home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Прощание

Проходя мимо букинистического, Создатель бомбы заметил оживление. Какие-то пожилые люди выходили и несли стопки книг. Впереди шагала Ольга Тимофеевна, которая в прошлый раз читала в магазине Тютчева. Она снова ступила на тропу войны, оглядывалась на магазин и шевелила губами в комочках помады.

Создатель Бомбы вошел.

На фоне поредевших книжных полок ходил Марат и посмеивался. Провел пальцем по книжной полке:

— Мы закрываемся…

— Да, Алекс мне сказал.

— Алекс? Нашли его? Хорошо. Жизнь продолжается!

— Что, опять приходила эта?..

— Ольга Тимофеевна и ее команда? — дергал губами Марат. — Видели? Говорю ей, заберите ваши книги, закрываемся мы, понимаете? А она мне: в храме культуры так разговаривать невозможно! И эти книголюбы с ней, тоже ни в какую не забирают. Я им: завтра уезжаю из Ташкента. Уезжаю! Они: вот и возьмите наши книги с собой. Куда, говорю, я их возьму? Ну, говорят, туда, куда уезжаете, — вы их там за большие деньги продадите, не то, что здесь.

Подошла Маша с пиалой; запахло валерьянкой.

— Зачем ему в Москву, — говорила механическим голосом Маша. — Без прописки, с его внешностью… Будет лицом кавказской национальности…

— Лучше кавказской, чем вообще никаким лицом… — глотал валерьянку Марат.

— Сегодня с утра снова они приходили… Не терпится им наш магазин забрать.

Владимир Юльевич посмотрел на серое, горящее лицо Марата.

Посмотрел на круглую Машу с мертвыми вьющимися волосами.

— Возьмите, — Марат протягивал ему какую-то книгу. — Это вам на память. Нет, не нужно платить… А это передадите от меня Алексу, пусть у себя повесит.

И сорвал со стены репродукцию с умирающим Маратом.

Под ней темнела паутина и была наклейка с девушкой.


Владимир Юльевич вышел из магазина.

Мимо нервным шагом прошла Вера. Ехала на лечение, к своей Бибихон. Но Владимир Юльевич не был знаком с Верой…

Он возвращался с бывшего спецобъекта. Богобоязненное государство раздавало сегодня милостыню сотрудникам. В такие дни он заранее отключал свой агрегат, поскольку со стороны бухгалтерии начинало тянуть такой темной энергией, что ни о каком генерировании любви не могло быть и речи.

Дело двигалось медленно: пять граммов обогащенного сырья за месяц. Для опытного образца нужно хотя бы десять… Конечно, стоило бы испытать для начала один грамм. Но на ком?

На себе?

Бред. Куда он со своим… изъяном. Можно, конечно, еще один грамм потратить на какую-нибудь женщину. А что, он читал, даже у евнухов были любовницы, жены.

Но ведь тогда это будет уже не эксперимент, а брак. То есть семья. Станут они жить-поживать, добра наживать.

Вот к чему, коллеги, приводит неосторожное обращение с техникой.

Жидкие аплодисменты.

Нет. Постойте… Он не Фауст. Он не собирался брать реванш за те ледяные постели-одиночки, постели-карцеры, в которых он всю жизнь мучился бессонницей.

Кроме того, испытывать надо на здоровом представителе человеческого рода… Чтобы в здоровом теле — здоровый дух… пух… лопух… Только где их откопать, этих здоровых добровольцев, лопухов, готовых подвергнуться любви? Может, предложить его сотрудникам? Нет, дойдет до начальства, потребуют объяснений, почему Земля вертится… Нужен кто-то со стороны.


В тот вечер он рассказал Алексу в общих чертах о Бомбе.


Женщины — жрицы любви для мужчин | Лотерея "Справедливость" | Отлет