home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

Loading...


ГЛАВА 21

Я смотрела и не могла поверить. Даже ущипнула себя тайком. Но нет — боль от щипка была реальной, как и Ираида в алом платье, и Люцифер в черных брюках и алой рубахе, словно сошедшие с глянцевой обложки или рекламного постера. Но зачем? Я слишком хорошо помню, как моя начальница шипела на падшего, запрещая ему вмешиваться в её проект. Самаэль уже увел меня в зал, лишь небрежно кивнув работникам филиала ада, а я всё строила догадки одна нелепее другой, при этом каждая из них казалась не лишена смысла. Неужели имеет место заговор? За, именно Заговор! Да такой, чтобы с придыханием и с большой буквы! Ведь не просто так Ираида на меня сейчас пристально смотрит, хотя стоит по другую сторону помещения. Ведь неспроста мы встретили их сегодня! Город огромен, клубов сотни, но мы встретились именно в этом и именно таким составом. И благодаря стараниям спутника я уже не верю в совпадения.

Но ради чего всё это? У меня даже голова начала побаливать от той кучи мыслей, которые её захватили, но ответа всё не находилось. Я уже была готова спросить Самаэля, но тут музыку приглушили и в центр зала, оформленного практически как бальный, вышла пара, одетая в классические испанские костюмы для фламенко. Стройная как тростинка шатенка лет тридцати в обтягивающем верх черном платье с ярко-красными рюшами по подолу и её темноволосый партнер, одетый во всё черное. Пара представилась и оказалось, что это муж и жена, а заодно и владельцы клуба: Анастасия и Дмитрий. И сегодня, как и всегда по четным воскресеньям, нас ждут зажигательные часы испанских танцев. Судя по одобрительным возгласам и бурному общению гостей, многие уже были знакомы друг с другом и посещали подобные вечера регулярно, так что стоило музыке заиграть чуть громче, а Анастасии и Дмитрию сделать первые движения, как к ним тут же начали присоединяться и остальные.

— Думаю, стоит немного отойти, — Самаэль приобнял меня за талию и направил в нужную сторону. — Начнем с основ?

— Начнем.

Наблюдай кто за нами со стороны, наверняка бы посмеялся: я старательно копировала всё, что мне показывал Самаэль, но то и дело сбивалась, смущалась и злилась. Но всё равно повторяла вновь и вновь, твердя про себя, что это необходимо. Всё ради победы. Победы над собой! Я сильная, я способная. Я хочу измениться и я изменюсь! Я научусь владеть своим телом, я станцую это чертово фламенко и не опозорюсь! Я смогу!

— Отлично. Да, ещё…

Элемент за элементом, связка за связкой. Неподалеку отжигали другие пары, и я уже не в первый раз заметила, что далеко не у всех всё получается: кто-то оступался, кто-то сбивался, а кто-то уставал и отходил в сторону, чтобы не мешать остальным. Но все без исключения были настроены позитивно. Подбадривали, хлопали и просто радовались за тех, кто танцевал в центре.

И тут моё внимание привлекла пара Люцифера и Ираиды. Грозный хищник и изящная роза, выпустившая свои шипы. Страсть и невероятная чувственность. Темпераментная пылкость и трепетная одержимость. Невозможно было подобрать точное определение тому, что сейчас происходило в центре зала, но танец нелюдей заворожил не только меня — и остальные отступили и замерли в восхищении, чтобы не упустить ни одного нюанса. Это был не танец, а самый настоящий разговор тел. Выразительные лица, эмоциональные движения и взгляды — казалось, даже воздух искрил от напряжения. Вот только если на первый взгляд между Люцифером и Ираидой можно было заподозрить влечение, то на второй… Нет, между ними определенно что-то происходило, но точно не влюбленность. Совсем не страсть и уж тем более не любовь. Я бы заподозрила ненависть и противостояние, желание победить и что-то доказать, но это не вязалось с их поведением.

Разве можно ненавидеть и при этом действовать заодно? Ради чего? Это какой же великой должна быть цель, чтобы переступить через себя и заключить весьма подозрительное перемирие? Только я пришла к этому странному выводу, как прозвучал последний аккорд, пара замерла в весьма двусмысленной позе, прямо говорящей о наиближайших отношениях, и зал затопил шквал аплодисментов. Похлопала и я, не переставая думать о происходящих странностях. Но то ли фантазия у меня разыгралась, то ли Ираида и Люцифер на самом деле поддерживали приятельские отношения, но переждав овации и улыбаясь направо и налево, они решили зачем-то подойти к нам.

— Ольга Андреевна, — Люцифер пребывал в невероятно возбужденном состоянии и жизнерадостно начал с комплиментов, — видел, как вы двигаетесь, и хочу заметить, у вас прекрасно получается. Занимались раньше?

Я ждала подлости в любой момент и поэтому отвечала сухо.

— Нет.

— Значит, гены? — по чувственным мужским губам скользнула понимающая ухмылка, а затем последовало задумчивое рассуждение. — Да, наверняка. Что демоны, что ангелы — им дано многое. Намного больше, чем обычным людям.

И таким многозначительным взглядом это сопровождалось, что во мне вспыхнуло раздражение. Намекает на то, что зря держусь за свою человечность? Знать бы ещё, что мне уготовано на самом деле…

— Люци, ты торопишь события, — Ираида не походила на себя, трепетно прижимаясь к спутнику и периодически поглаживая его по груди. — Ольга — прекрасный человек. Ответственный и трудолюбивый. А не тебе ли не знать, что именно трудолюбие — залог успеха.

Мне одной почудилась изевка? Уж не знаю, что было тому причиной, но мне начало казаться, что ту ложь и фальшь, что окружили нас, можно потрогать. Сама ситуация была настолько абсурдной, что я не понимала её смысла. Зачем всё это? Якобы случайные встречи, противоестественные коалиции, постоянные намёки, недомолвки, загадочные взгляды и всё остальное.

— Не только, Ираидочка, не только… — Люцифер скользнул масляным взглядом по вырезу её платья. — Немалую роль играет и происхождение. Вот взять, допустим, тебя…

— Меня? — демоница неестественно рассмеялась и игриво шлепнула бывшего ангела по руке. — Не думаю, что это подходящий пример.

— Ладно, возьмем кого-нибудь другого, — моментально согласился мужчина, что насторожило ещё больше. — Возьмем… Ольгу Андреевну!

Ну вот. Так и знала. Ладно, возьмите. Заодно раскройте свои планы, а то меня от ваших переглядываний уже подташнивает.

— Дочь музы, отказавшейся от магических сил ради ребенка. Что может быть уникальнее? — Люцифер ухмыльнулся и мне достался загадочный взгляд из-под ресниц. — Не считаете себя обделенной? Вечное невезение, постоянные неудачи. Злой рок преследует во всём, за что бы не взялись. Как думаете — кто в этом виноват?

Здесь и сейчас я думать не собиралась. Видела — мне расскажут. Но правду ли?

— Кто?

— А вы подумайте.

Блеск коварства в практически черных глазах падшего затмевал всё остальное. Я чувствовала — меня подталкивают к определенному выводу и решению. Это их цель. И что самое странное, в нашу беседу не вмешивался Самаэль. И что это значит? Понятия не имею!

— То есть вы хотите сказать, что во всех моих неудачах виноват кто-то конкретный? — я решила немного поплыть по течению и сделать то, что от меня ждут. То есть нужные демонам выводы. — Маму лишили сил и именно поэтому я родилась ущербной? Они забрали не только силы, но и мою удачу?

— Бинго! — Люцифер сиял ярче всех люстр зала вместе взятых. — Это ли не чудовищно?

— Чудовищно, — спокойно согласилась я. — Но разве с этим можно что-то сделать?

— Можно, — кивнула Ираида. — Как только…

— О, кого я вижу! — радостный возглас незнакомки вмешался в нашу беседу и не только. Стоило Ираиде повернуться, как её моментально заключили в крепкие объятия и бессовестно затискали. Однако судя по гнетущему молчанию всех присутствующих, "случайная" встреча радовала только жизнерадостную блондинку в бледно-голубом платье, которая даже не собиралась выпускать из своих медвежьих объятий мою хмурую начальницу. А если учесть особые признаки безупречной красоты и едва уловимое глазом внутреннее сияние, дамочка — ангел. Как и её молчаливый белокурый спутник в голубой рубашке и светло-серых брюках, прожигающий презрительным взглядом поджавшего губы Люцифера. Обстановка накаляется?

— Здравствуйте! — блондинка, наконец, выпустила из захвата откровенно помятую Ираиду и переключилась на меня. — А с вами мы не знакомы. Катарина!

— Ольга.

Сохранять спокойствие становилось всё сложнее, но стоящий рядом со мной Самаэль выглядел настолько безмятежным, что приходилось крепиться и мне, хотя буквально всё внутри меня кричало о том, что пора спасаться бегством. Не знаю почему, но стало страшно за свою дальнейшую жизнь. А если ангелы решат, что мне лучше умереть, чем стать демоном? С них станется! Вроде и дружелюбные, но с таким напором, что становится некомфортно.

— Ольга? — в удивлении ангела я вновь расслышала фальшь, которую сегодня чувствовала особенно остро. — Снежина Ольга?

— Верно.

— О, наслышана! — меня осмотрели так, словно приценивались. — Отдыхаете?

— Отдыхаем, — вдруг отмер Самаэль.

Сделал всего полшага вперед, словно невзначай загораживая меня плечом, но это произвело впечатление абсолютно на всех — что ангелы, что демоны отпрянули назад.

— И вам рекомендую отдохнуть, — в голосе моего спутника прорезалась смертельная категоричность.

— Так мы здесь именно за этим, — попыталась оправдаться Катарина, но видимо что-то такое проскользнуло в глазах Ангела Смерти, что блондинка растерянно сморгнула и отвела взгляд. — Да, вы правы. Даниэль, нам пора. Всего хорошего.

Ангелы пытались сохранить хорошую мину при плохой игре, но даже мне было ясно — только что их поставили на место и запретили вмешиваться в происходящее. Но во что, черт возьми?!

— И вам пора, — неожиданно прозвучало уже в адрес Ираиды и Люцифера.

Пара переглянулась… И молча удалилась. Нет, это всё прекрасно. Просто изумительно! Но когда и я начну понимать, что, леший их всех задери, происходит?

— Самаэль? — я тронула ангела за рукав. — А нам не пора?

— Нет. Нам пора танцевать. Расслабьтесь и доверьтесь — у вас всё получится.

Пара, приковавшая к себе не один десяток взоров, кружила по танцполу. Фламенко уже давно сменилось на танго, и градус чувственности ощутимо повысился, но мало кто мог повторить то мастерство и ту настоящую испанскую страсть, что скользила в каждом шаге и жесте мужчины. Партнерша, чьи глаза были прикрыты, умудрялась предугадывать его движения и послушно изгибалась и льнула, вызывая зависть тех, кто мечтал быть на её месте. Впрочем, и на место её партнера тоже много кто хотел попасть…

— Вы превышаете допустимый уровень вмешательства! — Катарина, едва сдерживая себя, чтобы не скрипеть зубами прилюдно, гневно щурила свои голубые глаза.

— Вас ещё не спросили, — фыркнула в ответ Ираида, уже давно решившая довести начатое до конца любой ценой.

И если потребуется запрещенное вмешательство — она лично его совершит!

— Мы будем жаловаться!

— Ой, да беги, тявкай! — демоница презрительно отмахнулась и закатила глаза. — Мы первые её нашли и теперь это наш сотрудник.

— На месяц! А затем…

— А затем она продлит контракт по собственному желанию, — вмешался в женскую перепалку Люцифер и цинично скривил губы. — После того, как с ней и её матерью обошлись ваши же сотрудники, она никогда не будет работать на вас.

— И на вас тоже! А мы… а мы… — в глазах ангела промелькнула вспышка озарения, и всю агрессию как рукой сняло. — А мы не прощаемся, но на сегодня прервемся. Рекомендую не забываться — мы следим за вами.

И подхватив спутника под руку, гордо направилась прочь из зала.

— Думаешь о том же, о чём и я? — задумчиво пробормотала Ираида, провожая взглядом агентов конкурирующей организации.

— Шашлык? Ты угощаешь.

— Идиот, — закатила глаза демоница, на что её спутник звонко расхохотался.

Вообще-то он тоже понял, на что решилась Катарина, вот только именно Люцифер как никто другой знал, что это невозможно. Бог на это никогда не пойдёт. Рука мужчины сжалась в кулак, а во взгляде промелькнула ярость разбуженных воспоминаний. Уж он-то знал…

И снова адреналин бурлит в крови, толкая на безумства. Вновь сумбурные мысли, дрожь по телу и мечущаяся душа. Но я уже умнее, чем была вчера. Сегодня я отдаюсь атмосфере вечера без оглядки, но на трезвую голову. Самаэль как всегда оказался прав, как, впрочем, и Люцифер. Мне требовалось лишь запереть неуверенность и страхи неудач в самый тёмный угол сознания, чтобы суметь стать собой. Той, кто не опозорит своего партнера. Той, кто любит веселиться, танцевать и ловить на себе восхищенные взгляды окружающих. Один, второй, третий… Им не было счета, да я и не старалась сосчитать каждый, остановившись на втором десятке. Самоутверждение? Ангел прав, оно мне необходимо. Вера в себя? Уже присутствует, но пока в основном только рядом со спутником. Благодаря ли его нечеловеческой ауре, а может той бесконечной самоуверенности, которой он был пропитан — но я бессознательно, а затем и сознательно стремилась к тому же.

Я понимала, бездумное копирование глупо и не для меня, но я не собиралась действовать бездумно, да и не получится. У ангела есть какой-то собственный план и он следует ему, невзирая на преграды. Ни ангелы, ни демоны ему не указ. И уж тем более я… Шаг, поворот, музыка струится по моим венам, пробуждая во мне нечто новое и удивительное. Я не знаю, каков будет результат, но я ему верю. Самаэль бездушен, но благороден. Какой бы ни была его конечная цель, какими бы странными ни казались его поступки — я верю, что всё это ради равновесия. Того загадочного равновесия, которому служат Ангелы Смерти. Непривычные философские мысли не мешали мне полностью погрузиться в танец, доверившись уверенным рукам ангела. Шаг, поворот, вихрь кружения… Я уже почти люблю его, но не как мужчину, а как далекий идеал. Идеальный партнер для танцев, идеальный советчик, идеальный защитник, идеальный друг. Я не представляла, в чем Самаэль может быть не идеальным. Наверняка нет ни одной сферы, где бы он не являлся асом. Танец завершился, гости клуба похвалили себя и друг друга продолжительными овациями, а я, задумавшись о свойствах души, не смогла удержать закономерного вопроса.

— Самаэль, а вы когда-нибудь любили?

Ангел ещё держал меня за руку, и только поэтому я заметила, как она едва уловимо дрогнула. Удивилась, пристально всматриваясь в бесстрастное лицо спутника, но вместо личного признания услышала лишь сухой ответ:

— Бездушным созданиям недоступны человеческие чувства. Мы можем симулировать их, но всё равно это будет ложью.

— Но…

Очарование момента пропало, и я растерянно сморгнула.

— А как же тогда я? Ведь я родилась только потому, что мама поверила отцу…

— Ни один ангел или демон не способны на истинную человеческую любовь, — недовольно повторил блондин, неспешно ведя меня к выходу. — Она подразумевает полную самоотдачу и самопожертвование, единение с объектом любви в одно целое, а это противоестественно их природе. Долг и служение своим творцам — вот истинное предназначение как ангелов, так и демонов. Есть страсть, есть влюбленность и даже возможна некоторая привязанность к объекту страсти, но ни один ангел или демон никогда не пойдут против воли своего создателя, прикажи он им уничтожить объект. А вот люди и те, кто имеют душу, делают это постоянно.

Как мама. Я уже поняла, что зря спросила — слишком грустной и тяжелой оказалась для меня правда. Но тема души именно сегодня была для меня слишком животрепещущей, чтобы прекратить расспросы. Я должна знать. Обязана!

— Но разве я могу стать демоном? Ведь у меня есть душа. На что рассчитывает Ираида?

— Возьмите свои вещи.

Вот и всё, что сказал недовольный ангел, вручая мне ключ от кабинки. Можно было заупрямиться, ведь вечер только начался, но стоило взглянуть на каменное лицо Самаэля, что все возражения пропали. Кажется, своим вопросом я затронула что-то чересчур личное и таким образом меня решили слегка наказать. Но тогда получается… Получается… Он любил? И его "объект"… О, боже! Я даже замерла, прикрыв рот ладонью. Спазм сочувствия сжал горло, в уголках глаз собрались непрошенные слёзы, а я всё не могла отпереть кабинку, уставившись сквозь неё невидящим взглядом. Я понимала, что Самаэль никогда не расскажет мне о том, до чего я додумалась сама и может даже ошибаюсь в своих выводах, но обострившаяся интуиция, в последние дни пробуждающаяся всё чаще и вернее, твердила, что догадка точна. Самаэль и личная трагедия…

— Её звали Анна, — тихо прозвучало за моей спиной, и я вздрогнула.

Обернулась, шокированная не столько присутствием Самаэля в женской раздевалке, сколько неожиданным и честным признанием.

— Это произошло так давно, что я помню только её имя и радостный смех, — тихо продолжал ангел, глядя поверх моей головы.

— Она была одной из нас. Ангелом Смерти… Одной из тех немногих, кто погиб ради великой цели создателя. После того случая я понял, что демиург прав — любовь и привязанности не для тех, кто бессмертен и стоит на страже равновесия. Теряя близких, мы лишаемся тех крох человечности, что заимствуем у вас, существуя бок о бок. А нам с вами пора возвращаться домой, завтра рано вставать.

Надо было что-то сказать. Подбодрить. Утешить… Но вместо этого я разрыдалась, как девчонка и, подавшись вперед, крепко обняла Самаэля, утыкаясь носом в его грудь. Стойкую, мужественную и бесконечно надежную. Как же несправедлива жизнь… До дома мы добрались быстро и молча. Я не знала, о чем можно говорить, а Самаэлю это, видимо, было не нужно. Душ, йога, мудры — всё это я проделала молча и сосредоточенно. Вечерний чай — и тот я пила в тишине, потому что ангел сидел у окна ко мне спиной. Наверное, надо было извиниться, но я никак не могла подобрать правильных слов. Все они казались глупыми, фальшивыми и нелепыми. Что вообще говорят в таких случаях? Сожалею? Соболезную? Не представляю… В итоге, когда кончился чай, я смогла лишь коротко кивнуть и немного нервно пожелать спокойной ночи, на что ангел чуть прикрыл глаза ресницами, показывая, что услышал.


ГЛАВА 20 | ООО «Иной мир». Филиал ада | ГЛАВА 22







Loading...