home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



ГЛАВА ВОСЬМАЯ

В мышцах. Под прессом. Почему устает человек. «Обед» путешественников.


В тайниках тела. Приключения в микромире. Том VI

Наде сразу бросились в глаза длинные волокна, исчерченные поперек (рис. 18); в каждом волокне чередовались участки более светлые с более темными, а волокна лежали рядом, и участки одного цвета были на одном уровне; получалось впечатление поперечной исчерченности. Волокна были одеты в тончайшую пленочку, а под пленочкой было много ядер.

— Это все многоядерные клетки, — сказал лейкоцит, — давай познакомимся с мышцами. При их помощи идет работа организма. Все движения, речь, все зависит от них. Посмотри, как они дружно сокращаются: каждое волоконце укорачивается и утолщается; а когда они вместе это сделают, то происходит движение в суставе, и человек производит ту или иную работу (рис. 19).

И действительно, в этот момент волоконца сократились, и Наде показалось, что она попала в тиски.

— Ай! — закричала она, — меня задавят! — Лейкоцит ничем не мог ей помочь: он и сам был до того стиснут, что сплющился и превратился в лепешку.

По счастью, сокращение волоконцев длилось недолго; иначе бы нашим друзьям несдобровать. Волоконца утончились, стали длиннее, и Надя вздохнула свободнее.

— Ну и ну. Уйдем скорее отсюда, а то они опять дружно сократятся и дружно нас раздавят.

Но лейкоцит пытался ее успокоить.

— Уйдем, уйдем, но в этой дружной работе кроется истинный источник силы. Каждое волоконце это все равно, что рабочий; здесь они все организованы, как рабочие. Волоконца складываются в мышцы; мышц много, и каждая производит свое действие, и таким образом человек производит полезную работу.

Надя была изумлена.

— Откуда тебе все это известно, не вычитал ли ты это из учебника политграмоты?


В тайниках тела. Приключения в микромире. Том VI

Лейкоцит лукаво усмехнулся:

— Потом узнаешь, откуда вычитал. Давай-ка лучше уйдем отсюда, а то они опять сократятся.

И он энергично начал прокладывать себе дорогу. Надя за ним. Скоро они очутились на толстой плеве, покрывавшей мышцу со всех сторон.

Тут было безопасно. После перенесенных мук они присели на плеве и повели разговор. Впрочем, говорил-то лейкоцит, а Надя слушала.

— Мускульные волокна бывают двух сортов: поперечно-полосатые, покрывающие тело снаружи, и гладкие, находящиеся в кровеносных сосудах, кишках, желудке, — словом, во внутренних органах. Поперечно-полосатые работают по воле человека.

— Кроме сердечных, — подсказала Надя.

— Да, кроме сердечных: их работа производится быстро, энергично. Зато мышца устает сравнительно скоро.

Гладкие работают беспрерывно всю жизнь: их сокращения вялы, но очень сильны. Схватывало у тебя когда-нибудь живот? — неожиданно спросил он.

— Как это так «схватывало»?

— Ну, болел ли у тебя живот? Случалось тебе съесть что-нибудь неудобоваримое или несвежее, так что после этого бывали схватки в животе?

— Случалось.

— Ну вот, это было очень сильное сокращение гладких мышц, находящихся в кишечнике; надеюсь, мы их увидим. Впрочем, и поперечно-полосатые мышцы при некоторых болезнях сокращаются очень болезненно. Бывают даже судороги, и очень мучительные.

Перейдем, однако, к устройству мускула. Масса волокон составляет мускул; он обычно начинается от какого-либо возвышения одной кости, проходит над суставом и прикрепляется к гребешку на другой кости. Обычно к концу мускула волоконца переходят в сухожилия, и вся мышца оканчивается очень плотным блестящим сухожилием. Такое сухожилие удивительно прочно; оно выдерживает большое растяжение: из сухожилий животных, например, приготовляются струны.

Заметь еще, что когда мускул сокращается, он вздувается; попробуй, согни руку в локте.

Надя согнула, и лейкоцит пощупал ложноножкой слабо намечающийся мускул.

— Э, да у тебя он слабо развит. Это — двуглавый мускул плеча. Его сокращение приближает предплечье к плечу; теперь, тебе, может быть, интересно, как работает мускул?

— Очень интересно.

— Так слушай же. Когда мускулы сокращаются, то они, помимо той или иной работы, производят тепло. Ведь ты могла заметить, как от человека пар валит, когда он работает вовсю. Ты не видела дровосека, который зимой остается в одной рубашке и еще обливается потом? Работа мускула не может идти безостановочно. Человек нуждается время от времени в отдыхе. И вот почему. Работает мышца за счет виноградного сахара, которого в крови имеется около 1 части на тысячу.

— Виноградный сахар, — удивилась Надя, — откуда он берется в крови?

— Виноградный сахар получил свое название оттого, что он впервые был обнаружен в виноградном соке. А теперь это вещество можно приготовить и искусственно; в организме же он получается из пищи; он сохраняется в печени, но по мере надобности выбирается из печени кровью и подается в мускулы. Стало быть, виноградный сахар — это те дрова, при помощи которых работает «мышечная машина». Виноградный сахар так же нужен мышце для работы, как топливо для машины. Но тебе известно, что топливо в машинах должно сгорать полностью; от топлива получаются водяные пары, углекислота и зола. Водяные пары и углекислота удаляются сами, а золу приходится время от времени удалять из тонки.

Виноградный сахар тоже должен был бы сгорать до углекислоты и воды. К сожалению, это не так. Ты знаешь, что если в топке плохая тяга воздуха, нет достаточного количества кислорода для поддержания горения, то топливо сгорает плохо; из дерева получается уголь и ядовитый угарный газ — окись углерода.

Но в мышцах мало кислорода, и виноградный сахар не может окончательно сгорать: получается молочная кислота. Молочная кислота ядовита для мускула; она его отравляет. Необходимо эту молочную кислоту удалить из мускула. Это делает кровь; она, омывая мускул, забирает из него все, что лишне (углекислоту, молочную кислоту). Но на это нужно время. Вот почему человек чувствует усталость; вот почему после труда ему нужен отдых. Усталый человек — это отравленный вредными продуктами человек. Поэтому-то мускул не может безостановочно работать, тем более что, когда мускул сокращается, он механически выжимает кровь из себя, то есть кровоснабжение мускула во время сокращения ухудшается, стало быть, уменьшается доставка виноградного сахара и кислорода — двух веществ, необходимых для работы. Ты помнишь ведь, как нас с тобой сдавило?

Поэтому-то мускулам необходим отдых: в течение отдыха к уставшему мускулу приливает кровь, усиливается доставка кислорода, а главное — убираются ядовитые продукты.

Когда они будут удалены из мускулов, человек чувствует, что отдохнул и снова способен к труду.

Очень вредно работать, когда чувствуешь усталость. Это чувство играет роль тревожного сигнала; надо к нему прислушиваться и руководиться его указаниями. И не только в мускулах, но и в мозгу при усиленной работе развиваются разные яды; и здесь нужен отдых.

Но если бы работа мускулов шла очень медленно, они могли бы работать всю жизнь. Если бы указательный палец сгибался всего 2 раза в минуту, он мог бы работать всю жизнь безостановочно; но если он сгибается и разгибается чаще, то он устает и нуждается в отдыхе. Понятно тебе это?

— Понятно.

— Ну а теперь я проголодался отчаянно, — сказал лейкоцит, — надо посмотреть, нет ли чего перекусить.

— И я, признаться, здорово есть хочу.

— Не думаешь ли ты найти здесь хлеб с маслом и колбасу? — засмеялся лейкоцит.

— А что ж? Я бы от этого не отказалась.

— Ну, здесь надо эти привычки оставить. Вот лежит умирающая клетка плевы. Видишь? Проберемся к ней.

— Клетка умерла, сказал лейкоцит, — я чувствую это, и я люблю умершие клетки до безумия.

— Но мне это не улыбается.

— Как хочешь. Неволить тебя не стану. Ты сама теперь стала вроде лейкоцита. А мы, лейкоциты, не только за-щиники и организма от бактерий; мы еще и санитары. Мы уничтожаем все омертвевшие и ненужные клетки. Я, право, не знаю, отчего умерла эта клетка, но мой долг и мой аппетит властно мне приказывают приняться за еду. А ты напрасно брезгуешь. Ну-ка попробуй.

И, ободряемая лейкоцитом, она принялась с ним вместе уписывать погибшую клеточку. Скоро от нее осталось одно воспоминание, а Надя почувствовала, как к ней возвращаются силы.

— Ну, что мы теперь будем делать? — спросила она лейкоцита.

— Знаешь что? Я думаю, проберемся в кровеносный сосуд и поплывем опять с кровью.

Сказано — сделано. И наши друзья очутились в волосном сосуде, а оттуда поплыли к сердцу.


ГЛАВА СЕДЬМАЯ | В тайниках тела. Приключения в микромире. Том VI | ГЛАВА ДЕВЯТАЯ