home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Она – в «Д’Артаньяне…», он – в «Месте встречи…»

В 1978 году Абдулов и Алферова имели все шансы прогреметь на всю страну, снимись они тогда в главных ролях в мини-телесериале (три серии) «Д’Артаньян и три мушкетера». Ей досталась роль Констанции Бонасье, ему – самого Д’Артаньяна. Однако в итоге в этом проекте осталась одна Алферова, а Абдулова исключили из списка в самый последний момент, когда он уже был утвержден и примерял костюмы (дорогу ему, как известно, перебежал Михаил Боярский, который, без всяких сомнений, был буквально рожден для этой роли, в отличие от Абдулова). Впрочем, в качестве актера-эпизодника Абдулов в этом проекте все-таки остался, сыграв две крохотные рольки: любопытствующего зеваки-плотника за спиной господина Бонасье и раненого гвардейца кардинала, лежащего на земле после стычки возле монастыря Дешо. Судя по всему, эти рольки возникли в период приездов Абдулова к своей жене в Одессу и во Львов, как дань уважения Юнгвальд-Хилькевича в адрес актера. Самое интересное, что по отношению к Ирине Алферовой режиссер испытывал несколько иные чувства. Уже в наши дни Юнгвальд-Хилькевич выскажет мнение относительно своего давнего сотрудничества с Алферовой, причем это мнение будет разным: в первом случае вполне благожелательным, во втором – критическим.

Итак, вот отрывок из его книги «За кадром», которая вышла в свет в 2000 году:


Ирина Алферова. Любимая женщина красавца Абдулова

Ирина Алферова в роли Констанции Бонасье


«Ирину Алферову мне навязали. И это меня очень раздражало. Алферова нравилась руководству телевидения, потому что хорошо снялась в „Хождении по мукам“. Я хотел утвердить Женю Симонову, но мне не дали. Ира не знала этого. У нас были нормальные отношения, и она осталась довольна своей ролью. Но ей было трудно на съемках. Были проблемы с музыкальностью. Ей было тяжело танцевать и петь одновременно. Она немного сутулая. Бонасье Жени Симоновой была бы более изыскано-хитрой, лукавой, ускользающей. А Ирина Алферова – глубоко славянский тип. И французская легкость ей просто несвойственна. Я же не изменил своего замысла по прочтению этого образа и натаскивал Иру на то, что с легкостью могла бы сделать Симонова. Вот за это я чувствую перед Алферовой неловкость. Мне надо было идти от ее способностей, ее дарования. От ее грубоватого голоса (в фильме роль озвучила Анастасия Вертинская. – Ф. Р.). Бонасье могла быть и такой – с низким голосом, как у самой Алферовой. Надо было построить на этом комедию, ведь из всего можно смех выжать… Но я „подтаскивал“ индивидуальность Иры под свою идею образа. После „Мушкетеров“ я подобного никогда больше не допускал.

Актеры Иру поддерживали. Они очень порядочные люди и высоко держат марку своего клана…

Теперь я знаю о том, что после просмотра фильма огромное количество народу фантастически влюбилось в госпожу Бонасье, а значит, и в Алферову. Так что оказалось не важным то, какими средствами достигнуто создание образа. Главное, результат был тот, который и должен быть в кино. Художественный…»

А вот что рассказал режиссер в интервью журналу «Караван историй» двенадцать лет спустя – в июне 2012 года:

«Чтобы Боярский стал д’Артаньяном, мне пришлось снимать Ирину Алферову. И это стало моей личной катастрофой и бедой для фильма. Но из ЦК КПСС давили жестко: „Боярский будет играть, если возьмешь Алферову“. Не знаю доподлинно почему, но она пользовалась особыми привилегиями, получила квартиру и была назначена в „Ленком“. Насколько мне известно, за двадцать или тридцать лет Марк Захаров не занял ее в своих спектаклях ни в одной главной роли. Не сговариваясь, мы оба оскорбились действиями совковых чиновников, и наше к ним отношение срикошетило в Алферову. А если принять во внимание, что и актрисой хорошей я ее не считал, можно представить мою к ней „любовь“.

Она была замужем за болгарским дипломатом, вернулась из Болгарии с дочкой, сыграла в „Хождении по мукам“ (отметим: замечательно сыграла, что весьма странно для утверждений, будто она бесталанна. – Ф. Р.). Как раз с этой картиной Алферова в компании работников ЦК ездила в Германию. Поездка сблизила их настолько, что Лапин, возглавлявший Гостелерадио, вынужден был подчиниться указаниям сверху. И это несмотря на то, что на Констанцию уже была утверждена фантастическая актриса Женя Симонова в паре с Игорем Костолевским в роли Бэкингема. Костолевский из солидарности, по праву сочтя меня предателем, отказался играть, и я потерял этих людей навсегда, они перестали со мной общаться. Теперь понимаю: не надо было прогибаться перед начальством… Ну что, расстреляли бы меня за то, что я не снимаю Алферову? Но тогда, каюсь, не ошибочка, а прямо несчастье вышло.

Оскомина до сих пор. Эта Констанция мне всю картину испортила, она же типичная кухарочка из приличного дома, хорошенькая, но вовсе не приближенная фрейлина королевы Франции. Актриса Алферова, по-моему, никакая. Она, например, не могла, танцуя, петь, то есть рот открывать. Пела за нее Дриацкая из питерского театра оперетты. Балетмейстер фильма – великий Юлий Плахт, промучившись с Алферовой около двух часов, написал заявление о расторжении договора и отказался от дальнейшей работы на фильме. Еле уболтали продолжать. В результате она только танцует в картине. А рот не открывает! Ну, не смогла. Плахт называл ее „инвалидом 1812 года“. Может, я и стал для Боярского папой Карло, но не знаю, кем надо быть, чтобы из такого полена, как Алферова, что-нибудь вытесать. Говоришь ей: „Помаши, уходя, рукой д’Артаньяну, но незаметно для господина Бонасье, – она пальчиками перебирает. – Ну чего пальчиками-то? Ручкой помаши вот так, чуть-чуть“, – показываю как. Не может! Это тоже осталось в фильме. Ей, конечно, тяжело: не своей профессией занимается. Поэтому мне, в отличие от многих, Алферова красивой не кажется. И мне понятно, почему Абдулов изменял ей на всех углах…»

Вот такие два, в общем-то, разных мнения об Алферовой прозвучали из уст одного режиссера. Скажем прямо, спорное мнение, поскольку актерский талант у Алферовой, безусловно, есть. Об этом говорит и ее роль в 13-серийном (!) сериале «Хождение по мукам», да и в «Мушкетерах» она «обедни» не испортила. Это, кстати, и сам Юнгвальд-Хилькевич признал в первом отрывке о ней – в книге «За кадром». Да и в других тогдашних ролях она была на высоте: взять, к примеру, роль в фильме «С любимыми не расставайтесь» (1980), о которой у нас еще пойдет речь чуть ниже.

Пока его жена ездила в Одессу и Львов на съемки «Мушкетеров» (кроме этого, она снималась еще в двух фильмах: музыкальной (!) сказке «Осенние колокола» на Киностудии имени Горького, где у нее была главная роль – Царица, и в армянском историческом боевике «Ссыльный № 011», где у нее была роль второго плана – Алиса Варламцева), Абдулов времени тоже не терял, снимаясь одновременно сразу в шести (!) фильмах. Назовем их все: «Двое в новом доме» («Ленфильм»; главная роль – Сергей Кононов), «Все решает мгновение» («Ленфильм»; тренер Виктор Васильевич Варенцов), т/ф «Место встречи изменить нельзя» (Одесская киностудия; роль – бандит Жженый), т/ф «Капитанская дочка» (т/о «Экран»; главная роль – Петр Гринев), т/ф «Обыкновенное чудо» («Мосфильм»; главная роль – Медведь), т/ф «Красавец-мужчина» (т/о «Экран»; роль – Пьер).


Ирина Алферова. Любимая женщина красавца Абдулова

На съемках многосерийного фильма «Хождение по мукам»


Как видим, фильмы совершенно разные по жанру. Так, «Двое в новом доме» – это мелодрама о непростых взаимоотношениях двух молодоженов, «Все решает мгновение» – спортивный фильм о советской девушке, пловчихе-самородке, устанавливающей с легкостью мировые рекорды на тренировках, но не могущей преодолеть барьер страха выступления на международных соревнованиях при заполненных трибунах, «Место встречи изменить нельзя» – детектив о работе послевоенного МУРа, «Капитанская дочка» – историческая мелодрама, «Обыкновенное чудо» – сказка, «Красавец-мужчина» – комедия.

Между тем 1 января 1979 года Абдулов и Алферова стали триумфаторами. Почему? Дело в том, что именно в тот день одновременно вышли на экран два фильма, где они исполняли главные роли. Правда, триумф Абдулова был все-таки покруче. Надеюсь, читатель догадался, о каком именно фильме с его участием идет речь. Об «Обыкновенном чуде», премьера которого прошла по ЦТ в первый день Нового года. Именно на следующий день после этого показа Александр Абдулов и проснулся знаменитым. С этого момента и начала свой отсчет его звездная слава, растянувшаяся на четверть века.

Отметим, что затем в течение года на экраны страны выйдут еще четыре фильма с участием Абдулова: «Двое в одном доме» (июль), «Все решает мгновение» (июль), т/ф «Место встречи изменить нельзя» (Жженый) (ноябрь), т/ф «Красавец-мужчина». Скажем прямо, внушительный набор, говорящий о том, что Абдулов сумел выбиться в самые снимаемые молодые актеры советского кино.

Что касается Алферовой, то она в споре с супругом брала не «крутизной», а частотой – в течение первых трех месяцев 1979 года на экраны страны вышло сразу три фильма с ее участием: «Черная береза» («Беларусьфильм», режиссер В. Четвериков; главная роль – Татьяна), «Ссыльный № 011» («Арменфильм», режиссер Л. Вагаршян; роль – Алиса Варламцева), «Осенние колокола» (Киностудия имени Горького, режиссер В. Гориккер; главная роль – Царица).

«Черная береза» – это военная драма о драматичной судьбе лейтенанта Красной армии Андрея Хмары, о нелегких испытания, которые выпали на его долю в годы войны и в мирное время. Алферова играла роль одной из его возлюбленных.

«Ссыльный № 011» – это историко-революционный фильм об одном дне из жизни ссыльного революционера Сурена Спандаряна, значившегося в списке «особо опасных лиц». О напряженном нравственном поединке героя и царского поручика. А «Осенние колокола» – фантазия на сюжет сказки А. С. Пушкина «Сказка о мертвой царевне и семи богатырях».

Между тем самым популярным в списке фильмов с участием Алферовой суждено было стать мини-сериалу «Д’Артаньян и три мушкетера», премьера которого состоялась в самом конце декабря 1979 года. Фильм стал настоящим бестселлером, собрав у экранов чуть ли не всю страну. Впрочем, за месяц до этого то же самое случилось с другим сериалом – пятисерийным фильмом С. Говорухина «Место встречи изменить нельзя», где у Абдулова, как мы помним, была роль одного из бандитов – Жженого. Роль небольшая, да еще «обезображенная» (Абдулову пришлось делать грим – наносить ожог на половину лица), но фильм тоже стал безоговорочным хитом.

Что касается театра, то там предпочтительнее было положение Абдулова. В то время как Алферова бегала в массовке или играла роли второстепенные, ее звездный супруг имел несколько больших ролей. Это были: лейтенант Плужников (главная роль) в «Списках не значился» Б. Васильева (1975; за эту роль Абдулов был удостоен премии «Театральная весна»), Хоакин (главная роль) в «Звезде и смерти Хоакина Мурьеты» (1976) А. Рыбникова, Марцелл в «Гамлете» В. Шекспира (1977; спектакль быстро сошел со сцены), Никита в «Жестоких играх» (1979) А. Арбузова.

Самым громким спектаклем из перечисленных (причем в прямом смысле) был «Звезда и смерть Хоакина Мурьеты», поскольку это была одна из первых в СССР рок-опер, поставленная силами молодых актеров «Ленкома» и рок-группы «Аракс», которая числилась в штате этого театра. Поэтому в данной постановке Абдулов показывал настоящие чудеса танцевальной эквилибристики и вокала. Молодежь на этот спектакль буквально ломилась. По сути, именно после него «Ленком» стал самым продвинутым советским театром для так называемой «прогрессивной» молодежи, которая бредила рок-музыкой.


Ирина Алферова. Любимая женщина красавца Абдулова

Александр Абдулов в рок-опере «Звезда и смерть Хоакина Мурьеты»



Она – в «Хождении по мукам», он – в «Обыкновенном чуде» | Ирина Алферова. Любимая женщина красавца Абдулова | Любовник баронессы, или «Тот самый Мюнхгаузен»