home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Ильин Владимир Алексеевич


Напряжение растет



Пролог


Большая вода неторопливо отступала, обнажая каменистое дно, заваленное серым булыжником. Вскоре медленный выдох северной реки сменится вздохом, наполняя берега вновь - как было вчера, как было сотни лет назад. Природа несуетлива и не любит перемен. В отличие от людей.

- Долго еще? - Сверкнув позолотой часов на цепочке, поинтересовался щегольски одетый молодой человек.

Ему было холодно в отлично пошитом костюме, его ноги мерзли в модных штиблетах, а злой ветер то и дело норовил сорвать шляпу.

- Еще половина часа, и пройдем, - сверившись с солнцем, степенно заверил кряжистый мужчина. Но не удержался и тоже щелкнул овалом часовой крышки, полюбовавшись на дорогой подарок. Смотрителю забытого всеми заповедника нравилось выглядеть, как гости из самой столицы. Он копировал их жесты и слова, дымил тоненькими сигарами, не чувствуя вкуса, и даже оделся похоже - в первый свой визит гости подарили достаточно, чтобы заказать себе отличный костюм и ныне гордо вышагивать в нем по бережку реки. Картину портили только высокие охотничьи сапоги поверх наглаженных брюк, но это уж дураков нет по такой погоде морозить ноги.

Заслышав прогноз, рядом зябко поежились спутники аристократа. Городские жители, таким легкий ветер уже непогода. Хотя по комплекции - все до единого плечистые и опасные на вид, да еще с грозным угловатым содержимым под запахнутыми поплотнее коричневыми пиджаками. Но не бандиты, нет. У аристократов все по закону, и право на стреляющие игрушки, для себя и свиты, с детской колыбели. Возможно, смотрителю тоже подарят красивый хромированный пистолет - он на это надеялся. Оттого помогал всеми силами. И не замечал того, что по долгу должен был видеть, а по совести - доложить.

- Если этот не врет, - буркнул один из свиты, косясь на инвалидную коляску со стариком и суетящегося вокруг него врача.

Пожалуй, не холодно в этой странной группе людей было только им двоим. Доктор вполне комфортно переносил бодрую северную погоду начала лета, запахнув поверх белоснежного халата теплую куртку. Второму же было все равно - лицо закрывала маска, снабжая легкие дикой смесью обезболивающего и наркотика.

Иногда тело старика пробирала мелкая дрожь, но не от холода, а от ненависти к окружающим - но в эти моменты сопровождающий отворачивал вентиль у баллона, соединенного с маской. Тело, завернутое в грязное тряпье, некогда бывшее элегантным бежевым костюмом, вновь безвольно замирало, позволяя тихонечко выдохнуть всем окружающим.

- Сколько там, сантиметров двадцать воды? - Нетерпеливо спросил аристократ, глядя на скальный выступ, от которого лениво откатывала волна.

Большой валун, принесенный сюда движением ледников, некогда сковывающих мировой океан, в моменты прилива казался небольшим островком. И только на несколько часов отлива показывался в полный рост, трехметровым черно-зеленым клыком скалясь в небо.

- Десять, пятнадцать, - прикинул смотритель.

- Так пойдем, - решился его новый друг, первым вступив в черно-зеленую слякоть обнажившегося дна.

- Осторожнее, господин! - Всполошился он, и даже хотел было предложить свои сапоги, но вовремя одумался - высокородным простуда не страшна, а ему мерзнуть не след. - Там могут быть ямы!

- Да плевать, - повернулся тот назад. - Что встали? Коляску на руки и за мной. - И далее уже не оборачиваясь зашагал к скале, не сомневаясь в исполнении отданного приказа.

Молодой аристократ шагал в воде, высоко задирая ноги, но упрямо проламываясь к столь близкой цели. Плевать на холод, его дар не позволит заболеть. Плевать на воду, одежду и обувь можно будет просушить в вертолете, дожидающимся на одной из лесных полян. И на слуг плевать тем более, он все равно оставит всех их здесь - не важно, в воде или у вертолета, в зависимости от того, каким окажется приз, и насколько тяжело его будет унести одному.

Он не знал, что должно быть внутри. Но верил, что причина уничтожения целого рода стоит усилий. Если этого боялись настолько... То он определённо хочет этим владеть.

- Что, старик, помнишь, а? - Улыбнулся он коляске.

Маска на лице одурманенного чуть дернулась, но умный и злой взгляд выдавал жизнь разума в скованном теле.

- Мы тут почистили с прошлого раза, - аристократ махнул рукой, демонстрируя вычищенную от зеленой патины плоскость, испещренную неглубокими сколами - следами работы инструмента. - Но твоя старуха открыть не смогла, - с досадой добавил, отряхивая шляпу и вновь надевая.

Тело старика резко дернулось, чуть не вывалившись из кресла.

- Док, какого черта?! - запаниковал щеголь, отскочив назад.

- Сейчас, сейчас, - засуетился врач, выкручивая вентиль баллона, идущего к маске.

В лицо старика ударила новая порция дурмана, лишая подвижности одного из некогда самых страшных существ этого мира.

- Да что ты делаешь, урод, он же соображать не будет! - разозлился босс, скидывая ярость в виде крошечного огненного шара в воду.

Ноги обдало приятным теплом, а воздух, в тон боссу, мерзко зашипел облаком пара.

- Не сомневайтесь, господин, будет! И говорить будет! - Подобострастно поклонился док, выуживая из кармана многоразовый шприц и ловко вставляя в него ампулу с грязно-желтой жидкостью. - Половину часа гарантирую.

- Смотри у меня, - подуспокоился босс, нервно вздохнув. - Старик, что ты дергаешься? Я же обещал привести тебя к пропавшей жене. Вот, слово мое нерушимо, - шутливо, но с определенной опаской он повел рукой вокруг. - Тело, извини, не знаю где. Снесло водой, сам понимаешь.

Доктор ловко закатал рукав на руке старика и привычно сделал инъекцию.

- Давай, открой нам хранилище, и я отправлю тебя вслед за ней быстро и без мучений.

- Ты проклят, - прохрипел старик непослушными губами, стоило злой химии влиться в кровь, а маске отойти от лица.

- Я не верю во все эти клятвы, - как маленькому, пояснил щеголь. - И я знаю другие источники силы, кроме чести. Например, целесообразность.

- Ты умрешь...

- Как и все, - не стал он отрицать. - Но мне хватит времени, чтобы сделать жизнь твоих потомков невыносимой, если ты станешь упрямиться.

- Они... Не знают...

- Да мне наплевать, знают они о хранилище или нет, - поджал он губы. - Я убью их из-за твоей несговорчивости, старик. Как убили весь твой род, - махнул он рукой на скалу. - А туда я все равно доберусь.

- Я открою... - После долгой паузы ответил живой труп.

- Поднесите его ближе, - тут же распорядился босс, тоже зашагав через воду, чтобы обогнуть слуг и видеть, что делает его пленник.

Пленник не сделал ничего, кроме как прижал ладонь к массиву скалы - да и то это сделали за него, выполняя еле слышное указание.

Монолит скалы дрогнул.

- Ох ты ж, - прошептал смотритель.

- Стоять на месте, - прикрикнул молодой аристократ, с восхищением глядя, как под тихий рокот обнажается прямоугольный лаз в десятке сантиметров над водой.

Через две минуты движение камня завершилось, образовав узкий проход с лестницей вниз, уходящей под дно реки - а судя по глубине и изгибу, видимому в отсветах наручных фонарей, то и обратно под берег.

- Ты, живо вперед, - толкнул он смотрителя вперед. - Шагай и говори, что видишь.

Тот недобро обернулся, но спорить не посмел.

- Черный камень без единой щели, господин. Проплавили, не иначе. - Медленно ступая, докладывал он увиденное в свете фонаря, подбадривая себя громким голосом. - Стена теплая, как живая.

- Под землей всегда тепло, - нетерпеливо оборвали его. - Что за поворотом?

Смотритель дернул щекой от досады - была надежда, что его заменят. Достигнув поворота, отчитался, что следующий пролет завершается коридором. За что тут же получил распоряжение проверить и коридор. Как же, заменят...

- Тут еще одна дверь, господин! - Чуть повеселев, крикнул смотритель назад, оттирая смятой в руках шляпой пот со лба и молча кляня себя за нерасторопность - мог бы и позади встать, тогда под руку бы попался кто-то другой. Но вроде, обошлось...Повод для радости был существенный - он все еще жив. Родовые хранилища отличались редкостной мерзостью ловушек, о чем знали все. Но спорить с господином - означало в лучшем случае позабыть про хромированное оружие и дорогие подарки, а в худшем... В худшем то же самое, только идти пришлось бы под страхом смерти.

- Старик, что за дверь? - Затормошил аристократ то ли уснувшего, то ли вновь скатившегося в наркотическую зыбь пленника.

- Нетерпелив... - так и не открыл тот глаза.

- Заносите его внутрь, - нахмурился щеголь, подумал немного - стоит ли ждать отчета тут или увидеть сокровищницу первым - и не смог обуздать алчность.

Тело предусмотрительно закрыл щит Силы, обороняя владельца от возможных сюрпризов.

Новой двери - железной, оббитой заклепками - тоже хватило прикосновения владельца. Массив металла почти метровой толщины скользнул в сторону, вызвав пораженный вздох - как совершенной конструкцией, так и осознанием, что пробивать такую мощь, да еще рискуя обрушить свод под рекой, было бы самоубийством. Но все мысли моментально вымело от содержимого комнаты, следующей сразу за дверью - до растерянного выдоха и совершенно простецкого жеста с чесанием головы.

- Старик, ты гнил в долбанной Австрии, в долбанном приюте для престарелых, имея это?! - Возопил главный, пинком откидывая в сторону пирамидку золотых слитков в мизинец размером.

- Вот это да.... Твою же... Не верю... - Охали слуги, разглядывая несметные сокровища в лучах фонарей. И даже смотритель невольно поддался очарованию богатства, попытавшись выудить из кучи серебряную, с золотым узором, вазу. Не вытащил - тяжелая.

- Господин, посмотрите, - непочтительно затормошил босса доктор, показывая лучом фонаря на дальнюю стену с широким столом в самом углу.

В овале света, под слоем пыли, тускло блестели странные предметы, разложенные на поверхности, глядя на гостей крупными самоцветами.

- Артефакты! - Ахнул босс, нетерпеливо, расталкивая слуг на пути, направившись к ним. - Старик, вы идиоты! Вас не зря вырезали! Иметь такое... такое... И не победить! Я бы смел половину мира, а вторую купил!

Замерший в кресле полутруп поднял веки и вновь закрыл, одними губами прошептав фразу, до которой никому не было дела.

- Все... проклято...

Вокруг него откровенно резвились, расшвыривая и кидаясь золотом, серебром, украшениями, пока начальственный голос не повелел прекратить. Потому как надо немедленно все выносить, пока прилив не запечатал скалу вновь.

Через минуту группа слуг покинула хранилище под бдительным оком господина, отяжеленная самым ценным - артефактами той эпохи, когда допускалось все, что вело к власти и силе. Сейчас даже на личных территориях княжеств, в защищенных от бдительного взора императора убежищах, подобного не позволили бы себе. Потому что новую вещь, выкованную на крови и боли, рано или поздно заметят, и наказание не заставит себя ждать. Но старое, древнее - им дозволялось пользоваться. Если хватит духу.

- Посторожи тут все пока, мы быстро, - напоследок похлопал щеголь старика по плечу, положив свой фонарь на безвольное перекрестье рук.

Через пару минут их шаги затихли. Еще десять минут спустя старик пошевелился. С невероятным усилием разум заставлял мертвое тело жить и подчиняться воле. Не ради жизни, ради чести.

Под скрип коляски, некогда могучее тело поднялось на ноги и рухнуло вновь, но на этот раз на коляску сбоку. А с новой попыткой старик смог упасть грудью на спинку кресла, стоя сзади, и зашагал к видимой только ему одному цели - к голой стене слева от входа.

На середине пути, хранилище резко встряхнуло и засыпало известкой с потолка. Позади раздался сильный удар металла о камень - то двери поспешили закрыться.

- Охраняется... не нами... - Упрямо продолжив путь, шепнул старик.

- Заперто... Не нами. Заперто... Не от нас. - Делал он шаг за шагом, падая всем телом на кресло. - До тех пор... Пока не будет... Нарушено слово!

Последние слова он говорил монолиту стены, упираясь в него лбом. Каталка валялась на боку рядом, сметенная жестом, полным ярости. Свалившийся фонарь рисовал огромную тень от каждого движения старика - и будто не он, а человекообразное чудовище сейчас тяжело дышало в подземелье мертвого рода.

Старик залез тремя пальцами себе в рот и выщелкнул коренной зуб из нижнего ряда.

Керамический ключ блеснул слюной - там, где полагалось быть корню, оказался витой стержень с десятком насечек на нем. Через секунду ключ был вжат острием прямо в поверхность стены, упрямо удерживаемый дрожащими руками. И глухая поверхность - без единой трещинки и щели - будто сдалась чужой воле, протаяв и приняв ключ в себя.

Плоскость вздрогнула, медленно заскользив во внутрь. Только тогда старик позволил себе рухнуть на пол, не спуская взгляд с открывавшегося лаза. То, что было великой надеждой рода, но стало великим проклятием, получит шанс забрать души его врагов. Тех, кто дал слово, но не уследил за жизнью его жены. Слово. Нарушено.

- Лида...

Каменная плита скользнула вбок. И старое зло с гулом вдохнуло воздух нового тысячелетия.



| Напряжение растет |