home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 15


Плавно идет по ровному асфальту огромная немецкая машина. Подобно лодке на спокойной реке, несет она пассажиров, перебирая названия улиц и перекрестков под своими колесами. Внутри, в атмосфере кондиционированного воздуха царит сытое спокойствие. Мягкие кресла приятно обнимают спины пассажиров, забирая из мышц напряжение. Солидное пространство у ног позволяет вытянуться и расслабиться. Нега и размеренный путь вводят в легкий транс - ощущение защищенности переплетается с удовольствием от дороги.

Через какое-то время мир за широкими окнами воспринимается картиной с телевизионного экрана - яркой, сочной, оттого нереальной. Показывают жизнь княжеского города Сулаж-Горы - чистого и красивого, как обычно и бывает в телепередачах.

Окна изящных, будто игрушечных, трехэтажек центральной улицы сверкают чистотой. Тротуары полны счастливых пешеходов, расцвечивающих желтый песчаник и белый гранит зданий яркими платьями выходного дня. Сияют радугой фонтаны в тенистых скверах. Рекламные щиты призывают любить город и семью, позабыв про коммерцию. Машин почти нет, на светофорах нередко приходится пропускать пустоту, скучая в компании полупустого троллейбуса.

Всему этому, наверняка, есть причины - вроде техники для уборки улиц, брошенной на выездах со дворов, и приветливо улыбающихся регулировщиков на каждом перекрестке. Но искать подвох, отмечать напряженные фигуры людей из внутренней стражи, прогуливающихся вместе со счастливой толпой, удивляться отсутствию стариков, маленьких детей, собак, уличных торговцев, поражаться исключительной красоте девушек и парней в троллейбусе - совсем лень. Кто-то было вскрикнул, указав на край броневика в конце небольшой улочки - и тут же получил с десяток укоряющих взглядов. Какая разница? Все вокруг - для них.

Хочется ехать бесконечно, оставив за спиной нервы и переживания. Доверие водителю безгранично. Вернее, его, водителя - не существует. Вдруг он слишком груб или некрасив для идеального мира? Автобус едет сам, существуя только для того, чтобы доставить учеников Преображенского лицея на их персональный праздник, полный уважения и счастья. Не всех учеников, разумеется - только самых лучших, избранных и гениальных. А так же имеющих вместе со всеми превосходными качествами сорок миллионов рублей вступительного взноса.

Сказать честно, расстаться с такой суммой безболезненно мог не всякий родитель. И не у всякого, кто мог позволить себе такие траты, чадо действительно отличалось исключительными талантами. Но, в защиту учеников, те пользовались мнением не своим, а признанного и авторитетного эксперта - мамы.

Хотя большинство конкурсантов отдавало себе отчет, что победа пролетит далеко в стороне. Родители же мягко намекали, что в этом соревновании куда важнее участие, общение, полезные связи и знакомства, рукопожатия и шутки, над которым посмеются влиятельные наследники. Максимум мечтаний - достойные результаты, способные привлечь внимание сильных мира сего. Отцы платили сорок миллионов именно за это, инвестируя в будущее своих детей и рода. Не за победу.

В самом деле, что можно подготовить за неделю? Да еще на нестандартный состав - пятерых? Разученные вальсы и полька под фонограмму вряд ли удивят взыскательное жюри, а нечетное число танцующих и вовсе вводило в уныние. С той или иной степенью сомнения, команды приходили к выводу, что ничего толкового придумать и откатать невозможно, а значит главное в соревновании будет впереди.

Правда, кое-кто все равно решил подготовить нечто "эдакое", выпендриться - как язвительно шипели за спиной Еремеевой Ники, предрекая ей неминуемый провал вслух и отчаянно завидуя про себя. Тем более, что команду девушка собрала внутри рода, выложив аж двести миллионов из кармана семьи. Так что даже болеть за нее, поддерживая командный дух лицея, было необязательно. Вон, даже автобусом общим пренебрегла, у самой три машины забиты тряпками. И ради чего? Фикция, а не конкурс! Никто не подготовится за такой срок, а значит все пройдут!

А именно их команда - пройдет непременно! Хотя, в таком исходе хоть чуть-чуть, но сомневался каждый из пассажиров автобуса.

Уверен был только один. Но он был за рулем.

Машина мягко свернула под указатель выезда из города, породив чувство предвкушения в сердцах. Автобус степенно замер перед КПП на выезде - пустынным с их стороны дороги и забитым на четыре полосы на въезд.

- "Глупые, зачем вам сюда, если мы-центр вселенной, выезжаем?" - насмешкой выходит на лица пассажиров, с иронией поглядывающих в окна встречных машин.

- Просто регистрация в городе, - озвучивает кто-то уверенным голосом, успокаивая нотки сомнения где-то на границе сознания.

Тем более, что мир вокруг не перестает быть чудесным - но эту пригородную пастораль они уже видели этим утром, двигаясь к городу. Идеальные домики и заборы, крашенные на многие километры в один цвет. Одуряющий яблоневый аромат, прорывающийся даже в систему кондиционирования. Белоснежные станции заправки, заполненные спешащими на праздник гостями. Темно-зеленые тенты над установкой РЭБ на холмике у моста.

Где же он, заветный поворот в счастье?

Через половину часа автобус величаво перебрался на грунтовку съезда и неспешно запылил по узкому направлению, подарив лицеистам долгожданную эмоцию предвкушения близкой разгадки. Теперь мягкость сидений только мешала - хотелось прижаться к окну лбом, впитывая каждую деталь проплывавшей мимо пасторали. Сменялись друг за другом въезды в деревеньки, проплывали мимо добротные двухэтажные дома. Казалось, вот-вот...

- Тайная база, наверное, - хриплым от волнения голосом, озвучил кто-то, углядев вдали комплекс длинных и широких ангаров.

Но это оказался коровник. И в этот раз способность кондиционера пропускать сочный яблочный аромат пришлась совсем некстати.

Однако надежда - и ожидание чуда - все еще жили!

Даже когда грунтовка сменилась просто накатанным направлением в высокой траве, даже когда заскучавшие пассажиры с досадой отметили отсутствие последнего деления связи на телефоне и полную пропажу интернета, люди продолжали ждать праздник. Но он все не наступал - уже кончилось даже направление, и автобус переваливался по свежескошенному лугу, ворча недовольно немецкой подвеской, безуспешно пытаясь амортизировать колдобины и перепады мелких овражков.

- Да спросите уже шофера, куда мы едем! - признал-таки кто-то существование водителя в их автобусе мечты.

- Давно пора! - подтвердил недовольный гул.

Руководствуясь общим порывом, долговязый парень с крайнего сидения безуспешно дернул водительскую дверь.

- Откройте! - грозно он замолотил по поверхности.

И тут же был вынужден схватиться за перила, чтобы не упасть.

Надсадно рыкнув передними колесами, внезапно ощутившими пустоту обрыва, автобус налетел на противоположный берег небольшого ручейка, дернулся всем телом и разъяренно принялся разрывать землю под собой.

Подчиняясь гравитации, по салону полетели не закрепленные вещи и бранные слова.

- Ты что делаешь, собака! А ну открой! - Подражая интонациям отца, пнул по двери другой лицеист, прижимая руку к разбитой креслом скуле.

В шуме возгласов и гнева, звонко брызнуло стекло окна в конце салона - кто-то не стал дожидаться открытия дверей. Вернее, сообразил, что падение почти наверняка их заблокировало.

- Выдерни шнур, выдави стекло! - боевым кличем прогремело в салоне.

- Лен, ты чего? - изумленно пролетело над головами и тут же сменилось истеричным: - Лена! Гра-абят!

Но не нашло поддержки. Потому что Елена, за природные данные прозванная "Прекрасной", имела ранг "Ветеран", оттого ее нежелание идти на каблуках и заиметь более подходящую обувь, всеми было воспринято с пониманием. Кроме некоего Натана, без энтузиазма рассуждавшего, что туфли за двенадцать тысяч - это, конечно, неплохо, но покупателя он тут точно не найдет.

- Выберемся. Сейчас как наподдам этому раззяве заснувшему и выберемся, - приговаривали, переваливаясь через проем в окнах.

- Я водить умею! И я! - бодро звучало в ответ.

И как-то даже спокойнее стало: вот она причина, а вот оно решение. Просто вытащить автобус, да поехать обратно - мелочи. Только для начала...

- Где этот гад?! - Проломив-таки дверь (а вернее выбив Силой), вломились в кабину водителя лицеисты.

И с немым изумлением, от которого вдруг стал слышен плеск ручья, ветер в траве, встревоженное кряканье дикой утки, отводящей врага от гнезда, и тихие призывы к Лене одуматься, вместо шофера увидели короб с инструментами, намертво заклинивший педаль газа.

- Р-руль, - заикнувшись от пересохшего горла, вымолвил кто-то глазастый.

А, да.

- Этот гад руль спер!

Руль тоже отсутствовал. От слова совсем.

- А может, туда палку можно засунуть? - С сомнением присмотрелся кто-то к гнезду рулевой колонки. - И покрутить?

- Вот засунь и покрути, - мрачно ответил ему кто-то более авторитетный.

- Нас похитили! - Истерично пропел женский голос и тут же добавил более сухо. - Вадим, снимай кеды.

- Но Вика...

- Луну обещал? Кеды гони.

- СТОЙТЕ! - озаренный идеей и вдохновением, выставил руки долговязый. - Вы разве не поняли?!

- Ну? - мрачно насупился парень с разбитой скулой.

Еще раз проведя по всем загадочным взглядом, тот набрал воздуха и благоговейно произнес:

- Это КВЕСТ!!!

- Че? - обнаружилось непонимание в толпе.

- Первое задание! - деловито пояснил то. - Нам надо найти базу!

До ближайшей деревеньки лицеисты добрались без энтузиазма и с ощутимым разладом в рядах даже внутри команд. Не все поверили в неожиданное задание, часть и вовсе настаивала на том, чтобы остаться в автобусе и разжечь рядом костер, дожидаясь спасения. Кто-то пошел искать палку.

Но рано или поздно, глядя на спины удаляющимся искателям "базы", девушки и парни отправлялись за ними вслед. Оставаться наедине с ночью, не смотря на немалые личные силы, никто не захотел. Тем более, что автобус так и не удалось выудить на ровную поверхность - те, кто это смог бы сделать, ушли одними из первых. Остальным же требовались бревна, которые еще надо было срубить в ближайшей лесной рощице, дотащить сюда и спросить у первых, что с этим всем делать дальше.

Со временем расстояние в длинной людской цепочке сократилось, и к линии деревянных домиков лицеисты подошли практически вместе, хоть и разделившись на три легко определяемых группы - оптимистов, скептиков и двух парней с перемотанными обрывками футболки ногами.

Ориентиром для точки входа в поселение, не обнесенное никаким забором, да еще без намека на крупное здание или хоть какую-то парадную калитку, был выбран невысокий холмик возле одного из домиков. Во-первых, там пасся ослик, что обозначало жизнь в откровенно ветхом и запущенном поселении, во-вторых, рядом с осликом стоял его владелец - чумазый паренек лет тринадцати. С голым торсом и в рваных трико, завершавшихся галошами на босу ногу, тот опирался на вилы и занимался, пожалуй, самым интересным занятием во всем селении и ближайшей округе - разглядыванием необычных гостей.

- Но! Репу не топчите! - Окрикнул мальчишка, жестом разгневанного Посейдона подняв вилы и вновь воткнув их в землю.

Гости действительно обнаружили под ногами некую вялую поросль и, слегка смутившись, перешли на движение по дощечкам, раскиданным прямоугольником.

- Здравствуйте! - Поприветствовал родоначальник идеи о "секретной базе", ловко скача по дощечкам в желании опередить остальных и добраться до чек-поинта первым.

Кто-то его целеустремленность распознал и тоже включился в забег. В общем, урожай-таки пострадал.

- Ие-ха! - Прыгал возле паренька лицеист, с превосходством глядя на парочку конкурентов, мрачно поднимающихся с грядки.

- Потоптали репу, - хмуро констатировал парень.

- Эй, пацан, телефон в селе есть? - Вальяжно подтянулись те, кто ни в какой конкурс не верил.

- Нет.

- А линии эти по столбам?

- Электричество. - хмыкнув, принялся парень отвязывать ослика с явным намерением покинуть шумных гостей. - Но оно только вечером.

- Вот блин, - чертыхнулся кто-то.

- Не о том спрашиваете, - зашагал прямо по грядкам парень с отметиной на скуле. - Водителя не видел тут? Ну, мужик такой. В фуражке, белой рубашке. У него еще темные очки могли быть.

- И руль!

- Видел, - буркнул местный, потянув послушного ослика за собой. - Только руля у него не было.

- Где он?! - вырвался хор обозленных голосов.

- Туда пошел, - махнул тот равнодушно вдаль, примерно в направлении, куда шли следы от автобуса. - Там через сорок километров станция "Колоски".

- Ну, я этого гада! - Дернулся в ту сторону говоривший, затем развернулся обратно. - Машина в селе есть? Дорого плачу.

- Машина есть, у папы. - задержался парень. - Но папа в городе.

- Трактор, мотоцикл? - зачастили из толпы.

- Не, нету.

- Вообще ничего нет?!

- Почему нет? - Возмутился парень. - Вот. Ослик есть, - показал он на добродушное животное и скормил тому морковку из кармана.

- Издеваешься?!

- Вы же сами спросили, - обиделся он. - А Росинант хороший. Покладистый, пятнадцать километров в час делает, между прочим. А еще он дорогу знает. Пешком то до ночи идти будете.

- И дорого за осла? - в хоре пренебрежительного фырканья послышался напряженный голос.

- Не, мне папа ухи обдерет, если продам, - испуганно дернул тот головой.

- А не продашь, я тебе ухи обдеру.

- А папа князю пожалуется! - расхрабрился парень. - Не наши вы! Я герб читать умею!

- Леш, ты совсем сдурел воровать на чужой земле! - хлопнули грозившего по спине сокомандники.

- Да я же купить! - с жаром возражал он.

- А если это новый этап конкурса? - Не унимался заводила. - Надо купить осла!

- Мальчик, хочешь, я тебя поцелую? - Бархатным голосом пропела Елена.

- А зачем?

- Ну, я тебя поцелую, а ты отдашь мне ослика, - очаровательно улыбнулась она.

- А давайте лучше я вас поцелую и не отдам ослика? - с сомнением предложил паренек.

- Так, пацан. Сколько твой осел на базаре стоит? Не верю, что такой взрослый и умный и не знаешь.

- А ты что ли знаешь? - храбро возразил он.

- Мне не положено!

- А казался взрослым и умным, - фыркнули ему в спину.

- А ну тихо, - шикнул тот за спину. - Цену говори!

- Ну... Десять тысяч рублей хочу! - почесав голову, выдохнул тот храбро и затаил дыхание.

- Беру!

- Эй, а чего это ты берешь? Я тоже беру! - Вынимал из кармана деньги конкурент.

- Я первый сказал!

- Ну и что? Мы тоже берем! Эй, пацан, одиннадцать тысяч даю!

- А ну гроши свои убрал! Двадцать за осла! Вот, бери.

- Двадцать пять и туфли!

В итоге сошлись на шестидесяти пяти тысячах двухсот восьми рублях, двух пиджаках и красивом ножике, со счастьем на лицах собранных командой-победительницей и переданных парню.

- Морковка в подарок. - Расщедрился тот, передавая нечищеные плоды в холеные руки.

Остальные же, осознав поражение, заспешили по направлению к "Колоскам", надеясь там наверстать отставание в необычном "конкурсе". Или хотя бы догнать водителя и хорошенько отлупить.

- Что, правда ничего нет?- глядя, как величаво удаляется Вика на ослике, ведомом за поводок обретшим счастье и свои кеды парнем, грустно спросила Елена.

Все ребята уже существенно ушли от линии стареньких домиков, но догнать их для нее было вовсе не проблемой. А вот поговорить с местным - на всякий случай стоило. Вдруг паренька просто напугала толпа городских старшеклассников? Во всяком случае, ничего она не теряет.

- А у тебя как с запятыми? - поинтересовался парень непонятным.

- Очень и очень хорошо! Отличница!

- Эх. Все равно ты не в нашей школе, - взгрустнулось тому.

- Ну почему же, - игриво улыбнулась она. - А вдруг перейду?

- Блин, зачем только парту пилил, - буркнул тот еле слышно и критически оглядел он ее с ног до головы. - Хотя ты все равно выпускной класс.

- Да, - отчего-то смутилась Елена, слегка покраснев и опустив очи к земле.

Правда, сама не понимала, отчего. Наверное, из-за форменного пиджака лицея с гербовым узором, который парень накинул на увитый мышцами голый торс. И уверенного взгляда вместе с голосом, в котором совсем не осталось робости перед толпой (а была ли она?).

"Но он же деревенщина!" - всколыхнулось гневное в душе, смывая секундное смущение. - "Козопас! А она тут стоит перед ним в платье, которое ему за десять жизней не купить! Лицо чумазое! Хотя кожа под грязью ровная, без оспин. И ногти ровные. И ноги чистые. И загара черного почти нет. И волосы... Хм."

- Там за оградой - лошадь, - вздохнув, махнул рукой парень.

- Да? - Изумилась Елена.

- Звездочкой кличут. Дарю. - Отвернулся он, зашагав вдоль домов. - Вдруг не все они такие? - задумчиво шепнул он себе под нос.

Девушка мигом перемахнула через ограду, с изумлением действительно обнаружила там лошадь, хоть и не оседланную. Тут же, подчиняясь порыву, вернулась обратно, чтобы мягко притянуть паренька за края пиджака и впиться поцелуем в его губы.

- Спасибо! - счастливо выдохнула она.

И через минуту пролетела мимо домов на лошади, со счастливым смехом прижимаясь к рыжей гриве. Уже через мгновение обогнала она процессию с осликом.

- Я за машиной! - крикнула она своей команде, совсем скоро обратившись точкой вдали.

А я провел языком по губам, прислушиваясь к мягкому, искристому ощущению и констатировал:

- Не, ну какой ослик. Тут максимум на два пломбира.

Хотя его много не съешь. А пломбир я люблю...

Неторопливо вошел во двор, дважды простучал по двери и через пару секунд вошел в приятную прохладу небольшого терема.

- Ну как? - посмотрели на меня темные очки, смотревшиеся на девятилетнем Петьке (хозяине дома, ввиду отсутствия отца), как на шершне.

- Десять тысяч за ослика, - отсчитал я мятые красные бумажки. - Пятнадцать за лошадку. Пятьсот рублей за аренду реквизита. Я вилы, кстати, в сенях оставил.

- Здорово! На ярмарке в два раза больше купим! - Не веря, перебирал он бумажки, скорее даже не пересчитывая, а ими любуясь.

Неспешно умывшись в рукомойнике и переодевшись в привычную одежду, отсчитал еще двадцать бумажек. - А это за мотоблок.

Ни трактора, ни машины в деревне действительно не было.

- А можно я очки у тебя куплю? - смущаясь, попросил Петька, протягивая пятерку обратно.

- Скоро придут большие дяди и будут спрашивать. Про ослика, про лошадь, про меня. - Вздохнув, снял я очки с погрустневшего лица. - Очки увидят - всем плохо будет. Тебе, да папе с мамой.

- Я понял. - кивнул тот.

- А так - ты ничего и никого не видел. Гулял в овражке, увидел автобус, побежал за старшими. Как мы договорились.

- Хорошо! А деньги я сегодня вечером под поилкой для лошади найду!

- Вот, умный парень, - потрепал я его по волосам и вышел из дома.

Оглядевшись по сторонам, выкатил из сарая мотоблок, дернул за тросик стартера, пробудив ворчливый мотор, застелил на седушку трофейные пиджаки и попылил совсем в другую сторону от недавних гостей.

Потому что станция "Колоски" действительно далековато - сорок километров. А вот станция "Солнечная" всего лишь в трех.



Глава 14 | Напряжение растет | Глава 16