home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

Loading...


Глава 26

Разговоры – и не только

На следующий день мое состояние улучшилось настолько, что я смог добраться до гостиной. К моему удивлению, на этот раз никто не брал штурмом спальню, пытаясь получить последние сведения о драгоценном здоровье профессора. Наоборот, студенты словно испарились. И только Мия не желала покидать ни на минуту.

– А где все? – спросил я, осматривая совершенно пустую гостиную.

– На тренировке, – ответила принцесса. – Кроме Дара. Он как раз здесь.

Поговорить с принцем сейчас? А зачем? Кажется, уже сказал, что думаю о его поведении. И наглядно показал. Вряд ли разговоры по душам – хорошая идея.

– Ты же не пойдешь к нему? – с опаской спросила Мия.

– Нет, – сказал я. – Мне бы лучше переговорить с Кертисом. Найдешь его?

Девушка кивнула и исчезла за дверью, а я плюхнулся на диван и размял затекшие кости. Утомительно целыми днями лежать в постели. Лучше было бы потренироваться с мечом вместе с Анной. Но для начала…

В дверях появился запыхавшийся Кертис. За ним – перепуганная сестрица. Никуда поодиночке!

– Профессор Аль? – голос Кертиса звучал виновато. Но жив-здоров – уже хорошо.

– Что? – уставился на него.

Парень замялся. Кэрри переглянулась с Мией. Ох уж эти женские заговоры.

– Извините, – вздохнул Кертис. – От меня одни неприятности.

– Уже извинил, – ответил я. – Но это не значит, что ваша выходка с дрим-травой останется безнаказанной.

Кертис опустил голову еще ниже. Да, чувство вины – оно такое. Безумно давит на плечи. Я тянул время. Хуже всего – ждать казни.

– Ты должен немедленно извиниться перед Дарентелом.

Глаза Кертиса округлились. Наверное, он подумал, что ему послышалось, но я был серьезен.

– Ни за что! – выпалил он, чуть не вспыхивая. На меня даже дохнуло жаром.

– Выбор таков: либо ты извиняешься, либо я подаю ходатайство о твоем отчислении из академии. Объясню: Дарентел – наследник трона Арантии. Своим необдуманным поведением ты мог вызвать гнев крона. Вот только полетела бы не одна голова, а все. И моя в том числе. Ты подставил под удар товарищей. Да, молния Дара уже тебе отплатила. Я, впрочем, тоже с ним поквитался. Но я не хочу – слышишь, не хочу! – чтобы вы продолжали в том же духе. Кэрри, тебя тоже касается. Кертис никогда не устраивает каверз в одиночку. Твои извинения будут кстати.

– Нет, – гаркнул Кертис и ушел, хлопнув дверью своей спальни. Кэрри бросилась за ним.

– Жестоко, – сказала Мия.

– Необходимо, – ответил я. – От сломленной гордости еще никто не умирал. А от случайной молнии в спину – вполне возможно. Поэтому пусть лучше выяснят отношения сейчас, под моим присмотром, чем где-то в темных дворцовых коридорах.

– Ты прав, – принцесса присела рядом и принялась теребить атласные ленты на платье. – Но Дару тоже не мешало бы извиниться.

– Это уже на его совести. Твой брат – не мой студент. Я за него не отвечаю.

Дверь комнаты взрывашек снова распахнулась. Как я и ожидал, красный от гнева и стыда Кертис вернулся в гостиную.

– Я извинюсь, – прорычал он. – Но если этот принц снова… хоть словом… я его!

– Сейчас ты извинишься. Что будет потом – другой разговор.

Я видел, что Кертис борется с собой. И это была полезная битва! В лице Дара можно было разглядеть пример, что такое безмерная гордость. И я не хотел, чтобы с моими студентами случилось то же самое. Сам набил множество шишек, натворил столько ошибок. Зато теперь жизненный опыт поможет хоть немного их уберечь.

Кертис постучал в двери принца. Никто не ответил. Он постучал громче.

– Убирайся в бездну, – донесся голос Дара.

– Вот видите, – Кертис обернулся ко мне. – И вы предлагаете мне просить прощения?

– Будь умнее, – настаивал я.

Кертис постучал в третий раз. Дверь распахнулась, и бледный, осунувшийся принц застыл на пороге. Хорошо я его… Одно из двух: либо Дарентел до сих пор занимается самобичеванием, либо вынашивает планы по уничтожению вашего покорного слуги.

– Что нужно? Мало получил? – прошипел принц, увидев, кто его побеспокоил.

– Слушай сюда, – Кертис то краснел, то бледнел. – Тогда, с дрим-травой, я был не прав. Не ожидал, что у тебя такие великие страхи. Обычные люди мышей там боятся или пауков. Безобидные вещи. Кто ж знал, что с тобой не так. В общем, я… Прошу прощения.

Дарентел замер. Он переводил растерянный взгляд с Кертиса на меня и обратно. Я еле сдержал усмешку – а вот и наказание для Дара. Не извинит Кертиса – покажет свою глупость и злопамятность. Извинит – придется усмирить злобу и самолюбие.

– Хорошо, – кивнул он. – Оставим разногласия в прошлом. Ты тоже… извини за молнию. Я не хотел тебя ранить. Просто разозлился.

– Понимаю, у меня с огнем тоже так, – ответил Кертис, протягивая руку. – Мир?

Дар, все еще ожидавший подвоха, ответил на рукопожатие. Надо же, с ним еще не все потеряно. Я ожидал немного другой реакции. Как минимум, очередного скандала. Как максимум – драки. А оказалось, что и у принца в голове бывают просветления.

Кертис вернулся к нам. Дверь закрылась.

– Довольны? – прошептал студент. – Никогда так не унижался.

– Извинения унижают только слабых, – с умным видом процитировал я одну из пьесок, в которой приходилось играть. – А для сильного прощение только подтверждает великодушие его сердца.

Взрывашки переглянулись.

– Вы правы, – вздохнул Кертис. – Простите, профессор Аль. Мы опять втянули вас в историю.

– Да ладно, – ответил я. – Хорошо, что все закончилось благополучно. Как самочувствие? Как рука?

– Целители подлатали, уже лучше, – Кертис закатал рукав, демонстрируя след от молнии. – Вот только это навечно останется на память.

Страшный удар. Сердце замерло от мысли, что он мог быть смертельным. Дар сдержался? Не попал? Или просто не захотел убивать глупого мальчишку? В этом есть и моя вина. Надо было вмешаться раньше. Не позволить случиться этому глупому бою.

– Возвращайтесь на тренировки, – сказал взрывашкам. – А я немного отдохну.

Мия помогла мне подняться и добраться до спальни. Напряжение вымотало меня, но зато я сделал для себя полезные выводы. Первый – Кертис сделал правильный выбор. Что уже хорошо. Второй – даже Дарентел иногда может вести себя достойно.

Узнав, что я уже достаточно набрался сил, чтобы принимать посетителей, студенты осмелели. И началось привычное паломничество в мою комнату. Я выслушивал охи, ахи, последние новости, пожелания скорейшего выздоровления. Успокаивал Регину, вздумавшую порыдать у меня на плече. Пытался увернуться от ее змеек, некстати прознавших, что хозяйка настолько расстроена, что можно вернуть себе свободу. Только Ленор не появился. Из чего я сделал вывод, что младший принц злится за зеркала. Что ж, я его понимал. И в то же время было обидно. Так, совсем слегка. Но спрашивать, куда запропастился Ленор, не стал. Ни к чему это.

К концу дня Мия поглядывала на новых и новых посетителей с плохо скрываемой ненавистью. Одни уходили, другие возвращались. В конце концов она не выдержала и выставила появившихся взрывашек за дверь.

– Это невыносимо! Как ты их терпишь? – схватилась она за голову.

– Вот так и терплю, – вздохнул я. – Они же мои студенты.

– Студенты – не дети. Нечего с ними нянькаться! Вон, довел себя до болезни. А если бы ты лишился силы? Или умер? Чем ты думал, Аль?

Я промолчал. Тем же, чем и всегда. В моей жизни слишком долго не было тех, о ком бы хотелось заботиться, кому хотелось бы помогать. Я был сам по себе. Летел по ветру, как листок. Сегодня – здесь, а завтра – там. А теперь эта неугомонная компания сделала мою жизнь цельной. Можно сказать, в ней появился смысл. Да, из меня ужасный преподаватель. Но мы стали друзьями. Настоящими друзьями. И если бы меня спросили, смогу ли убить за кого-то из ребят, – я бы ответил «да».

– Не отвечаешь, – вздохнула Мия. – Вот всегда с тобой так. Честно, я даже завидую твоим студентам. Я так и не стала одной из них.

– Тебе надо отдохнуть, – перебил девушку. – Уверен, ты не спала всю ночь.

– Прогоняешь? – Мия поднялась с кресла. – Хорошо. Пойду спать. Ты только тоже отдохни. Иначе всю практику пропустишь. Скоро уже королевский бал. Ты ведь помнишь?

Девушка покинула комнату. Королевский бал? Помню, конечно. Последний день нашей практики, после которого можно будет вернуться в академию и забыть о семейке крона. К этому же времени должен приехать Верховный Жрец. Вот с кем не мешало бы поговорить, потому что я сам перестал понимать, что происходит. А Мартис точно знает, в чем причина.

Пришлось последовать совету Мии и поспать. А утром отправиться к ребятам на тренировку как ни в чем не бывало.

Анна оттачивала со студентами элементы боя на мечах. Сегодня они разбирали сражение с несколькими противниками. Снова разделение на группы, такие же неудобные, как и всегда.

– Профессор Дагеор, – помахала она мне рукой. – Рада, что вы пришли. Как раз вовремя. Итак, ваши противники на сегодня – мои сослуживцы эр Арни, дер Кит, эр Тамлис. Вы разделитесь на группы следующим составом: Кертис и Джем, Регина и Микель, Кэрри и Мия, Ленор, Дени и Дарентел.

Только сейчас я заметил обоих принцев, державшихся чуть в стороне. Надо же, и Дар пожаловал. Значит, вчерашний опыт не прошел зря. Или опять крон заставил? Ленор избегал смотреть в мою сторону. Что ж, его право. Перезлится.

Группы разошлись по залу. Анна взяла на себя Дени и принцев. Что ж, хотя бы посмотрю, на что эта компания способна с мечами в руках. Я видел, как дерется Дарентел. А вот стиль боя Ленора и Дени предстояло оценить.

– Не спешите ввязываться в бой, – комментировала Анна. – Взвесьте силу противников. И найдите того, кого легче всего победить.

Один ловкий удар – и меч Дени улетел. Тот растерянно взглянул на руки. Да уж, Дени больше привык управляться с когтями, а не с мечом. Я даже не удивился, когда он выпустил когти – полностью осознанно и взвешенно. Молодец, Дени.

А вот Анна изогнула бровь. Не ожидала, видимо. Ленор и Дар переглянулись. Ленор кивнул Дени и бросился вперед. Он атаковал так же стремительно, как и брат, но очень взвешенно. Анна пока что уклонялась от прямых ударов и парировала выпады. Дар зашел сзади. Девушка пригнулась, меч просвистел у нее над головой, чуть не задев Ленора. Тот отпрянул, но тут же вернулся на позицию. Принцы нападали слаженно, как хорошо выверенный механизм. Но мастерство Анны им не уступало. Она словно играла с ними, позволяя поверить в победу. И я начинал думать, что в реальном бою победа осталась бы на стороне Анны. Она с легкостью избегала ударов, в то время как Дар и Ленор двигались более прямо. Выпад Анны – и меч Ленора отлетел в сторону. Но Анна зря забыла о Дени. Когтистый проскользнул под мечом Дара и очутился у нее за спиной. Миг – и острый коготь прижался к шее.

– Браво! – рассмеялась Анна, захлопав в ладоши. – Вот это настоящий бой! Молодцы! Дени, а ты сумел меня поймать. Гордись, это редко кому удавалось.

Дени отступил, убрал когти. Он выглядел довольным. Не ожидал, что эта компания сработается. Но у них получилось. Надо бы самому потренироваться с Анной. Хотелось узнать, что я еще помню из основ битвы на мечах. Все-таки я редко пускал Реуса в ход. Мало ли когда это может понадобиться.

Три других битвы были куда менее драматичны – и менее интересны. Мои студенты привыкли полагаться на свои силы. Поэтому мечи в их руках смотрелись чужеродно. Хорошо справлялся только Джем. И Кертис позволил ему лидировать в атаках.

– Вы молодцы! – сказала Анна. – Вечером заступаете на дежурства по дворцу, поэтому выспитесь днем. До встречи.

Студенты покинули зал, а мы остались.

– Как самочувствие? – повернулась ко мне наставница.

– Намного лучше, – ответил я. – Прекрасный бой.

– Спасибо. Что насчет вашего меча? Хотите, могу послать за ним? Обещаю сильно не нагружать.

– Что ж, согласен, – признаться, последняя фраза задела мое самолюбие. Что я, не справлюсь с этой девчонкой?

Анна подозвала слугу и приказала доставить сюда меч. Через десять минут тот вернулся с Реусом – бледный как стена.

– Что случилось? – поинтересовалась Анна.

– Ничего, – пробормотал несчастный. – Просто мне показалось, что он… он… разговаривает.

– Вы переутомились, – лукаво улыбнулась девушка. – Советую отдохнуть.

Слуга быстро передал мне меч и поспешил сбежать из зала. Бедолага… Реус, зачем ты так?

«Сам виноват, обозвал меня тяжеленной дубиной», – прогудел меч.

Я улыбнулся.

– Аль, глядя на ваше лицо, кажется, что вы тоже с ним разговариваете, – рассмеялась Анна.

– Ларабанские мечи – они такие, – ответил я. – Начнем?

Жутко не хотелось проигрывать! Поэтому я приступил к бою осторожно. Зато Реус довольно подначивал и жаждал настоящей битвы. Какое-то время мы с Анной кружили по залу. Девушка была необычайно хороша в пылу боя – ее щеки разрумянились, волосы растрепались. Она казалась настоящей, в отличие от многих моих знакомых.

А затем Анна атаковала. Быстро, стремительно. Ее стиль боя очень походил на тот, который видел у принцев, – короткая атака, оборона и снова атака. Пока что мне удавалось отбивать удары, отводить ее лезвие в сторону. Но уже чувствовалось, что усталость не за горами. И надо победить до того, как она возьмет верх.

«Доверься мне», – откликнулся Реус.

«Хорошо, – мысленно ответил я. – Только смотри, не рань».

Это были непередаваемые ощущения! Как будто кто-то вел мою руку. Выпад, еще один. Удар сверху, почти выбивший оружие из рук Анны. Еще удар. Давно мне не было так весело!

«Сейчас», – скомандовал Реус, и одним мощным ударом я оставил Анну безоружной.

– Удивительно! – она словно не верила в это. – Где вы научились так драться, профессор?

– Это больше заслуга меча, чем моя, – признался я. – У него – своя душа.

– Оно и видно, – Анна подошла ближе, рассматривая Реуса. – У Дарентела тоже меч из Ларабана. Но он совсем не похож на этот. У вашего меча есть имя?

– Есть, только я обещал его никому не называть.

– А меч Дара зовут Серебряной молнией. Он потяжелее будет, помассивнее. Но тоже красивый.

«Слышал? Я красивее кронского меча», – откликнулся Реус.

«Уж самовлюбленнее – это точно», – ответил я.

– Ваш стиль боя похож с Дарентелом, – сказал Анне.

– Мы какое-то время учились вместе, – ответила она. – А потом его наставником стал Гарден. Этот жуткий тип с разноцветными глазами.

– Да, мы знакомы, – кивнул я.

– О, тогда вы меня понимаете! – Анна подняла свой меч, любовно вложила его в ножны. – С тех пор мы с Даром почти перестали общаться. Только Агния…

Анна задумчиво смотрела сквозь меня, а я вдруг понял очевидное – она же любит его! Дарентела. И когда говорит о нем, меняется на глазах.

– И долго вы были в него влюблены? – спросил прямо.

Анна вздрогнула и испуганно уставилась на меня.

– С чего… вы взяли? – даже сделала шаг назад.

– Прочел в ваших глазах. Итак, вы любили Дарентела, а он предпочел Агнию. И погубил ее.

Анна отвернулась. Все было понятно без слов. В ее глазах заблестели слезы.

– Я не хотел вас расстроить. Любовь часто скрывается под маской ненависти. Наверное, вы считаете, что обязаны ненавидеть убийцу сестры. И тут же ищете ему оправдания. Например, что Дар не контролирует свои силы. Так вот, Анна, хотите дружеский совет? С любовью надо справиться. Вам все равно не дадут быть вместе. Да и неужели вы хотите всю жизнь сомневаться, кого он видит перед собой – вас или вашу сестру?

Анна всхлипнула и прижалась ко мне. Я провел по ее волосам. Хорошо, что эти любовные переживания обошли меня стороной. Почти обошли. Вспомнилась Мия. Вот я и получил ответ, люблю ли ее. Нет, не люблю. Ценю, уважаю, но не люблю. И в то же время желаю ей счастья.

– Спасибо за совет, – отстранилась Анна. – Вы правы, Аль. Извините за такое проявление чувств. Мне просто не с кем об этом поговорить. Да я и не скажу никому. А вы сами все поняли. Знаете, той женщине, которую вы полюбите, очень повезет. Я даже немного ей завидую.

– Глупости, – ответил я. – Поверьте, не с моим характером делать кого-то счастливой. Спасибо за бой. Как-нибудь повторим?

– Обязательно, – Анна снова улыбалась. – У вас замечательный меч.

– До встречи.

Я решил, что ей лучше побыть одной и совладать с чувствами. Тяжело любить кого-то без взаимности. Но я был уверен, что Анна справится. Она заслуживает большего, чем этот принц, злой на весь мир.

Наскоро пообедав, я решил воспользоваться советом, который Анна дала студентам, и немного отдохнуть. Но валяться в кровати не хотелось, поэтому выбрал небольшую прогулку. Уже накинул плащ и взял из стола кошелек, когда услышал громкие голоса:

– Да пропустите же меня!

– Послушайте, госпожа…

– Это вы меня послушайте! Немедленно позовите сюда профессора Дагеора. Или пожалеете.

– Кто вы такая? – Похоже, напор сдерживал кто-то из слуг.

– Я – его мать, Ирэна эр Дагеор.

Кошелек выпал из моих рук.


Глава 25 Лица и маски | Факультет чудовищ. Грабли для профессора | Глава 27 Воссоединение семейства







Loading...