home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Любовник баронессы, или «Тот самый Мюнхгаузен»

Итак, если в театре Абдулов был «круче» своей супруги, то в кино их творческий спор в какой-то мере шел на равных (однако уже очень скоро супруг заметно обгонит свою вторую половину в этом плане). Об этом говорит и то, что именно в 1979 году Абдулов и Алферова были утверждены в свой первый совместный фильм, где они играли, по сути, себя самих – молодых супругов. Речь идет о фильме «С любимыми не расставайтесь», снятом режиссером Павлом Арсеновым на Киностудии имени Горького. Сюжет: молодожены разводятся – с обидой, разочарованием, ревностью. Идет дотошное разбирательство в суде. На их глазах происходят процедуры разводов, иной раз драматические, иной раз потешные. Причины этих разрывов разнообразны и причудливы, как это бывает в жизни. Они записаны документально и потому, пожалуй, выразительней, нежели можно было бы сочинить. Кончается же эта история такой жаждой снова соединить свои жизни, какой не было у героев прежде, когда они вступали в брак. И теперь потребность в личной независимости и гордость оказываются несущественными.

Съемки фильма проходили весной-летом 1979 года: натуру снимали на московских улицах, а интерьеры – в павильонах Киностудии имени Горького. Причем если Алферова снималась только там, то Абдулов был занят еще в одном фильме – телевизионном. Речь идет о картине Марка Захарова «Тот самый Мюнхгаузен», где у Абдулова была роль отрицательного персонажа – Генриха Рамкопфа, молодого любовника бывшей жены Мюнхгаузена. Отметим, что главных женских ролей в фильме было всего две (бывшая и нынешняя жены Мюнхгаузена), но ни на одну из них Захаров даже не рассматривал Алферову. Почему? В понимании режиссера эта актриса с ними не «монтировалась». В итоге эти роли исполнили: «ленкомовка» Инна Чурикова и «пришлая» Елена Коренева (на эту роль пробовалась еще и Татьяна Догилева).

Что касается кандидатуры Абдулова, то он в фильм попал автоматически: во-первых, потому что Захаров его ценил, во-вторых – мужских ролей в фильме был переизбыток, поэтому выбор был большим. Первая проба с участием Абдулова состоялась 3 мая 1979 года на «Мосфильме». В этих пробах принял участие и Леонид Ярмольник, сыгравший роль бесноватого и великовозрастного сыночка баронессы по имени Феофил. Причем «пристроил» его в эту картину не кто иной, как Абдулов, с которым они были друзьями. Эта дружба брала свои истоки в начале семидесятых, когда Абдулов и Ярмольник вместе жили в общежитии на Трифоновской (Ярмольник в 1972 году поступил в «Щуку»), которое местные шутники прозвали Трифопаком (его обитатели крутили любовь направо и налево и часто болели «трипаком», то есть триппером).

Съемки фильма начались 10 июля, однако Абдулов начал сниматься несколько дней спустя – 17-го. В тот день в павильоне № 2 снимали сцены в декорации «дом Мюнхгаузена» из первой части фильма. Затем Абдулов снимался в следующие дни: 18-го, 24-го («зал суда», павильон № 1), 25-го («зал суда»), 30 июля («студенческая аудитория», павильон № 1), 1-го («зал суда»), 2-го («зал суда»), 3-го («кабинет герцога», павильон № 1), 6–9-го («кабинет герцога»), 13–14 августа («дом Мюнхгаузена»).

23–24 августа, после полуторамесячных съемок в павильонах «Мосфильма», съемочная группа наконец вырвалась на простор – на натуру. 22 августа неподалеку от Театра на Таганке, в саду на улице Чкалова, должны были снимать эпизод «в саду баронессы». Однако съемка сорвалась: вместо заказанных для перевозки съемочной аппаратуры двух трейлеров дали всего один и карету баронессы доставили на съемочную площадку только после обеда. Поэтому съемку перенесли на следующий день. В съемках участвовали: Инна Чурикова (баронесса), Леонид Ярмольник (ее сынок Феофил), Александр Абдулов (ее любовник Рамкопф) и Игорь Кваша (бургомистр). В тот день и на следующий снимали сцены, где сынок баронессы мечется по саду в истерике и грозится вызвать на дуэль своего папашу Мюнхгаузена. Герой Абдулова ему поддакивает. Сынок обращается к нему: «Вы будете моим секундантом?». «Нет», – отвечает тот. «Почему?» – «Секунданта он тоже убьет».

31 августа съемочная группа в количестве 16 человек выехала для натурных съемок в ГДР – в город Котлинбург. Абдулов тоже полетел, но сниматься начал только 10 сентября. В тот день в городке Вернигороде снимали эпизоды на городской площади, где Мюнхгаузен объявляет, что если до назначенного срока англичане не дадут ему ответ, он объявляет Англии войну. Стрелки часов неумолимо приближались к часу «Х», а ответа не было. Как вдруг слуга барона Томас (Юрий Катин-Ярцев) бросает на головы ждущих кипу вечерних газет, где напечатана заметка, что Англия капитулировала. Довольный собой Мюнхгаузен, под изумленные взгляды вельмож, покидает городскую площадь.

Вспоминает Владимир Долинский (он играл пастора): «В экспедицию я прихватил пару двухкилограммовых банок черной икры – их достал мой приятель, директор райпищеторга. Замысел был прост: продать икру „за бугром“ за марки. Сашу Абдулова тогда еще никто не знал, а Олег Янковский был уже вполне знаменитым актером. Поэтому мы нагрузили икрой Янковского, он-то и провез контрабанду через границу. Молодой, красивый, шухарной, любвеобильный Олег Иванович обладал потрясающим чувством самоиронии. Он не стеснялся перед всей честной компанией скинуть одежды и, оставшись в одних трусах, сказать: „Господи, и этому поклоняется каждая вторая женщина страны!“.


Ирина Алферова. Любимая женщина красавца Абдулова

Александр Абдулов и Леонид Ярмольник.


«Надоело мне слышать, что для счастья достаточно хлеба с водой. Недостаточно! Хлеб должен быть с маслом и с колбасой хорошей. С икрой, наконец. Сколько можно бедностью гордиться?»

Александр Абдулов

Это была моя первая поездка за кордон (после отбывания в начале семидесятых срока в тюрьме за валютные операции Долинский долго был „невыездным“. – Ф. Р.), поэтому Олег и Сашка сразу отобрали у меня суточные, чтобы я не потратил их в первом же магазине. Увидев вожделенные джинсы в супермаркете, я впал в сильное возбуждение, тряс ребят за грудки и вопил: „Отдайте деньги, сволочи!“. Но они не поддавались, зная, что в следующем магазине меня уж точно хватит „кондратий“. Деньги тем не менее закончились быстро, пора было приступать к реализации икорной продукции. А надо сказать, наш немецкий ограничивался нехитрым набором слов: „Хенде хох, Гитлер капут, швайн, их либе дих“. В каком-то ресторане мы подозвали официанта и на смеси русского с английским, при этом отчаянно жестикулируя, принялись объяснять: „Блейк кавьяр, фор ю, очень дешево, литл мани, хочешь – попробуй“. Парень радостно закивал, но при виде „бочки“ икры в ужасе замахал руками: „Найн, найн, нихт!“. С этой злополучной икрой мы обошли десятки баров и ресторанчиков, но никто так и не соблазнился ее даже попробовать. Видимо, из страха перед происками КГБ. Кончилось все тем, что мы собрались в нашем с Янковским номере, пригласили Квашу с Леночкой Кореневой, наливали в Ленину туфельку шампанское и закусывали так и не проданной икрой…»

Во вторник, 11 сентября 1979 года, в «Мюнхгаузене» начали снимать финальные эпизоды фильма – в крепости. Это там должен был состояться следственный эксперимент, на котором Мюнхгаузен должен был доказать, что он на самом деле Мюнхгаузен – улететь на пушечном ядре на Луну. В тот день сняли начало эпизода: толпа людей ломится в ворота, чтобы попасть на эксперимент, а Рамкопф (Александр Абдулов) объявляет толпе, что эксперимент будет производиться без зрителей.

Отметим, что на время съемок киношников поселили в небольшой гостинице на горе, откуда открывался прекрасный вид на окрестности. Однако в самом городе было тоскливо – ни крупных культурных центров, ни иных запоминающихся достопримечательностей там не было. Если еще учесть, что среди киношников были сплошь одни мужчины и всего две представительницы слабого пола – Инна Чурикова и Елена Коренева (да и то Чурикова периодически уезжала на родину, и только Коренева куковала все эти дни вместе со всеми), можно себе представить каким тоскливым могло стать послесъемочное время. Но артисты не падали духом и развлекались как могли. Как вспоминает сама Е. Коренева:

«Когда шутки с пивом и эксперименты с немецким языком исчерпали себя, наступила пора маеты романтическо-сексуального свойства. Олег Янковский подзуживал меня намеками: „Смогу ли я когда-нибудь гордиться, что имел честь… притронуться… испытать… э-э-э… прочувствовать?..“ – и так далее. Пару раз я была схвачена возбужденными юношами в коридоре гостиницы, доставлена на руках в номер к главному герою и брошена там на кровать как пленница, но кроме хохота и щекотки, ничего не случилось. Олег продолжал намекать: „И все-таки, смогу ли я когда-нибудь гордиться…“ – но оставался без ответа до следующего раза…».

12–14-го и 16 сентября Абдулов продолжил сниматься в эпизодах «крепость» из финала фильма. Мюнхгаузен, которого предали практически все его друзья, все-таки заставляет свою возлюбленную Марту (Елена Коренева) сказать ему правду: что в пушку заложили сырой порох. Слуга барона Томас бросает ему мешок с сухим порохом и солдаты заправляют его в пушку. Устроители эксперимента в панике: Мюнхгаузен готов отправиться на Луну. Они уговаривают герцога признать Мюнхгаузена Мюнхгаузеном. Но барон все равно взбирается на лестницу.

18 сентября Абдулов принял участие в трюковом эпизоде: его герой, убегая от Мюнхгаузена (в начале фильма), прыгал с ограды замка на землю (эпизод снимали в замке Фанкельштейн). В эпизоде прыжка должен был сниматься каскадер, однако Абдулов настоял на том, чтобы сделать это самостоятельно. В итоге приземление получилось неудачным – актер угодил в небольшую яму и повредил себе ногу. Однако мужественно превозмог боль и завершил съемку – поднялся на ноги и вскочил на лошадь. По счастью, в следующих эпизодах Абдулову не надо было много двигаться, поэтому его хромота в кадре была не видна. Да и съемочных дней у него было немного – всего один. 19 сентября рядом с тем же замком Фанкельштейн сняли эпизод «возле дома Мюнхгаузена» из самого начала фильма. Больше в ГДР Абдулов не снимался (съемки там длились до 24 сентября).

В октябре Абдулов продолжил сниматься в «Мюнхгаузене». Так, 12-го в павильоне № 2 на «Мосфильме» он снялся в эпизоде «карета баронессы» из конца фильма, где помимо него снимались Инна Чурикова и Елена Коренева. Суть эпизода: баронесса с любовником уговаривают жену Мюнхгаузена Марту, которая собралась признать в садовнике барона Мюнхгаузена, отречься от этого своего признания в суде, иначе будет хуже – Мюнхгаузена заставят полететь на пушечном ядре на Луну. Марта вынуждена принять эти условия.


Ирина Алферова. Любимая женщина красавца Абдулова

Кадр из кинофильма «Тот самый Мюнгхаузен»


А 17–19 октября Абдулова запечатлели на пленку в эпизоде «у памятника Мюнхгаузену» (павильон № 10). На этом съемки Абдулова в телефильме «Тот самый Мюнхгаузен» были завершены.

Премьера фильма состоялась уже полтора месяца спустя – 1 января 1980 года.

Между тем тот год (високосный, кстати) оказался одним из страшных в судьбе Абдулова.


Она – в «Д’Артаньяне…», он – в «Месте встречи…» | Ирина Алферова. Любимая женщина красавца Абдулова | Страшный високосный, или С любимыми не расставайтесь