home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

Loading...


ГЛАВА 16

Взгляды, взгляды, взгляды. Мужчины и женщины, подростки и дети. На каждом втором лице без труда читалось любопытство, на каждом третьем — зависть. Нам оборачивались вслед, о нас шептались и показывали пальцем, а кто-то и вовсе имел наглость снимать на телефон. Вот только я была более чем уверена, что сей интерес вызван не моей персоной, а спутником. Положа руку на сердце, честно признаюсь: ещё неделю назад увидь я Самаэля в толпе — замерла бы как вкопанная с открытым ртом. Высокий, плечистый, белокурый невозмутимый байкер с харизмой, размером с небоскреб. Сейчас же я лишь отстраненно улыбнулась своим выводам и тут же едва не запнулась, поймав на себе восторженный детский взгляд. Славная русоволосая девочка лет пяти стояла со своей мамой, увлеченно болтающей по телефону, и смотрела на меня, не отрываясь. Именно на меня! Мы почти с ними поравнялись, ещё две шага — и прошли бы мимо, но дитя не выдержало распирающих восторженных чувств и начало трясти родительницу за руку, радостно провозглашая практически на весь холл.

— Мам! Мама-а-а! Смотри, ангелы! Настоящие ангелы! Мам, ну смотри! Ну, ма-а-ам!

— Вика, тихо! Это не ангелы, — раздраженно проговорила нам уже в спины оторванная от телефона женщина. — Ангелы живут на небесах и у них есть крылья и нимб. И перестань тыкать в людей пальцем, это неприлично.

Строго отчитав дочь, женщина умолкла, и её голос приглушили остальные звуки торгового центра, но спустя несколько секунд раздался испуганно-возмущенный вопль.

— Вика! Куда?! Вика, стой!

Я даже обернулась, начав искренне переживать за ребенка, но, оказалось, напрасно — любопытной егозе не грозила опасность, она всего лишь неслась к нам со всех ног, стоически игнорируя призыв матери и обещания наказать.

— Вы! — успев запыхаться, девчушка едва не врезалась в меня, но сумела остановиться буквально в десяти сантиметрах, задрала голову наверх и требовательно наставила на меня палец. — Вы ведь ангел? Да, же? Да?

Не представляя, как на это реагировать, я растерянно посмотрела на Самаэля, но тот лишь отстраненно улыбался, глядя в сторону. Пришлось брать себя в руки и творить экспромт. Присела, чтобы лучше видеть пухленькое личико собеседницы, приветливо улыбнулась и заговорщическим тоном ответила.

— Я ещё не совсем ангел, только учусь.

— Правда? — серые глазки засветились ожиданием чуда.

— Но это большой-большой секрет. Никому, хорошо?

— Хорошо, — прошептало русоволосое чудо в ответ и приложило палец к губам.

— Вика! — прогромыхало над нами в ту же секунду. — Непослушная девчонка! Ты что творишь?!

— Ма-а-ам… — курносый носик предательски шмыгнул, а в уголках глаз засверкало влагой.

— Не ругайте её, — я поторопилась встать. — Ничего страшного не случилось.

Меня смерили придирчивым взглядом, сурово поджали губы, высокомерно фыркнули, схватили ребенка за руку и тоном, не предполагающим возражений, скомандовали.

— Вика, мы идём домой. Ты наказана.

В этот момент я была готова вмешаться в процесс воспитания как никогда, но рука, затянутая в кожаную перчатку, сжала мою, и я промолчала. С грустью и даже жалостью я смотрела, как уводят маленькое чудо, которое сумело увидеть во мне то, чего ещё не видела я сама. Несправедливо. Как же это всё несправедливо. Меня потянули в другую сторону и отстраненно заговорили.

— Некоторым детям дано видеть чуть больше, чем остальным, но ближе к десяти годам этот дар уходит. Не беспокойтесь, её мать добрая женщина, она просто испугалась за дочь. Девочку не будут сильно наказывать.

— Спасибо, — поблагодарила я шепотом, всё ещё переживая этот неожиданный инцидент. Немного подумала и спросила уже обычным тоном. — Но почему она решила, что я ангел?

— Вам надо было поинтересоваться у неё, — бессовестно ушел от ответа Самаэль, отпуская мою руку и указывая на двери нужного нам бутика. — Прошу. Вам помочь с выбором телефона?

— Да, пожалуйста.

Невозможно было злиться на Самаэля, беззастенчиво пользующегося своим положением и не отвечающего на мои вопросы, но небольшой осадок остался. Почему от меня скрывают что-то важное? Очень важное! Неужели очередная отговорка, что «не время»? А когда оно будет? И не станет ли поздно? Пока я вновь поедала себя сомнениями, ангел уверенно вел нас к нужным стеллажам, властно подзывал консультанта и вместе с ним выбирал мне телефон. Я не вмешивалась в беседу профессионалов, причем несколько минут спустя стало ясно очевидное — Самаэль знал намного больше консультанта, который периодически подвисал после очередного вопроса о той или иной характеристике. Бедняга…

— Господа! — к нам со спины подкралась ослепительная блондинка, на чьем бейдже значилось «Управляющий торговым залом Анна», и бесцеремонно вмешалась в диалог. — Я вижу, у вас небольшие затруднения? Николай, вы свободны, я сама займусь обслуживанием.

С облегчением выдохнувший парень ретировался, а взгляд пронзительно синих глаз женщины, одетой в строгий серый костюм и белоснежную блузку, впился в меня, хотя обратилась нахальная мадам к моему спутнику.

— Самаэль, чем мы заслужили ваше внимание? Что-то не в порядке с фирмой?

— Отнюдь, — ангел тоже не потрудился проявлять любезность, предпочитая вертеть в руках последнюю обсуждаемую модель смартфона. — Мы здесь не по работе. Знакомьтесь, моя подопечная, Снежина Ольга Андреевна. Ей нужен телефон для общения с родными.

Меня смерили оценивающим взглядом, прищурились, небрежно кивнули и сухо порекомендовали.

— Могу предложить вашему вниманию вот эту модель, — пальчик с безупречным французским маникюром указал на витрину с яблофонами. — Последнее поколение, двенадцатипиксельная фотокамера, светодиодная вспышка, вай-фай, блютуз, объем оперативной памяти три гигабайта, объем встроенной памяти двести пятьдесят шесть гигабайт. Облегченный, сверхтонкий корпус из алюминия, водонепроницаем и ударостоек. Специально для девушек выпущена линейка с цветными корпусами: розовый, лиловый, лимонный. В комплекте идет зарядное устройство, наушники. По желанию у нас же можете приобрести чехол и сим-карту.

Анна профессионально расписывала преимущества последней модели телефона с ценой выше суммы компенсации, даже достала, начав демонстрировать его функции, а я всё смотрела на Самаэля, с чьих губ не сходила снисходительная улыбка, и ждала. И дождалась.

— Анна, вы неверно нас поняли. Ольге Андреевне необходимо средство для общения, а не для понтов, — тоном выделив словосочетание «для общения», ангел помахал в воздухе телефоном, который выбрал сам. — Например, такой.

— О… Что ж… Раз вы уже определились, — недовольно поджав безупречные губы со скромным розовым блеском, Анна натянуто улыбнулась. — Тогда пройдёмте к стойке. На кого будем оформлять?

Припоминая, что при покупке телефона обычно требуют паспорт, мысленно чертыхнулась. Я до сих пор не забрала документы у Ираиды!

— На организацию, — неожиданно заявил Самаэль. — ООО «Иной мир».

И если до этой секунды поведение управляющей можно было назвать почти нейтральным, то после последних слов с ней случилось неожиданное: в глазах Анны промелькнула злоба, сменившаяся ожесточенным презрением, и управляющая процедила.

— Переметнулись в стан врага, Самаэль?

— У меня нет врагов, — с едва уловимой усмешкой ответил мистер Отмороженный. — Анна, непрофессионально переходить на личности, нам всего лишь нужен телефон.

— Вот и покупали бы у них! — совсем как змея прошипела нервная блондинка, и мне достался особенно презрительный взгляд. — Очередная демонская под… Что именно хотела сказать Анна, мы не услышали — на её плечо легла мужская рука, оборвавшая женщину на полуслове.

— Добрый день, — прозвучало бархатным баритоном, и к нам шагнул представительный мужчина. — Господин Самаэль, — уважительный кивок. — У вас затруднения? Могу я вам чем- нибудь помочь?

— Думаю, да, — степенно согласился мой спутник, пока я во все глаза рассматривала новое действующее лицо.

Вроде обычный… Но в то же время нет. Высокий, стройный, немного худощавый, но не тощий. Русоволос, сероглаз. Нос с небольшой горбинкой, на щеках едва заметные ямочки. В целом мил, но мужественен. Лет тридцати, не больше. Серый костюм, белая рубашка, сине-голубой галстук и бейдж с информацией о том, что перед нами «Старший управляющий Леонид». Интересно, ангел или просто привлекательный молодой человек?

— Мы бы хотели приобрести телефон, — Леониду предъявили гаджет, — но Анне кажется затруднительным оформить его на ООО «Иной мир».

По лицу старшего управляющего скользнула растерянность, но необходимо отдать ему должное — Леонид почти мгновенно взял себя в руки.

— Не вижу никаких затруднений, — улыбка управляющего была широкой, но отдавала фальшью. — Мы сотрудничаем со всеми организациями.

И уже его подчиненной достался недовольный взгляд вкупе со строгой рекомендацией.

— Анна, пройдите в зал, я сам займусь оформлением.

Впервые я имела честь чувствовать себя ничтожеством только благодаря месту работы. Во взгляде Анны можно было прочесть всё, что женщина умолчала: презрение, брезгливость, ненависть и пожелание провалиться как минимум в ад. Реальный ад. Не став озвучивать вопрос, занявший все мои мысли, пока Леонид споро оформлял покупку (о чудо, мне даже достался комплимент, причем кажется искренний), которая к слову обошлась мне в скромные десять тысяч, я сделала это сразу же, как только мы вышли из магазина.

— Они оба ангелы?

— Да.

— Откуда в Анне столько ненависти? Я ведь не демон, просто работаю на них по контракту, так же как и вы!

— Это долгая история, — вновь собрался уйти от прямого ответа Самаэль, но, кажется, я слишком громко подумала о несправедливости, потому что неожиданно смягчился. — В плане терпимости ангелы несколько проигрывают демонам.

— Несколько? — я фыркнула так громко, что даже сама смутилась. — Да будь её воля — она бы смешала нас с грязью!

— Замечание не лишено справедливости, но поверьте, этого бы не произошло. Анна — ангел.

А во мне взыграло уязвленное самолюбие.

— Ручки замарать побоится?

— И это в том числе, — ровно согласился со мной Самаэль. — Для этого они нанимают таких, как я.

Шокированная не столько продолжением, сколько тоном, каким оно было произнесено, я замолчала надолго. Не так я представляла ангелов, совсем не так… Но что же тогда получается? Стану ангелом и тоже заболею звездной болезнью нетерпимости? Стану презирать всех, кто не ангел? Плеваться ядом и желать гореть в аду? Но почему? Я уже не знала, что и думать, уже была готова атаковать спутника десятком-другим вопросов, когда он буквально за несколько метров до салона заговорил сам.

— Я считаю, что это банальная зависть, но могу и ошибаться.

Самаэль — и ошибаться? Вот уж чему не поверю!

— Однако замечу ещё кое-что — не судите об остальных в том же ключе всего лишь по одному неприятному эпизоду. Я всего лишь показал вам обратную сторону медали, которая существует абсолютно всегда. Не бывает чисто белого и категорично черного. В мире слишком много оттенков.

А вот это уже интересно!

— Ольга Андреевна, — меня подхватили под руку, второй распахивая дверь салона. — Не берите в голову и не расстраивайтесь. В мире достаточно несовершенства, чтобы обращать внимание на каждое. Нас с вами ждут дела поважнее. Кстати, давайте поторопимся, нам ещё ехать на выставку.

Самаэль уверенно и ловко манипулировал не только мной, но и остальными окружающими, так что спустя буквально пятнадцать минут я обзавелась всеми необходимыми, по его мнению, аксессуарами для комфортного существования в новом образе, а именно: тремя сумочками, кошельком, тремя парами очков, несколькими легкими шарфиками, двумя купальниками и очень милыми наручными часиками. Отдельно мы потратили двадцать минут на примерку обуви, отобрав в итоге шесть пар, из которых: три — легкие босоножки на невысоком каблучке, две для офиса и одни вечерние туфли. Ещё почти полчаса заняла примерка нижнего белья, которое тоже пришлось демонстрировать во всей красе.

Патрик восхищенно закатывал глаза и напропалую осыпал комплиментами, Розалин завистливо вздыхала, Самаэль одобрительно кивал, а я краснела и смущалась, но всё равно выходила из примерочной, представляя себя на месте модели Виктории Сикрет. К тому же за всё это время ни один из них не позволил себе ни одного пошлого замечания, и я расслабилась. Итогом моего дефиле стало приобретение пяти комплектов потрясающего (как по внешнему виду, так и по цене) нижнего белья, в котором я ощущала себя практически королевой. После того, как мы определились с последней вещью, я вновь надела то платье, в котором ходила обедать. Патрик подправил макияж и прическу и в отдельный пакет сложил всю косметику, которой он посчитал нужным меня снабдить. Кроме туши, теней, помады, кремов и духов меня одарили волшебным баллончиком загадочного «Локон-стайл», который, стоило его распылить, превращал волосы любой степени спутанности в идеальную прическу. Кстати, о волосах — их мне порекомендовали подлечить, выдав подробную инструкцию со списком витаминов и правильных продуктов, а также прийти примерно через полгодика за закреплением результата. Выслушивая наставление за наставлением, я чувствовала себя китайским болванчиком, ограничиваясь «спасибо», «хорошо», «поняла» и многочисленными кивками. На помощь пришел Самаэль.

— Заканчивайте, мы спешим. Покупки доставить с курьером сегодня к девяти.

Часики показывали начало шестого, но я уже мечтала о том времени, когда приду домой и рухну на кровать. Увы, нас ждала выставка. А ещё дневная жара за тридцать градусов, которая и не думала спадать. Ни облачка, ни ветерка. Стоило нам выйти из гостеприимного салона и дверей торгового центра, охлаждаемого многочисленными кондиционерами, как лицо моментально опалил обжигающий июльский зной.

— Ольга Андреевна, — подавая мне шлем, Самаэль, одетый во всё черное и нисколько по этому поводу не страдающий, с едва уловимым сочувствием произнес. — Потерпите, к городу движется циклон, который принесет с собой ливневые дожди. Дня через три вы уже будете мечтать о солнце.

— Это вы тоже видите?

— Чувствую, — едва уловимо улыбнулся ангел. — Старость, знаете ли…

Старость? У бессмертного? Оценив шутку, застегнула ремешок и села на мотоцикл, успев заметить повышенное внимание нескольких парней, идущих мимо парковки. Против воли возникло импульсивное желание прикрыться сумкой и спрятаться за широкую спину спутника, но как назло и сумку мне выдали крохотную, и Самаэль стоял немного в стороне. Все те неимоверно долгие пять секунд, пока ангел садился впереди, я пребывала в центре внимания не самых культурных представителей рода человеческого. Один с наглой ухмылкой абсолютно бессовестно рассматривал мои практически полностью обнаженные ноги, второй активно жестикулировал и говорил, вызывая смех приятелей, а третий и вовсе вынул телефон и навел на нас. Что произошло дальше, я уже не увидела — мы рванули с места так стремительно, что я едва не потеряла сумочку, забыв снять её с плеча и зажать между нами.

Ехали недолго, но довольно извилистыми путями, и в итоге оказались в абсолютно незнакомом мне районе с офисами из стекла и бетона. К одному такому зданию мы и подъехали, чтобы узнать, что это бизнес-центр «Метраниум» и именно сегодня на втором этаже проходит выставка молодого, но крайне перспективного художника Евгения Малыгина. Имя мне ни о чем не сказало, да и неудивительно: с представителями современного искусства я не знавалась и не могла назвать ни одного имени. Разве что парочку фамилий певцов, музыкантов, да писателей, которые благодаря интернету и телевидению были на слуху у каждого. Наше прибытие вновь не осталось незамеченным окружающими. Стоило мотоциклу заглохнуть, а мне снять шлем и начать неуверенно поправлять прическу, как проходящая мимо пара замедлила свой шаг и сорокалетняя рыжеволосая мадам, одетая практически как гоблинша из бухгалтерии (в длинный сарафан расцветки «вырвиглаз», сабо на сногсшибательной платформе и тысячу звенящих браслетов), поджала свои морковного цвета губы и визгливо выдала.

— Милочка, вы бы постеснялись! Вовочка, куда ты смотришь? — тут же ещё визгливее досталось и её крупногабаритному лысому спутнику. — Бессовестный! Неблагодарный! Я отдала тебе лучшие годы своей жизни!

Казалось, ей нужен был лишь повод, чтобы начать причитать, обвинять и взывать к всевышнему, моля его покарать «бесстыжих фиф» и «неблагодарного Вовочку», потому что словесный поток полился водопадом и останавливаться не планировал. Была бы одна — растерялась бы и расстроилась, может даже и сбежала бы, но ничего из этого не произошло — Самаэль подал руку, помогая спуститься, обнял меня за талию и, лишь слегка повысив голос, всего несколькими предложениями, сказанными ледяным тоном, без труда остановил разошедшуюся мадам.

— Моей спутнице нечего стесняться, её поведение и внешний вид не выходят за рамки приличий. А вот ваше оставляет желать лучшего. Думаю, у вас паразиты. В мозге. Рекомендую пройти обследование в специализированной клинике, но если вы желаете удостовериться в моих предположениях здесь и сейчас, то могу вам в этом поспособствовать — трепанация черепа мне всегда удавалась особенно хорошо.

И прохладно ухмыльнувшись осекшейся женщине, чье лицо начало идти нервными пятнами, потянул меня к бизнес-центру и его кондиционерам. До дверей нам понадобилось сделать больше двадцати шагов, но за всё это время за спиной не раздалось ни звука. Как бы я хотела научиться подобному! Я шла и улыбалась. Настроение, решившее было испортиться, неожиданно улучшилось настолько, что даже усталость прошла. Меня переполняла не только благодарность к спутнику, но и необъяснимая эйфория. Словно это я сама умело и без единого грубого слова отбрила хамоватую дамочку. Глупо, но меня посетила весьма странная мысль — предложи мне кто выбор между ангелами, демонами и музами, я бы выбрала должность Ангела Смерти. Могущественный, уверенный в себе и своих поступках, не имеющий врагов (наверняка все кандидаты во враги банально мертвы), но при этом имеющий немалый вес в обществе иных. Вчера я успела ознакомиться с каждой из этих рас, а сегодня воочию увидела ангелов, и выводы напрашивались сами собой: в ангелы я уже не сильно хочу. В музы, кстати, тоже, потому что у каждой музы имелось предназначение, которому она обязана следовать. Мама, вот — муза вдохновения всех музыкантов и композиторов, так что, даже потеряв силы и став человеком, она не смогла бы работать в иной сфере, лишь в музыкальной. Что и происходило.

А чего хочу я? На самом деле хочу? Вопрос, несмотря на всю свою простоту, оказался неожиданным и коварным, и пока мы поднимались на второй этаж, я пришла к выводу, что у меня нет четко сформированного желания и видения собственного будущего. Мне нравилось работать с кадрами, бумагами, наводить в них порядок, но я никогда не думала оставаться на этой должности навсегда. Да я просто об этом не думала! Обычно все мои мысли, желания и поступки сводились к тому, чтобы найти работу, разобраться в новых должностных обязанностях, попытаться наладить контакт с коллегами и… Снова найти работу. Сейчас тоже рано было думать о будущем, которое стало ещё неопределеннее, но мысль засела в голову и уходить оттуда отказывалась. Я вдруг подумала о том, что моя жизнь за очень короткий отрезок времени изменилась чересчур кардинально и это происходит неспроста. Новая работа, новые знакомства, новый облик. И всё это происходит потому, что меня к чему-то готовят… Мысль отдавала шизофренией и страхом.

Покосилась на безмятежного спутника, безошибочно следовавшего в нужном направлении по ярким стрелочкам и рекламным плакатам, но Самаэль не обратил на мою нервозность ни малейшего внимания. Словно не видел. Что вряд ли. К счастью, развиться моя шизофрения не успела — мы дошли до выставочного зала, где уже вовсю шла презентация. Оценить её сразу не представилось возможным, несмотря на внушительные размеры помещения, посетителей оказалось столько, что мы едва не потеряли друг друга прямо на входе в небольшой толкучке: страждущие разбирали брошюрки, а раздающая их девушка громко и с чувством зачитывала избранное из биографии Евгения Малыгина. Хотела и я разжиться яркой листовочкой, но сразу не получилось — путь загораживали несколько мужчин, протиснуться меж которых не получалось. И только хотела расстроиться, как меня аккуратно, но уверенно вытащили из толпы, вручили брошюрку и подтолкнули в направлении зала. Естественно, моим спасителем оказался вездесущий ангел.

— Спасибо, — я вновь воспряла духом и с усиленным интересом закрутила головой. — Вы сами знакомы с творчеством художника или выбрали выставку наугад?

— Знаком. В общих чертах, — сдержанно ответил Самаэль. — Я предпочитаю классику, что в нынешнее время немодно, но у Евгения, работающего в основном в этом стиле, есть все шансы завоевать любовь публики. Его полотна наполнены жизнью, каждый мазок выполнен с любовью к своему творчеству, что ценится в любом деле.

С интересом слушая спутника и его рассуждения о картинах, я не забывала рассматривать висящие на стенах полотна, на которых были изображены преимущественно портреты, но встречались и пейзажи. А ведь и правда… В них чувствовалась жизнь! Дайте угадаю, Евгения вдохновлял кто-то из иных? Или он и сам капельку не человек? Иначе как объяснить эту красоту?


ГЛАВА 15 | ООО «Иной мир». Филиал ада | ГЛАВА 17







Loading...