home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Диалог третий

Алекс. Создатель бомбы.


Алекс (рассматривая, трогая руками приборы): Да… А снаружи и не догадаешься.

Создатель бомбы (с гордостью): Это же бывший объект, его для того и строили. Чтобы начинка не просвечивала… Прежняя власть не верила в Бога, ей приходилось верить в науку. Наш объект был чем-то вроде монастыря. Или храма. Вот вы сейчас находитесь в святая святых.

Алекс: Вы с Биллом похожи…

Создатель бомбы: Билл? А что… Билл?

Алекс: Нет, ничего… Он тоже о Боге рассуждать любит. Хлебом не корми.

Создатель бомбы (медленно): Да, хлебом… Хлеба и зрелищ… Вы ничего не заметили странного в его поведении в последнее время?

Алекс: У Билла? Нет… То есть… Голос у него сегодня был какой-то странный. Радостный.

Создатель бомбы: Радостный?

Алекс: Да.

Создатель бомбы (с усмешкой): В какое странное время мы живем, Алекс… Радостный голос кажется подозрительным. Сильная любовь вызывает изжогу. Справедливость — насмешку…

Алекс: И мы, Люди Льдины…

Создатель бомбы: Что?

Алекс: Нет, ничего. Вам когда-нибудь подкладывали дохлую собаку?

Создатель бомбы: Не припомню.

Алекс: Ну да. Уважаемый ученый, секретный гений, и вдруг такое бе-э-э… Сегодня утром ваша подопечная, пока я спал, вывалила все цветы в ванну, а сверху подкинула дохлую…

Создатель бомбы: Алекс…

Алекс: Не волнуйтесь, Владимир Юльевич, я все это занес в тетрадь наблюдений. Объективность, только объективность.

Создатель бомбы: Алекс, я же объяснял вам насчет цветов. Вы подарили ей букет цветов, понимаете?

Алекс: Букет, который дали мне вы!

Создатель бомбы: Да, я. С вашего согласия. Больше того, по вашей просьбе.

Алекс: Но вы должны были меня как-то предупредить!

Создатель бомбы: Я вас предупредил, Алекс. Я вас предупредил, что сам не могу предвидеть всех последствий…

Алекс: И мы, Люди Льдины… Нет-нет, это я так, прицепилось… Да, вы меня предупредили. Завтрашний день науки. Философия любви. Луч света в кучке дерьма. Последствий нельзя предвидеть.

Создатель бомбы: Не утрируйте, Алекс. По моим расчетам, эта вспышка у нее вскоре пройдет…

Алекс: Нет, вы, конечно, говорили: «Всех последствий нельзя предвидеть». Но я… я думал, что это как в обычной любви. Любви без последствий не бывает… Я, кажется, не то говорю… Идешь куда-то, делаешь глупости… Постоянно страх потерять то, что еще не нашел. Вам этого все равно не понять… (Молчит). Ладно, извините. Но вы могли меня предупредить, что она за какую-то неделю постареет лет на десять?

Создатель бомбы: Она прожила за эту неделю десять лет. Эмоционально, понимаете?

Алекс: Нет, не понимаю. Когда человек любит, он молодеет. Даже врачи говорят, что любовь омолаживает…

Создатель бомбы: Да, Алекс, любовь-страсть, любовь-влечение омолаживает. То, что греки называли эросом. Но ведь есть другая любовь, любовь-сострадание, милосердие, жертвенность… В этом ведь суть моей бомбы. Представляете, если бы это была бомба, заряженная эросом? Ошалевшее от любви человечество, люди прыгают друг на друга, планетарная собачья свадьба!

Алекс молчит.

Создатель бомбы: Нет, нет, Алекс, — только вместе с жертвенностью. Состраданием. Вы представьте, что Соат пережила. Каждый ваш поступок казался ей высшим самопожертвованием. Вы подарили ей цветок, а ей, наверное, казалось, что вы поливали его своей кровью… Или что сорвали этот цветок с самой высокой вершины, я не знаю… Теперь она пытается отблагодарить вас за него. Да, таким вот образом.

Алекс: А собака?

Создатель бомбы (медленно проводя рукой по стенду с приборами): Не знаю… Вы уверены, что это сделала она?

Алекс (вспомнив): Там были чьи-то чужие следы…

Создатель бомбы: Следы?

Алекс: Да… Хотя, стойте. Как этот человек мог войти? Только если ему открыла Соат.

Создатель бомбы: А если у него был ключ?

Алекс: Откуда? Я давал ключ Соат. У Верки, правда, еще был. Нет, она его вернула.

Создатель бомбы: У какой Верки?

Алекс: У бывшей моей, помните, рассказывал? Ее теперешний муж еще ко мне приходил, лотереей интересовался, про мафию чего-то рассказывал… Вы серьезно думаете… Нет. Я ведь мог в любой момент проснуться.

Создатель бомбы: Аэрозоли.

Алекс: Что?

Создатель бомбы: Снотворные аэрозоли. Голова, когда проснулись, не болела?

Алекс: Болела! Но мы… но я вчера выпил… Что за чушь! Для чего им нужна была эта собака? Цветы… и собака?

Создатель бомбы: Не знаю. У меня ведь тоже побывали. Дома.

Алекс: Тоже — собака?

Создатель бомбы: Да… Где-то зарыта собака… Что? Нет, чертежи не тронули. Может, перефотографировали (подносит к лицу воображаемый фотоаппарат). Чик. Чик. Вчера вечером обнаружил. И оставили письмо.

Алекс (берет из рук Создателя бомбы конверт, достает рисунок, рассматривает): Что это? Какой-то древний рельеф… А это кто, корова?

Создатель бомбы: Не знаю. На вечер договорился с одним искусствоведом. Повезу, спрошу.

Алекс: Смотрите, и собака в уголке!

Создатель бомбы: Может, и собака. Идемте, Алекс. Я покажу вам кое-что поинтереснее. Тот самый агрегат.

Алекс: Вашу «Вавилонскую башню»?

Создатель бомбы: Да. Идемте. Я должен вам все это показать. Если со мной вдруг что-то произойдет, то…

Уходят. Темнота.


Объект | Лотерея "Справедливость" | Темнота