home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Диалог второй

Алекс. Билл.


Билл (поглаживая пальцем скатерть): Я уже заказал для вас греческий салат и курицу по-тайски с рисом. Выпивку можете заказать сами. У них неплохие белые вина.

Алекс: Что с Акбаром?

Билл: Советую заказать «Ок мусалас», полусладкое. А «Мону Лизу» не советую — чистый портвейн. Жаль, не завозят венгерские, итальянские вина… Не нервничайте, Алекс, не суетитесь. От правильно подобранного ужина зависит, каким у вас будет следующий день. Да-да. Вы случайно не помните меню Тайной Вечери? Ну, что они там ели?

Алекс: Не помню… Вино. Хлеб?

Билл (весело): Вот именно, вино и хлеб. И какой результат? В ту же ночь ученики в Гефсиманском саду, вместо того чтобы бодрствовать, заснули. Потом Петр отрекся…

Алекс: Скажите еще, что Иуда предал тоже из-за… ужина.

Билл: Кто знает… Кто знает… Хлеб, вино. Что вы можете сказать об израильских винах? Правильно, ничего. И даже не слышали о них. Ни с греческими, ни с итальянскими не сравнить. Не тот воздух, почва… Плутарх, который, кстати, был современником Христа, прекрасно понимал важность ужина. И того, что за ужином пить. Да-да. Два сочинения этому посвятил, не поленился. Не читали? Почитайте. Правда, никакой религии Плутарх после себя не оставил, не оставил…

Алекс: Билл, вы — верующий?

Билл: Я — больше, чем верующий… А вот и официант с греческим салатом.

Официант (нежно ставя салат на скатерть): Пить что-нибудь желаете?

Алекс: Да. Минеральную. Без газа!

Билл (с улыбкой): Ну-ну.

Официант уходит.

Билл (медленно пьет вино): Что, Алекс, сильно вас Соат достает?

Алекс: Вы меня за этим пригласили? Это мое личное дело.

Билл (примирительно): Алекс, Алекс… Конечно, личное. Только вот… (наклоняясь через стол к Алексу, тише). Только вот опыты с человеческой психикой — это вы тоже вашим личным делом считаете?

Официант (подходя): Курочка… в соевом соусе, по-тайски.

Ставит перед Алексом, уходит. Лоб Алекса покрывается мелкими каплями пота.

Темнота.


В темноте зеленели листья. Некоторые были просвечены фонарем и казались ярко-серыми. Под фонарями, дыша весенним воздухом, шли люди с детьми и мусорными ведрами. Им навстречу шли люди без детей и с пустыми ведрами. Дети бегали и пытались поймать мусорного котенка, чтобы помучить и напоить молоком.

Медленно поднимался месяц.

Создатель бомбы просматривал папку с надписью «Лотерея Справедливость».

Все становилось ясно. Он сам виноват. Те десять дней, пока он жил у Алекса, его расслабили; он опьянел от неожиданного уюта, опьянел от Алекса, как стареющие родители пьянеют от своих молодых детей и внуков.

У Алекса было лицо тридцатилетнего вундеркинда. Он все понимал и оставался при этом ребенком. Обаятельным, бестолковым, циничным. По ночам Алекс разговаривал во сне, жаловался в международный суд и сбрасывал с себя одеяло.

Создатель бомбы шел в комнату Алекса, укрывал его. «Восторжествует?» — кричал Алекс, дрыгая ногами. «Восторжествует…» — тихо обещал Создатель бомбы и смотрел, как Алекс, успокоившись, улыбается, поворачивается на бок и укладывает ладонь под щеку.

Почему бы Алексу не жениться, не стать отцом, думал Владимир Юльевич, возвращаясь в детскую, и чувствовал во рту кисловатый привкус зависти.

В один вечер, когда они сидели на кухне, пили чай и вспоминали детство и больницы, Владимир Юльевич вдруг рассказал Алексу о своем увечье. Неожиданно для себя, быстро, сухими медицинскими словами.

Да, на производственной практике, в лаборатории. Да, несчастный случай. Да, врачам не удалось сохранить ему… Да, у него не может быть семьи… Да, поэтому сразу после окончания аспирантуры он бежал из Питера, с направлением в Ташкент в кармане пахнущего химчисткой пиджака…

Создатель бомбы закрыл лицо руками. «Зачем я ему это рассказал?» — думал Владимир Юльевич.

Алекс, уже довольно пьяный, сидел и испуганно хлопал глазами. Обаятельный, бестолковый Алекс. Его сюрреалистический сын.


Нет, Алекс, конечно, не причастен. Наоборот, от Алекса он узнал немало интересного о Лотерее. Рассказ Митры о вирусах, например. Особенно заинтересовал этот Билл. Бывший психолог? Интересно… Значит, говорите, бывший? На следующий день Создатель бомбы уже выходил из интернет-кафе, возбужденно потирая руки. Экс-психолог «наследил» на нескольких научных сайтах. Была даже вывешена одна его статья.

Исследователь измененных состояний сознания. Однако!

Так же, через Алекса, Владимир Юльевич установил, с какого времени Билл поселился в Ташкенте. Полгода назад. Сопоставил. Все сходилось. С этого времени он чувствует слежку.

Боковым зрением он постоянно чувствовал силуэт, идущий за ним, по его следам, по его тени, по его дыханью. «Почему они ходят кругами? Для чего вся эта Лотерея?» — спрашивал себя ученый, ворочаясь в своей бетонной берлоге. Иногда ему становилось страшно, он включал свет и радио. Из радио текла хрипловатая узбекская песня. «У этого народа даже песни, как у наказанных детей», — думал Владимир Юльевич, чувствуя, что он не прав…

Иногда, в полночь, приходили нищие дети.

Он перестал их бояться. Он оставлял им за дверью хлеб и черные волокна мяса.

…Как же он мог так оплошать с этой Соат? Теперь Билл может так же, как и он, наблюдать весь эксперимент…

Правда, это произошло до того, как он вышел на Билла. Но ведь он же и тогда уже знал, что вся эта странная Лотерея затеяна совсем не ради справедливости…

Хотя какие-то неизвестные в уравнении с Лотереей все еще оставались. Сегодня в автобусе… Два старика с лицами, вылепленными из воска и бараньего жира, обсуждали новость. Где-то в области нашли дома мертвым одного большого начальника. Говорили, он имел привычку бить подчиненных, а также вымогать такие суммы, «что нули на странице не поместятся». И вроде на лбу у мертвеца было вырезано ножиком Адолат, то есть «справедливость»…

…а несколько стоявших рядом пассажиров стали кивать и говорить, что у них в районе недавно тоже похожий случай был, только на лбу ничего не резали, а просто записку, как культурные люди, оставили. «Справедливость».

Что-то сгущалось в городе. Сегодня, по дороге на Спецобъект, у него трижды спросили документы. Милиционеры говорили с ним шепотом и смотрели тихими эмалированными глазами.


Тупики | Лотерея "Справедливость" | Гульба скоробогача взвинтила цены на гейш