home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

В контрольном аппарате. Сахарная болезнь. Желчные камни.

— Итак, мы в печени: это самая крупная железа в организме. Она весит полтора килограмма (около 4-х фунтов).

Обрати внимание на печеночные клетки. Это образцы клеток. Каждая клеточка имеет протоплазму, ядро и много других веществ, которые называются «включениями», так как могут быть, но могут и не быть.

Посмотри на глыбки в клетках: это животный крахмал, гликоген. Крахмал находится не только в картошке, рисовой или пшеничной муке; и в человеке есть крахмал, именно в печени.

— Откуда же взялся крахмал? И отличается ли он чем-либо от растительного?

— Ну, само собой, кой-чем отличается. Растительный крахмал окрашивается слабым раствором йода в синий цвет, а животный от йода краснеет. Помимо этого, отличий почти никаких. А оказался он в печени благодаря крови.

— Это как же?

— В крови содержится виноградный сахар. Если его количество превысит одну десятую процента, то весь избыток захватывается клетками печени, которые его перерабатывают в гликоген. А это, ты знаешь, сложный углевод.

А когда работа мышц идет настолько усиленно, что не хватает сахара, находящегося в мышце, то гликоген в печени расщепляется на виноградный сахар, а кровь вымывает его из печени и песет к мышцам.

— Ну а если печеночные клетки почему-либо не могут захватить избыток виноградного сахара из крови? — спросила Надя.

— Тогда в крови накопится слишком большое количество сахара. И, проходя через почки, кровь отдаст избыток сахара моче. Таким образом происходит сахарная болезнь.

Кстати, о сахарной болезни. Оказывается, печень сама зависит от работы поджелудочной железы; есть такая железа; лежит она позади желудка и вырабатывает особое вещество, которое заставляет клетки печени выбирать из крови излишки сахара. Так что истинная причина сахарной болезни часто лежит в недостаточной работе поджелудочной железы. Убедились в этом довольно легко: у беременной собаки удалили поджелудочную железу; и вот пока у нее не родились щенята, все было благополучно, так-как у каждого щенка была своя поджелудочная железа, и часть ее продуктов он через кровь отдавал матери. А когда щенята родились, и собака лишилась продуктов поджелудочных желез своих детей, у нее обнаружился сахар в моче, и она очень скоро погибла.

Ну, теперь перейдем к печени. Воротная вена, подойдя к печени, как ты заметила дорогой, распадается на массу маленьких веточек, снова на целую сеть волосных сосудов. Эта сеть называется дивной сетью. И верно; благодаря этому, все, все, что вошло в кровь в брюшных органах, контролируется печенью.

Все вредное обезвреживается, если только печеночные клетки могут это сделать. Масса лекарств, которые принимает человек, проходит через контроль печени; разные паразиты, глисты, все это задерживается в печени. Затем многие вредные продукты, которые образуются при распаде клеток, обезвреживаются в печени же.

Далее, печень производит много тепла. Организм человека нуждается в постоянной температуре. Конечно, работа мускулов дает тепло; но если человек спит, и мускулы почти все отдыхают, кроме сердца, диафрагмы и гладких мышц внутренностей, тогда роль печени выступает, как очень важная.

И, наконец, печень производит желчь. А желчь необходима для пищеварения. Она собирается в желчном пузыре, а оттуда время от времени изливается в двенадцатиперстную кишку; сюда же изливается сок поджелудочной железы. Железа эта небольшая, а между тем очень важная. Она вырабатывает сок, в котором три фермента: и для белков, и для жиров, и для углеводов, — она одна, следовательно, работает за троих.

Очень интересно, как перевариваются жиры: белки и углеводы в общем-то перевариваются сравнительно легко, но с жирами дело не так просто. Над ними приходится поработать двум железам вместе: и поджелудочной и печени.

Под влиянием желчи жиры сначала превращаются в эмульсию, то есть разбиваются на массу мельчайших шариков. Затем под влиянием сока поджелудочной железы из жиров освобождаются жирные кислоты. Ты пробовала есть прогорклое масло или сало? — спросил лейкоцит неожиданно.

— Случайно пришлось; у нас как-то сало висело в кладовке очень долго; а зима была довольно теплая. Как-то захотелось мне сала с горчицей. Принесла сало, начала есть; отвратительно: понюхала, а оно как-то противно пахнет; прогорклым.

— Это оттого, что в нем освободились жирные кислоты. Обычно жиры для этого должны стоять несколько недель; но в кишечнике, благодаря особому ферменту, это происходит очень быстро: жиры расщепляется на жирные кислоты и глицерин. А затем на жирные кислоты опять-таки действует желчь. А так как в желчи много щелочей, то под их влиянием жирные кислоты превращаются в мыло.

Тут Надя сделала большие глаза: «Глицерин и мыло?!» И вспомнился ей магазин «Жиркость», который она видела, будучи на экскурсии в Москве.

— Все это всасывается лимфатической системой, снова превращается в жир и попадает в кровеносную систему.

Желчь нужна не только для переваривания жиров. Она еще уничтожает бактерии; правда, она не может всех уничтожить, но порядочное количество все же уничтожает. А кроме того, она заставляет кишечник работать. Если у человека разовьется желтуха, то у него всегда бывает запор, потому что кишки вяло работают.

Желчь — очень густой раствор разных солей; если почему-либо желчь застоится в желчном пузыре, то она еще более густеет, и из нее выпадает осадок солей; эти-то осадки дают начало разным камням.

Если такой камень лежит тихо в желчном пузыре, человек не чувствует ничего худого; но когда такой камешек двинется из желчного пузыря в проток к двенадцатиперстной кишке, то разовьются такие мучительные боли, такие страдания, что человек готов на стену лезть. Это есть печеночная колика.

— А отчего же густеет желчь в желчном пузыре?

— Здесь очень часто виноват сам человек. Если он туго перетягивает себе живот корсетом, тесемками или поясом, то желчь застаивается, и это дает толчок к развитию болезни.

— Значит, нельзя туго затягиваться?

— Разумеется, нельзя. Это очень вредно! Ну, теперь, — сказал лейкоцит, — двинемся дальше.

Они очень скоро добрались по все укрупнявшимся венам до нижней полой вены, оттуда по обычной дороге в сердце, легкие и опять в сердце. А из сердца помчались по аорте вниз и попали в маленькую артерийку тонкой кишки.


ГЛАВА ДЕВЯТАЯ | В тайниках тела. Приключения в микромире. Том VI | ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ