home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Переселение

Алекс бросил желтое колесико лимона и понес дымящуюся чашку в детскую.

На диване с ослабленным галстуком и расстегнутой горловиной лежал Владимир Юльевич.

— Может, все-таки «скорую»? — сказал Алекс, ставя чашку перед диваном.

— Спасибо, Алекс… Мне уже легче.


Вначале, как и предполагалось, Создатель бомбы вручил письмо на бланке Алексу как сотруднику МОЧИ, потом они вышли поговорить, ученый смотрел на Алекса, ныло сердце. Тут в офисе отключили свет, Алекс оказался без дела, потому что письма надо было заносить в базу данных. Нет, ничего от сердечной боли в офисе не оказалось; вам что, нехорошо? Идемте, прогуляемся до ближайшей аптеки, аптек в городе развелось, как собак… Да, действительно… Создатель смотрит на Алекса, сердце болит все сильнее.

По дороге они говорят о Лотерее, потом почему-то начинают говорить о «Парфюмере» Зюскинда… Небо дрожит и меняется над ними, из-за поворота выплывает аптека, а сердце все болит, и горячий снежок валидола кажется бесполезным. Снова в какую-то ледяную прорубь проваливается сердце, небо покрывается черными ветвями, шевелится ветер страха. Алекс протягивает к нему ладони и медленно говорит: вам плохо? вызвать «скорую»?

Мне бы лечь, улыбается ученый восковой улыбкой, мне бы прилечь и все пройдет… Где вы живете, говорит Алекс. Где вы живете? На ТТЗ?

— На ТТЗ. На ТТЗ.

Это далеко, говорит Алекс, ловит такси и везет ученого к себе.


Почему он повез его к себе? Алекс потом будет сам задавать себе этот вопрос.

Да, он уже знал, что ученый живет один, что никто не сможет о нем позаботиться. А Алекс сможет. Откопает нитроглицерин в аптечке. Отрежет маленькое солнце лимона. Зеленоватое закатное солнце в горьком чае.

— Мне действительно стало легче, — ученый приподнялся на локте. — Я, наверно, скоро пойду.

Сквозь приоткрытую дверь на балкон цвела урючина. Можно разглядеть пчел.

— Красивый у вас вид из окна, — смотрел на розовое дерево ученый. — У меня за окном только помойка.

Ему было страшно встать и поехать к этой помойке.

Алекс это почувствовал. Посмотрел на урючину, на бельевую веревку за балконом, на которой болталась забытая футболка, и сказал:

— Оставайтесь у меня. Комната будет вашей. Что? Да, хоть на неделю. Хоть на две. Меня все равно дома не бывает, это сейчас только: в офисе свет отключили…

В тот же вечер Владимир Юльевич перевез в комнату с видом на цветущее дерево часть своих вещей. И чертежи уже почти законченной Бомбы.


Недописанное письмо № 54 | Лотерея "Справедливость" | Письмо № 81