home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Я памятник себе…

– Лав-хрр-рентий!

– Я здесь, батоно!

– Место подобрал?

– Батоно! Это вопрос решённый! Мавзолей!

– Ты что меня хоронишь, бандюга мингрельская? На моё место?!…

– Виноват, батоно! Ты так спросил…

– Сволочь! Я тебя про пирамиды спросил!

– Докладываю, Генералиссимус! Сначала было предложение подыскать площадку в Кара-Кумах, чтобы было, как в Египте, среди песков. Как у фараонов. Потом подумали – твой народ туда не доберётся: ни дорог, ни денег у него… Решили, что лучше поближе к Сталинграду. К городу твоей великой победы. И площадка оборудованная есть – полигон в Красном Яре. Мы там недавно ядерную рванули. Всех гостей-туристов после Сталинграда туда будем возить. Вот только вопрос возник. Исторический.

– Какой ещё вопрос? Ничего сами не можете…

– Это мы без тебя не можем. У фараонов ещё зверь каменный есть. Перед пирамидами. Сфинкс.

– Ну?

– У него фигура львиная, а морда – человечья. С кого будем лепить, батоно?

– Как с кого? Опять за своё? С меня! Но не морду, а лицо! Голову!

– Но… батоно… А как быть с усами? Та зверюга без усов?

– Опять… Без усов народ меня не узнает. И чтоб сделали их из чёрного камня!

– Записываю, батоно. Бу сделано.

– Сколько их будет?

– Кого, великий?

– Долб… дубина мингрельская! Не кого, а чего! Сколько будет пирамид?

– Двадцать четыре, Коба, двадцать четыре.

– Почему?

– Шестнадцать от республик, остальные от общественных организаций и зарубежных стран.

– Какие ещё общественные организации?!

– Ты только не волнуйся! Выразили желание, горят патриотизмом, соревнование объявили: кто первый, это…

– Кто первый меня похоронит?! Так?!

– Нет, нет! Что ты, что ты! Ну, как обычно у нас – за первое место орден, за второе – сто рублей, за третье – грамоту с твоим портретом. Память на всю жизнь! От Политбюро, от ЦК, от МВД, от КГБ, от армии, от Гулага будет самая большая пирамида – всё-таки моё ведомство. От ВЦСПС, от Осоавиахима. Правда, Осоавиахим сложился с армией, а ВЦСПС с КГБ. Вот только Биробиджан настаивает – отдельно хочет построить, на Чукотке. Но это будет уже двадцать пятая. Разрешить?

– Разрешить. И похорони там их рядом. Побольше.

– Правильно, батоно! Давно хотел! И это не всё, знаешь. Очень неожиданно, не знаю, как и сказать…

– Не тяни, и так тошно…

– Виноват, дорогой! Америка. Америка желает участвовать. Без нашей помощи. Обещают переплюнуть всех фараонов, и меня тоже. В смысле сделать пирамиду повыше гулаговской. Из американского гранита. Только вот условие выставили – чтобы мумию твою замуровать в их пирамиде. И Лысого – рядом. В саркофаге. И саркофаг показали – это самоходка с бронёй сто пятьдесят миллиметров. Очень прочная! И окошко сделали. Бронестекло. Соглашаться?

– Я в тебе не ошибся, Лаврентий. Ты точно дубина. С кавказских гор. Сам-то слышишь, что говоришь?! Какая мумия?! Какая самоходка?! Идиот в очках! Я живой!

– Конечно, конечно, Коба. Ты живой. Но пока живой, думать надо.

– Думать. Думать… Впрочем… На Ленина покушались? В Мавзолее?

– Да, батоно. Помнишь, один раз кирпичом по стеклу врезали, а в другой – кислотой облили. Месяц восстанавливали.

– А что с этими? С террористами?

– Стыдно сказать, дорогой. Не нашли мы их. Как провалились.

– Лаврентий! Как это? Миллионы врагов народа размазал по Союзу, а двух молокососов упустил? Из мавзолея? На Красной площади? Как это? Как это?

– Ну, батоно! Враги народа не убегали и не сопротивлялись. А тут были настоящие оппортунисты! Может, он им должен был. Мы приняли версию, что это были швейцарские шпионы. Боевики. Он там долго жил. В Швейцарии. Чего-нибудь не поделил.

– Чего не поделил? Партия содержала его на партийные деньги! Ему хватало.

– На бумагу и чернило хватало. А на девочек? Надюша, Инесса, Кларисса, Ванесса…. Скорей всего, кокаинчиком приторговывал. А это всегда опасно. Вот и достали его. В гробу. Даже. Но злодеев ищем.

– Тогда согласен. Пусть делают америкосы. А народу будет меня видно?

– Да. Только не в окошко. Как они сказали, тебя будут… это… транслировать! На экран. По телевидению. Экран два на три метра. У нас ещё нет… этого… телевидения. Но работаем. Скоро украдём. Показывать будет одну твою голову.

– Посмотреть бы…

– Ну, батоно… Хотя… сделаем!

– Постой, очкарик! Я думаю… Нельзя нам с Лениным в одной каморке… Несолидно… Тесно… Где поставим американскую…пирамиду?

– Они хотят на Красной площади, Коба. Посредине. В крайнем случае вместо Покровского собора. Их даже Исторический музей не устраивает. И мавзолей тоже.

– Поговори с ними. Не надо трогать Покровский. Самоходка и я пусть будут стоят на Лобном месте. Удобно для народа. А пирамиду – в Красном Яре.

– Поговорю. Только давить на них нечем. Бомбой не запугаешь, да и возить её не на чем, а для них – раз плюнуть.

– Не захотят, не надо. Наши самоходки не хуже.

– Хорошо, батоно. Решим.


Был отмщенный … | Версия | Докладная