home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

Loading...


Глава 23

Принцы и принцессы

Явление принца с фолиантом – кажется, на этот раз другим, зато в том же кресле – меня не удивило. Если ему так неприятно наше общество, зачем сидеть в общей комнате? Своей, что ли, нет? Я сделал вид, что не заметил Дара, и прошел мимо. После слов Анны на душе было неспокойно. Не нравится мне эта история… Дар убил ее сестру? Если так, почему Анна не ушла из гвардии? Почему защищает убийцу? Гвардия хранит не только крона, но и всю его семью.

Хотелось отыскать ответы, но получалось плохо. Я мерил шагами комнату.

«Что стряслось, хозяин?» – спросил Реус на третьем повороте.

– Ничего особого, – по привычке ответил вслух. – Обычный бой. И необычная новость. Хотя и бой оставил вопросы. Дарентел легко блокировал магическую аномалию Дени. Я не думал, что это возможно.

«Если ты этого не видел, не значит, что этого нет», – философски заметил меч.

«Он странный, – перешел я на мысленный диалог. – Не понимаю крона. Не понимаю его мотивов. Зачем он отправил сюда наследника? Дарентелу нечему учиться. Он и так редкостная сволочь».

«Ты судишь поверхностно, – откликнулся меч. – Ты его не знаешь».

«А ты знаешь?»

«Нет. Но его наставником был Гарден. Это о многом говорит».

«О чем, например?» – замер я.

«О том, что все не так просто. Думай, Аль. Разложи по полочкам. Что связывает Дара и Гардена? А может, не из-за Мии крон удалил Гардена подальше из дворца? Ведь принцесса давно потеряла голову от любви, а выгнали Гардена только сейчас».

«Думаешь, заговор?»

А что? Это казалось бы логичным! Гарден и Дарентел что-то затевали. Крон узнал об этом и выслал пособника сына. Дар остался без поддержки. Ничего не произошло. Выглядит правдоподобно, но это всего лишь придуманная мною история. Мною и мечом.

А при чем тут погибшая сестра Анны? Продолжил кружить по комнате. Надо вывести Дара на чистую воду. Но как? Как, чтоб он провалился? Если он только и делает, что читает какой-то трактат на тысячу листов?

«Не кипятись, а то упустишь главное, – посоветовал Реус. – И не торопись, иначе только насмешишь богиню».

Хоть в чем-то он прав. Нельзя спешить. У меня чуть меньше месяца. Потом мы вернемся в академию, начнутся экзамены. А может, вообще остаться в стороне?

За окном стремительно темнело. На этот раз осмотр достопримечательностей столицы пришлось отложить: начался дождь. Сумрак, окутавший город, ухудшил мое и без того дурное настроение. Филор с ребятами разбирал их ошибки в бою. Я тоже решил послушать.

– Вы плохо работали в команде, – говорил боевой маг. – Думали лишь о себе. И если Ленор, Микель и Регина хоть как-то нашли баланс, то остальные провалились. Даже те, кто справился с заданием.

Затем Филор начал указывать на недостатки каждого. Ребята недовольно морщились, но молчали. Сами виноваты. Что уж тут скажешь?

– Ваше высочество, – добрался Филор до Дара, – ваши действия были также необдуманными. Если бы вы с Дени объединились, а не старались изгнать друг друга с поля боя, то победа была бы вашей за считаные секунды.

– Не нуждаюсь в советах, – принц даже не пошевелился. Сросся он с этой книгой, что ли? – Моими наставниками были лучшие маги королевства. Поэтому мнение двух профессоров из захудалой, никому не известной академии мне не интересно.

Дени дернулся в его сторону, но я сурово глянул на когтистого, и тот отвернулся. Еще не хватало драки! И опасался я не за принца. Если у Дени забрать его аномалию, он будет слаб, как котенок. По возвращении в академию надо поднять этот вопрос. Нужна альтернатива магии. Мне понравилось, как двигалась Анна, как она уклонялась от сильных, серьезных атак. А может, не стоит ждать? Завтра же поговорю с ней о дополнительных, немагических тренировках.

Филор тоже не рискнул связываться с Дарентелом. Мы еще какое-то время обсуждали бои, поужинали и разбрелись по комнатам. Присутствие Дара в гостиной убивало желание находиться в комнате. Я решил поработать – достал из дорожного мешка несколько припасенных свитков и углубился в новые заклинания. Надо бы наведаться в библиотеку крона. Пока есть такая возможность.

«Хозяин, подойди к двери. Только тихо, – внезапно ожил Реус. – Думаю, тебе будет интересно».

Что там такое? Я подкрался к дверной створке и остановился. Оказалось, что она неплотно прикрыта и видна часть гостиной. Ай да Реус! Бдительности не теряет.

– Дар, что ты творишь? – долетел до меня тихий голос Ленора. – Кому и что ты пытаешься доказать? Только настраиваешь всех против себя.

– Плевать, – старший принц отвечал шепотом, и я едва улавливал слова. – Мне не нужны союзники.

– При чем тут это? Дело в другом. Ты изменился, Дар. Что произошло?

– И это спрашивает тот, кто уехал, даже не попрощавшись? И при встрече сделал вид, что мы незнакомы.

– Мне не дали, – ответил Ленор. – Даже не спрашивали, хочу ли ехать. Но я не жалею, что так получилось. У меня появились друзья.

– Эта горстка чудовищ?

Я впился в дверную ручку, борясь с желанием выйти и разукрасить кое-кому заносчивую физиономию.

– Если они – чудовища, то и я тоже, – с горечью ответил Ленор. Я чуть сдвинулся – и смог разглядеть Дара. Он сидел ко мне вполоборота. Ленор – спиной. Дарентел выглядел спокойным. Неужели он не задумывается, что делает брату больно?

– И ты, – кивнул Дар.

Ленор замолчал. Я бы на его месте встал и ушел. И никогда больше не стал бы разговаривать с негодяем. Но Ленор не шевелился.

– Что произошло? – повторил он.

Дарентел отвернулся.

– Ты поссорился с отцом? – не унимался младший принц.

– С какой стати мне с ним ссориться? – усмехнулся Дар. – Старик он вредный, это правда. Но зато оставит мне трон. Рано или поздно.

– Не говори так. Он – твой отец.

Это «твой» резануло слух. Ленор знает? Или догадывается? Нет, вряд ли. Ни разу не слышал от него и намека. Возможно, просто чувствует себя чужим. Крона мало интересует судьба младшего сына. Хотя он рискнул открыть академию для таких, как Ленор. Ничего не понимаю. Не могу понять, как ни стараюсь.

Дар тихо рассмеялся. Его смех звучал страшно. В нем не было веселья – только горечь. Холод.

– Не хочешь говорить, – вздохнул Ленор. – Ладно, не буду заставлять. Долго собираешься здесь сидеть?

– А куда мне деваться? Отец ясно приказал – переехать на половину студентов. Только его мало волнует, что все комнаты заняты.

Теперь смеяться захотелось мне. То есть эта венценосная заноза занимается самообразованием ночи напролет потому, что папенька не удосужился наделить отпрыска комнатой? Вот умора!

– Приказал бы слугам, – растерялся Ленор.

– Что? Установить кровать прямо здесь? – фыркнул Дарентел и немного ожил. – И профессора твои хороши! Могли бы и…

– Позаботиться? – хихикнул Ленор. – Так ты же не их студент. Сам сказал вечером. Ладно, пойдем.

– Куда? – насторожился Дар.

– К нам с Дени. У нас диван свободный. Но учти – будешь злить моего друга, придется искать другую комнату. И еще. Никто не знает, кто я. Молчи.

– А Мия? – Дар поднялся и поплелся за Ленором.

– Что Мия?

– Что за глупый маскарад?

– Очередная блажь отца. Похоже, у него свои планы.

Братья скрылись в комнате Ленора. Представил себе, как будет счастлив Дени. Особенно после сегодняшней битвы. Значит, и со старшим сыном крон не ладит. Отправил его к нам, даже зная, что места нет и ему придется находить с нами общий язык. С другой стороны, учитывая характер Дара, правильно сделал. Я бы его вообще на хлеб и воду посадил.

Как же все запутано…

– Спасибо, – обернулся к Реусу.

«Всегда пожалуйста», – прогудел меч.

Все, хватит на сегодня загадок. И не только на сегодня. Почему меня преследуют приключения? А я-то думал, что жизнь в балаганчике куда сложнее, чем во дворце. Ошибся. И начинаю скучать по бескрайним просторам, холодным фургончикам и представлениям. А ведь ребята должны были уже приехать в столицу. Надо их отыскать. Дружеское плечо еще никому не помешало.

Я вертелся с боку на бок и клялся себе, что не буду вмешиваться в конфликт крона со старшим сыном. Ни за что! Хватит мне Ленора и подозрительно притихшей Мии. Ленор – мой студент. И, не побоюсь этого слова, друг. Мия… О Мии вообще старался не думать, потому что образ принцессы как-то слишком часто приходил на ум. Наверное, потому, что она все время крутится рядом. А Дарентел? Какое мне до него дело? Он-то наследник трона, ему ничего не будет, а моя голова полетит. И на этот раз никто не поможет.

Утром мне хотелось кого-нибудь придушить. Ровно до того момента, пока не вышел в гостиную и не увидел там Дени. Мой когтистый студент восседал в освободившемся кресле и листал оставленный фолиант с таким угрожающим видом, что я еле сдержал смех.

– Доброе утро, – сел напротив. – Занимаешься?

– Угум, – пробормотал Дени.

– Сбежал из комнаты?

– Угум.

Да уж, парень серьезно не в духе. И я даже знаю почему.

– Дарентел?

Дени захлопнул книгу и плюхнул на стол. Поднялся столб пыли – а фолиант-то древний. И неухоженный. Наш усатый библиотекарь голову бы снес за такое.

– С какой стати этот должен жить с нами? – тихо, с легким шипением поинтересовался Дени.

– А куда его девать? – пожал плечами, словно это не Ленор пригласил братца пожить на диван. – Комнат мало, крон суров. Надеется, что сынишка облагоразумится и не будет создавать проблем.

– Есть другие комнаты!

– Не с Дабл Кей же его селить! Они сожгут – и не заметят.

– А Джем и Микель?

– С Джема Микеля хватит. Они далеко не друзья. Дени, не понимаю, из-за чего такой сыр-бор. Да, Дарентел – не самый приятный человек, но кто из нас не такой? Вспомни, какой была ваша группа. Сожженные этажи, пожеванные и поцарапанные студенты. А наша встреча на ярмарке?

Я, конечно, сам считал Дара тем еще поганцем, но надо было убедить Дени, что стоит найти с принцем общий язык. Иначе начнется война в четырех стенах.

– Ладно, – вздохнул Дени, принимая мои аргументы. – Но дружить с ним я не намерен.

Вот так-то лучше. По крайне мере, пока Дарентелу не грозит погибнуть от кое-чьих когтей. Настроение улучшилось. Итак, на поиски балаганчика? Я быстро собрался и уже собирался уходить, когда меня перехватила Мия.

– Можно с тобой? – невинно улыбнулась она и затрепетала ресницами. А я-то думал! Рано успокоился.

– Можно, – учитывая, что принцесса оделась для прогулки, на отказ она никак не рассчитывала. А я не собирался менять планы.

Мы спустились по лестнице для слуг и вынырнули на улицу через боковую калитку. Этот путь был куда короче и проще, чем попытки найти нужный поворот в лабиринте комнат. Мия, конечно, прекрасно знала дворец, но зачем это лишний раз показывать? Стоит отдать принцессе должное – она прекрасно справлялась с моей иллюзией, питала ее силой. Не отличишь от настоящей внешности.

Пригревало солнышко. Улицы столицы гудели, как пчелиный улей. Куда-то спешили экипажи, прогуливались парочки. Мы шли медленно, наслаждаясь редкой минутой отдыха. К моему счастью, Мия прекрасно знала, где останавливаются все приезжие балаганчики. Это избавило от необходимости рыскать по городу в поисках.

– Люблю столицу, – говорила принцесса, удивительно прекрасная в нежно-голубом, довольно простом платье. – Здесь никогда не затихает жизнь. Если бы я не была той, кто есть, то обязательно купила бы дом с видом на озеро Лад. Такое красивое место! Отец не любит воду, а я обожаю. А ты, Аль?

– Я тоже всегда хотел жить у воды, – от весеннего тепла тянуло на рассуждения. – Вот только подальше от столичного шума. С тех пор, как уехал из дома, все время суечусь, несусь куда-то, влипаю в истории. Надоело. Хочется покоя.

– Поэтому ты решил стать профессором? – рассмеялась Мия.

– Судьба решила за меня.

– Нет, ну правда, – не унималась девушка. – Как комедиант очутился в академии?

– Украл чужие документы, – вспомнилась первая встреча с Кроуном. – На свою голову.

Мия удивленно замерла, но секунду спустя разразилась смехом. Надо же, я ожидал, как минимум, осуждения. Но никак не безудержного веселья.

– Когда мне было четырнадцать, я сбежала из дома, – снова заговорила она, останавливаясь у цветущей вишни. – Далеко не ушла, к следующему вечеру меня нашли. Но это был единственный раз в жизни, когда чувствовала себя свободной. Титул обязывает. Так же, как и твоя мантия.

Я не стал с ней соглашаться или перечить. Человек сам делает себя несвободным. Либо, наоборот, разрывает цепи. Чтобы это понять, достаточно взглянуть на ее братьев. Дарентел и Ленор – принцы. Ленора сковывает его жуткая сила, но он свободен. А его старший брат – нет. Он сам построил свою тюрьму. Но рассказывать об этом юной взбалмошной принцессе не хотелось. Ей и так суждено выйти за нелюбимого в угоду амбициям короны. Пусть радуется, пока может.

– А вот и балаганчик, – Мия указала вперед. – Идем?

Мы ускорили шаг. А нам навстречу уже спешил Джо. Он размахивал руками, приветствуя нас. Из балаганчика высыпали мои друзья. Меня схватили, затискали в объятиях и чуть не оторвали руку в рукопожатиях.

– Аланел, бродяга! Добрался-таки, – Джо хлопнул по плечу так, что я чуть не сел. – Как дворец? Как практика? Ребята?

– Все хорошо, – отвечал я. – А вы?

– Сегодня первое представление, вот-вот начнется, – сообщил Джо. – Поучаствуешь?

Я замер. Снова выйти на сцену? Пусть всего раз.

– Аль, пожалуйста, – глаза Мии светились от любопытства.

– Ну хорошо, – кивнул я. – Так и быть. Где можно переодеться?

Меня втолкнули в костюмерную, располагавшуюся в фургончике Джо. Часть его жилища всегда была завалена костюмами, не помещавшимися в других фургонах. Сердце отчего-то тревожно билось в предвкушении. И вдруг понял – соскучился. По толпе, подмосткам, аплодисментам. Больше всего на свете хочется еще раз ощутить волнение, которое охватывает на сцене. Отыскал в ворохе одежды свою старую куртку, расшитую блестками, и серебристую маску, скрывавшую верхнюю часть лица. Скинул мантию, натянул куртку, вдохнув привычный запах пыли. Взглянул в осколок зеркала, верно служивший Джо сколько знаю. Что ж, вот я и снова стал собой, Аланелом Дагеором, а не профессором Кардемской академии. Удивительная легкость разлилась по телу.

– Ал, мы начинаем, – заглянул в фургончик Джо.

Утренние представления не так многолюдны, как вечерние, но это – столица. Тут может быть иначе. Я думал об этом, выскальзывая из фургончика и пробираясь за подготовленную сцену. Мия стояла среди зрителей – быстро отыскал ее взглядом.

– Ты сегодня с нами? – легкая ручка сестры Рамона Дианы легла на плечо. Она выглядела такой же радостной и счастливой, как и другие артисты.

– Да. Вспомню юность, – кивнул я. – Где Рамон?

– Ждет выхода. Спасибо тебе. Он стал… другим.

– А я-то тут при чем?

– Не знаю, что ты ему сказал, но сейчас у Рамона появилась надежда.

Я только кивнул. Уж не знаю, почему Диана вздумала наградить меня такой заслугой. С кем с кем, а с Рамоном мы мало общались. Как-то не выдалось времени.

Представление началось. Джо долго рассыпался в благодарностях зрителям, зазывал публику, обещал невиданные чудеса. Затем настал черед маленькой любовной сценки. Лиона и Малют, мои старые приятели, отыграли блестяще. А зрителей собралось куда больше, чем я ожидал. Похоже, Джо и ребята неплохо подзаработают.

Кардар демонстрировал свою силу, поднимал колоды, жонглировал гирями. Затем – снова сценка, на этот раз про супружескую измену. Выступление Дианы и Рамона, которое раньше завершало программу…

Я внутренне собрался, раздумывая, что именно показать. А потом забыл обо всем. Словно глоток ветра ворвался в грудь. Давно уже не чувствовал такой легкости. Разгоряченная публика хлопала в ладоши. Я замер перед толпой. Провел рукой – и вокруг разлилось легкое сияние. Ничего особенного, всего лишь рассеивание света. Но кто об этом знает, кроме меня? Соткал из света облако, превратил в хрустальный дворец, напомнивший академию – знакомые четыре башенки, высокие острые шпили. Здание растаяло, оставляя ворох искр. Выхватил из них несколько, свил в сердце. Из одного сделал два, выпустил из рук – и искорки рассыпались над притихшей толпой.

Я многому научился. И то, что раньше казалось сложным, теперь удавалось легко. К моим ногам лег белый единорог – небольшой, почти прозрачный, но волшебный, как сон. Затем он пустился вскачь и исчез. Кто-то зааплодировал, но я плохо улавливал, что происходит. Не хотелось, чтобы выступление заканчивалось.

Я рисовал и рисовал фигуры – то, что раньше никогда не получалось. Вот оно, невиданное мною озеро Лад, от которого получила свое название столица. А вот домик на берегу. Вот девушка, которая каждое утро выходит на балкон и кого-то ждет. Вокруг дома – сад. Начинают распускаться розы. Алые, белые, желтые. Девушка видит кого-то на горизонте, появляется рядом с домом и встречает всадника на гнедом коне. Иллюзия тает, оставляя привкус счастья и горечи.

Волшебные птицы, невиданные цветы. Все возникает из воздуха и становится воздухом. Затем создаю букет цветов – уже более реальный, чем первые иллюзии. Скромные незабудки. Бросаю в толпу, и так зная, кто поймает – Мия прижимает букетик к груди. Ее глаза подозрительно блестят. А я отгораживаюсь от зрителей невидимостью и скрываюсь за сценой.

Несколько мгновений, чтобы отдышаться. Затем – поклон. Спустился, снял маску – и снова вернулся в другой мир. Стал обычным человеком после того, как был волшебником.

– Ну ты даешь, – только и сказал Джо, пока Диана и Лиона собирали монеты у публики.

– Учусь, – улыбнулся я. – Знаешь, я бы вернулся. Может, позднее, когда закончится учебный год. Хоть ненадолго.

– Мы всегда тебе рады, – кивнул друг. – Но мне кажется, это не для тебя. Ты можешь куда больше.

– Аланел! – Мия подлетела ко мне, обняла и прижалась всем телом. Я потрепал ее по волосам, присыпанным блестками.

– Мы пойдем, – сказал Джо. – Еще свидимся.

– Спасибо за чудеса, профессор Аль, – подмигнул тот. – До встречи, дружище.

Уходить не хотелось. Но путь до дворца предстоял неблизкий. Обратно мы шли еще медленнее. Принцесса задумчиво молчала. Я тоже не нарушал тишину. Хотелось продлить ощущение чуда, свободы, полета.

– Кажется, мы идем не туда, – внезапно понял я.

– Осталось немного, – ответила Зимия. – Покажу тебе кое-что. А потом – во дворец.

Мы свернули за угол – и очутились на берегу маленького круглого озера. Оно утопало в зелени. Ветви ив спускались к самой воде. Неподалеку кутались в тени деревьев маленькие белые домики. Волшебное место! Переливы водной глади завораживали. Мы подошли ближе.

– Это Лад? – спросил я.

Мия кивнула. Она смотрела на воду, думая о чем-то своем.

– Знаешь, Аль, – наконец заговорила она, – ты – лучшее, что со мной случилось. Ты невероятный. И даже сам этого не понимаешь. Не перебивай, – заметила, что я открыл рот. – Дай договорить. Ты многому меня научил. Не каким-то иллюзиям или защитной магии. Глядя на тебя, я вижу, как нужно сражаться за то, во что ты веришь. За тех, в кого ты веришь. Ребята… Они очень тебя любят. Я сужу по Ленору. Он, конечно, никогда не был чудовищем. Но он сейчас другой. Радуется, смеется, не боится говорить что думает. Он больше не один. И ты не видишь в них чудовищ. К чему я это?… Да все к тому же. Аль, я знаю, что мой отец никогда не позволит нам быть вместе. Но… Я никогда не смогу тебя забыть. Ты и меня изменил. Мне больше никогда не стать прежней. Можно сказать, что лучше бы нам было не встречаться. Я бы упивалась тоской по Гардену, строила себе воздушные замки. Но не знать тебя… Это горе. Я не хочу забывать.

Я понятия не имел, что сказать. Просто прижал ее к себе, вдохнул аромат волос. Прикоснулся губами к выбившейся прядке на лбу. Я не любил ее. Не хотел любить. Запретил себе даже допускать такую возможность. Но и отпускать не хотел. Что было бы, если бы Мия не была принцессой? Решился бы я? Некстати вспомнилась Элена – вот кто повеселился бы, глядя на меня сейчас! Может, опять бы выставила меня дураком и на этом бы все закончилось.

– Ты не любишь меня? – Мия подняла голову, заглянула в глаза.

– Я не знаю.

Честность – вот и все, что я мог ей дать. Не знаю. Не хочу знать. Не могу… В голове царила путаница. Такая, что все слова в мире выветрились. Осталось только биение чужого сердца рядом с моим. Чужого ли?

– Пора идти, – Мия высвободилась из объятий. – Мы оставили во дворце твоих студентов. Как думаешь, там все еще цело?

– Надеюсь, – заставил себя улыбнуться.

– Тогда идем.

Мия снова взяла меня под руку. Теперь мы шли быстро и все так же молчали. Я хотел что-то сказать, но боялся ляпнуть глупость. Кто я для нее? Комедиант, профессор-недоучка. А она – принцесса.

Когда вдали показался дворец, я даже ускорил шаг. А Мия остановилась.

– Аль, я не выйду замуж за другого, – сказала она. – Отец не сможет меня заставить.

– Ты… не должна так говорить, – ответил я.

– Почему? Потому, что родилась в семье крона? Что бы ты делал, если бы был на моем месте? Не скажешь? А я скажу. Сбежал бы – только и видели. Вот и я лучше сбегу, стану нищей и безродной, чем позволю выдать меня замуж за какого-нибудь принца соседней страны.

– Принц может тебе понравиться.

– Я люблю другого, – сказала Мия, развернулась, обогнала меня и скрылась за воротами дворца.

А я так и не решился ее догнать.


Глава 22 Сосед соседу рознь | Факультет чудовищ. Грабли для профессора | Глава 24 На острие клинка







Loading...