home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

Loading...


ГЛАВА 3

Самаэль, значит. Ираида, нисколько не стесняясь в эмоциях, вовсю обнималась с высоким широкоплечим пепельным блондином, проявляя абсолютно неожиданное для меня радушие. Трепала мужчину по плечу и улыбалась так искренне, что я моментально заподозрила начальство в более чем тёплых чувствах к вошедшему. Но на мой далеко не дурной вкус мужчина был на любителя. И не в росте и остальных пропорциях тела было дело — они-то как раз находились на должном уровне, а в более чем прохладном выражении лица. И лишь приглядевшись, я поняла, что… Он слепой? Нахмурилась, недоумевая, как так может быть, но высказывать своё удивление вслух не торопилась, терпеливо дожидаясь, когда эмоциональный всплеск Ираиды поутихнет и она представит нас друг другу.

— Самаэль, дорогой, — начальница перехватила мужчину под локоть и, нежно прижавшись к его плечу щекой, указала на меня. — Знакомься, твоя подопечная. Снежина Ольга Андреевна, специалист по кадрам. Оленька — это Самаэль.

Стоп! Подопечная? А кто буквально несколько минут назад заявлял, что это как раз-таки он мой помощник? Что за интриги?

— Приятно познакомиться, — на твердо очерченных губах мелькнуло подобие приветственной улыбки.

Я никак не могла поймать взгляд слепых глаз, прекрасно понимая, что это в принципе невозможно, хотя Самаэль смотрел в моем направлении, и чем дальше, тем сильнее чувствовала дискомфорт. Постаралась переключиться на детали одежды, избегая смотреть на лицо, и с удивлением отметила, что мужчина, одетый в некое подобие черного кожаного средневекового камзола до колена, черную шелковую рубаху и плотные черные брюки, держит в одной руке, затянутой в мотоциклетную перчатку (черную кожаную, естественно), небольшой керамический горшочек. С кактусом. Вкупе со всем тем, что произошло со мной с полудня, кактус в руках слепого байкера в чёрном выглядел не просто нелепо, а абсурдно до дикости. И я не выдержала — истерично хмыкнула.

— Что вас позабавило, Ольга Андреевна? — прохладно поинтересовался байкер, так что в районе желудка что-то трусливо ёкнуло.

А слух у него — дай бог!

— Ну, не буду вам мешать, — преувеличенно радостно прощебетала (она умеет щебетать?!) Ираида и улыбнулась так широко, что я запереживала за её щеки. — Рабочий день с восьми до пяти, обед с часу до двух, кафе на втором этаже. Посетителей принимать по одному, обо всех сомнительных случаях докладывать лично мне. На разбор и анализ документов даю вам четыре недели, по их завершению предоставите мне список тех, кто остается и тех, от кого стоит избавиться. Корпоративную сеть и почту вам настроят ближе к вечеру. На работу не опаздывать и желательно не задерживаться. Вопросы? Нет? Прекрасно.

Улыбнувшись ещё шире (куда уже?), Ираида величественно кивнула мне, крепко обняла Самаэля и, развернувшись на каблучках, бодро поцокала прочь. За начальством закрылась дверь и тут я поняла, что мне не просто неуютно, а очень даже жутко наедине с этим весьма подозрительным типом с кактусом. И вообще! Зачем этому кожаному байкеру кактус?! Но спросила я совсем другое, когда мужчина, странно потянув носом, шагнул в сторону и без промаха сел на диван.

— Самаэль, а вы тоже демон?

— В какой-то мере, — загадочно изрек байкер, так и не выпуская из рук кактус. — А вы?

— Я? — моё удивление было искренним. — Нет, конечно! Да вы и сами знаете.

Сказала наугад, решив таким образом хоть как-то проверить уровень всесилия и всезнания местных работников.

— Не знаю, и в принципе не так уж и хочу знать, — чересчур ровно и безэмоционально отозвался Самаэль. — И если вы думаете, что мне приятно будет вас опекать, то глубоко ошибаетесь.

— Опекать? — вот тут я уже не смогла сдержаться, возмутившись на абсолютно неверно расставленные акценты сотрудничества. — Ираида Самсоновна сказала, что вы мой помощник!

— Помощник, — моментально согласился Самаэль и мне достался расфокусированный взгляд с абсолютно нераспознаваемыми эмоциями. — Я буду помогать вам выжить в этом филиале ада. Поверьте, для меня это не самый выгодный и высокооплачиваемый контракт.

— Тогда зачем вы его подписали? — маленькая грозная девочка сумела проскочить мимо благоразумия и обличительно ткнула пальцем в высокомерного типа. — Раз уж это ниже вашего достоинства, то не стоило и браться!

— Я тоже так думаю, — вновь безоговорочно согласился грубиян. — Но меня попросили.

И улыбнулся так прохладно, что в пустом желудке неприятно заныло. А может, черт с ним? Пусть и правда охраняет? Данных для размышлений категорически не хватало, и я предпочла закруглить не самый приятный разговор. Подошла к своему рабочему месту, осторожно села, отмечая насколько удобно и комфортно в кресле, чуть поёрзала, нервничая из-за непростого соседства, включила компьютер, поелозила мышкой… И поняла, что прямо сейчас мне абсолютно нечем заняться. Ну вот совсем!

— Самаэль, — я попыталась исправить положение. — Прошу прощения, если мои слова вас задели. Я человек. Узнала о вашей организации только утром и мне весьма непросто принять текущее положение дел. Нам с вами работать как минимум месяц. Давайте не будем конфликтовать?

— Давайте, — с абсолютным безразличием кивнул мужчина. — Вы не мешаете мне выполнять свои обязанности, а я лишний раз не беспокою вас.

Предложение звучало довольно расплывчато, и я поторопилась уточнить.

— А каковы ваши обязанности?

— Я здесь для того, чтобы вы профессионально выполняли свою работу, — ответил Самаэль, ещё больше напустив тумана.

Скривилась, попутно мысленно радуясь, что моего лица собеседнику не видно (или видно?), и старательно подбирая слова, попыталась выудить хоть каплю внятных подробностей.

— Но что конкретно вы будете делать? Просто весь день сидеть на диване?

— Вам бесконечно повезет, если так и будет.

Последовавшая за этими словами ухмылка мне не понравилась. Ну вот ни капли! Замерла, одновременно сердясь и обижаясь на помощника, который намного больше походил под описание ехидного надсмотрщика, но так просто отступать не захотела. И пусть меня уволят в конце месяца, но эти четыре недели я проведу с максимальной пользой и комфортом! И ни один слепой байкер мне не помешает! Приняв это волевое решение, я сразу же почувствовала огромное облегчение.

Последний год мне приходилось уже не раз обживаться на новом месте и завязывать рабочие отношения, так что опыт и в этом имелся. По большому счету печальный, но весьма и весьма разнообразный. Вот и сейчас, внимательно рассматривая соседа по кабинету и отодвинув в сторону обиду, я пыталась составить о нём непредвзятое впечатление. Если не обращать внимания на слепоту — он красив. Высок, пропорционально развит, судя по грамотности речи и отсутствию слов-паразитов — образован и достаточно умен. Характер скверный, но это не помешало ему выполнить чью-то просьбу и стать моим… телохранителем? И это учитывая упоминание о не слишком привлекательной цене контракта. Вывод? Не лишен благородства и исполнит договор во что бы то ни стало. Опять же именно моя личность его, кажется, коробит — не скрывает недовольства и не торопится сгладить резкие слова. Видит во мне не специалиста и уж тем более не ровню, а безликий объект.

Раздраженно выдохнула, не слишком радуясь выводам, и откинулась на спинку кресла, обняв себя одной рукой и начав раздраженно покусывать ноготь большого пальца. Мой взгляд бесцельно скользил по кабинету, не задерживаясь ни на чем конкретном, а мысли потихоньку перешли на обдумывание предстоящей задачи. Несмотря ни на что, я любила свою работу, причем предпочитала её бумажную часть: проверку наличия документов, анализ соответствия занимаемой должности и составление всевозможных отчетов.

— Не радуют выводы? — насмешливо поинтересовались с дивана.

Рассеянно сморгнула и удивленно повернула голову на звук. О чём он? Не знаю, как он почувствовал или всё-таки увидел мою озадаченность, но Самаэль встал, подошел к столу и бесцеремонно присел на край. Сразу показалось, что места стало в разы меньше… Какой он крупный!

— Чем вы вообще думали, когда подписывали контракт? — насмешливо поинтересовался мужчина, водружая свой кактус рядом с моим компьютером. — Вас ни капли не насторожили подозрительные пункты с упоминанием ада?

— Насторожили, — я натянуто улыбнулась, испытывая невероятно острое раздражение от вторжения в личное пространство. — Но мне нужна эта работа.

— Эта? Именно эта? — въедливо уточнил байкер, склоняясь ещё ниже и вызывая этим не просто раздражение, а самое настоящее негодование. Что он себе позволяет? Он вообще понимает, какое неприятное ощущение возникает от пристального взгляда его слепых глаз?

— Самаэль, вам не кажется, что это не ваше дело?

Мой ответ прозвучал с вызовом, и я даже вздернула подбородок, но тут же стушевалась, когда мужчина неприятно ухмыльнулся и, приблизившись почти вплотную, интимным шепотом поведал.

— Оленька, ближайший месяц вы — моё самое важное дело. Целиком и полностью. Понимаете?

И многозначительно прикрыл глаза ресницами… А ресницы русые, невпопад подумалось мне. И губы красивые… И подбородок… А волосы не блондинистые, а седые… И даже на вид очень мягкие. На ощупь, наверное, вообще как шелк. И линия носа невероятно прекрасна. И крылышки так… трепещут. Мило трепещут. Как у собаки.

— Самаэль, вы меня сейчас обнюхиваете?

Не знаю, кто из нас опешил больше: я, когда поняла, какую очередную глупость ляпнула, или немного отстранившийся и недоуменно приподнявший бровь Самаэль. Жар смущения захватил щеки и кончики моих ушей, я прикусила губу, отвела взгляд, лишь бы не смотреть в лицо мужчине, но извиняться не стала. Может я и сказала бестактность, но он правда меня нюхал!

— Однако… — задумчиво протянул байкер. Тихо хмыкнул и совершенно иным, ровным тоном поинтересовался. — Ольга Андреевна, вы точно человек?

Вопрос оказался неожиданным, так что я даже перестала смущаться, мысленно благодаря Самаэля за то, что он не стал акцентировать внимание на моём конфузе.

— Что вы имеете в виду?

— Мать? Отец? — оставив без внимания мои вопросы, мужчина задавал свои, начав рассматривать меня так, словно был зрячим, и сам же на них отвечал. — Нет, вряд ли. Ираида не настолько безумна. Да и запах…

— О чём вы? Мои эмоции скакали как сумасшедшие. Я элементарно не успевала с ними справиться и сейчас вновь начала раздражаться.

— Неужели блуждающий ангельский ген? — Самаэль резко подался вперед и буквально уткнулся носом в мою шею, отчего я шокировано пискнула, да так и замерла, закаменев от неожиданности и капли страха. Непонятно, необъяснимо, непредсказуемо и от этого ещё более жутко.

— Кхм… — смущенно кашлянули в дверях и зашуршали бумагами. — Это кабинет Снежиной Ольги Андреевны?

В эту секунду я была готова провалиться сквозь землю, миновав все шесть этажей и подвал. Прямиком в ад! Скосила глаза, увидела в дверях как минимум семерых мистеров Вселенная и трех мисс Мира, разглядывающих нашу композицию с нескрываемым шоком в глазах, и поняла, что это самый ужасный день в моей жизни.

— Сотрудники данного филиала уже не утруждают себя предупредительным вежливым стуком в дверь? — язвительности в тоне неспешно отстранившегося Самаэля было хоть отбавляй. Не поворачивая головы, байкер небрежно махнул рукой и властно скомандовал. — Заходим по одному, документы на край стола. У вас семь минут, затем мы уходим на обед.

Все эти семь мучительно долгих минут, пока стопка на краю стола увеличивалась с устрашающей скоростью, я смотрела куда угодно, только не на посетителей. Ощущение, что "коллега" подставил меня специально, росло параллельно стопке и пропадать не собиралось. Подло! Не успела проработать и дня, а уже стала причиной не только общественной неприязни, но и пересудов. А что будет дальше?

— Время, — безапелляционно заявил объект моих безрадостных размышлений, а на чей-то возмущенный вопль, донесшийся из коридора, недовольно рыкнул в ответ. — У кого-то ещё и с субординацией и корпоративной этикой проблемы?

Вот в дверях подпирающая друг друга толпа красавиц и красавчиков, а вот уже пустынно, как в сердце Сахары. Сморгнула, недоверчиво прищурилась, начиная уже всерьез подозревать, что без магии (поздравляю, Оленька, ты таки сошла с ума) не обошлось, а затем покосилась на Самаэля. Оценивающе так покосилась… А может не так уж и плохо иметь его в помощниках?

— Ольга Андреевна, вы идете на обед? — словно ничего из ряда вон выходящего не произошло семь минут назад, небрежно поинтересовался крайне загадочный экземпляр рода нечеловеческого (допустим!), подхватив с моего стола ключ и вальяжной походкой направляясь к двери. — Учтите, если не поторопитесь, останетесь без десерта.

Уже уяснив, что вряд ли когда-то смогу понять принцип мышления Самаэля (он что ли меня без десерта оставит?), я молча подхватила сумку и поторопилась за коллегой. Может и пугал он меня своей нелогичностью и странными способностями видеть, не имея зрения, и наводить ужас на окружающих, но рядом с ним было… спокойнее. Додумала и поняла, что логикой тут и не пахнет. Покосилась на Самаэля, с ледяным спокойствием дождавшегося меня в коридоре и теперь запирающего дверь на ключ (как он его нащупал?!), отметила его ледяное спокойствие и любопытства ради торопливо взмахнула рукой перед его лицом. Ноль реакции. Хм-м-м…

— Если я не вижу, как вы кривите свои милые губки, Ольга Андреевна, то это совсем не значит, что я обделен остальными органами чувств, — тоном, каким делают выговор непослушному ребенку, произнес Самаэль и с высокомерной снисходительностью посмотрел сквозь меня. — Я слышу даже пульсацию крови, бегущей по вашим венам, не говоря уже о том, что чую аромат мятной зубной пасты, геля с хлопком и персиком, а также то, что у вас сегодня особые дни, в которые женщины чрезвычайно вспыльчивы, нелогичны и безрассудны. Так что впредь потрудитесь не махать перед моим лицом ни рукой, ни чем-либо ещё. Раздражает.

Вы падали когда-нибудь с девятого этажа без страховки? В чан с дерьмом? Кажется, я только что туда упала… Невозможно описать всю ту гамму чувств, которая меня обуяла, когда Самаэль закончил говорить и, словно ничего не случилось, отправился прямо по коридору, небрежно покручивая на пальце ключ от двери. Возмущение, обида, потусторонний страх и капля стыда — всё это смешалось, образовав взрывоопасный коктейль. Замерев на месте, я смотрела в спину удаляющегося байкера, впервые в жизни желая уволиться по собственному желанию в первый же день. Ни эксцентричная Ираида, ни таинственно-ехидный Люцифер, ни остальные негативно настроенные сотрудники в целом не выходили за рамки моего понимания. Но не этот несносный тип! Может кому-то это и показалось бы мелочью, ну, подумаешь, кое-что глубоко личное унюхал, но вкупе со всем тем, что произошло в кабинете, оно превысило уровень моего терпения и вежливости. Я просто стояла и от души желала ему провалиться прямиком в ад!

— Ольга Андреевна? — Самаэль остановился перед поворотом и обернулся, недоумевающе хмурясь. — Вы не идете?

И тут я поняла, что веду себя глупо. В смысле ещё не веду, но всего в полушаге от этого. А ведь в контракте было об этом. Вскользь, намеком, но было. Та самая повышенная травмоопасность на рабочем месте. Я-то, наивная душа, думала, что для тела, но, судя по всему, ошиблась — "всего лишь" для самообладания, самооценки и душевного равновесия.

— Иду, — диким усилием воли я сумела взять себя в руки и ответить почти ровно.

Неторопливо приблизилась к Самаэлю, запрещая себе впредь допускать подобные промашки, которые позволят ему проявить себя с не самой лучшей стороны, а затем, не задерживаясь, отправилась дальше к лифту. А вообще, обиды обидами, но если отбросить условности и то, как сильно меня это задело, Самаэль поступил достаточно корректно. Уведомил меня о своих способностях наедине и максимально доступно. А ведь мог и при всех это заявить… Разрываясь между сухой логикой и детским желанием стукнуть, я попыталась переключиться на что-нибудь иное. Я всегда была вспыльчивой и злопамятной, не умеющей пропускать мимо ушей колкие замечания недоброжелателей, очень близко принимая их к сердцу, но годы неудач и невезения заставили меня научиться сдерживаться. Я запомню… но он об этом не узнает.

Лифт послушно распахнул металлические двери, позволяя нам войти в свои высокотехнологичные недра, и я уже было потянулась к кнопке с цифрой "два", как мои пальцы накрыла прохладная мужская ладонь, заставляя вздрогнуть. Касание длилось не больше пары секунд, спутник уже убрал руку, а я всё стояла и не могла прийти в себя, дыша ртом, глубоко и отрывисто. Что это было? Ледяной холод, опаляющий жар, дикий ужас, неконтролируемая вспышка желания — и всё в одно касание!

— Прошу прощения, подобного больше не повторится, — раздраженно проговорили рядом, при этом так и не повернув ко мне головы. — От вас прошу всего лишь придерживаться нехитрых правил — не лезьте ко мне под руку.

— Я не лезла, — с трудом выдавила я из себя, больше всего в эту минуту желая забиться в тёмный угол и поскулить от ужаса непонимания.

Абсолютно неожиданный взрыв множества эмоций, захвативших тело и разум, в мгновение уничтожил остатки самообладания.

— Просто запомните одно, — скучающим тоном продолжил Самаэль, — рядом с вами мужчина и он делает всё то, что ему положено делать по правилам этикета в присутствии спутницы. Открывает двери, подает верхнюю одежду, несет тяжелые вещи, помогает присесть и многое другое. Кнопки в лифте тоже надлежит нажимать мужчине.

Всё это я слушала, приоткрыв рот и с изумлением в глазах, всё меньше понимая должностные обязанности коллеги. Он шутит?

— Прошу, — просто убивая меня проявлением своей галантности, произнёс Самаэль, когда двери лифта разъехались в стороны. — Идёмте, осталось всего семнадцать порций десерта.

А это-то он откуда знает? Тоже унюхал?! Захотелось истерично всхлипнуть…

— Ольга Андреевна? — жуткий байкер, успевший сделать несколько шагов в просторный холл, обернулся, явно недовольный заминкой. — Вы решили провести обеденный перерыв в лифте?

— А можно?

Вопрос прозвучал таким жалким голосом, что аж самой стало противно.

— Я ваш помощник, а не надзиратель, — нахмурился Самаэль и вернулся ко мне.

Поставил ногу, запрещая дверям закрыться, скрестил руки на груди и раздраженно поинтересовался.

— Что-то не так?

— Н-н-нет…

— Тогда в чём дело?

Краем глаза я заметила движение и явно повышенное внимание к нашей паре, которое с каждым мгновением лишь усиливалось, и поняла, что если продолжу в том же духе, то сплетен и пересудов не оберешься. И наверняка не самых приятных. А мне ещё как минимум месяц тут работать.

— Всё хорошо, — моя дежурная улыбка наверняка намного больше походила на оскал, но я старалась изо всех сил.

Шагнула наружу, осмотрелась, нашла глазами вход в ближайшее кафе (судя по ярким вычурным вывескам, их здесь находилось не меньше пяти) и сделала ещё один шаг.

— Рекомендую повернуть направо, — скучающим тоном проговорили за моим правым плечом, и я послушно повернула в указанном направлении, не дожидаясь подробностей.

Вряд ли пояснит, но если честно, прямо сейчас меня это мало волновало. Конкретно сейчас я изо всех сил изображала непринужденность, скользя безразличным взглядом по однообразно прекрасным лицам. Безупречные темноволосые красавцы и красавицы, все различия во внешности которых сводились в основном к одежде. Впрочем, и она не отличалась большим разнообразием: мужчины — в тёмных брюках и светлых, преимущественно белых рубашках; женщины — в коротких тёмных юбках и светлых блузках, но с ярким макияжем. И я, невзрачная, серая ворона. Хотя нет, Самаэль тоже выбивался из стройного ряда темноволосых демонов, при этом чувствуя себя более чем спокойно. Как старая опытная барракуда в стайке радужных рыб, расступающихся перед нами с нескрываемым удивлением и страхом.

— Нам сюда, — передо мной предупредительно распахнули дверь кафе "Валенсия", ворчливо пробормотав едва слышно. — А десерта осталось всего три порции…


ГЛАВА 2 | ООО «Иной мир». Филиал ада | ГЛАВА 4







Loading...