home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

Loading...


ГЛАВА 26

Наверное, я слишком многого хотела от первой прогулки и слегка перенервничала, потому что возбуждение от невероятного открытия довольно быстро сменилось усталостью и головной болью. Мы успели пройти от силы метров двести по тенистому парку, куда меня привёз Нисвоорк, когда я поняла, что пора поскорее возвращаться — заломило виски, закружилась голова, начало даже слегка подташнивать. Озвучивать свою слабость не хотелось, но спутник, который не отпускал моей руки ни на секунду, оказался слишком внимательным и, как только я пошатнулась и со стоном взялась за виски, всё понял сам. Глухо рыкнул, отчего мне стало почему-то смешно, пробормотал что-то о глупых созданиях, подхватил меня на руки и поторопился обратно к машине.

— Оля, если ты будешь и дальше вести себя так необдуманно, то мы не сможем часто встречаться, — сделали мне суровый выговор, укладывая на заднее сиденье машины. — Не хочу умереть от руки Ангела Смерти.

— Не говори глупостей. — В висках вновь заломило и я торопливо надела солнечные очки, искренне надеясь, что они хоть немного помогут. — Да, я переоценила свои силы, но вполне способна ответить за свою ошибку сама. И Самаэль никогда тебя не убьет! Майоров спецподразделения не убивают без веской причины.

— Прости? — в голосе Нисвоорка, успевшего сесть на водительское сиденье, послышалась угроза. — Кем ты меня сейчас назвала?

Упс.

— Майором… — тихо призналась я, больше всего желая испариться. — Я это… Узнала. Случайно. — Волк угрожающе молчал и я, начав паниковать, нервно выкрикнула. — Оно само!

— Само… — раздраженно пробормотал майор, чье инкогнито я так неосторожно раскрыла. — И многое ты уже узнала?

— Нет, — мои губы растянулись в жалобной улыбке, и я попыталась придать лицу побольше достоверности. — Я… — лгать не получалось и в итоге я тихо пробормотала. — Извини. Оно и правда само. Просто приходит. Когда дотрагиваюсь — быстрее. Я ещё не освоила дар целиком и не могу его контролировать. Это как вспышки озарения…

— Кто ещё знает?

По требовательному тону я сразу поняла, что Нисвоорк спрашивает меня не о даре, а о том, что он майор.

— Никто. Я узнала об этом во время поцелуя.

Было так неловко, что я отвернулась к спинке, лишь бы даже случайно не увидеть выражение лица волка. Я понимала, как это выглядит со стороны. И некрасиво — это мягко сказано. Никому не нравится, когда личная информация становится достоянием общественности без ведома владельца. Хлопнула водительская дверца. Открылась пассажирская, чуть просела машина и рядом со мной с сочувствием произнесли.

— Прости, не хотел напугать. Я знаю, кем ты стала, просто не думал, что дар настолько силен. Оль…

Нисвоорк взял меня за руку и легонько сжал. Самое обычное действие, но в моей душе расцвел невероятно красочный волшебный цветок счастья.

— А ведь я так и не извинился, — продолжил тихо говорить волк. — Может и знаешь уже… Но я всё-таки скажу. Прости за те грубые слова, которые я сказал в кафе. Я вообще не мастер комплиментов и нежных слов, — мужчина тихо усмехнулся, — а когда время к полнолунию, так и вовсе дурным становлюсь. Ты стала такой красивой и недостижимо далёкой… А я всё испортил. В тот день, когда я настраивал тебе доступ в базу данных, я почему-то подумал, что было бы неплохо в один прекрасный момент самому сломать систему, а затем прийти и настроить её заново. Просто, чтобы тебя увидеть. Глупо, да?

Настал мой черед ободряюще сжимать руку Нисвоорка. Я чувствовала, что ему сложно подбирать слова. Да и что тут сказать, когда всё дело в эмоциях? Мало кто умеет правильно описывать их словами, чтобы они звучали связно. Мне, допустим, сейчас невероятно тяжело выразить всю ту благодарность, которая охватила меня от осознания, что Нис пытается признаться в своих чувствах. Неловко, неумело… И от этого сердце щемит невообразимой нежностью.

— Не глупо, — я на ощупь нашла лицо волка и ласково провела пальцами по его щеке. — Если бы ты только знал, сколько глупостей за всю свою жизнь совершила я… Но знаешь, я о них не жалею. Они часть меня. Они сделали меня такой, какая я есть. Именно по большой глупости я устроилась на работу в филиал ада и там встретила тебя. А это, как ни крути, джекпот.

— Так уж и он? — судя по тону, Нисвоорк пытался пошутить, но одновременно с этим я услышала то, как он затаил дыхание.

— Я не провидец… — многозначительная улыбка легла на мои губы. — Но мне кажется, если мы оба захотим, то это станет именно он. Как думаешь?

— Думаю, пора знакомиться с твоей мамой и просить её дозволения встречаться с самой удивительной девушкой мира, — категорично заявили сверху, а когда моё лицо изумленно вытянулось, громко расхохотались. — А что? Я, между прочим, порядочный оборотень. Хоть и при погонах. Кстати, об этом пока прошу умолчать. Справишься?

Тяжело было взять себя в руки, но я постаралась. А за то, что он так с ходу меня ошарашил, решила немного покапризничать.

— Даже не знаю… А что мне за это будет?

— А что хочешь? — Нисвоорк моментально повелся на провокацию.

— Хм-м-м…

Не знаю, что увидел на моём лице волк, но его выдох прозвучал громко и протяжно. Правильно-правильно. А нечего меня мамой пугать!

— Знаешь, я всегда хотела собаку…

— Дожили, — вновь протяжно вздохнул Нис и непонятно кому пожаловался. — Моя будущая жена — извращенка!

Я не видела себя в зеркало и даже не знаю, увижу ли когда- нибудь снова, но спорю на миллион — такой глупой улыбки мир ещё не видел. Любовь с первого взгляда? О, нет. Это была самая чудесная влюбленность с первого поданного носового платка, скормленного десерта, меховых пальцев, спасения, облиза и обнюха! И если для этого необходимо быть извращенкой — то я ею буду!

Домой меня вернули намного позже условленного срока. Юля натужно сопела, но с расспросами не лезла, Самаэль тоже ничего не сказал, а мамы вообще дома не было. На прощание меня крепко поцеловали и пообещали прийти завтра, чему я искренне обрадовалась и одновременно огорчилась. До завтра всего сутки. Целые сутки, в которых двадцать четыре часа, одна тысяча четыреста сорок минут и восемьдесят шесть тысяч четыреста секунд! Ну и как их после этого не считать?! Удивительно, но у меня получилось. Сначала сирена озадачила перевязкой и капельницей, затем Самаэль новыми аудио-книгами, скачанными из архива Дарии, а ближе к вечеру вернулась с уроков мама и первым делом устроила мне допрос с пристрастием.

— Оля?! Он же не человек!

— Я тоже, — с моих губ не сползала глупая ухмылка.

— Он… Он оборотень! Волк! Животное!

— Ма-а-ам. Мы все животные!

— Не мамкай! — мамуля раздухарилась так сильно, что нервно заходила по комнате, размахивая руками так эмоционально, что я почувствовала потревоженные потоки воздуха. — Ты подумай только, кем у вас будут дети?!

— Они будут хорошенькими голожопенькими карапузиками, — умиленно прошептала я. — А ты станешь им самой лучшей бабушкой.

— Оля, ты не понимаешь… — кажется, мама осознала, что достучаться до меня не получится, и устало опустилась на край кровати, где я лежала. — Это не шутки. Куда ты так торопишься? Освойся, выздоровей… Заведи новых знакомых…

— Мам, — я нашла мамину руку и крепко сжала. — Успокойся. Мы никуда не торопимся и ни в коем случае не собираемся заводить детей прямо сейчас. Может, лет через пять, десять… Нис очень хороший и ты сама вскоре это поймешь, когда перестанешь думать только о том, что он оборотень. Это не приговор. Это всего лишь одна из многочисленных рас, населяющих нашу планету. И знаешь, для меня намного важнее его личные качества, чем раса. А ещё у него есть невероятно огромная душа и он точно умеет любить.

— Я…

Я чувствовала, как мама борется с собой, своими желаниями, разумными доводами и совестью, но в итоге победили сердце и душа.

— Хорошо. Это твой выбор. Но если он посмеет обидеть тебя хоть словом, я ему такую тёщу покажу! — грозно рыкнула мамуля, как самый настоящий оборотень. — Я его со всеми своими сковородками и скалками познакомлю. Он у меня нотную грамоту за пять минут наизусть выучит! Я его соль бемолью прокляну и навечно стаккато в уши засуну!

Верю. Всему верю. И искренне надеюсь, что до этого никогда не дойдёт. Остаток вечера мы впервые за долгие годы просто сидели и болтали. Разговоры касались прежде всего моих планов и того, насколько я успела продвинуться в изучении своего дара. Мама пообещала найти всю доступную литературу о нимфах, магической слепоте и тому, что её заменило, заодно устроила мини-допрос Юле, расспрашивая её о родственниках, работе, жизни и увлечениях. Сирена с честью выдержала экзамен по приёму в друзья семьи и вечерний чай мы пили уже все вместе.

А наутро пришло осознание, что совсем скоро к нам придет Нисвоорк. Знакомиться с мамой. А-а-а. Паника-паника-паника-а-а!!! Однако всё оказалось не так страшно. Нисвоорк действительно пришел к оговоренному времени, причём не с пустыми руками: маме достался огромный букет цветов, бутылка коллекционного вина, а мне…

— С ума сошел? — у меня перехватило дыхание, когда оборотень прямо в прихожей встал передо мной на одно колено и проникновенно завил нам обеим о намерении со мной обручиться. — Кто только вчера заявил, что мы не будем торопиться?!

— Я не тороплю, — приглушенно засмеялся Нис и протянул мне руку ладонью вверх. Кажется на ней что-то лежало, но что именно, я пока понять не могла. Что-то очень мелкое и точно не живое. Догадки, конечно, были, но…

— Обручение это ещё не свадьба, но гарант моих серьезных намерений. И я абсолютно серьезно заявляю, что нахожусь в здравом уме, твердой памяти и полностью отдаю себе отчет в своих желаниях.

— И каковы ваши истинные желания, молодой человек? — въедливо поинтересовалась мама, хотя я чувствовала, что и её потрясло это заявление.

— Они просты и незамысловаты, Маргарита Михайловна. Я желаю сделать вашу дочь счастливой. Вы позволите?

Не знаю, у кого он спрашивал, но мы с мамой выдохнули одновременно.

— Да.

И мой палец украсило колечко. Момент был настолько трогательным, что далеко не сразу я вникла в произносимые слова.

— Что?

— Говорю, что сожалею о твоём пропущенном дне рождении, но считаю, что никогда не поздно, — тихо усмехнулся мне прямо в губы поднявшийся с колена Нисвоорк. — Для меня всегда очень большой проблемой были подарки, но вчера ты сказала, что очень любишь собак. Так что ничего не знаю, но его зовут Фунтик.

И мне сунули в руки нечто натужно сопящее, которое моментально полезло со мной знакомиться и вылизывать лицо.

— Это личный бес-помощник из подвида псовых. Ты теперь нимфа, тебе положено. Когда вырастет — сможет менять размеры и превращаться из мопса в какого угодно пса, от болонки до тибетского мастиффа. В еде неприхотлив, хозяина слушается, как мать родную. Если не считать того, что по сути он бес-метаморф, уход за ним осуществляется, как за обычной собакой.

Минут через двадцать, когда я пришла в себя, сумела кроме восторженных писков сказать нечто более внятное, осознала, что это не шутка и именно сегодня товарищи-заговорщики решили отпраздновать мой пропущенный день рождения, мы перебрались на кухню. Юля торжественно вручила мне новенькую электронную книжку с закачанными аудио- файлами, мама принесла из своей комнаты огромный торт, который пах просто умопомрачительно, Нисвоорк разлил вино по бокалам, а Самаэль произнес краткий, но лаконичный тост.

— Ольга Андреевна, за вас. Впервые в жизни я поняла, что для счастья не обязательно видеть. Достаточно ощущать любовь и дружескую поддержку родных и близких. Знать, что они рядом, чувствовать их крепкое плечо, слышать их радостный смех и знать, что они будут рядом и помогут выйти даже из самой непростой ситуации.

Прошло около месяца, как в мою жизнь ворвалось неведомое. Перевернуло её кверху дном, заставило испытать истинный страх и ужас, гнев, боль, обиду и унижение. Но благодаря тем, кому я была неравнодушна, всё завершилось так, как и положено в самых добрых сказках. Хотя, нет. Всё только начинается!


Всю следующую неделю я до последней запятой выполняла всё необходимое, чтобы восстановиться как можно быстрее. Пила все лекарства, стоически выносила капельницы, ежедневно по нескольку часов гуляла с Нисвоорком и Фунтиком, тренируя дар и с радостью узнавая их обоих всё ближе, а по вечерам вместе с Юлей изучала всю доступную информацию, причем не только о нимфах, но и мире иных в целом. Теперь я тоже принадлежу этому миру и чтобы максимально безболезненно и без новых, абсолютно ненужных потрясений влиться в его общество, я просто обязана знать о нём буквально всё. Кстати, сирена тоже невероятно заинтересовалась всем тем, чем снабжали нас Самаэль, Нисвоорк и мама, так что мне было с кем обсудить и подискутировать. Читать и писать я пока не могла, так как дар позволял пока видеть только очертания предметов и ауры живых существ, но ангел на этот весьма актуальный вопрос заявил, что это дело времени.

— Аура есть у абсолютно всего, даже у информации. Тренируйтесь, развивайте дар и главное — не торопите события, всему своё время.

Одно лишь не желал озвучивать мистер Вредина — когда это самое время наступит. Но дни шли, и пока ничего не менялось. В понедельник, когда закрыли больничный и мне надлежало появиться в филиале ада, чтобы разрешить вопрос со своей дальнейшей трудовой деятельностью, на семейном совете и при молчаливом одобрении Самаэля было решено взять с собой и сирену. Увы, но для успешного завершения проверки, сортировки и компановки данных мне необходим секретарь. Больше всего я опасалась Юлиного отказа, но сирена с воодушевлением подхватила идею, заявив, что это её долг по отношению к пациенту, а она, как любой порядочный медик, давала клятву Гиппократа.

— А на самом деле? — со смешком уточнила я, учуяв в чересчур быстром согласии большой подвох.

— На самом деле я подумываю о небольшом отпуске и смене рода деятельности, — загадочно ответила Юля. — Мне тут одно очень выгодное предложение поступило, но пока я о нём ещё думаю. Денег, полученных от ангелов, хватит на год безработной жизни, а бросить тебя одну в трудную минуту мне просто совесть не позволяет.

— И?…

— Ладно, черт возьми. Я просто хочу собственными глазами увидеть этот адский филиал!

Так бы стразу и сказала. Но если честно — смотреть там не на что и не на кого. Утро первого рабочего дня после длительного перерыва началось как обычно — меня разбудила мама. Последние пару дней я специально запрещала всем мне помогать, чтобы заново научиться справляться с привычными вещами самостоятельно, так что теперь почти без заминок оделась, умылась и позавтракала. Глаза, а точнее белки глаз, приобретшие неестественный для них серебряный цвет, я скрыла под солнечными очками. От косметики временно пришлось отказаться, а волосы я без труда убрала в конский хвост, скрепив обычной резинкой.

Цвета вещей я до сих пор не различала, они оставались для меня различными оттенками серого, но и без этого знания у меня всё прекрасно получалось. Да и зачем мне видеть цвет яичницы, если я прекрасно помню его и так, а на запах она просто изумительна? На вкус так и вовсе божественна, особенно приготовленная мамой. В одежде я тем более нисколько не сомневалась, ведь её одобрял лично ангел. До офиса мы с Самаэлем доехали как всегда с ветерком, встретились на стоянке с возбужденной Юлей, которая добралась самостоятельно, и уже втроём зашли в центральные двери первого этажа. И моментально начались странности… Я увидела! Увидела Истину с большой буквы! Для меня это стало настолько откровенным шоком, что я замерла и несколько секунд просто смотрела на жуткое сборище чудищ, светящихся всеми цветами радуги. Огромные, чешуйчатые, рогатые, лохматые, крылатые и хвостатые силуэты деловито сновали там, где ещё совсем недавно работали самые красивые мужчины и женщины города. За стойкой ресепшна жеманно красила губы гигантская розовая жаба, к лифту торопились прыщавые черти, а нам навстречу, радостно растопырив гигантские когтистые лапищи шел… шло…

— Ольга Андреевна! — восторженно пробасило чудовище голосом Астарота. — Как я рад вас видеть, вы даже не представляете!

За Самаэля я банально не успела спрятаться. Меня схватили, сжали, смяли, расцеловали и только после сдавленного писка отпустили обратно. Я ещё приходила в себя, умоляя сердце не останавливаться и стучать, а Астарот уже вовсю интересовался моим здоровьем, сокрушался о потере зрения, клятвенно обещал выбить для меня побольше премию и всяческих бонусов, а заодно знакомился с Юлей. В итоге в практически полной тишине, окутавшей холл, нас лично проводили до дверей кабинета, пообещали в кратчайшие сроки посодействовать с дополнительным рабочим местом и деликатно прикрыли за собой дверь.

Но на этом всё только начиналось… За день нас кто только не посетил. Первой появилась на пороге Ираида, сухо уточнившая момент наличия больничного, возможность завершения работы и вопрос нахождения в моём кабинете посторонней. Пока так же сухо отвечала, что по назначению врача мне теперь до конца жизни полагается квалифицированная сиделка и без неё я никуда, во все свои незрячие глаза рассматривала демоницу. И если отбросить условности и личную неприязнь, то истинная внешность Ираиды потрясала: при небольшом росте у демоницы были невероятно широкие плечи, мощные бугры мышц по всему телу, крупная чешуя, переливающаяся всеми оттенками алого и бесчисленные рога на голове, спине и хвосте. Красотка, одним словом. После Ираиды к нам зашел завхоз, оказавшийся на вид классическим зеленым чертом с всклокоченной шевелюрой, уточнил, что именно нам надо и через десять минут приволок второй стол и стул. Ещё через час нас посетил Люцифер, которого я рассматривала не с меньшим интересом. Высокий, классический лысый демон с огромными мощными крыльями и пупырчатой кожей. Первый из падших ангелов пытался саркастично шутить и даже довольно обидно прошелся по моей слепоте, на что я, собравшись с силами, спокойно ответила.

— Спасибо за интерес к моей персоне, Люцифер. Мне невероятно льстит ваше внимание, и я обязательно приму к сведению каждое ваше слово. А теперь, если вы не против, я продолжу работать. Видите ли… Я здесь именно за этим.

— Ну-ну, — фыркнул мистер Оскорбленное Достоинство и наконец ушел. До конца рабочего дня мы успели не очень много: я ознакомила Юлю со спецификой проверки, рассказала, куда смотреть и на что именно обращать особое внимание, и мы вместе разобрали несколько папок. Под конец обе устали, но в целом дело пошло на лад. День за днём, дело за делом. Демоны притихли, явно получив суровый нагоняй сверху, нас обходили стороной, без причины не отвлекали и саботажей не устраивали.

Нисвоорк не компрометировал меня на работе, не присоединяясь к нам даже на обеденном перерыве, но вечером старался навещать меня регулярно и перед сном мы неизменно катались с ним в парк, чтобы как самые обычные юные влюбленные прогулять Фунтика и поговорить о прошедшем дне. И не только поговорить… А за три дня до окончания испытательного срока случилось долгожданное чудо — я увидела информацию! Не ровные рядки напечатанных на принтере букв, не редкие надписи на полях, не набранную на клавиатуре информацию, а… Черт знает что! Больше всего это было похоже на картину. Электронный пакет информации, попадающий прямиком в мой мозг. Я почувствовала себя этакой Нео, попавшей в Матрицу. Забавно… Минут пятнадцать я просто задумчиво сидела, перелистывая лежащие на столе дела, отмечая, что если касаться информации пальцами, то она становится ярче и полнее. Юля, наверняка заметившая мой ступор, деликатно не вмешивалась, когда на её вопрос, «что происходит?", я остановила её поднятым кверху пальцем. Что происходит, что происходит… Чудеса происходят! И черт возьми, я этому рада!

После этого знаменательного события, которое мы отметили ударной дозой десерта в кафе "Валенсия", мы доделали оставшееся в рекордные сроки. В последний день я ещё раз проверила итоги и с чистым сердцем положила папку с результатами проделанной работы на стол Ираиды.

— Из трехсот шестидесяти четырех дел изучено триста шестьдесят три. Три дела до сих пор не предоставлены по причине их абсолютного отсутствия, семь дел отложено в связи со смертью работников. К семидесяти пяти работникам нет никаких претензий, они соответствуют всем необходимым требованиям. Об остальных расписано здесь, — я подвинула тонкую папку в направлении задумчиво кусающей губы начальницы, — можете ознакомиться сами. На этом считаю свою работу завершенной и увольняюсь. На стол рядом с папкой лег корпоративный мобильник, которым я так и не успела ни разу воспользоваться. За моим правым плечом стоял Ангел Смерти, и я не боялась говорить об увольнении, глядя прямо в налитые кровью глаза демоницы. Она, конечно, может попытаться пригрозить, но это не в её интересах.

— Кроме того прошу вернуть мои документы, которые до сих пор находятся у вас, и произвести расчет до конца дня.

— Я так понимаю, решение окончательное и обсуждению не подлежит? — ледяным тоном поинтересовалась та, на кого я когда-то безумно давно хотела стать похожей.

— Всё верно. Я достаточно изучила вашу организацию, чтобы понять — это не моё предназначение.

— Двойной оклад, — отчеканила Ираида.

— Нет.

— Тройной и собственный отдел, — уже злее прошипела демоница.

— Здоровье дороже, — не сдержала я сарказма и сняла солнечные очки, отчего мир стал капельку ярче. Склонилась над столом, бесстрашно заглянула в хмурую морду начальства, иронично приподняла бровь и доверительно проговорила. — Ираида Самсоновна, мы с вами обе знаем, что духа-кадровика из меня уже не получится. Прекратите упрямиться и разойдемся по хорошему. Я осознаю всю ответственность узнанной в ваших стенах информации и гарантирую её неразглашение, как предусматривает контракт. Не беспокойтесь, о результатах проверки от меня никто не узнает. Нет, если конечно вы желаете иного, то Юлия с радостью пойдёт вам навстречу и удовлетворит свою жажду общения…

— Не стоит. Передо мной сидела сама мисс Оскорбленная Невинность.

— Вы свободны.

— Мои документы, — тонко улыбнулась я, намекая на кое-чью чрезмерную забывчивость.

— Ваши документы, — тихо прошипела Ираида, бросая передо мной папку с паспортом, трудовой и прочими бумагами. — Расчет будет готов через пятнадцать минут. Чтобы через час вас тут не было.

— Всего хорошего, Ираида Самсоновна, — я решила выдержать этику корпоративного общения до конца, но не без ехидства, которым заразилась от сирены. — Надеюсь, ваши дальнейшие проекты и вновь принятые сотрудники окажутся более вменяемыми.

Через тридцать минут, завершив все дела в бухгалтерии и получив на руки расчетку с баснословной суммой, начисленной всего за месяц работы в аду (деньги пообещали перечислить на карточку в течение следующего получаса), я немного устало заходила в кабинет. Вот и всё? Странно даже… Думала будет сложнее. В душе воцарилась труднообъяснимая пустота и легкая грусть, но я знала, что поступила правильно. Это не мой путь.

— Собрались? — Самаэль, вряд ли мучащийся подобными терзаниями хоть раз, ловко подхватил с моего стола кактус и направился к выходу. — Идёмте, отвезу вас домой.

Мы с Юлей, поправив сумки на плече, послушно направились следом, и уже в лифте я всерьез задумалась о будущем, подозревая, что сегодняшний день может стать не только последним днем работы, но и нашего с Самаэлем соглашения. Не знаю, что думал по этому поводу сам ангел, но я считала, что уже достаточно поверила в себя, чтобы больше не нуждаться в его помощи. Да и новый помощник у меня уже есть. Ворчливый, лохматый, жутко ревнивый, но уже безумно родной и никем не заменимый. Разве что пару уроков выдержки и самообладания взять… Да и то не факт.

— Самаэль, утолите моё любопытство. Это ведь не просто кактус?

— Это? — ангел чуть приподнял керамический горшочек, и я расслышала его тихий понимающий смешок. — Вы правы, не просто.

И замолчал. Ну уж нет, сегодня я выпытаю правду!

— И в чём его ценность? Ну, кроме того, что он поглощает компьютерное излучение.

— Это очень редкий вид кактусов, — важно заговорил Ангел Смерти, отчего у меня появилось ощущение, что здесь и сейчас раскроется тайна века. — Это кактус-бес.

Э… Я почувствовала себя несправедливо обманутой.

Кактус? Бес?? Да он… Стоп. Нет, не лжет. Но кактус-бес?! Мы уже вышли из лифта, дошли до стоянки, распрощались с Юлей, договорившись созвониться на днях и выбраться на пляж, а я всё шла и недоумевала. Но какой прок в таком бесе? Ничего не понимаю! И словно подслушав мои мысли, Самаэль с усмешкой произнес.

— Порой бывает банально не с кем перекинуться даже парой слов, а Котик — невероятно вежливый слушатель. За это и держу.

— Котик?

— Да, его зовут Котик, — ангел приподнял кактус на уровень моих глаз, словно предлагая познакомиться поближе.

И Котик… открыл глаза и моргнул. Моргнула и я, не веря своим глазам и всему остальному. Он и правда бес! Бес, выглядящий как самый обычный кактус. Чудны дела твои, господи! И зачем я вообще спросила? Уж без этого знакомства я бы точно прожила. А теперь не один час буду недоумевать, как такое вообще возможно и почему, черт возьми, кактус?!

— Садитесь, Ольга Андреевна, отвезу вас домой.


ГЛАВА 25 | ООО «Иной мир». Филиал ада | ЭПИЛОГ







Loading...