home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

Loading...


ГЛАВА 20

Ангелу Смерти понадобилось всего двадцать минут, чтобы уничтожить наших обидчиков. Морально, естественно. Картина маслом: волейбольная площадка, мяч, мастерски владеющий мячом Самаэль, успевающий и подавать, и отбивать, и добивать противника, три побитых мячом парня и мы с Юлей в основном в группе поддержки. Пипидастров только не хватало. Будь они у меня, я бы даже забыла о стеснительности и скопившихся зрителях, привлеченных необычным шоу под названием "избиение волейбольным мячом", и скакала бы с ними по пляжу, восхваляя своего спутника. Счастье есть!

— Мужик, да ты кто вообще?! — главный забияка, очередной раз получивший ловко закрученным мячом в голову, рухнул на песок и схватился за нос. — Да ты мне нос сломал, козёл!

— Могу вправить, — в своей почти дружелюбной манере предложил помощь ангел и шагнул к пострадавшему, который почему-то испугался и попытался отползти назад.

— Не надо!

Его дружки тоже не торопились просить о помощи, хотя у коренастого, обидевшего Юлю, уже наливался синяк под глазом, а третий держался за ребра и постоянно морщился. Самаэль же, дождавшись, когда парень встанет, деловито поправил солнечные очки, в которых играл, и иронично поинтересовался.

— Продолжим?

— Нашел идиотов, — пробурчал уже не торопящийся юморить шутник, вытер тыльной стороной ладони натекшую под нос кровь и недовольно прищурился, рассматривая Самаэля с вызовом во взгляде. — Профи, да?

— Любитель, — хмыкнул ангел. — Неужели не желаете реванша?

Отвечать любитель подводной щекотки не спешил. Сначала загадочно переглянулся со своими дружками, затем нехорошо ухмыльнулся и кивнул крепышу. Мы с Юлей тоже переглянулись, моментально заподозрив неладное. Будут мстить? В принципе-то рядом с Самаэлем мне ничего не страшно, да и оружия у них при себе вроде нет… Но это переглядывание мне всё равно не нравится.

— Как насчет спарринга? — всё с той же нехорошей ухмылкой предложил парень. — Смотрю, телом владеешь. Карате, самбо, тхэквондо?

Мои подозрения о том, что парни — спортсмены, начали подтверждаться, но вместо того, чтобы испугаться еще больше, я тихо хмыкнула себе под нос. Да будь они все трое чемпионами мира — Самаэль раскатает их по песку как нечего делать.

— Время и место? — лишь уточнил ангел, не изменившись в лице ни на микрон. Всё то же любезно скучающее выражение, которое, кажется, уже начало бесить парней. Как мне это знакомо.

— Здесь и сейчас, — зло сплюнул брюнет и чуть пригнулся, начав крадущимся шагом приближаться к ангелу.

Его дружки тоже не остались на месте, видимо собираясь пойти трое против одного, на что зрители возмущенно загомонили, а кто-то из мужчин даже выразил желание встать на сторону Самаэля. Вроде как чтобы уравнять шансы. И лишь я со знанием дела усмехнулась и сделала несколько шагов назад, чтобы даже случайно не помешать спутнику, резким жестом остановившего добровольцев в помощники. Эх, люди… Если бы вы только знали, кто сейчас рядом с вами.

— Оля! — рядом со мной поторопилась встать Юля и жарко зашептала. — Скажи мне, что беспокоиться не о чем?! Я до ужаса боюсь всяких драк!

— Беспокоиться не о чем, — прошептала я одними губами, не сводя глаз с ангела и не желая пропустить ни одной секунды возмездия. — Это же Самаэль.

— Точно? Уверена? А если… Их же трое! Смотри, как они слажено идут!

— Юля, хватит! — шикнув на паникершу, я нашла её руку и сильно сжала, отчего сирена обиженно ойкнула, но наконец замолчала. — Лучше смотри. Спорим, подобное зрелище…

Краем глаза уловила подозрительное движение, повернула голову и внутри похолодело. Я не знала, как Самаэль относится к публичности, но уже сейчас его снимало трое. Пока на телефон. Но кто помешает им выложить видео на Ютуб? Вот черт! Следующие минуты растянулись для меня в несколько десятков четких кадров. Прыжок главаря, блок, ответный удар в корпус… парень отлетает назад и затихает у сетки. Атака крепыша, уход-скольжение в сторону Самаэля, крепыш, выпучив глаза, напарывается животом на кулак, складывается пополам и хрипя падает к ногам ангела. Третий парень пытается бить по ногам, но Самаэль видит и это — прыжок вверх, ответный удар ногой в голову и последний противник повержен. Стоило песку улечься, как время вновь ускорило свой бег, и я услышала не только свой пульс, но и окружающие меня звуки. Зрители шокировано обсуждали произошедшее, кто-то вызывал скорую, кто-то предлагал вызвать и полицию, а стоящая рядом со мной девица едва ли не в голос стонала, проклиная телефон, который вместо полноценного видео взял… И перезагрузился.

— И с чего бы? — ехидно прокомментировала девичьи стоны Юля и подмигнула мне. — Спорим, я знаю причину?

— Кажется, я тоже её знаю.

Настроение резко рвануло вверх, и я уже хотела отправиться к Самаэлю, чтобы поблагодарить ангела за прекрасный выходной, как почти сразу стало ясно — в ближайшие минуты к победителю не пробиться. Ангела оккупировали поклонники. Ладно, подожду. Взгляд упал на забияку и его дружков, которым никто не спешил помочь, и в груди кольнуло сочувствием. Всё-таки полными отморозками они не были, просто им капельку не повезло.

— Юль, — я тронула сирену за плечо и кивнула на парней. Сама не знаю, чего я хотела этим добиться, потому что не умела оказывать ни первую помощь, ни какую-либо в принципе, но Юля меня прекрасно поняла. Вздохнула, закатила глаза, показывая своё отношение к моей просьбе, а затем почему-то отправилась к своему полотенцу. Точнее, к объемной сумке. Со вздохом, который был мне виден даже с площадки (нас разделяло метров сорок), закинула сумку на плечо и вернулась, сразу же направившись к начавшему приходить в себя и постанывать крепышу.

— Нюхай, болезный, — проворчала сирена, сунув под нос парню флакон, вынутый из сумки. Мне же, когда я присела рядом, пояснила. — Я вообще-то медсестра, в травмпункте работаю на первичном приёме. — И немного злорадно добавила, когда взгляд пострадавшего стал более осознанным и сфокусировался на нас. — Так что знаю, на что нажать, в случае чего…

— Не надо… — едва слышно пробормотал крепыш, и мне даже показалось, что слегка побледнел, судорожным движением прикрывая пах. Его паникующий взгляд метнулся ко мне, и парень неожиданно выдал. — Ангел, скажи им!

— Он бредит, — скептично цыкнула я, при этом лихорадочно соображая, с чего был сделан подобный вывод. Опять только потому, что я блондинка и у меня прямо за головой солнце или он что-то такое увидел?

— Точняк, — цыкнула следом Юля и отправилась ко всё ещё бессознательному зачинщику. — Оль, помоги. С ним пришлось повозиться подольше: нашатырь, вода, перенос двумя добровольными помощниками из зрителей в тень (его дружков тоже положили рядом), снова нашатырь, парочка легких пощечин, и вот сознание возвращено. И первым делом, что мы услышали, когда мутный взгляд каре-зеленых глаз сфокусировался на мне, было изумлённое:

— Ангел?

— Ангел, ангел, — тихо проворчала я, решив чуть-чуть подыграть. А затем съехидничала. — Кстати, ты умер.

— Что?! — побитый шутник так резко сел, что мы едва не стукнулись лбами, благо реакция не подвела, и я успела отшатнуться. Лихорадочно осмотрелся, зачем-то ощупал себя, затем обиженно взглянул на меня и ещё более обиженно буркнул.

— Не смешно.

— Неужели? — мне до жути захотелось уколоть задаваку побольнее. — Мне в воде тоже смешно не было!

Парень отвел взгляд, поморщился, с опаской потрогал распухший нос, поморщился вновь, покосился на дружков, — Юля уже оказывала первую помощь третьему пострадавшему, — а затем исподлобья посмотрел на меня.

— Извини. Крутой у тебя мужик…

— Крутой, — я с улыбкой нашла взглядом Самаэля, уже отвадившего от себя зевак и теперь делающего вид, что загорает.

— Муж?

— А? — удивлённо обернулась и слегка нахмурилась. — Кто?

— Он, — брюнет одними глазами указал в сторону ангела. — Твой муж?

— Нет, — смех подавить не получилось, в итоге вышел неприличный хрюк. — Друг. Очень хороший друг. Ладно, смотрю уже не при смерти… Юль, закончила?

— Ага, — сирена деловито убрала обратно в сумку нашатырь, полотенце, тонометр и оставшуюся воду, но прежде чем встать, сердито наставила на крепыша палец. — А вам, молодой человек, впредь строго противопоказаны шутки подобного рода. Иначе в следующий раз будет не профилактический волейбол, а сразу выездная псих-бригада. Есть у меня парочка хороших знакомых…

И многозначительно кивнула, величественно игнорируя ошалелый взгляд парня. Подмигнула мне, презрительно фыркнула на кривую ухмылку главаря и, поправив сумку на плече, отправилась к нашим полотенцам. Встала и я, но успела сделать всего шаг, когда меня окликнули.

— Эй, ангел…

Вздрогнула, не ожидая, что меня назовут так вновь, и обернулась.

— Меня Макс звать, — решил вдруг представиться брюнет. Помедлил, пристально всматриваясь в моё скептичное лицо, и с не очень уверенной усмешкой попросил. — Телефончик не оставишь?

Помедлила… Но не поддалась очарованию двух милых ямочек на его щеках. Мне не нужны отношения, которые не подразумевают ничего серьезного, а у этих ребят на уме одни лишь развлечения и не более. Сказать "да" и максимум через месяц стать брошенной ради другой? Не мой вариант.

— Нет, Макс. Утопи кого-нибудь ещё.

И не сомневаясь в том, что сделала верный выбор, ушла. Предложение, безусловно, польстило, но я поняла и кое-что ещё: для того, чтобы согласиться на дальнейшее знакомство, мне мало всего лишь симпатичной мордашки и мускулов. Как и в случае с Малыгиным, мне хватило времени, чтобы составить критичное мнение о Максе. И вновь оказалось сложно сформулировать словами то, что я ощущала на уровне подсознания. Привлекательный, очень общительный парень, спортсмен, явно лидер. Но чувствовалась в нём… Не гнильца, нет. Скорее неуверенность и неопределенность в собственном дальнейшем пути. Та же детская выходка в воде… Ну кто так клеит девушку в его возрасте? Детский сад! А мне, как ни странно, хотелось более серьезного, уравновешенного и уважительного отношения.

— О чём задумалась? — Юля, решившая перебраться к нам поближе, бесцеремонно вмешалась в мои мысли. — Что он тебе сказал?

Я не стала скрывать.

— Телефон просил.

— Дала? — глаза сирены загорелись любопытством.

— Нет.

— Зря, — неожиданно вмешался якобы дремлющий ангел. — Небольшое развлечение вам бы не помешало. Самоутвердиться опять же.

— Может и зря, — я равнодушно пожала плечами и улеглась на плед лицом вниз. — Но это моё решение. Осознанное.

— А ещё они назвали тебя ангелом… — многозначительно протянула Юля, отказываясь понимать намёк, что я не склонна к беседе.

— После прямого попадания мячом в голову и не такое учудиться может… — точно так же многозначительно пробормотала я. — А давайте просто позагораем?

— И рада бы… — вдруг расстроено протянула сирена, — но кое- кому в ночную смену. Приятно было познакомиться, но мне уже пора.

И замолчала, но при этом так выразительно, что я даже повернула к ней голову и открыла глаза. Казалось, Юля только этого и ждала — просияла и забавно прикусила губу.

— А мне телефон дашь? Может, ещё как-нибудь выбрались бы на пляж. Или в кафе. В клубы ходишь? Кино?

На этот раз я даже не думала — дала сразу. Юля, конечно, та ещё болтушка, причем пользуется своими способностями напропалую, но рядом с ней мне было интересно. Не сказать, что сильно уютно, всё-таки я предпочитала молчать или говорить по существу, но если продолжать знакомство с Евгением или Максом мне не хотелось, то с Юлей — наоборот. Я желала узнать эту жизнерадостную шатенку ближе. А может и правда мы сможем стать подругами?

— Отлично! Тогда созвонимся! — тут же надиктовав мне и свой номер, сирена собралась в два счета, надела сарафан прямо на купальник и поторопилась на выход из парка.

— Одобряю, — вновь вынес свой вердикт Самаэль, когда мы остались одни.

— Спасибо. И знаете… — я внимательно всматривалась в безмятежное лицо ангела, но так и не увидела ответа на свои мысли. — Это ведь всё подстроено, да?

— Что именно?

— Юля, парни, волейбол… Мы здесь именно за этим? Ведь вы ничего не делаете просто так. Вчера утром состоялось преображение, днём — галерея, картина и предложение поработать моделью. Вечером — признание Люцифера. Сегодня же это. Как у вас это получается? Что ни час, то встреча. Что ни встреча, то событие и потрясение. Ради чего всё это?

— Ради равновесия, — последовал загадочный ответ…

И уход к воде. Ну вот. Так я и думала. Интересно, если я его стукну — меня саму вновь шандарахнет, как в тот раз в лифте? Боюсь, что да. Хотя… О! Придумала — я перчатки надену! Кровожадность моих мыслей была забавной, но вместе с этим я прекрасно понимала, что ничего такого делать не буду. Не хочет говорить и ладно, всё равно скоро всё разрешится. И лучше мне думать, что благополучно. Конкретно для меня, остальные — не важно. Но почему парни назвали меня ангелом? Непонятно…

Домой мы засобирались примерно через час. Самаэль просто поставил меня перед фактом и отправил переодеваться, чем я и занялась, пока ангел складывал плед. По пути к кабинке не удержалась — нашла взглядом место, где мы с Юлей оставили побитых парней и мысленно хмыкнула. Мои предположения оправдались — бойцы уже склеили более покладистых девушек. Что и требовалось доказать. Неужели я, наконец, начинаю разбираться в людях?

А у мотоцикла я вспомнила, что боюсь скорости, которую развивает этот двухколесный монстр.

— Самаэль, мы сильно торопимся на танцы?

Получив в руки шлем, я не торопилась его надевать, ожидая ответа.

— В чём дело? — ангел едва уловимо нахмурился. — Хотите куда-то заехать?

— Нет-нет, — я вложила во взгляд максимум мольбы. — Давайте больше не будем ехать так быстро, как сюда. Кажется, мой организм не готов к подобным нагрузкам.

— Ольга Андреевна… — блондин осуждающе вздохнул и чуть качнул головой. — Это ж разве быстро?

Сглотнула.

— Даже не хочу знать, можете ли вы быстрее.

— Могу, — улыбнулся ангел. — Но не беспокойтесь, не с вами. Те скорости уже действительно опасны для неподготовленных пассажиров. — И абсолютно без перехода поинтересовался. — А что с организмом? Тошнит?

— Немного.

— Хорошо, учту. Но будьте готовы, что поездка затянется.

Тут я задумалась. Что лучше? Двадцать минут страха, сорок или шестьдесят? Перспектива не радовала ни та, ни другая, ни третья. Ай, к черту! Едем быстро! Всё равно тренировать организм надо. Начнем сейчас.

— Уговорили, выбираю скорость. У вас леденца не найдётся?

Леденец у ангела нашелся. И даже мой любимый дюшес. Когда увидела — не поверила. Но взяла, поблагодарила, сунула в рот и только после этого надела шлем, села на мотоцикл, бессовестно игнорируя заинтересованные взгляды прохожих, и покрепче ухватилась за Самаэля. Вперед, ямщик, подстегни лошадей! Уж не знаю, что на меня подействовало сильнее: настрой или леденец, но в пути меня почти не мутило, лишь когда остановились, немного закружилась голова. В целом неплохо. Бодрящего кофейку бы и вообще будет идеально.

— Итак… — не обращая внимания на мой немного уставший вид, Самаэль первым делом прошел к шкафу и распахнул его створки. — Переодевайтесь. В это. Мне под нос сунули новое платье из струящегося шелка сочного василькового цвета с открытой спиной, к нему приложили комплект белья и отправили в ванную. Пока безропотно переодевалась и приводила в идеальный порядок волосы, Самаэль подобрел и сварил нам кофе, чьи ароматы привлекли и маму.

— Снова уходите?

Я не могла разобрать странного выражения маминых глаз. Тревога? Грусть? Или… Зависть? Нет, вряд ли.

— Да, Самаэль хочет сводить меня на испанские танцы.

— Можешь пойти с нами, — неожиданно предложил ангел. — Вспомнишь молодость, тряхнёшь стариной…

— Я не старая! — возмутилась мамуля. Затем прищурилась, наставила на Самаэля палец и со смешком погрозила. — Провокатор. Нет, я с вами не пойду, у меня через час урок. Развлекайтесь сами.

— Мам, — я немного нахмурилась, — может не надо брать столько уроков? У тебя ни одного выходного толком.

— Надо, Оля, — и вновь в маминых глазах мелькнуло что-то странное. — Музыка — моя жизнь, моя суть. Ты уже выросла, и я… Я больше ничего не умею.

Мамины губы тронула грустная улыбка.

— Не беспокойся за меня, я знаю, что делаю. И вообще, подправь-ка макияж, на танцы не ходят такими бледными.


Ольга послушно ушла к себе в комнату подкрашивать глаза и губы, и Самаэль заинтересованно приподнял бровь. Вряд ли Марго, чья аура была сплошь пронизана тревогой вперемешку с решимостью, отослала дочь просто так.

— Ну?

— Сколько времени осталось?

— Я не провидец, ты знаешь.

— Знаю. Всё знаю. И поэтому спрашиваю. Сколько?

— Её наняли на месяц… — ушел от прямого ответа ангел.

— И мы оба знаем, что это ничего не значит, — скулы бывшей музы обозначились резче. — Так сколько?

— Марго… — из груди Самаэля вырвался едва уловимый раздраженный выдох. — Даже если бы знал точную дату — никогда бы не сказал. Я помню свои обещания, и ты знаешь — выполню их. Лучше завари себе чая с мелиссой и переключись на что-нибудь более приятное.

Так и не прояснив ситуацию, которая мучила женщину уже не первые сутки, ангел вышел с кухни и в прихожей послышался его командирский голос, рекомендующий Ольге надеть определенного цвета босоножки. Несколько минут — и в квартире стихло, но всё никак не стихали эмоции, бушующие в душе у музы с приставкой экс. Разум никак не мог согласиться с душой, а материнское сердце буквально разрывалось от противоречий. Впервые в жизни Марго остро жалела, что родилась всего лишь музой, а теперь лишена и тех немногих сил. Будь её воля — уничтожила бы всех. Всех, кто посмел строить грязные планы на её дочь!


Клуб, куда меня решил сводить Самаэль, располагался на северо-востоке Садового кольца, но, как и всегда, мы долетели до него в кратчайшие сроки. Клуб Costa del Flamenco, значилось на яркой вывеске. Значит, фламенко? Особого страха не ощущалось, лишь небольшая нервозность и, как ни странно, предвкушение. Я всегда завидовала тем, кто умел двигаться под зажигательные ритмы музыки. Диско, хип- хоп, брейк данс, бальные танцы, латино — для меня это оставалось недостижимой мечтой. И всё по причине тотального невезения. То ногу подверну, то партнер заболеет, то тренер, то с музыкальным сопровождением беда. И всё одно к одному! В итоге я знала и умела всего понемногу, причем преимущественно из книг и интернета, но ничего толком.

Теперь же… Если присутствие Самаэля исключит все беды, невезения и форс-мажоры, то можно надеяться, что сегодня я всё-таки потанцую. Пока размышляла и пыталась вспомнить хоть одно движение фламенко, мы с Самаэлем вошли в клуб, который изнутри оказался почти стандартной школой танцев: небольшой холл, коридор с раздевалками, подсобные помещения и в самом конце — зал с зеркалами. Оформление радовало глаз яркими, но не раздражающими взрывами красок, многочисленными постерами, фотографиями и несколькими объявлениями. В холле нас встретил администратор — приветливая стройная девушка, взявшая с Самаэля плату за посещение и выдавшая нам ключи от персональных кабинок, где можно было оставить личные вещи. Кабинки находились в раздевалках, там же я обнаружила уже переодевающихся девушек и женщин, возбужденно обсуждавших предстоящие танцы и то, что по слухам на вечере планируются гости. Это слово звучало с томным придыханием, но ни одного конкретного имени я так и не услышала, хотя подозрения уже зародились. Зная мою везучесть и предусмотрительность Самаэля, можно делать ставки — гости людьми не являются.

Благодаря всё той же предусмотрительности ангела, необходимости в переодевании у меня не возникло, так что я только убрала в кабинку сумочку, критичным взглядом осмотрела себя в зеркале, поймала в отражении пару любопытных переглядываний и поторопилась выйти. Как бы я ни уверяла себя, что всё в порядке и переживать не о чем, но всё равно без Самаэля чувствовала себя неуютно. Рядом с ним — пожалуйста! А вот без него… Ещё не очень. Странно даже. Сколько времени прошло с момента преображения? Чуть больше суток. А по количеству впечатлений и ощущениям — не меньше месяца!

— Готовы? — Самаэль, снявший кожаный камзол и оставшийся в рубашке и брюках, ждал меня в небольшом холле перед танцзалом, за закрытыми дверями которого уже звучали испанские мотивы.

— Нет, — я вручила в протянутую руку ключ от кабинки и чуть улыбнулась. — Но разве это что-то меняет?

— Можете немного выпить для храбрости, — любезно предложил ангел и вынул прямо из воздуха серебряную фляжку с затейливым растительным орнаментом. — Коньяк.

— О, нет! — я даже отшатнулась, а по пищеводу прокатилась волна отвращения. — Никакого алкоголя!

— Как хотите, — фляжка пропала и мне предложили руку. — Пройдёмте, скоро начнется.

— Да, пройдемте, — проговорили до ужаса знакомым бархатным баритоном за нашими спинами, а когда мы обернулись, то откровенно фальшиво удивились. — Самаэль? Ольга Андреевна? Какая неожиданная встреча! Э… Стоп. Ираида и Люцифер — пара?


ГЛАВА 19 | ООО «Иной мир». Филиал ада | ГЛАВА 21







Loading...