала за ним. Следила сверху, с холма, как он шел мимо. Видела, что Райан остановился, постоял минуту, глядя вверх на склон, потом повернул обратно. Она шагнула в оранжевое пятно света от фонаря на столбе — девушка в темном свитере, шортах и мокасинах, — затем вышла из него, вновь став темной фигуркой, спускающейся по лестнице к озеру.

Нэнси ждала, положив на перила руку. Он смотрел вверх на склон и опустил глаза только тогда, когда почти поравнялся с ней. И вот она — стоит всего в нескольких шагах от него.

— О, Джек Райан, — произнесла девушка. — Какой сюрприз!

Он подошел, она не отступила, не сменила положения. Держалась спокойно, небрежно. Дожидалась его. А ведь ждала его появления, он это чувствовал.

— Я гулял, — пояснил Джек.

— Угу.

— Думаешь, тебя искал?

— Угу, просто гулял.

— Просто по берегу, ничего особенного.

— Верю, — сказала Нэнси. — Хочешь, чтоб я с тобой погуляла?

— Я назад возвращаюсь.

— Может, немножко расслабишься?

Шагая по берегу, он почувствовал себя лучше, хотя все время сознавал, что идет рядом с ней.

Поначалу они говорили мало, просто Нэнси задала несколько небольших вводных вопросов насчет лагеря сборщиков, Луиса Камачо, сбора огурцов. Он дал на них простые ответы: лагерь вполне нормальный; Камачо его не волнует; да, огурцы собирать тяжело. Остановились, чтобы закурить. Когда она наклонилась, он ощутил прикосновение ее волос к своим рукам, сложенным лодочкой, а в момент, когда вспыхнула спичка, отчетливо увидел ее лицо. Действительно симпатичная. Богатая девушка из кино.

— Ты на какую-то киноартистку похожа, — заметил Райан.

— На кого?

— Забыл ее имя.

— А какого типа?

— Как ты. Волосы темные, длинные.

— Сексуальная?

— Угу, наверное.

— Где она снималась?

— Не могу сейчас вспомнить.

— Все равно, я, наверное, не видела. Я не слишком-то часто хожу в кино. Иногда только.

Дальше шли молча, и Райан спросил:

— Ты телевизор смотришь?

— Почти никогда. А ты?

— Если что-нибудь стоящее.

— Например?

— Военное кино, что-нибудь вроде этого. Или шпионское.

— Фу, вранье про реальную жизнь.

— Если фильмы хорошие, чего им быть правдивыми.

— Они скучные.

— Ну, тогда что ты любишь?

— Делать что-нибудь. — Она подняла на него глаза, на одну бровь косо свешивалась темная прядь волос. — Такое, чтобы впечатляло. Чтобы оставляло отметку.

— Какую отметку?

— Не знаю. Например, как пуля. Да, это, пожалуй, хороший и точный пример.

— Кого-нибудь застрелить?

— Куда-нибудь выстрелить и услышать, как все разлетается вдребезги.

— Как насчет динамита?

— Отлично. По-моему, с динамитом действительно было бы забавно.

— Только придется вставлять детонатор, тянуть провод к заряду и дергать… А может, граната?

— О да, граната! Просто чеку выдерни и кидай.

— Или прицепи к проволоке на дорожке, — добавил Райан. — В шутку.

— По-моему, я бы лучше метнула, — заявила Нэнси. — Другим способом придется чересчур долго ждать.

— Ладно, а куда ты собираешься ее бросать?

— Надо подумать, — ответила Нэнси. — Пожалуй, бросила бы на веранду. Или в окно. Забавно, правда?

— Мне один тип рассказывал, как во время Второй мировой войны япошки посылали своих девушек-гейш к нашим взлетно-посадочным полосам, абсолютно раздетыми, с гранатами под мышкой. Они подходили, американские парни велели поднять руки вверх, и — трах-та-рарах!

— Ты поверил?

— Тот тип, что рассказывал, сам там был.

— Я не верю.

— Почему?

— Зачем им идти? Почему просто не бросить?

— Потому что им так приказали. Гейшам.

— Почему они шли раздетые? По-моему, твой приятель водил тебя за нос.

— Он мне не приятель. Просто знакомый тип.

— Могу поспорить, его там не было, — возразила Нэнси.

— Да мне какая разница! — отозвался Райан. — Может, был, может, нет. Мне плевать в любом случае.

Нэнси, взглянув вверх на склон, остановилась, не сводя глаз с холма, и Райан встал с ней рядом.

— А как насчет камней? — спросила она. — Может, наберем камней и представим, что это гранаты?

— И что будем делать?

— Бросать.

— Хочешь камни бросать?

— Ну, ищи.

Чокнутая девка. Господи боже мой. Камни искать. Очень серьезное дело — искать в темноте камни. Глупое дело, но сейчас он очень хорошо себя чувствовал.

— Маленькие или большие?

— Думаю, чуть поменьше моего кулака, — определила Нэнси. — Чтобы были не очень тяжелые.

— Конечно, с очень тяжелыми ты не справишься. Сколько надо?

— Немного. Мы их сосчитаем.

Совсем чокнутая девчонка. Набрав камней, они поднялись по следующей лестнице, прошли вверх по лужайке у дома, где было совсем темно. Дом, скрытый в тени кустарников и деревьев, виден был только отчасти.

— Наверное, хозяева в клубе, — тихо заметила Нэнси, остановившись совсем рядом с Райаном.

— Ты их знаешь?

— Вряд ли. Здесь все вокруг из приличного общества.

— Собираешься бросить камень в этот дом?

— Угу, прямо в витражное окно.

— Почему в этот дом? Если не знаешь хозяев…

— Потому что он тут стоит, — пояснила девушка.

— Может, они спят.

— Какая разница?

Нэнси пошла дальше. Райан схватил ее за руку.

— Обожди минутку. Что ты сделаешь после броска? — Он вытащил мокасины из задних карманов и принялся обуваться.

— Не знаю. Побегу, наверное. А ты не побежишь?

— Куда? Надо знать, куда бежать. Надо разработать план.

— Пошли к дому, обойдем вокруг.

— Зачем?

— Не беспокойся об этом. Просто держись со мной рядышком, Джеки.

Джеки. Старик, думал он, что ты тут делаешь? Но Нэнси пригнулась и ринулась через открытый газон, а он побежал за ней, тоже пригнувшись, потому что она пригибалась. Глупо. К чему горбиться? Надо войти и выйти. Оттого что сгорбишься, лучше не станет. Пригнувшись, не спрячешься.

Нэнси остановилась в двадцати футах от витражного окна, замена которого обойдется хозяевам не меньше чем в три сотни долларов, и швырнула камень левой рукой. Но бросила так, как бросил бы левой рукой правша. Камень не далеко улетел, упал в кусты.

Нэнси четко вымолвила единственное слово:

— Проклятие!

Продвинулась ближе, слегка наклонилась, развернулась в сторону и бросила следующий камень, сделав то же движение. Смутно поблескивающее в ночи витражное окно разлетелось фонтаном осколков.

Нэнси тут же исчезла где-то слева за домом. Райан поднял зажатый в правой руке камень на высоту плеча, занял позицию для броска, как при игре в "летающие тарелки". Какого дьявола ты это делаешь, подумал он и метнул камень быстрым коротким движением в окно. Он, влетев внутрь дома, стукнулся обо что-то, а Джек побежал за девушкой.

— Сюда! — просвистел шепот из придорожных сосен. Она старалась отдышаться, при каждом вдохе и выдохе поводя плечами. Когда Райан ее отыскал, спросила:

— Слышал?

— Слышал?! Да, в Джиниве было слышно!

— Громко? Уф! Представляю настоящую гранату.

— Знаешь, ты бросок сделала, как девчонка. Странно, я не думал, что бросишь.

— Зажегся какой-нибудь свет? — Отдышавшись и успокаиваясь, она стала всматриваться сквозь ветви.

— Ничего не вижу. Наверное, ты права, они в клубе. Нэнси подняла на него глаза.

— Давай повторим где-нибудь, где хозяева дома.

— Думаешь, будет забавно?

— Посмотрим, как они среагируют.

— Просто будем стоять и смотреть.

— Я не знаю. — В тоне Нэнси послышалось легкое раздражение. — Но сначала давай дом выберем.

Поселок Пойнт был старый, густо заросший деревьями, застроенный большими комфортабельными домами, прятавшимися за вязами, которые тянулись вдоль дороги к берегу, и домами поменьше, но дорогими, расположенными на открытых лужайках среди густых сосен и куп берез. Домов было больше, чем предполагал Райан. Сейчас, в темноте, виднелись их смутные очертания в тени деревьев. Мягким светом сияли окна и застекленные веранды за хорошо ухоженными газонами. Тут и там на подъездных дорожках Райан подмечал металлический отблеск автомобилей, но ни одна машина не двигалась, свет фар не скользил по дороге и внезапно не вспыхивал среди деревьев. Ему показалось, что здесь неестественно тихо после оглушительного звона разбитого окна.

Они пошли вдоль вязов к освещенному дому, Нэнси впереди. Потом быстро перешли на другую сторону дороги к соснам, которые загораживали с одной стороны двухэтажный кирпичный каркасный дом колониального стиля.

— Нравится? — спросил Райан.

— Не знаю. — Какое-то время она разглядывала дом. — Свет горит, а людей не видно.

— Они с той стороны. На кухне. Пьют молоко перед тем, как лечь в постель.

— Ну, в любом случае давай бросим разок. Для практики.

Нэнси не колебалась. Прошагала через газон на угол, оказавшись в двадцати футах от дома, пересекла дорожку, ведущую к парадной двери, остановилась и развернулась, делая левой рукой бросок. Райан занял естественную для второго игрока позицию, сильно швырнул камень сбоку, услышал, как его окно взорвалось, на полсчета отстав от окна Нэнси — раз, два, и почти одновременный звон. Он метнулся за ней в деревья на другой стороне двора, они снова выбрались на дорогу и быстро шмыгнули в тень вязов.

— Вон, — сказал Райан, — выходит из парадных дверей.

Они уставились на мужчину, стоящего на освещенной веранде. Потом мужчина сошел на дорожку, огляделся вокруг, посмотрел на разбитые окна. В одном из них можно было различить другую фигуру — женскую.

— Она велит ему зайти в дом, — прошептал Райан. — Говорит, заходи, неизвестно, кто там, в темноте.

— А тут только мы, цыплятки, — добавила Нэнси. — Хотелось бы по-настоящему слышать, что она говорит. Но мы слишком далеко.

— Теперь он собирается звонить в полицию.

— Думаешь, позвонит?

— А ты как бы сделала?

— Наверное, позвонила бы. Эй, может, обождем полицейских? А когда они явятся, смоемся.

— Может, пойдем пива выпьем?

— Надо подобраться поближе, — предложила Нэнси. — Пошли!

Она опять вышла из тени деревьев, Райан потащился за ней, глядя на ее ноги, на землю. Когда Нэнси остановилась, встал совсем рядом, положил ей на плечо руку, ощутив под пальцами хрупкую ключицу. От нее хорошо пахло — не духами, а, может быть, пудрой, мылом. Чистотой пахло.

— Вон там, — кивнула Нэнси. — Отлично.

Он проследил за ее взглядом, устремленным через дорогу и через широкий газон на новенький с виду дом с низкой крышей. Дом был обнесен узорной решеткой и купался в лившемся из кустов мягком серо-розовом свете прожектора. Неяркий свет горел в каждой комнате и на застекленной веранде, которая тянулась по правой стороне дома и выходила на купу берез.

— Тихая вечеринка, — заключила Нэнси. — Несколько друзей уютно посиживают после обеда.

Райан насчитал на веранде пятерых. Среди них три женщины. Из дома вышел мужчина с бокалами в обеих руках.

— Освежаются, — прокомментировала Нэнси. — Расслабляются и освежаются. Иногда выпивают.

— Пригнись, — велел Райан.

Неожиданно деревья залил свет фар свернувшей на подъездную дорогу машины. На дверцах промчавшегося совсем близко автомобиля они разглядели знак полицейского патруля. Задние огни машины двигались в темноте и в квартале от них вспыхнули ярко-красным светом.

— Они пробудут там минут десять, — предположил Райан. — Потом начнут искать.

— Как они могут рассчитывать найти кого-нибудь, разъезжая в машине?

— Будут смотреть, где что-нибудь шевельнется.

— Тупые ничтожества.

— Что?

— Слушай, на этот раз ты подойдешь с другой стороны и бросишь камень в кухонное окно, — сказала Нэнси.

— Да?

— Не понял?

— А ты будешь смотреть из деревьев за верандой?

— Отлично!

— У нас всего минут пять.

— Больше нами не надо.

— Постой минутку. У меня камней больше нет.

Нэнси протянула ему камень.

— Если пообещаешь потом вернуть.

Она исчезла. На ходу Райан следил за двумя красными огоньками полицейской машины ниже по улице.

Этот дом от соседнего отделяли кусты и высокая живая изгородь. Джек дошел почти до самого дома, держась поближе к изгороди, по краю двора, потом пересек задний двор, частично освещенный светом из кухонных окон и из столовой сбоку от гаража. Когда он снова встретится с Леоном Вуди, если Леон когда-нибудь выберется из Милена, то непременно ему скажет: "Эй, старик, у меня кое-что новенькое". А Леон Вуди спросит: "Что, старик?" А он ответит: "Бить окна, старик. Ходишь по ночам и бьешь окна". Леон постарается не удивиться: "Бьешь окна? Угу, да, старик, неплохо звучит". Господи Иисусе, подумал Райан и швырнул камень в окно, прежде чем успел еще немного подумать.

Отпрянув за угол гаража, он спрятался и стал смотреть. Когда же из кухни появился мужчина — вышел, огляделся, не зная, чего ожидать, а теперь за ним возникли и остальные, — убежал. Добежал до берез, пробрался вдоль веранды. Старался разглядеть девушку среди деревьев, ее очертания в темноте. Поравнялся с верандой. Девушки в деревьях не оказалось.

Она была на опустевшей веранде. Держала в руках бутылку и два бокала, пытаясь еще чего-нибудь прихватить. Наконец, сунула бутылку под мышку. Потом с двумя бокалами в одной руке, с ведерком для льда в другой и с бутылкой под мышкой распахнула дверь и пошла с добычей по газону к Райану, стоявшему возле деревьев. "Слушай, Леон, ты не просто бьешь окна. Ты их бьешь, а потом заходишь, берешь бутылку виски и лед". И Леон Вуди скажет: "Угу, конечно, старик, обязательно надо взять лед".


Глава 8 | Под прицелом. Сборник | Глава 9