home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



«Я такая страшненькая…», или Народная артистка России

А что же Ирина Алферова? Она играла на сцене «Школы современной пьесы» у И. Райхельгауза, а буквально за месяц до рождения дочки у Абдулова у нее тоже случилось радостное событие – ее удостоили звания народной артистки России. А незадолго до этого Алферова дала интервью газете «Московский комсомолец» (журналисту Д. Мельману), из которого позволю себе привести несколько отрывков:

«Д. Мельман: У вас много комплексов?

И. Алферова: Всю жизнь много было. Я стеснялась себя, мне казалось, я такая страшненькая, никому не нужная. Все такие интересные, а я…

Д. Мельман: Вы мне очень нравитесь.

И. Алферова: Да? Это очень приятно слышать. Просто новое поколение – они же ничего про нас не знают и не хотят знать. Когда я только начинала – да мы просто обожали всех актеров, которые играли до нас, мы знали все…

Д. Мельман: А хвалите коллег?

И. Алферова: Всегда хвалю. Мне очень многие наши актеры нравятся, в каждом театре могу по двадцать человек назвать потрясающих. Но люблю я всего нескольких. И, к сожалению, это не наши актеры. Вот я люблю Роми Шнайдер. Я люблю ее бесконечно. Она необыкновенная, лучше не родилось. Все эти голливудские актрисы – да, они красивые, смотришь: нравятся. Но эта красота мне понятна, она такая, как у всех, таких, как Шарон Стоун, можно много найти. А Роми Шнайдер – она одна. В ней что-то еще такое есть: от Бога, от жизни, которую она прожила. Она страстная, искренняя. И она сумасшедше красива…

Д. Мельман: А зачем вы обнажились недавно для одного глянцевого журнала? В этом тоже кроется какой-то потаенный смысл?

И. Алферова: А в этом плане никакого барьера у меня никогда не существовало. Я стеснялась в „Хождении по мукам“, был такой момент. Не представляла: как это – раздеться перед чужими людьми? И отказалась. О чем, кстати, очень жалею, потому что тот материал выдерживал это все, обосновывал…

В моем обнажении, я вам скажу, Роми Шнайдер тоже сыграла свою роль. Потому что я прочла о ней, что когда она очень сильно заболела и ей вырезали почку, многие стали говорить, что она сошла уже. И тогда она снялась обнаженной. Кстати, для „Плейбоя“. Именно для того, чтобы доказать, что она потрясающая. Так и я. Посмотрела на себя как бы со стороны и подумала: да это еще можно снимать. И Катю Рождественскую сама попросила.

Д. Мельман: Там у вас совершенно молодые формы…

И. Алферова: Да-а. Так и сказала: „Катя, быстро снимай, потому что все это может разрушиться“.

Д. Мельман: А муж делает вам комплименты?

И. Алферова: Конечно. Он и сам очень красивый, и его комплименты – это ценность большая. Потому что он жесток. Он не может быть необъективным: если говорит – это уже точно правда, инстанция последняя.

Д. Мельман: Значит, антикомплименты он вам тоже говорит?


Ирина Алферова. Любимая женщина красавца Абдулова

«Женщина создана Богом, чтобы ее любили; бесконечно страдать и терпеть нельзя».

Ирина Алферова

И. Алферова: Говорит. И не жалеет меня совершенно. Говорит, что располнела, что это совсем уж безобразие. Может быть, понимает, что я могу исправиться.

Д. Мельман: Так это же обидно.

И. Алферова: Совершенно не обидно. Это же не значит, что он меня не любит. Обидно, если бы сказал: какая ты страшная, толстая, я тебя не люблю…

Д. Мельман: А вы способны меняться?

И. Алферова: Конечно. Но… Вот мне говорят: почему ты не требовала ролей? Чисто на интуитивном уровне я понимала, что не хотела требовать. А потом, когда все мне стали это говорить, задумалась: действительно, а чего это я их не требую. И вдруг поняла… Потому что я другая. Я иная. И мне от того, что я не требую, хорошо. Зато я люблю жизнь, зато я сохранилась, зато я человек, зато я женщина.

Д. Мельман: Как же с таким настроем доказать, что еще и хорошая актриса?

И. Алферова: Вот в тех маленьких ролях, которые у меня были, в тех кусочках. Я и в массовке танцевала так, я там светилась так, что до сих пор люди говорят, что только меня они там и видели. И выделяли…

Д. Мельман: Вы ведь верующий человек?

И. Алферова: Глупо про это говорить. Про это можно говорить только потому, что наше время очень жестокое. Вот я ни разу в своей жизни не встречала наркомана, ни разу. Но говорят, их сейчас много. Поэтому надо говорить о вере. Вера – это вообще хорошо. Я верила в коммунизм, я была комсомолкой. Ярой, активной. Я же не знала про плохое, я стремилась к идеалу. А что плохого в коммунизме? Идея-то замечательная. А потом, когда я узнала, что существует Бог, когда книжки появились, то…

Д. Мельман: То предали коммунистические идеалы?

И. Алферова: Нет, я не отбросила эти идеи. Вот я пытаюсь сейчас понять. Ведь есть такая страна – Белоруссия. Я приезжаю в эту страну, и я вижу…

Д. Мельман: Неужели счастливые лица?

И. Алферова: Я не вижу нищих…

Д. Мельман: В Советском Союзе вы их тоже не видели.

И. Алферова: Вот. Я вижу чистые улицы, много цветов, построенные для детей спортивные комплексы… Вот вы смеетесь. А у нас сейчас столько попрошаек, столько брошенных детей. И извините меня, именно сейчас я не знаю, плох ли Лукашенко. Вот не знаю. Если касается слезы ребенка, как сказал Достоевский, то я не знаю. И потом, чисто экономически они очень многое сами производят в отличие от нас. Я, например, надеваю только белорусское белье.

Д. Мельман: Серьезно? Это им в плюс.

И. Алферова: Да! Это дешево, это качественно. Когда приезжаю туда, накупаю сразу много-много комплектов.

Д. Мельман: Почему же мир с ними дружить не хочет?

И. Алферова: Потому что, извините, мы уже были при коммунизме. Не всегда, когда все „за“ – это хорошо. Я не знаю, я вижу: там лучше, чем в этом мире. Лучше, чем в Америке, где одна грязь: в Нью-Йорк вот приезжаешь – наркоманы, пьяницы, бомжи. Нет в Белоруссии этого!..

Д. Мельман: Хорошо. Скажите, почему в кино не снимаетесь?

И. Алферова: Ждала хороших предложений. И вот, кажется, дождалась. Во всяком случае, все очень реально. Сразу три предложения, и все главные роли. (В 2007–2008 годах Алферова снимется в фильмах: „Сонька Золотая Ручка“, роль – пани Елена, портниха, „Печорин. Герой нашего времени“, роль – княгиня Лиговская, „Долг“, роль – Софья Марковна, „Капкан“, главная роль – Екатерина Андреевна Волобуева. – Ф. Р.).

Д. Мельман: Куда же они раньше смотрели?

И. Алферова: Честно говоря, меня это поражает. Мне кажется, для телевидения я вообще находка. Потому что я очень люблю импровизировать, я очень живо настраиваюсь. А это не каждый может. Во мне столько всего бродит, я разная очень, эмоциональная. Мне всегда говорили: какая же ты смешная, ужасно смешная, просто цирк. И для телевидения это потрясающе. Почему не приглашали? Не знаю, наверное, врагов много.

Д. Мельман: Я знаю, это женщины. Завидуют вашей красоте.

И. Алферова: Зависть есть, я это чувствую. Но как мне сказал однажды мой знакомый экстрасенс: вы можете не бояться сглаза, вы зла никому не желаете, и от вас все это отскакивает…»

Отметим, что в сериале «Капкан», съемки над которым должны были начаться в 2007 году, Алферова вновь встретится со своим бывшим мужем – Абдуловым. Ему там достанется главная роль – фотокорреспондента Михаила Григорьевича Волобуева, а Алферова исполнит роль… его жены. После спектакля «Все проходит» (2001) это будет их вторая совместная работа, причем опять они будут играть супругов.


Ирина Алферова. Любимая женщина красавца Абдулова

Ирина Алферова на съемках телесериала «Капкан»



Последняя жена, или Абдулов в роли отца | Ирина Алферова. Любимая женщина красавца Абдулова | Четвертая стадия, или Сигарета – мой Дантес