home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 21


Черные глаза вороненых стволов упирались в грудь мальчишки.

- Пропустите, - просил голос полный надежды, пытаясь высмотреть что-то за их спинами.

- Нет.

- Пожалуйста... - шагнул он на нацеленные ружья.

Но те, кто их держал, не шевельнулись.

- Я только спросить...

- Паша, скоро Света переоденется и выйдет сама.

Пашка разочарованно выдохнул и отвернулся от импровизированной стены раздевалки из выстроенных рядами стрельцов.

- Да сколько уже можно переодеваться! - Возмутился Федор, потрясая блокнотиком, исписанным расчетами. - Вот смотрите, снять брюки, надеть брюки - сорок секунд! Так?

- Коэффициент сложности на платье, - мягко подсказал ему я.

- Ну, допустим пять! - Черкнул он на записи.

Рядом скептически цокнул Пашка.

- Ладно, двадцать! Но не полтора часа ведь!

- Это если платье подойдет, - опытно заметил наш капитан.

- Но оно же одно! - Возопил брат, не понимая.

- Федор, это сложная система уравнений из платья, туфель, прически, перчаток, колготок и косметики, - буркнул из своего угла Артем.

Впервые, кстати, за полтора часа. До того обиделся настолько сильно, что отсел от всех в дальний край зала, да так и сидел по-турецки, прижимая к себе скрипку и что-то шепча. Ругал нас, наверное. И за дело ругал, хотя желали мы только хорошего, искренне надеясь обрадовать приятным сюрпризом.

- Вот-вот, - поддакнул ему Паша, обрадовавшись оживлению друга.

Ему было неуютней больше всех - ведь идея 'сделать скрипку лучше' была лично его, хоть вину мы по-товарищески разделили на всех.

- Но она же все это примеряла! И ей понравилось!

- Там все не так просто. - Вздохнул я, пытаясь от скуки закрепить головной убор шамана на голове. - Между двумя открытиями холодильника может появиться мороженое, верно?

- Между вторым и третьим часом дня - особенно часто!

- А у девушек между двумя переодеваниями одного и того же платья может измениться изображение в зеркале.

- Ерунда какая.

- Квантовая физика, - веско заявил Артем. - Состояние объекта изменяется в зависимости от того, наблюдают за ним или нет!

- А, ну это мы не проходили, - теряя интерес, перелистнул Федор страницу в блокноте. - Давайте хотя бы музыку порепетируем?

- Смысла нет, - встал со своего места Артем и подошел к нам. - За один день вряд ли что забылось, а без танца все равно не то.

- Давайте позовем Игоря? - Закрепив непослушные перья, я довольно легко накинул аляповатую накидку с удобной прорезью для головы.

- Он, наверное, очень занят, - застеснялся Паша.

- Давайте вызовем дух Игоря? - Хлопнул я посохом, увенчанным декоративным черепом.

- Меня звали? - Хлопнула входная дверь, пропуская нашего крайне энергичного знакомца.

Артем вздрогнул и странно глянул на меня.

- Я просто имя услышал, - указал он на дверь. - Все равно к вам шел, чтобы представить мэтра Тихомира.

Картинным движением он отодвинулся от дверного проема и жестом указал на невысокого мужчину лет тридцати, с колкой щетиной, усталыми от недосыпа глазами, одетого в пуловер с оленями, слегка потертые джинсы и серые кроссовки. В руках у мэтра обнаружилось аж два ноутбука, до времени прижатых левой рукой.

Тот коротко кивнул и неторопливостью профессионала (или обреченного) прошествовал к нам.

- Мэтр поможет вам с технической частью выступления, - подсказал Игорь и намерился тут же выскользнуть обратно в коридор.

- Игорь! - Вновь хлопнул посох.

- Да-да?

- Вы можете понадобиться на собрании племени. - Указал я на круг, образуемый ребятами, Тихомиром и ноутбуками, которые он уже разложил в рабочее состояние.

- Хорошо, - как-то поник он и нехотя поплелся к нам.

- Обычный репетиционный зал полностью повторяет механизм арены соревнований, - окинув взглядом помещение, произнес мэтр. - Но так как в нашем случае это не так, придется пояснять на схемах и видео.

Игорь виновато выдохнул.

- Федор, Паша, несите очаг для жертвоприношений. - Я придавил Долгорукого тяжелым взглядом. - Ноутбуки разложить.

Неудобно ведь на полу смотреть, а там как раз высокая рама.

- У нас резервный зал есть, - побледнел он. - Но его команде Ники Еремеевой отдали. За которую вы просили. - акцентировал он внимание на последнем предложении.

- Значит, ее зовут Ника. - Покрутил я имя на языке. - Ладно.

- Что значит 'ладно'? - Возмутился Артем и подхватил Долгорукого за локоток, отводя в сторону. - Кажется, вы не совсем верно поняли ситуацию. Это перед нами у вас есть некие обязательства, не перед кем-то еще!

Голос звенел накопившимся раздражением. В тон его эмоциям, ребята заскрипели проржавевшим железом импровизированной подставки в другой части зала.

Пришлось спасать растерявшегося мужчину, подхватив за другую руку.

- Наверное, этому была какая-то причина? - Навел я его на мысль.

- Вообще, да, - перевел он взгляд на меня, густо покраснел и произнес заговорщическим шепотом. - Мне дали взятку! Впервые в жизни! Необыкновенное ощущения, хочу отметить. Смесь порока и сопричастности к общей тайне!

Тут даже Артем растерялся.

- А как же не брать и быть стойким к соблазнам? - Обескураженно пробормотал он.

- Но это же девушка! Как я мог отказать! - Возмутился Игорь.- Да и какие соблазны, сумма совершенно пустяковая!

- И вы отдали наш зал за пустяковую сумму?!

- Там глупая ситуация получилась. Я подошел к Нике и спросил, она ли потеряла обувь на вокзальной площади, а потом уточнил, удобно ли ей будет выступить сегодня. А она, видимо, посчитала, что я прошу взятку!

- Так причем здесь наш зал?!

- Но я ведь не мог взять деньги просто так! Я честный человек!

- Обожемой...

- Вот, возьмите, - спохватившись, он вывернул запечатанную пачку банкнот и сунул в руки Артему. - И давайте забудем этот инцидент!

- Вы мне что, взятку предлагаете? - Перевел ошарашенный взгляд Артем с купюр на Долгорукого.

- Правда волнующее чувство?!

- Все хватит. Вам обоим должно быть стыдно за свое поведение! Никакой коррупции! - Перехватил я деньги и положил в надежное место (в свой карман). - На первый раз я ничего не видел.

- Я еще нужен? - Меланхолично уточнил Тихомир.

- Очень! - Пришлось буквально силой разворачивать чем-то до глубины души возмущенных ребят, прикипевших взглядом к месту крепления кармана, и отводить к ноутбукам, где уже скучали Федор и Паша.

- Итак, - хмыкнул мэтр, разворачивая на экране схематичное изображение зала. - Помещение представляет собой амфитеатр с механизированной сценой.

После щелчка мышью, монитор отобразил детальные фотографии полукруглого зала, расчерченного концентрическими рядами красных кресел.

- Зрительские места разделены на три секции, - указал он на ближний к сцене. - Для двух команд участников, ожидающих своего времени, предусмотрены места в диаметрально противоположных концах. Остальные кресла первой секции заняты представителями нашего клана.

- Вы можете обратиться к любому из них за помощью, - добавил Игорь.

- Вторая секция, гостевая зона, - на экране, показывающем зал сверху, выделился солидный полукруг мест. - И третья секция наверху - для журналистов и техников.

- А вот это что? - Указал ладонью Пашка на странную конструкцию непосредственно над зрительскими местами, где обычно полагалось быть балконам.

Выглядела она этажом модной высотки, созданной из зеркального стекла и бетона.

- Судейская трибуна. - Пояснил Тихомир, приближая на экране интересующее нас изображение. - Представляет собой одиннадцать комнат, по одной для каждого из приглашенных арбитров.

Если присмотреться, то действительно - массивных рам, отделяющих блоки непрозрачных стекол, насчитывалось ровным счетом десять.

- Нечетное число исключает паритет мнений в спорных ситуациях, - деловым тоном вклинился Долгорукий.

- Оценка выступления выполняется открыто. - Продолжил мэтр. - Если арбитру нравится выступление, свет в его комнате зажигается. Максимальная оценка - одиннадцать баллов.

Ноутбук прокрутил короткий ролик - зеркальный монолит окна протаял в сиянии внутреннего света, показывая размытую обстановку гигантского помещения: силуэты столика и кресел, дивана, и даже зимнего сада на фоне.

- Даже один балл - это очень хорошо! - Категорично произнес Игорь. - Наши судьи весьма требовательны!

- Оценка выступления производится в течение пятнадцати секунд после финишного аккорда. Не следует уходить со сцены сразу, но и после отведенного времени новых баллов не будет.

- Ясно, - сосредоточенно кивнул Паша.

- Теперь сама арена, - Тихомир вновь крутнул зал на экране, приблизив сцену. - Площадка выступления механизирована, представляет собой составную трехуровневую конструкцию. Слоеный торт знаете?

- Я по нему эксперт.

- Это максимально доступная конфигурация над полом зала. В иных случаях три уровня можно сложить в один. Базовый диаметр сцены - десять метров. Расширения еще два раза по пять. Высота уровня варьируется, максимальный подъем до двух с половиной метров.

Три уровня на экране сомкнулись в ровную круглую площадку.

- Понятно, - сосредоточенно кивнул наш капитан.

- Стандартно третий и второй уровень используется для доставки на сцену реквизита из помещений под сценой. У вас что-то габаритное есть?

- Фортепиано.

- Тогда помещаем на третий уровень фортепиано, - защелкал мэтр мышкой, пока на экране не показалась картинка поднимающегося из под земли музыкального инструмента. - Выступление вы можете начинать на любом уровне.

- А как мы туда попадем? - Заинтересовалась Света, неведомо как оказавшаяся за нашими спинами.

- Пауза между выступлениями две-три минуты. Вас отведут под сцену.

- Не беспокойтесь, там дорога буквально на одну минуту! - Подсказал Игорь.

- Арена защищена от Силовых техник по максимально возможной планке. - Указал мэтр на декорированные плиты, почти сливающиеся с полом, замыкавшие периметр вокруг внешнего уровня сцены на расстоянии пяти метров. - Купол безопасности идет вверх до уровня сорока метров и замыкается полусферой над головами. Попадание техникой в пространство барьера вызовет визуальный эффект радужного всполоха.

- Негласно, подобные эффекты считаются признаками недостатка контроля и показывают участника с плохой стороны, - последовал комментарий от организатора.

Ребята сосредоточенно кивнули и посмотрели на меня. Пришлось успокаивать ответным кивком - сама арена почти двадцать метров, да еще пять метров до барьера, вполне достаточно. Для всего.

- Сейчас нам остается согласовать реквизит, который вам нужен на сцене. Пожелания по освещению. - Тихомир задумчиво наклонил голову. - И музыку, разумеется. У вас она на диске?

- Эм, - слегка замялся Пашка.

- Можно просто название песни, мы организуем.

- Нам не требуется музыка, мы сами, - указал Артем на футляр со скрипкой.

- Значит, стойки для микрофонов? Беспроводные?

- Тоже - не надо. - Поджал он губы. - Встроенные усилители.

- Хорошо, - покладисто качнул Тихомир головой.

- Ребята, а если вас не будет слышно в зале? - Забеспокоился Игорь.

- Будет. Все услышат. - Уверил его я.

- А шум толпы? Щелчки затворов фототехники? Учтите, выступление только одно! - Попытался он нас застращать. - Можем на всякий случай организовать фонограмму.

- Серьезно, нет необходимости.

- Живой оркестр?

- А тогда какой в наших репетициях смысл?

- Хорошо, - сдался Игорь, чуть подумал и добавил. - Я могу довести до судей, что вы выступаете с живой музыкой. Думаю, это прибавит шансов.

- Вы нас этим очень обяжете. - Незаметно переложил я пачку денег из своего кармана в его руку.

Игорь вновь смущенно покраснел и опасливо огляделся по сторонам.

- Сделаю все в лучшем виде.

- С кем могу обговорить освещение? - Покосившись на часы, уточнил Тихомир.

Вызвался Паша, довольно толково обрисовав, что нам может потребоваться. Затем не менее толково вмешался Артем, добавил веское слово Федор, парой жестов поправила композицию Светлана и все это одобрил я.

- Пойду вносить в техническое задание, - удовлетворенно потянулся мэтр, захлопнул ноутбуки и утащил за собой.

Охнул, глянув на часы, Игорь, и заторопился следом.

- Буду через половину часа! - Крикнул он на прощание, распахивая дверь и впуская внутрь гул далекой музыки. - Конкурс уже во всю идет!

- Так, - лязгнул голос за спиной.

Оставшиеся с удивлением обернулись на Федора, проследили направление его взгляда и выдохнули с не меньшим возмущением.

- Она даже не переодевалась! - Повернулся к нам брат, указав на Свету, невозмутимо рассматривающую стену.

Девушка красовалась в прежнем наряде, бесспорно отлично ей идущем, но...

- И как это называть? - Скопировал Федор интонации папы, уперев руки в бока.

- Это принцип Шредингера, - сочувственно хлопнул его по плечу Артем. - Вне зоны видимости, девушка может быть с одинаковой долей вероятности переодета и не переодета. Поэтому всегда учитывай оба варианта, планируя совместное время.

- И они все такие? - Обречённо уставился брат на нашу танцовщицу, спокойно прошествовавшую обратно в гримерку.

- Хочешь понимать девочек - учи квантовую физику, - наставительно поднял палец ввысь наш скрипач.

- А с чего лучше начать? - Заинтересовался Паша.

- С переодевания. - Разогнал я их, указав на сундуки с одеждой. - У нас уже свое время поджимает, а там за стенкой может вообще не освободиться.

Народ поинтересовался временем на часах Артема, охнул и в бодром темпе рванул к личным вещам.

Ребятам - черные фраки с серебристым узором школьного герба у сердца; белыми рубашками и красной бабочкой; лакированные до зеркального блеска туфли, золотые запонки и горсть перстней, щедро насыпанных Федором. Мне - серебристый костюм, белоснежные ботинки, серебристые запонки и набор личных колец, разбавлять которые брат подсчитал ненужным. Герб вышит красным, рубашка расстегнута на одну пуговицу.

- И долго вы? - Недовольно пропел Светин голос.

Реплика справедливого возмущения застрял в горле, стоило к ней повернуться. Рядом тяжело сглотнул Пашка.

Белое с серебром платье, украшенное алым кантом, невольно приковывало взгляд. И это - с учетом того, что мы видели его не единожды, а значит дело наверняка заключалось не только в нем - но в таланте его носить. Будто не многослойный отрез ткани на плечах, а сама зима завернула девушку в наряд из вьюги, на которых алое смотрелось нетронутыми зимними ягодами на снегу - признаком лютой зимы. Ледяная тиара из серебра с алмазами и холод в глазах, от которого сердце давит чувством несуществующей вины. Белый грим на лице, черные брови и яркая подводка губ, нанесенные специально, чтобы компенсировать расстояние до зрителей, но одновременно - преображающие облик в нечто нечеловечески бесстрастное. Шлейф платья, украшенный квадратиками фольгированной ткани и обернутый десяток раз от пояса и ниже, смотрелся утренней изморозью. В танце этот край должен был разматываться и подпадать под острое лезвие, взлетая от резкого движения вверх, чтобы доказать опасность замысла и украсить номер. Сейчас кольца нет, потому и резать нечем. Хм, интересно, а если звездочками...?

- Боже мой, надеть и снять брюки - это ведь сорок секунд! - Закатила она глаза и с неудовольствием прошествовала обратно в свою гримерку.

Простым словом 'шагать' эту походку уже назвать было нельзя.

- Не, это надо, а? - Как-то не всерьез возмутился Артем.

- Ага, - пересохшим голосом поддакнул Паша.

- Не, такую Снегурочку лучше не звать. - Высказал свое веское мнение Федор.

- Это почему? - повернулся к нему капитан.

- У такой дедушка вообще никакие стихи слушать не будет. И чужие подарки заберет.

- Она приходит со словом 'вечность' в качестве подарка, - меланхолично произнес Артем.

- Тоже верно. - Невольно согласился Пашка, с опаской глядя в ту сторону.

- Ерунду говорите, - рубанул я обсуждение. - Отличное платье и образ отличный. А Света - добрая. Все, собрались. Прокатываем номер еще один раз и выходим.

- Не успеем. - Деловито тряхнул скрипач рукой с часам. - В любой момент Игорь придет и все испортит. А это стресс и неуверенность в себе. Почти диверсия, я считаю.

- Лентяй, - заклеймил я его отговорки, но в итоге махнул рукой.

Не хочет - так ведь не заставить. Да и готовы мы, и раз даже мне уже не надо контролировать движения тела, то и ребятам с их многолетними навыками - тем более.

Игорь появился через десяток минут, оглядел нас с довольным видом, удостоверившись в готовности. Затем попытался заново знакомиться со Светой, с неким недоверием и нежеланием приняв тот факт, что это та же девушка, что нас сопровождала.

- Идемте за мной, - последовали знакомые переходы лестниц, как-то внезапно сменившиеся широченным коридором с алой дорожкой и потолками в десяток метров, украшенные монструозными конструкциями хрустальных люстр.

В глазах рябило от отполированной позолоты, шея только и успевала крутиться, помогая рассмотреть ростовые портреты в официальных мундирах, развешенные по стенам.

- Не вертите головами, - прошипел Артем сквозь зубы.

- А почему?

- Выглядите деревенщиной, а тут могут быть камеры. Ведите себя так, будто через такое место по сто раз на дню ходите и вам скучно. Вон, у Светы берите пример.

- Но интересно ведь? - Искренне не понимал я.

- Не принято, - обреченно выдохнул он. - Мне, может, тоже интересно.

Пришлось соответствовать, развивая периферическое зрение. А потом и действительно надоело - слишком много одинаковой роскоши, будто бы собранной напоказ отовсюду.

- Наш подвал напоминает, - как-то уловил мои мысли Федор после того, как мы прошли через комнату, заставленную огромными и затейливо украшенными вазами.

- Это коллекционная керамика! - Тихонько возмутился Артем.

- Потому и выбросить жалко, - вздохнул брат.

Игорь все это время привычно протаранивал нам путь, двигаясь на несколько шагов впереди.

О верности пути намекал возрастающий шум музыки, басами отдававшей в дрожи стен. Да и людей прибавилось - в основном в одинаковых черных костюмах, по двое стоящих на поворотах и возле массивных дверей между переходами. Я уже принялся было считать повороты в размышлениях, не водят ли нас кругами, как Игорь замер возле двухстворчатой двери из темного дерева и развернулся к нам, с видом загадочным и торжественным.

- Всего один шаг до победы! - Лозунгом пропел он, но тут же поправился. - Но участие - тоже немалая победа! То есть, я хотел сказать, принять участие тоже важно... Вернее, победа - главнее, но быть в числе...

- Короче.

- В общем, сейчас выступают Шуваловы, затем Еремеевы и потом вы.

- Извините, Еремеевы или Еремеева? - Посчитал я важным уточнить.

Игорь сверился с блокнотиком, достав из внутреннего кармана пиджака.

- Еремеевы, - уверенно подтвердил он.

- Интересно...

Наверное, потому ее и не было ни в автобусе лицеистов, ни на их платформе.

- Располагайтесь на крайних местах первого ряда и отдыхайте. Не стоит беспокоиться, вас проводят под сцену, когда придет время. Удачи! - Распахнул Игорь одну из створок и первым нырнул в полумрак, пропитанный энергией музыки и напряжения зрителей.

- Идем? - Робко полу-спросил, полу-предложил Паша.

- Вперед, - хлопнул я его по плечу. - Веди нас к победе.

Друг ободрено улыбнулся и вступил в зал. Следом прошел Артем, затем Светлана и Федор, а мне последнему пришлось буквально проталкиваться внутрь, потому что команда отчего-то застряла прямо на входе и не желала идти дальше. Дождавшись вместо пояснений только слова 'тише!', пробрался вперед.

На фоне гигантского полотна, изображавшего морскую гладь, в декорациях разбитого корабля, под музыку, созданную из чистого восхищения, танцевала босоногая девушка в простом наряде из домотканного полотна. Танцевала с дельфином, плывущим в рукотворной морской волне, закрученной вокруг лишь него.

Девушка не была просто 'рядом' с дельфином, не давала ему команд. Она просто существовала в одном с ним танце, продолжая движение рядом с волной, с удовольствием ловя брызги и со счастливой улыбкой протягивая руки ввысь, когда дельфин перелетал над сценой из одного участка воды в новый, создаваемый будто бы из ниоткуда, и вновь кружась с ним в единении двух несовместимых стихий.

Хотя нам, с нашего места - выхода у самой сцены - было видно, что на втором уровне сцены, встав по сторонам света, поддерживают волну четверо ребят, по пояс стоящие в импровизированном бассейне, одетые полностью в черное, оттого наверняка невидимые из зала в засветке прожекторов, прикованных к необычному танцу. По их жесту вода опускалась за уровень действа и появлялась вновь, подхватывая партнера девушки в объятия морской волны, создавая на сцене настоящее чудо, невозможное и неповторимое.

- Подумаешь, дельфин, - заворчал я на себя, подхватив ребят за плечи и буквально силой отводя в сторону пустующего ряда кресел.

- Это невероятно, - шептал Артем, давая себя отводить, но не отрывая взгляда от сцены.

- Мы проиграли, - поник Паша.

- Мы еще даже не выступили, - стегнул я его словом и силком усадил в кресло. - А ты уже рыбе сдался.

- Это млекопитающее, - поправил меня брат, самостоятельно в стиле краба добравшийся до места.

К счастью, Света выбрала крайнее в ряду кресло, и вся команда продолжила просмотр со штатных позиций.

- Все равно тигры лучше. - Буркнул я.

Не смотря на все ворчание, зрелище действительно завораживало. А если сравнить с тем, что придумали мы, то слегка расстраивало. Следовало что-то немедленно менять, чтобы не потеряться на фоне увиденного.

Забрезжившие идеи оглохли в шквале обрушившихся в сторону зала аплодисментов, знаменующих завершение танца. На сцену для поклона вышла вся команда, и даже дельфину хватило места - в рукотворном столбе из воды, который без напряжения вели ребята вслед за собой.

- Тем более, их шестеро. - нашел я недостаток, прозвучавший в шуме зала слабенько и неуверенно.

- Стихия их клана, - явно не расслышал меня Артем. - Вода! Плавать учатся раньше, чем ходить! В море с ними лучше не связываться!

Ребят на сцене объявили поименно - в свет прожектора выступил импозантный конферансье в возрасте вместе с молодой соведущей. После короткого обмена предвкушающими фразами, ведущие обратили свой взор на уровень судей, с радостью, поддерживаемой залом, отмечая зажигающийся свет в комнатах, озвучивая имена уважаемых арбитров и ведя нехитрый подсчет итоговой оценки, которой наверняка суждено быть высшей.

- Эй! - Возмутился Федор, так и не увидев ни огонька в последнем, одиннадцатом, блоке окон.

- Десять баллов, уважаемые дамы и господа! Поприветствуем команду еще раз!

- Он там вообще живой, нет?!

- Говорят, князю Виду больше трех сотен лет, - меланхолично отметил Артем, который как и Пашка, от увиденного поник настроением.

Наверное, расстроился еще потому, что у нас нет декораций - мы просто не знали о том, что они возможны. Уверен, в документах у Артема не было и намека на них, но чувство ответственности, крайне сильное в нашем скрипаче, наверняка царапает ему душу фразами 'я ведь мог поинтересоваться' и 'мог догадаться сам'.

- А разве можно жить так долго? - Удивился Паша.

- Жить - нет. - Коротко ответили ему и цыкнули на уточняющую фразу - начинался новый номер.

- На сцене - Еремеева Ника и ее команда!

Сердце защемило неведомым доселе чувством, а тело само подалось вперед.



Глава 20 | Напряжение растет | Глава 22